Зоопсихологические особенности собаки

Домашняя собака — высокосоциализированное стайное животное. Доказано, что любая стая (стадо, или семья животных) строится по сходному принципу — принципу «доминирование—подчинение», что и дало возможность приручить многие виды животных.

Доминировать — это значит иметь больше прав и уметь подавлять возможных конкурентов. Животного, обладающего такими признаками, называют доминантом, а того, кто подчиняется попыткам подавления и имеет меньше прав, — субдоминантом.

Во главе стаи стоит лидер. Как правило, это животное среднего возраста, физически сильное, в драках доказавшее свое превосходство. Лидер имеет право первым подойти к пище и съесть больше, занять комфортное место отдыха и т. д. Но самое главное, ему дано право управлять поведением других членов стаи. Если субдоминант не реагирует на рычание и угрожающую позу, лидер может устроить ему выволочку.

Взаимоотношения доминантов и субдоминантов образуют иерархическую структуру стаи, или иерархическую лестницу, вершину которой занимает лидер. На нижних ступенях располагаются подчиненные ему. Чем более низкую ступень занимает животное, тем ниже его ранг, он субдоминантен по отношению ко всем вышестоящим животным.

Реальные взаимоотношения в стае, конечно, богаче и разнообразней. Иногда случается, что в одной ситуации животное ведет себя как доминант, а в другой — как субдоминант.

Иерархические взаимоотношения очень важны для организации совместного поведения, а оно у стайных животных достаточно сложное (оборонительное, охотничье, территориальное, родительское и т. п.). Успех зависит от четкой координации действий членов стаи, что и обеспечивается ее иерархической структурой. Несмотря на то что эта структура устанавливается в результате борьбы, она призвана уменьшить количество и выраженность конфликтов. На самом деле, когда отношения выяснены и роли распределены, достаточно косого взгляда, рычания или оскаленных зубов, чтобы напомнить субдоминанту о его месте.

Иерархические взаимоотношения — это не только свойство стайных и стадных животных, но и их потребность. Вероятно, животное чувствует себя комфортней, когда ясно, кто в доме хозяин. Если человеческая семья не предлагает собаке одну из моделей иерархических взаимоотношений, та начинает создавать их сама.

Наличие иерархической структуры в сообществах животных дало человеку возможность управлять их поведением в любом возрасте.

Место животного в стае определяется его физической силой, агрессивностью, особенностями нервной системы, полом, возрастом, а иногда, похоже, и просто нахальством. На ранг подрастающих щенков может оказывать влияние ранг их родителей. Совсем же молодые щенки находятся вне иерархической структуры, по крайней мере им прощается очень многое.

Значение иерархических взаимоотношений в воспитании и научении (дрессировке) заключается в следующем: управлять поведением, регламентировать его и обучать щенков чему-нибудь имеет право только лидер, или доминирующее животное. Даже такая свойственная молодым животным форма научения, как имитация (подражание), возможна лишь в том случае, когда животное «актер» доминирует.

Иерархическая структура человеческой семьи тоже определяется множеством факторов. Даже самая простая семья, состоящая из папы, мамы, ребенка и бабушки, может иметь несколько форм. Не исключена лидирующая роль бабушки или ребенка.

Щенок, попадая в человеческую семью, быстро понимает, кто есть кто, даже если лидер и не общается с ним. На глазах у хвостатого малыша глава человеческой семьи управляет поведением ее членов и они подчиняются (!). Угрожающая интонация, резкий окрик, специфические слова, своеобразная мимика и жестикуляция — все это очень понятно щенку по значению.

Оценив ситуацию, маленький пес, взрослея, будет пытаться занять место поближе к лидеру, а то и сместить его, так нашептывает ему своими генами природа. Близость к вершине иерархической лестницы гарантирует полный желудок, удобное место для отдыха и наилучшие условия для выживания будущего потомства.

В силу биологических особенностей, благодаря импринтингу (запечатлению), человек воспринимается молодыми животными как собственный родитель. Для наших щенков такое заблуждение облегчается тем, что они практически лишены общения с себе подобными и вынуждены либо считать себя людьми, либо нас — собаками.

Подросший щенок становится более независимым, но в силу еще незавершенного процесса физического развития продолжает относиться ко всем членам семьи как типичный субдоминант. Родитель, сопровождающий его на прогулках, скорее всего становится (так воспринимается им) для него вожаком. Щенок еще многого не знает и не умеет, поэтому легко отдает права руководства собой человеку. Но месяцев с десяти или немного позже наступает следующий период.

Щенок уже вырос и освоился с местностью, где обычно гуляет, познакомился с собаками, которых чаще встречает, научился тому необходимому минимуму, который позволяет ему выжить в конкретной обстановке (экологической нише). Наконец наступает момент, когда вожак становится ненужным. Более того, молодая собака может ощущать в себе силы возглавить стаю и начинает бороться за выгодное место в семье. Борьба может иметь различные формы: от простого неподчинения и игнорирования владельца на прогулках до открытой агрессии при его попытке управлять, заставить что-нибудь сделать. Молодая собака еще подчиняется лидеру семьи, но, если ее не воспитывают и не дрессируют, может вступить в конфликт и с ним.

Позволив собаке занимать в семье высокий иерархический ранг, члены семьи теряют право на управление ее поведением. Она не только перестает их слушаться, но и предпринимает попытки регламентировать их поведение. Особенно достается тем, кто занимает низшие места в иерархии семьи, а это чаще всего дети и пожилые люди.

Воспринимая семью, в которой живет собака, как свою стаю, она «особачивает» и свои взаимоотношения с ее членами и посторонними людьми. Причем взаимоотношения с чужими определяются прежде всего территориальностью.

Территориальность — свойство и потребность собачьих занимать ограниченную территорию — предполагает и своеобразное территориальное поведение. Оно направлено на сохранение площади территории, мечение ее границ и недопущение туда посторонних животных своего вида. Представители своего вида — они, как правило, изгоняются хозяином.

Территории, занятые разными стаями, отграничиваются друг от друга буферными зонами — «ничейным» пространством. Встреча животных из разных стай в буферной зоне в большинстве случаев заканчивается мирно. Активно обнюхав друг друга и обменявшись информацией, гордые и довольные собой, они уходят на свои территории. Существует закономерность: чем дальше от собственной территории находится животное, тем оно менее агрессивно. Например, цепные собаки, охраняющие двор, в котором они выросли, редко бывают агрессивны за его пределами.

Члены стаи по периметру своей территории вывешивают «пахучие флаги» — оставляют капельки мочи или кала. Регулярно граница обновляется.

Территориальное поведение — очень важная биологическая функция, поскольку территория — это прежде всего большая кормушка, и далеко не бездонная, — тут и для себя пищи может не хватить, так что чужим нечего и соваться. К тому же детей надо где-то выращивать, иметь удобные для этого места, а их немного.

Для домашней собаки территория — это квартира, лестница, двор и место ее постоянного выгула. В остальных местах ее поведение достаточно индивидуально. Не исключена повышенная агрессивность к посторонним, но чаще всего она ведет себя так, как в буферной зоне. В процессе воспитания территориальное поведение поддается коррекции.

Взаимоотношения в стае не исчерпываются иерархическими отношениями, нельзя только ими объяснить все многообразие поведения социальных животных. Мы знаем, что члены одной стаи играют друг с другом, делятся пищей, вместе выращивают потомство. А владельцы собак утверждают, что между ними и их питомцами существует не только взаимопонимание, но и взаимопомощь.

В связи с этим зоопсихологи выделяют так называемое альтруистическое поведение, имеющее несколько форм. По Д. Мак-Фарленду, к альтруистическому поведению можно отнести поведение какой-либо особи (донора), выгодное для других особей (реципиентов), однако при этом донору приходится расплачиваться снижением своей приспособленности. С одной стороны, это противоречит здравому смыслу, но, с другой, если это поведение полезно данной группе или виду в целом, оно закрепляется и передается по наследству.

Кооперация, или сотрудничество, которая так распространена между стайными животными и которая лежит в основе взаимодействия собаки с хозяином, обычно включает какую-либо форму альтруизма.

Совместная охота, например у волков, шакалов, гиеновых собак, львов и гиен, проводится родственниками. Звери кооперируются при отборе жертвы и во время преследования. Во время погони лидеры могут меняться и таким образом делить тяжесть погони на длинной дистанции. Бегущие за жертвой иногда срезают углы, пытаясь преградить ей путь. Добычу делят на всех членов группы, а после возвращения домой взрослые часто отрыгивают пищу для малышей. Некоторые взрослые не участвуют в охоте, а охраняют молодых, однако вернувшаяся группа кормит и этих животных. Таким образом, отдельные животные проявляют альтруизм по отношению к другим членам группы, а не преследуют только собственные интересы. Точно так же поступаем по отношению друг к другу мы и наши собаки.

Забота о потомстве — еще одна из форм альтруизма. Затрачивая время и энергию на уход за детенышами, родитель увеличивает их приспособленность в ущерб своей собственной и оберегает молодых за счет возможного будущего потомства. У собачьих распространено наличие «тетушек» и «дядюшек». Например, старшие детеныши шакалов, живущих в Африке, особенно самки, очень час-то остаются с родителями и помогают им воспитывать следующий помет. Эти «нянюшки» отгоняют от норы гиен и других опасных гостей, часто кормят отрыжкой своих маленьких сородичей. Помимо этого, старшие почти все время резвятся с малышами и подолгу их вылизывают. То же отмечается и у волков.

Уход друг за другом — тоже проявление альтруистического поведения. Однако в отношении шакалов Джейн И. Гуго и Ван Лавик-Гудолл в своей книге «Невинные убийцы» отмечают следующее: «У многих живых существ уход друг за другом превратился в социально значимый обряд, он не только помогает содержать в порядке шерсть, но и укрепляет связь и поддерживает общение между членами группы, делая более прочными отношения самцов и самок во время ухаживания, а своих щенят оба родителя вылизывали гораздо дольше, чем требовалось для простой очистки шерсти… Кратковременное вылизывание или даже отдельные его элементы часто демонстрируются при дружественной встрече животных данного вида, например во время церемонии приветствия». Похоже, именно это лежит в основе проявлений любви между нами и нашими собаками.

Известно также, что наши домашние собаки, невзирая на сложившиеся в семье человека иерархические схемы, начинают предпочитать формальному лидеру кого-нибудь из членов семьи — часто это бывает ребенок или бабушка. Но, оказывается, для собачьих это очень естественно. Американские ученые, изучающие поведение волков, живущих в обширных вольерах Зоологического сада Чикаго (Брукфилд), показали, что среди самцов наблюдалось образование индивидуально «симпатизирующих» пар. Такие волки постоянно находились вместе, защищая друг друга при агрессивных атаках со стороны других самцов. А Б. Гржимек подчеркивал, что у гиеновых собак привязанность друг к другу выражена очень сильно.

Установлению более тесных «родственных» отношений между человеком и его собакой способствуют и особенности коммуникации собачьих. Например, Н. Тинберген в своей книге «Социальное поведение животных» подчеркивает, что многие животные (особенно млекопитающие) реагируют на видоспецифические релизеры (сигналы, «запускающие» наследуемые или инстинктивные формы поведения) только знакомой особи, известной данному животному «лично». Ответ партнера иногда выражается в немедленном и простом движении. Однако часто природа ответной реакции внутренняя. В таком случае сигнал изменяет состояние особи и подготавливает ее к более сложной и разнообразной деятельности.

Количество и качественные характеристики сигналов могут формироваться и условно-рефлекторным путем в процессе взаимного общения. Это относится и к человеческим «командам», и к позе собаки, приглашающей нас поиграть с ней, ведь у каждого из членов «стаи» есть тенденция совершать сигнальные движения, вызывающие правильные, с их точки зрения, реакции у других особей.

Таким образом, члены собачьих и «человеко-собачьих» стай имеют достаточно эффективные возможности для обмена «услугами», узнают друг друга в лицо, помнят свои обязанности и имеют мотивы (причины) для взаимного альтруизма.

Агрессивное поведение как компонент встречается у собак при иерархическом, территориальном, оборонительном, охотничьем, пищевом, игровом, половом и родительском поведении. В связи с этим различают следующие виды агрессии:

— иерархическая (агрессия доминирования);

— территориальная;

— оборонительная (агрессия страха);

— охотничья (хищническая);

— игровая;

— половая;

— материнская (агрессия защиты потомства);

— инструментальная (условная, приобретенная).

Иногда выделяют еще и собственническую и пищевую агрессии.

По другим признакам различают агрессию внутривидовую (по отношению к особям своего вида) и межвидовую (по отношению к животным другого вида).

Агрессию собак делят еще на спонтанную и инициированную. Под спонтанной подразумевают не спровоцированную, а как бы беспричинную агрессию, а причина инициированной (вызванной, спровоцированной) понятна.

При выращивании и содержании собак особое значение имеет инструментальная агрессия. Склонность к агрессивному поведению обусловлена генетически, но ее выраженность зависит от средовых воздействий. Например, если собака демонстрирует агрессивное поведение по какой-либо причине и добивается благодаря этому желаемого результата, она сделает это снова. В качестве примера можно привести дрессировку служебных собак или собак-телохранителей. Некомпетентные дрессировщики формируют такую агрессию через болевые ощущения, но вряд ли это стоит делать, ведь дрессировка — это игра для собаки, агрессию последней при этом легко контролировать. Правильно обученные собаки абсолютно дружелюбны, когда не несут службу.

Инструментальная агрессия формируется не только специальной дрессировкой. Часто владельцы или члены семьи бессознательно формируют у щенка этот тип поведения. Например, вы вытираете собаке лапы, она вырывается и вдруг, в какой-то момент, рычит. Лапы уже достаточно вытерты, и вы думаете: «Ну и бог с тобой. Лапы вроде чистые. Хватит вытирать, тем более что тебе это не нравится». И оставляете щенка в покое, считая, что поступили разумно. Собака же думает по-иному: вы перестали ее донимать только потому, что она зарычала. А в следующий раз вы уже столкнетесь с этой самой инструментальной агрессией. Она станет условной и будет возникать все чаще и чаще в аналогичной и в других ситуациях.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх