Михаил Дмитриевич Скобелев

(1848–1882)



Полководец, «Суворову равный», «белый генерал» – так называли М. Д. Скобелева современники. Генерал Духонин характеризовал его дар: «Другие талантливые генералы: Радецкий, Гурко – берут только часть человека, сумеют воспользоваться не всеми его силами и способностями. Скобелев напротив… Скобелев возьмет все, что есть у подчиненного, и даже больше, потому что заставит его идти вперед, совершенствоваться, работать над собой…» Действительно, не прожив и 39 лет, Михаил Дмитриевич вырос в замечательного военачальника и народного героя, победителя и защитника.

М. Д. Скобелев родился 17 сентября 1843 года в Петербурге. Дед, сподвижник Кутузова, прошел путь от солдата до полного генерала. Отец полководца, генерал-лейтенант Дмитрий Иванович Скобелев, помог сыну стать поистине легендарным человеком.

Мать Михаила Дмитриевича, Ольга Николаевна, урожденная Полтавцева, была женщина интересная, с характером властным и настойчивым. Она очень любила сына, посещала его даже в походной обстановке. Похоронив мужа (1879 год), она решила посвятить себя делу помощи больным и раненым и отправилась на Балканский полуостров, где возглавила болгарский отдел Красного Креста. Ею был открыт в Филипполе приют для 250 детей, приюты и школы в других болгарских городах. В 1880 году она была убита под Филипполем разбойниками. Среди убийц находился и капитан румелийской полиции русский поручик А. Узатис, служивший ранее под начальством М. Д. Скобелева. Узнав, кто погиб в результате нападения его шайки, Узатис в тот же день покончил с собой.

Любящие родители сперва допустили серьезнейшую ошибку, поручив воспитание Миши подлому и жестокому гувернеру-немцу. Независимый с самого раннего возраста, вспыльчивый, чрезвычайно подвижный ребенок сразу подвергся всем прелестям германской муштры, усиливаемой презрением воспитателя ко всему русскому. Скобелева били за малейший пустяк. Между гувернером и учеником установилась глухая вражда. Однажды немец ударил Михаила в присутствии девочки, с которой тот дружил. Это переполнило чашу терпения. Взбешенный до последней степени, юноша плюнул в мучителя и ответил ему пощечиной. Родители поняли, что прусская система воспитания никуда не годится. Они отдали сына совсем в другие руки – Дезидерио Жирарде, державшему пансион в Париже. Мягкий и гуманный Жирарде и в ребенке уважал человека. Он очень привязался к своему воспитаннику, переехал с ним в Россию и был его преданным пестуном и другом.

В 1861 году Михаил Дмитриевич поступил в Петербургский университет на математический факультет, но проучился лишь месяц. Осенью того года вспыхнули студенческие беспорядки, и Скобелев вышел из университета. Он поступил юнкером в кавалергардский полк, а в 1863 году был произведен в корнеты.

Получив отпуск, молодой офицер поехал к отцу, бывшему в то время в Царстве Польском. В это время началось польское восстание. Скобелев примкнул в качестве волонтера к Преображенскому полку и весь отпуск провел в погонях за отрядами повстанцев. Здесь он получил свою первую награду.

В 1864 году Скобелев перевелся в Гродненский гусарский полк. Известно, что он отдал должное гусарским проделкам, сопровождавшимся обильным пьянством и безобразиями: однажды выбросился из окна второго этажа и чудом остался жив, в другой раз бросился с товарищем в Вислу, и оба переплыли реку во время ледохода и т. д. В те годы Скобелев имел характер довольно неприятный, невыдержанный, запальчивый и заносчивый. Этим, видимо, объясняются и его служебные блуждания по всей России: из Петербурга в Туркестан, оттуда в Павловск, затем на Кавказ, в Красноводск, оттуда в Новгород, в Пермь, в Москву, снова на Кавказ и т. д.

В 1866 году Скобелев поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. Вел себя в академии он довольно странно: науками интересовался слабо, на лекции не ходил, практическими занятиями манкировал. Занимался академик (так называли слушателей) как будто бы мало, но в действительности гораздо глубже других входил в дело. Так, однажды Скобелев поразил своих учителей ответом о битве при Рымнике. Экзаменатор – профессор Витмер – считал это сражение неинтересным с точки зрения военного искусства. Скобелев же на экзамене так увлекся, что «прочел профессорскую лекцию просто, ново и с огромным увлечением». Тем не менее, в 1868 году он окончил академию лишь по второму разряду и не был причислен к Генеральному штабу.

Боевое крещение, первое ранение и первый орден – св. Георгия 4-й степени – Михаил Дмитриевич получил в 1873 году в Хивинском походе генерала Кауфмана. Через год он стал флигель-адъютантом. В 1875–1876 годах полковник Скобелев принял участие в Кокандской экспедиции, где проявил храбрость и благоразумие, умение наблюдать и действовать сообразно обстановке. При подавлении Кокандского восстания он был прикомандирован к отряду генерала Головачева и действовал как кавалерист-разведчик. В боях под Махромом Скобелев командовал уже всей кавалерией отряда. За успешные действия он был произведен в генерал-майоры с зачислением в свиту.

Генерал Кауфман назначил 32-летнего генерала начальником русского управления и командующим войсками в Ферганской области. Но прежде чем приступить к административным обязанностям, Скобелев должен был заняться подавлением кипчакского восстания в Андижане. В этих боях он проявил характерные черты своего полководческого дарования: осуществлял тщательную разведку, определял направление и условия штурма, лично водил войска в атаку, не теряя хладнокровия в ожесточенных боях на маленьких и кривых улочках и дворах. В ночном набеге генерал разгромил большой лагерь повстанцев, за что получил орден св. Георгия 3-й степени. Весь ноябрь и декабрь 1875 года прошел в непрерывных боях. Скобелев действовал жестко и порой жестоко, но после того, как сопротивление прекращалось, обходился с побежденными мягко и гуманно. Он сознательно создавал в глазах населения себе репутацию грозного воина и справедливого правителя.

В целях определения южной границы Ферганской области Скобелев организовал в июле 1876 года экспедицию, направившуюся к Алайскому хребту и к Памиру. Хотя военных столкновений не предполагалось, силы, с которыми выступил губернатор, были значительными – восемь рот солдат, четыре сотни казаков, три горных орудия и ракетная батарея. Экспедицию сопровождали метеоролог, ботаник, статистик, этнограф. Этот двухнедельный переход через огромный горный массив экспедиции с вооружением, с вьючными животными дал генералу Скобелеву отличный опыт, который он использовал через год при переходе через Балканы.

Русско-турецкая война 1877–1878 годов – война между Российской империей и союзными ей балканскими государствами с одной стороны и Османской империей с другой – была вызвана подъёмом национального самосознания на Балканах. Жестокость, с которой было подавлено Апрельское восстание в Болгарии, вызвала симпатию к положению христиан Османской империи в Европе и особенно в России. Попытки мирными средствами улучшить положение христиан были сорваны упорным нежеланием турок идти на уступки Европе, и в апреле 1877 года Россия объявила Турции войну.

Эта война с Турцией принесла Михаилу Дмитриевичу мировую славу. Однако путь на войну оказался довольно сложным. Лишь хлопоты влиятельных родственников привели к тому, что в марте Скобелев был командирован в распоряжение главнокомандующего русской армией на Дунае. Новые сослуживцы встретили 34-летнего генерала весьма недружелюбно. На него смотрели как на выскочку, добывшего чины и ордена легкими победами над «азиатскими халатниками». Некоторое время Скобелев не получал никакого назначения, а во время переправы через Дунай состоял при генерале Драгомирове в качестве простого добровольца.

Главнокомандующий русской армии великий князь Николай Николаевич с момента перехода Дуная фактически потерял управление войсками. Западный отряд овладел Никополем, но не успел занять Плевну (Плевен), куда из Видина подошёл 15-тысячный корпус Осман-паши. Предпринятые 20 июля и 30 июля штурмы Плевны окончились полной неудачей и сковали действия русских войск. Именно после этих боев заговорили о Скобелеве. Имея в своем распоряжении всего 12 сотен казаков и 12 орудий, к которым затем был добавлен батальон пехоты, генерал сумел задержать неприятеля, в восемь раз сильнейшего, в течение 12 часов. Тогда-то и стали говорить о том, что если б его поддержали, то сражение было бы выиграно. Отметили Скобелева, его спокойствие, распорядительность и личную храбрость, умение воодушевить солдат. В августе генералу поручили отряд из десяти батальонов, трех эскадронов и 56 орудий. С этими силами Скобелев одержал блестящую победу под Ловчей, за что был произведен в генерал-лейтенанты. Ловча (на южном фланге Плевны) была занята 22 августа (потери русских войск составили около 1500 человек).

С этим отрядом он участвовал в третьем штурме Плевны.

Солдаты видели своего командира всегда впереди атакующих цепей в самых горячих точках боя. Отряд Скобелева отвлек на себя две трети осажденных войск. Однако развить успех и ворваться в крепость генерал не смог, так как не получил подкреплений от командующего штурмом генерала Зотова. Он тяжело переживал случившееся, ибо действия его были верны и принесли бы несомненный успех.

Скобелеву поручили командование 16-й пехотной дивизией, и он в короткий срок превратил ее в первоклассное по боевым качествам соединение. Генерал умел подойти к солдатам, поднимая солдатское достоинство, и создать дисциплину, построенную на сознании служебной ответственности. По свидетельствам современников, Михаил Дмитриевич как-то умел всегда накормить солдат и офицерам создать хоть какой-то комфорт. Он решительно изгонял из своих частей офицеров, «чистящих солдатские зубы».

Солдаты, видевшие к себе со стороны Скобелева много забот, во время атаки жизней своих не жалели, ибо полностью доверяли своему командиру. Учил генерал и своих офицеров военной теории, применяемой тут же на практике. Подлинной спайки между командирами и солдатами Скобелев добивался, воздействуя личным примером. И тут ему равных не было. Генерал Скобелев умел водить войска на штурм. Он умел создавать успех, заразив людей решимостью добиться поставленной цели.

19 декабря 1877 года русское командование приняло решение отрядами генералов Радецкого, Святополк-Мирского и Скобелева перейти Балканы и отрезать войска Сулеймана-паши. Оборванная и плохо снабжаемая армия должна была перенести все тяжести зимнего перехода через горы. Генерал Радецкий, выступавший за такой переход осенью, резко протестовал против зимнего похода. Он хорошо знал, каково приходится в зимние морозы на Шипке. Далекое от бодрости и отваги настроение господствовало и в отряде Святополк-Мирского. Впрочем, невозможным такой переход считали и турки. Только Скобелев был уверен в успехе. Он использовал опыт Памирской экспедиции: у солдат оказались телогрейки, проваленные портянки, запасы сухарей, вареной говядины, чаю и дров для костра. Один батальон он вооружил превосходными трофейными винтовками. 24 декабря с рассветом двинулась колонна Мирского, вечером повел свой отряд Скобелев. Переход был очень трудным. Однако скобелевцы получали горячую пищу, спали у костров. Больных и обмороженных здесь не было.

27 декабря колонна Святополк-Мирского спустилась в долину Тунджи и начала боевые действия. Отряд Скобелева при спуске был встречен сильнейшим огнем турок, которых пришлось выбивать из укрытий. Здесь-то и пригодились трофейные винтовки. Однако скобелевские части запаздывали. Войска Радецкого и Святополк-Мирского уже сражались и несли большие потери. Скобелев, имея в этот день в своем распоряжении всего только два полка, ограничился лишь военными демонстрациями. Зато решительным ударом 28 декабря он сломил сопротивление турок. Сам Вессель-паша сдался в плен.

После этой победы Скобелева назначили начальником авангарда русских войск. В авангард входили две пехотные дивизии, две стрелковые бригады, кавалерийская дивизия, казачий полк, артиллерия и вспомогательные части. Менее чем за двое суток генерал совершил стремительный почти стокилометровый переход, вышел к Тырнову, а затем взял Андрианополь и Сан-Стефано. 12 февраля 1878 года война закончилась, турки запросили мира. Михаил Дмитриевич весьма болезненно переживал после Берлинского конгресса итоги войны. Он считал их совершенно не соответствующими тем военным победам, которые одержала русская армия.

В Россию Михаил Дмитриевич вернулся генерал-лейтенантом и в звании генерал-адъютанта. Он принял 4-й корпус, расквартированный в Белоруссии, много занимался обучением личного состава, особое внимание уделяя умению преодолевать водные преграды, инспектировал войска на территории России. По повелению Александра II генерал Скобелев побывал в Германии на маневрах 1-го и 15-го корпусов германской армии. Несмотря на короткое время и официальность положения, открыто негативное отношение со стороны немцев, генерал из этой командировки вынес чрезвычайно много. Скобелев высоко оценил подготовку командного состава, кавалеристов и артиллеристов, дисциплинированность германских солдат. Возвратился он из Германии с полной уверенностью, что в немцах Россия имеет неизбежных врагов.

Последним делом Скобелева было завоевание Ахалтеке. Он разработал и осуществил вторую Ахалтекинскую военную экспедицию в 1880–1881 годах с целью присоединения Туркмении к Российской империи. В Петербург Скобелев возвратился генералом от инфантерии и кавалером ордена св. Георгия 2-й степени. Везде, где это только было возможно, его встречали как народного героя. Затем несколько месяцев он провел за границей. 17 января 1882 года Михаил Дмитриевич выступил перед офицерами, собравшимися праздновать годовщину взятия Геок-теке, речью, ставшей широко известной и наделавшей много шума. Генерал Скобелев напомнил о том, что продолжается угнетение братьев-славян. Это был прямой намек на восстание кривошиев в Южной Далмации против австрийцев, что вызвало резкое раздражение в правительственных кругах Австро-Венгрии и Германии.

В феврале того года, встречаясь в Париже со студентами-славянами, Скобелев высказался еще откровеннее: «…Я открою вам, почему Россия не всегда на высоте своих патриотических обязанностей вообще и своей славянской миссии в частности. Это происходит потому, что как во внутренних, так и во внешних своих делах она в зависимости от иностранного влияния. У себя мы не у себя. Да! Мы настолько подчинены и парализованы бесконечным, гибельным влиянием, что если когда-нибудь рано или поздно мы освободимся от него, – на что я надеюся, – мы сможем это сделать не иначе, как с оружием в руках!»

Михаила Дмитриевича экстренно отозвали из отпуска в Россию, при этом ему серьезно рекомендовалось избрать маршрут, минуя Берлин. В мрачном настроении прославленный полководец 22 июня выехал в Москву, получив месячный отпуск.

Ранним утром 26 июня 1882 года москвичей поразила весть о смерти Скобелева. Гостиница «Дюсво», где он умер, осаждалась людьми, пришедшими поклониться праху своего любимца. По единодушному свидетельству, это было подлинное, безутешное народное горе.

Многое успел сделать генерал Скобелев, хотя прожил всего лишь 38 лет. Оценки его деяниям и дарованиям давались различные. Думается, что наиболее объективной оценкой является надпись на венке от Генштаба: «Герою-полководцу, Суворову равному».






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх