Иван Степанович Конев

(1897–1973)



Маршал Советского Союза И. С. Конев вошел в историю Второй мировой войны как один из наиболее ярких и талантливых полководцев. Его жизнь и полководческая деятельность останутся в памяти народа и наших Вооруженных Сил примером самоотверженного и высокопрофессионального служения Отечеству.

Иван Конев родился 28 декабря 1897 года в деревне Лодейно Кировской области в семье крестьянина. Окончил земское училище в соседнем селе Пушма в 1912 году. С 12 лет работал сплавщиком леса.

Весной 1916 года призван в армию. После учебной артиллерийской команды младший унтер-офицер Конев в 1917 году был направлен на Юго-Западный фронт. Демобилизован в 1918 году.

В том же 1918 году вступил в большевистскую партию, был избран уездным военным комиссаром в городе Никольске Вологодской губернии. После этого воевал в рядах Красной Армии на Восточном фронте против войск А. В. Колчака и других белогвардейских формирований в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Был комиссаром бронепоезда, комиссаром стрелковой бригады, дивизии. В 1921 году Конев стал комиссаром Народно-революционной армии Дальневосточной Республики.

В числе других делегатов X-го съезда РКП (б) принимал участие в подавлении Кронштадтского восстания в 1921 году.

После окончания Гражданской войны – военком 17-го Приморского стрелкового корпуса. С августа 1924 года – комиссар и начальник политического отдела 17-й Нижегородской стрелковой дивизии. Окончил Курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной академии имени М. В. Фрунзе в 1926 году, затем был командиром и комиссаром 50-го стрелкового полка. Окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе в 1934 году. С декабря 1934 года командовал 37-й стрелковой дивизией. В 1935 году получил звание комдива. С марта 1937 года командовал 2-й стрелковой дивизией.

В 1937 году Конев служил в должности командующего специальными частями РККА на границе с Монголией. Армейская группировка РККА в этом районе испытывала острый недостаток всех ресурсов. Дело усугублялось еще и тем, что служба в таких регионах всегда рассматривалась офицерами как крайне неперспективная, и сюда попадали либо по распределению из военных училищ, либо за провинности. Разумеется, были и добровольцы-романтики, жаждавшие служить там, где трудно, но их было немного. Вот такими частями и пришлось командовать Коневу.

На первый взгляд, у него была весьма ответственная должность, тем более на стратегически важном участке – рядом Япония, агрессивно настроенная по отношению к СССР. Однако на самом деле все было далеко не так. Советский Союз занимал по отношению к Японии довольно странную и двойственную позицию. С одной стороны, СССР осуждал имперские замашки на мировое господство маленькой Японии. Но с другой – Япония была самым сильным в военном отношении государством региона, и СССР, не обладая на Дальнем Востоке развитым транспортом и промышленностью и не имея там достаточно войск, был вынужден очень осторожно действовать, дабы не поссориться с сильной соседкой. Сталин практически закрыл глаза на захват Японией большей части Китая. Однако на агрессию в Монголии, связанной с СССР военным союзным договором, советское руководство смотреть спокойно уже не могло – японская армия в случае удачи могла вплотную подойти к государственной границе, причем в одном из ее самых слабо защищенных мест. Разумеется, руководство страны начало перебрасывать туда дополнительные войска, но изменить положение было непросто.

В 1938 году Конев был назначен командиром Особого стрелкового корпуса на территории Монгольской Народной Республики, с июля 1938 года – командующим 2-й Особой Краснознаменной армии, дислоцировавшейся на Дальнем Востоке.

Когда в районе реки Халхин-Гол начались бои, туда стали спешно перебрасывать обученные части и новую технику, но в первые дни боев положение было очень тяжелым, и после ряда тактических неудач Сталин принял решение сменить руководство группировки. Из Москвы был вызван Жуков, и хотя другие командиры, в том числе и Конев, сделали все, что смогли, слава победы досталась практически одному Жукову.

Не сумев прославиться в Монголии, Конев был в очередной раз обойден при присвоении воинских званий. Он не был репрессирован, как многие другие, но своему повышению до командующего армией в период до начала войны с Германией он обязан только большому стажу службы и острому недостатку опытных командных кадров в результате массовых репрессий в армии. Впрочем, его репутация грамотного генерала осталась при нем.

Конев стал командармом 2-го ранга в феврале 1939 года. С июня 1940 года командовал войсками Забайкальского военного округа, с января 1941 года – Северо-Кавказского военного округа. Генерал-лейтенант с июня 1940 года.

В Великую Отечественную войну генерал-лейтенант И. С. Конев вступил в должности командующего 19-й армией, спешно сформированной из войск Северо-Кавказского военного округа. Армия первоначально была направлена на Юго-Западный фронт, но уже в начале июля из-за катастрофического развития обстановки на западном направлении переброшена на Западный фронт. В ходе Смоленского сражения войска армии понесли большие потери, но избежали разгрома и упорно оборонялись. Действия Конева на посту командующего армией было высоко оценены И. В. Сталиным, и в начале сентября 1941 года Конев был назначен командующим войсками Западного фронта, тогда же ему было присвоено звание генерал-полковника.

Он принял войска фронта, на исходе Смоленского сражения перешедшие к обороне на рубеже от озера Селигер до Ельни, когда германское командование, произведя перегруппировку и подтянув дополнительные силы, готовило новую наступательную операцию на московском направлении под кодовым названием «Тайфун».

Конев командовал войсками Западного фронта чуть более месяца (сентябрь – октябрь 1941 года), за это время фронт под его командованием потерпел одно из тяжелейших поражений за всю войну. Он принял командование тем участком советской обороны, на котором немцы буквально через несколько дней предприняли генеральное наступление на Москву. В этой операции должны были принять участие три четверти германских вооруженных сил на Восточном фронте, включая все танковые дивизии. Усиленной группе армий «Центр» противостояли в этой мясорубке соединения Западного фронта генерала Конева, Брянского и Резервного фронтов – всего 13 общевойсковых армий. Общая численность их достигала миллиона человек, однако почти во всех соединениях и частях не хватало артиллерии, противотанковых средств, фактор мобильности был очень низок – не хватало автотранспорта и лошадей.

С точки зрения технической оснащенности и подготовки эти части, которые приняли на себя удар в начальный период битвы за Москву, являлись самыми слабыми из всех советских армий, выходивших на поле боя. Большинство солдат и офицеров были призваны из резерва, не имели боевого опыта и достаточной военной подготовки. Развернувшееся в начале октября 1941 года Вяземско-Брянское сражение, ставшее следствием начала операции «Тайфун», давало немцам шанс окончить войну уже в 1941 году.

Войска Западного, Резервного и Брянского фронтов не смогли противостоять этому наступлению противника и потерпели серьезное поражение. В частности, войска Западного фронта понесли потери до полумиллиона человек, оборона была дезорганизована и развалилась. Взбешенный этим поражением Сталин сместил Конева, назначив на его место Жукова. Однако наступление остановил не он. Попавшие в окружение бывшие коневские части Западного и Резервного фронтов продолжали оказывать упорное сопротивление, сковав 28 немецких дивизий. 14 из них не смогли освободиться до середины октября, что позволило советскому командованию выиграть время для организации сопротивления на Можайской линии обороны. Остановили немецкое наступление не советские генералы, а простые солдаты и офицеры, тысячами погибавшие в окружении, и именно их героическая смерть стала тем фундаментом, на котором потом была достигнута победа в битве за Москву.

Г. К. Жуков, в целом высоко отзывавшийся о полководческих качествах Конева, вынужден был отметить, что он «не находил себя в обороне». Конева, как до этого расстрелянного в начале войны генерала Павлова, ждала тяжелая участь. Комиссия Государственного Комитета Обороны во главе с В. М. Молотовым и К. Е. Ворошиловым должна была расследовать причины катастрофы. Но Жуков сумел отстоять его перед Сталиным, заявив, что «Конев умный человек и он еще пригодится». Жуков не ошибся. Мало кому из великих полководцев, как, например, Суворову, удавалось избежать серьезных неудач и поражений. Но величие и определяется умением извлекать уроки. Г. К. Жуков предложил оставить Конева заместителем командующего фронтом. Конев после неудач в Вяземской оборонительной операции сохранил самообладание, сделал для себя правильные выводы. Уже в середине октября 1941 года, возглавляя правофланговые объединения Западного фронта, он сумел разгромить прорвавшиеся к городу Калинину части 3-й танковой группы немцев и остановить их продвижение, сорвав тем самым планы противника по обходу Москвы с севера. Тогда Ставкой было принято решение о создании Калининского фронта, командующим войсками которого был назначен И. С. Конев.

Этим фронтом Конев командовал с октября 1941 по август 1942 года, участвовал в битве за Москву. Провел Калининскую оборонительную операцию и Калининскую наступательную операцию в ходе контрнаступления под Москвой против превосходящих сил противника. Несмотря на недостаток сил и средств, он скрытно сосредоточил основные усилия на направлениях наносимых ударов и прорвал оборону западнее и юго-западнее Калинина. Это оказалось настолько неожиданным для противника, что командующий германской 9-й армией под угрозой окружения был вынужден начать отвод своих войск.

С января 1942 года имя Конева тесно связано с тяжелейшей и малоудачной для советских войск Ржевской битвой, его войска участвовали в Ржевско-Вяземской операции 1942 года, потерпели новое поражение в Холм-Жирковской оборонительной операции.

С августа 1942 года по февраль 1943 года Конев снова командовал Западным фронтом и совместно с Г. К. Жуковым провёл исключительно кровопролитные Первую Ржевско-Сычёвскую операцию и операцию «Марс», в которых войска его фронта при огромных потерях добились лишь незначительного продвижения в несколько десятков километров. В феврале 1943 года также неудачно была проведена Жиздринская операция, после чего в начале марта Конев был снят с поста командующего Западным фронтом и назначен командовать гораздо менее важным Северо-Западным фронтом. Однако и там ему не удалось отличиться, войска этого фронта понесли тяжелые потери и не добились успеха в Старорусской операции.

Полководческий талант И. С. Конева наиболее убедительно и ярко проявился в наступательных операциях. Иван Степанович, по оценке Василевского, по настойчивости и силе воли был наиболее близок к Жукову. Он обладал на редкость хорошей интуицией, умело сочетал мощь артиллерии и авиации с быстротой, натиском и внезапностью удара. Зарубежные военные историки называют его «гением внезапности». Он стремился увидеть поле боя собственными глазами, тщательно готовил каждую операцию. Во второй половине войны большинство наступательных операций наших войск сопровождалось окружением и уничтожением крупных группировок противника, и многие полководцы в том преуспели. Но, видимо, наибольшим мастером этого дела был именно Конев. Задолго до Сталинградской операции он разглядел боязнь немцев оказаться в окружении и потом не раз умело использовал эту их слабость. При этом он стремился не ввязываться в затяжные бои в больших городах, обходными маневрами вынуждал противника покинуть город, что давало возможность уменьшить свои потери, не допустить больших разрушений и жертв среди мирного населения.

В июле 1943 года Конева назначили командующим войсками Степного фронта, во главе которого сумел добиться успехов в Курской битве. Проходившая в июле – августе 1943 года Курская битва вошла в историю как крупнейшее танковое сражение войны. Хотя Конев не играл в ней решающей роли, но в этой операции он проявил себя с самой лучшей стороны и вернул расположение Сталина. Части вверенного ему Степного фронта располагались за позициями двух других советских фронтов в качестве резерва. Конев практически не принимал участия в оборонительных боях в этом районе. А когда советские войска перешли в контрнаступление, его фронт поддерживал наступление других частей.

3 августа 1943 года Степной фронт нанес удар из района северо-западнее Белгорода в направлении Богодухов, Новая Водолага с целью рассечь на части войска группы армий «Юг» фельдмаршала Манштейна и отрезать пути их отхода от Харькова. Характерным для этой операции было то, что организация и перегруппировка войск производились не как обычно в стабильной обстановке в подготовительный период, а в ходе ожесточенных оборонительных сражений. Наступать приходилось против очень плотных группировок противника, созданных для ведения наступления и вынужденных перейти к обороне. Поэтому боевые действия отличались огромным напряжением и войска с большим трудом преодолевали ожесточенное сопротивление врага.

Обстановка требовала быстрейшего выхода к Днепру. Но окружение и уничтожение отдельных группировок противника не исключались. Конев и на этот раз не отказался от своей излюбленной формы оперативного маневра. Так, когда 13 августа 1943 года войска Степного фронта прорвали оборонительный рубеж противника на подступах к Харькову, командующий поставил задачу 53-й, 5-й гвардейской танковой и 7-й гвардейской армиям охватить город с запада, юго-запада, востока и юго-востока. Манштейн упорно сопротивлялся. Но, когда осталась лишь одна шоссейная и одна железная дорога на Мерефу и Красноград, германские войска дрогнули и начали покидать Харьков. Чтобы не допустить больших разрушений и нанести поражение отходящему противнику, Конев 22 августа отдал приказ на ночной штурм, ограничив при этом авиационные и артиллерийские удары по городу. На следующий день войска его фронта овладели Харьковом.

В сентябре 1943 года была освобождена Полтава, в октябре – Кременчуг, что вошло в рамки Полтавско-Кременчугской операции. В конце сентября 1943 года его армии с ходу форсировали Днепр. 26 августа 1943 года И. С. Коневу было присвоено воинское звание генерал армии. В октябре 1943 года Степной фронт был переименован в 2-й Украинский фронт, Конев остался его командующим и в октябре – декабре 1943 года провёл Пятихатскую и Знаменскую операцию, а в январе 1944 года – Кировоградскую операцию. В ходе проведения Кировоградской операции командующий войсками Степного фронта генерал армии Конев вновь совершил умелый маневр танковыми силами, которые во взаимодействии с общевойсковыми армиями окружили противника.

Свое доведенное до совершенства полководческое искусство по окружению и уничтожению в короткие сроки крупных группировок противника Конев проявил в Корсунь-Шевченковской операции, которую проводил во взаимодействии с войсками 1-го Украинского фронта генерала Н. Ф. Ватутина. В этой операции перед 2-м Украинским фронтом и 1-м Украинским фронтом стояла задача уничтожения укрепившихся на Каневском выступе в излучине Днепра 10 немецких дивизий, входивших в состав 1-й танковой армии и 8-й общевойсковой армии. Внезапность наступления обеспечивалась тем, что оно было предпринято ранней весной 1944 года, в условиях распутицы и бездорожья. Манштейн не ожидал, что в такое время может начаться крупное наступление. Внезапности способствовали оперативная маскировка основного удара и демонстрация сосредоточения сил на второстепенном направлении.

2-й Украинский фронт перешел в наступление 24 января 1944 года. С прорывом главной полосы обороны противника командующий фронтом ввел в сражение 5-ю гвардейскую танковую армию. Навстречу ей в полосе 1-го Украинского фронта была введена 6-я гвардейская танковая армия, и 28 января эти танковые группировки соединились в районе Звенигородки, завершив окружение группировки численностью около 80 тыс. человек, более 230 танков и большого количества другой техники. Одновременно активными действиями других танковых соединений и общевойсковых армий был создан надежный внешний фронт окружения, чтобы не допустить деблокирования окруженной группировки и обеспечить благоприятные условия для быстрой ее ликвидации. При этом окружение и уничтожение противника производились не последовательно, а практически одновременно, как единый процесс. Это было новым достижением в стратегии и оперативном искусстве.

За умелую организацию и отличное руководство войсками в этой операции 20 февраля 1944 года Коневу было присвоено воинское звание Маршала Советского Союза.

Началось освобождение Правобережной Украины.

В марте – апреле 1944 года он провёл одно из самых успешных наступлений советских войск – Уманско-Ботошанскую операцию, в которой за месяц боев его войска по распутице и бездорожью прошли на запад свыше 300 километров и 26 марта 1944 года первыми в Красной Армии перешли государственную границу, вступив на территорию Румынии.

В мае 1944 года Конев назначается командующим войсками 1-го Украинского фронта.

В июле – августе 1944 года под его командованием войска фронта разгромили группу армий «Северная Украина» генерал-полковника Йозефа Гарпе в Львовско-Сандомирской операции. В ходе операции, когда войска на львовском направлении встретили большое сопротивление, а на Рава-Русском обозначился успех, Конев перебросил часть сил с Львовского на Рава-Русское направление, направив их в тыл группировки противника. При этом в районе Броды были окружены и в течение нескольких суток уничтожены восемь дивизий врага. 27 июля были освобождены Львов, Перемышль, Станислав, а в конце операции войска фронта форсировали Вислу и захватили плацдарм в районе Сандомира. С большим предвидением Конев выдвинул на плацдарм 5-ю гвардейскую танковую армию, что обеспечило успешное отражение контрударов противника.

Войска 1-го Украинского фронта захватили и в последующих двухмесячных боях удержали Сандомирский плацдарм, ставший одним из трамплинов для удара по гитлеровской Германии. Также часть сил фронта приняла участие в Восточно-Карпатской операции.

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» Ивану Степановичу Коневу присвоено 29 июля 1944 года за умелое руководство войсками фронтов в крупных операциях, в которых были разгромлены сильные группировки противника, личное мужество и героизм.

После того, как спланирована и организована операция, с началом наступления Иван Степанович с небольшой оперативной группой и средствами связи, как правило, находился в боевых порядках передовых соединений, выполняющих наиболее важные задачи. Это позволяло ему постоянно ощущать дыхание боя, лично влиять на войска и оперативно реагировать на изменения обстановки. В любой обстановке полководец умел сохранять выдержку и самообладание, не допускал пагубной для управления войсками дерготни и нервозности, был очень внимателен к подчиненным. Но когда требовали интересы дела, проявлял жесткую твердость и суровую требовательность, особенно в отношении командиров, отрывающихся от войск и проявляющих безответственность. Однажды в начале октября 1944 года с выходом советских войск на чехословацкую территорию в сражение вводился 1-й чехословацкий армейский корпус. Как всегда, Конев считал необходимым лично убедиться, как все произойдет. Прибыв в боевые порядки корпуса, он обнаружил, что в этот ответственнейший момент командир корпуса генерал Кратохвила, находясь в 25 км от передовых подразделений, проводил пресс-конференцию с иностранными журналистами. Командующий войсками фронта был вынужден немедленно отстранить от должности командира корпуса и назначить на эту должность генерала Свободу, командира 1-й бригады, которая наиболее организованно начала боевые действия. Это решение было одобрено Сталиным.

Во время Сандомирско-Силезской фронтовой операции Конев своим высочайшим военным искусством и умением применять разнообразные гибкие способы действий спас от разрушений древнюю столицу Польши – Краков. Этот город преграждал путь войскам фронта в Силезию, и, не взяв его, невозможно было развивать дальнейшее наступление. Как вспоминал Иван Степанович, «командование фронтом отказалось от ударов артиллерии и авиации по городу… Мы не ставили себе задачи перерезать последний путь отхода гитлеровцев. Если бы это сделали, нам бы потом долго пришлось выкорчевывать их оттуда и мы, несомненно, разрушили бы город». Командующий решил обходными маневрами обложить город, но оставить окруженным войскам путь отхода на юг, и фельдмаршал Шрёдер решил воспользоваться этим коридором для вывода из города основных сил. Но дальновидный и хитрый Иван Степанович не дал возможности отойти и основной группировке немецких войск, покинувшей Краков. С выходом их за пределы города по ним были нанесены мощные авиационные и артиллерийские удары, их атаковали и преследовали передовые отряды наших армий. По тонкости стратегической мысли и эффективности исполнения одна только эта операция дала бы любому полководцу мировую славу.

В январе 1945 года войска фронта в результате стремительного удара и обходного маневра в Висло-Одерской операции помешали отступавшему противнику разрушить промышленность Силезии, имевшую большое экономическое значение для дружественной Польши.

12 января войска Конева перешли в наступление на сандомирском плацдарме за Вислой и через 36 часов прорвали главную линию обороны немцев – линию Губертус. Титанические усилия верховного командования вермахта ни к чему не привели – фронт оказался прорван, и советские танки продвигались в день до 60 километров в глубь немецкой обороны, вступив вскоре на территорию Германии. 20 января Конев отдал своим войскам приказ развернуться и двигаться вдоль Одера, чтобы уничтожить две немецкие группировки, оказывавшие упорное сопротивление.

В феврале 1945 года войска Конева провели Нижне-Силезскую операцию, в марте – Верхне-Силезскую операцию, добившись в обоих существенных результатов.

В течение марта 1945 года три советских фронта, в том числе фронты под командованием Конева и Жукова, не двигались вперед, а очищали от остатков немецких частей пространство между Штеттином и Данцигом.

Когда войска 1-го Украинского фронта освободили Дрезден, командующему доложили, что в штольнях обнаружены картины всемирно известной галереи – в том числе и «Сикстинская Мадонна» Рафаэля. Конев приказал сделать все, чтобы спасти полотна от разрушения. Но в условиях войны хранить полотна по всем правилам не было возможности. Из Москвы была срочно вызвана группа реставраторов во главе с Натальей Соколовой. Было принято решение переправить полотна в Москву. Конев предложил Соколовой отобрать наиболее ценные полотна для немедленной эвакуации его личным самолетом. Он предложил: «Давайте, я дам вам свой самолет». Женщина всплеснула руками и сказала: «Иван Степанович, это же страшно». – «Почему страшно? Это очень надежный самолет. Я сам на нем летаю», – ответил Конев. «Ну вы же маршал, а она Мадонна», – ответила реставратор.

В апреле советские войска, понеся большие потери, прорвали немецкую оборону и начали наступление на Берлин. Но Сталин остановил войска Конева, давая возможность именно Жукову захватить столицу Третьего рейха.

После падения Берлина Коневу было приказано развернуть свой фронт на юг, к Праге. В Пражской операции помимо 1-го Украинского фронта принимали участие войска 2-го Украинского (Р. Я. Малиновский) и 4-го Украинского (А. И. Еременко) фронтов, двигавшиеся в обход Праги с юго-востока и востока. Главный удар по группе армий «Центр» генерал-фельдмаршала Шёрнера наносили войска 1-го Украинского фронта, наступавшие с Берлинского и Дрезденского направлений через труднопроходимые Рудные горы. Марш-бросок был небывало сложным и стремительным: он занял всего пять дней и ночей. Это была последняя наступательная операция, проведенная под руководством маршала И. С. Конева. Когда он подошел к городу, оказалось, что войска Русской Освободительной Армии Власова очистили столицу Чехии от немцев. Тем не менее, все власовцы были взяты в плен и переданы НКВД. Утром 9 мая радостные пражане встречали советских воинов цветами.

Практически во всех операциях проглядывает стремление Конева путем умелого маневра и внезапного удара по наиболее уязвимым местам противника добиться окружения и уничтожения его основных группировок или вынудить их покидать укрепленные оборонительные рубежи, города и вести сражения в невыгодных условиях. Вместе с тем, когда это было необходимо по обстановке, он с таким же умением и тщательностью готовил и осуществлял прорыв обороны, штурм городов.

Второй медалью «Золотая Звезда» маршал Конев И. С. награждён 1 июня 1945 года за образцовое руководство войсками в завершающих операциях Великой Отечественной войны.

По приказам Верховного Главнокомандующего столица нашей Родины – Москва более 50 раз салютовала войскам, которыми командовал И. С. Конев.

На Военном совете в Кремле обсуждалась организация Парада Победы. Сталин предложил Коневу командовать Парадом и был очень недоволен, когда тот отказался, сославшись на то, что он не кавалерист и хотел бы идти по площади во главе войск своего фронта. Сталин сердито буркнул: «Зазнались вы, товарищ Конев. Поручим это товарищу Рокоссовскому». Конев участвовал в Параде Победы 24 июня 1945 года во главе сводного полка 1-го Украинского фронта.

Маршал Советского Союза И. С. Конев не только одержал крупные победы, блестяще организовал и провел ряд важнейших операций, но и внес большой вклад в развитие военного искусства.

Через много лет после окончания войны Иван Степанович Конев встретился с артистами МХАТа. Народная артистка Ангелина Степанова, пораженная чистотой и богатством его речи, спросила маршала, откуда он родом. Конев ответил: «Моя родина там, где не было крепостного права и не ступала нога завоевателя. Мы сохранили свободный и вольный язык славян, которые жили под Великим Устюгом».

Оценивая свое участие в войне против фашистских государств, Иван Степанович с законной гордостью скажет потом: «Я принимал участие во многих крупнейших событиях войны, многое видел и знал…» Да, это так. И этот большой, трудный и славный боевой путь давал ему полное моральное право сделать главный вывод: «Пройдут века, но никогда не изгладится из памяти грядущих поколений героический подвиг советского народа и его Вооруженных Сил, разгромивших гитлеровскую Германию в Отечественной войне».

По окончании войны Иван Степанович Конев назначается главнокомандующим Центральной группой войск и Верховным комиссаром по Австрии. В 1946 году маршал Конев назначается главнокомандующим Сухопутными войсками и заместителем министра Вооруженных сил СССР. Первые послевоенные годы занимается организационными вопросами и техническим перевооружением армии. После подписания 14 мая 1955 года Варшавского договора, назначен Первым главнокомандующим Объединенными вооруженными силами и председателем Военного совета стран Варшавского договора. С 1962 года маршал Конев работал Генеральным инспектором Министерства обороны СССР.

Он многое сделал для обобщения опыта Великой Отечественной войны, творческого его использования в подготовке войск и разработке новых проблем военного искусства в связи с появлением ракетно-ядерного оружия и других новых средств вооруженной борьбы.

Умер маршал 21 мая 1973 года, похоронен на Красной площади у Кремлёвской стены.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх