Александр Ярославич Невский

(1220–1263)


Жизнь князя Александра Невского издавна привлекала внимание потомков. Полководец и дипломат, выдающийся государственный деятель Руси – таким вошел он в историю. Уже вскоре после смерти князь был причислен к лику святых как благоверный. И сегодня благодарная память о князе Александре Ярославиче является неотъемлемой частью русской патриотической традиции.

Александр Невский родился в 1220 году в Переяславле-Залесском, одном из девяти уделов Владимиро-Суздальского княжества. Его отцом был Ярослав Всеволодович, четвертый из сыновей Всеволода Большое Гнездо, а матерью – Ростислава, дочь князя Мстислава Удалого.

Уже в три года над княжичем был совершен торжественный обряд пострижения. Будущего князя и воина перепоясали мечом и посадили на коня. После этого мальчик покинул женскую половину, хоромы своей матери, и был передан на руки боярину-воспитателю Федору Даниловичу.

Александра учили письму, счету, книжной мудрости, но главным было изучение ратного дела. Князь должен был управлять конем и владеть оружием не хуже дружинников – профессиональных воинов. Учили княжича и тому, как строить полки для сражения, когда бросить на противника конные дружины, как поставить сомкнутые ряды пеших воинов. Получил он знания о том, как вести осаду городов, сооружать осадные машины – «пороки», как водить полки по незнакомой местности, как уберегаться от вражеских засад и ставить засады для противника. Многое должен был постичь будущий полководец, и учился он прежде всего в деле, в походах против немцев и литовцев.

В 1236 году князь Ярослав Всеволодович поставил 16-летнего Александра князем-наместником в Новгороде. С этого времени началась самостоятельная политическая жизнь молодого новгородского князя. Сразу же ему пришлось всерьез заняться обороной рубежей Новгородской земли. На западе, в Прибалтике, Русь теснили немецкие рыцари. В 1237 году рыцари-монахи двух орденов – Меченосцев и Тевтонского, объединившись, создали мощный Ливонский орден. Кроме немецких рыцарей Новгороду угрожали датчане и шведы. Папа Григорий IX призывал к крестовому походу против восточного православия.

Организатором и координатором антирусского похода был папский легат Вильгельм, получивший от папы римского задание принудить Новгород перейти в католическую веру. Шансы для этого имелись немалые. Среди новгородцев и псковичей были германофилы, не любившие владимирцев («низовцев») и предпочитавшие выгодную торговлю с Ганзой (союзом приморских немецких городов) кровопролитной войне. Значительная часть чуди, води, ижоры сопротивлялась введению у них православия, а финны уже подчинились шведам. Угроза немецко-шведской агрессии стала для Руси очевидной, опасность ее нарастала день ото дня.

Первыми выступили шведы. Летом 1240 года более сотни судов с пятью тысячами воинов вошли в устье Невы. Возглавляли поход ярл (князь) и правитель Швеции Ульф Фаси и его брат Биргер, будущий ярл и известный полководец.

Предводители планировали захватить Неву и Ладогу, закрепиться там, перерезать торговые пути новгородцев и диктовать свои условия. Они были уверены в успехе. В устье Ижоры был разбит лагерь. На берегу поставили шатры, в которых расположились ярлы, епископы (их взяли в поход, чтобы на месте обращать в «истинную веру» завоеванных новгородцев) и знатные рыцари. Остальные воины оставались на кораблях.

Александр со своей конной дружиной и немногими новгородскими добровольцами форсированным маршем двинулся к Неве. 150 километров конники преодолели за 12–14 часов. Пешие воины двигались на лодьях и также успели к началу сражения.

Всё решили внезапность нападения и талант полководца. Конная дружина князя в сомкнутом строю ударила в центр расположения шведских войск. Пешцы во главе с новгородцем Мишей уничтожали мостки, отталкивали суда, отрезали рыцарей от кораблей. При этом три судна они потопили.

В этом бою суздальцы и новгородцы покрыли себя вечной славой. Так, воин по имени Гаврила Олексич верхом на коне ворвался на шведский корабль, дрался со шведами, был сброшен в воду, остался жив и снова вступил в бой. Другой новгородец, Збыслав Якунович, бился топором. Несколько опытных, стойких шведских воинов пали от его руки. Князь Александр подивился силе и храбрости Збыслава и похвалил его. Героем битвы оказался и полочанин Яков, служивший у князя ловчим (охотником). Он виртуозно рубил врагов мечом и также удостоился похвалы Александра Ярославича.

Александр Ярославич сошелся в рыцарском поединке с Биргером и ранил его. Рыцари стали отступать к судам, но пешая рать не давала им добраться до кораблей. Сражение продолжалось до темноты.

Только к ночи отвел князь своих воинов в лес, чтобы утром завершить разгром врага. Но шведские предводители не приняли нового боя, слишком велики оказались потери. Шведские корабли отошли от берега и скрылись в темноте. Победа была полной и славной. Новгородцев погибло всего 20 человек. За мужество и ратную доблесть народ стал звать Александра Невским.

Но прошло совсем немного времени, как над Новгородом и Псковом нависла новая угроза. Ливонцы и датчане, предводительствуемые вице-магистром Ливонского ордена Андреасом фон Вельвеном, захватили крепость Изборск, разбили псковскую рать и после семидневной осады взяли неприступный Псков благодаря измене посадника Твердилы Иванковича и других бояр – сторонников немцев. Александр Невский хорошо понимал опасность нашествия крестоносцев. Он потребовал от новгородских бояр средств для набора войска и полной власти военного вождя. Однако новгородская правящая верхушка его не поддержала. Александр Ярославич вынужден был уехать в родной Переяславль-Залесский.

Немцы же продолжали наступать. В 1241 году ливонцы с отрядами наемных литовцев, эстов и всегда готовых к драке ливов заняли Копорье, Тесов и приблизились к Новгороду. Уже в 30 верстах от новгородских стен немецкие разъезды захватывали обозы, отнимали у населения скот и не давали крестьянам пахать. Тут новгородские власти одумались, и послы Новгорода поехали во Владимир к великому князю Ярославу за помощью. Они просили Александра вернуться.

Князь Александр не медлил. Не дожидаясь «низовских» полков, он со своей дружиной прибыл в Новгород, спешно начал собирать ополчение. Воины Невского штурмом взяли Копорье. К этому времени в Новгород стали прибывать владимирские полки, посланные Ярославом Всеволодовичем. В распоряжении Александра оказалась 20-тысячная владимирско-новгородская рать. Можно было начинать решительное наступление на крестоносцев.

В марте 1241 года внезапным ударом, или, как говорили тогда, «изгоном», Александр Невский освободил Псков и двинулся с ратью в землю эстов. Князь хорошо понимал, что Ливонский орден был опасным противником.

Тяжеловооруженные конные рыцари, с головы до ног защищенные крепкой броней, составляли главную силу крестоносного войска. Количество братьев-рыцарей (знатных рыцарей) было небольшим, но их окружали многочисленные оруженосцы («однощитовые рыцари»), точно так же вооруженные и входившие в состав рыцарской конницы. В походах и сражениях рыцарей сопровождали наемники-кнехты, конные и пешие лучники и арбалетчики. В войско включались также и отряды воинов из покоренных народов.

Боевой строй крестоносцев русские называли «свиньей». Это был вытянутый вперед тупой клин, впереди и по бокам которого находилась рыцарская конница; сзади тоже стоял ряд рыцарей, как бы подталкивая всю «свинью».

Перед героем Невской битвы стояла задача – выбрать удобное место для генерального сражения и противопоставить немецкой «свинье» такое построение русского войска, которое обеспечило бы победу. Разведка донесла князю, что главные силы немцев идут к Псковскому озеру. Александр выбрал местность на Узмени, неширокой протоке между Псковским и Чудским озерами, неподалеку от Вороньего камня, поднимавшегося над льдом метров на пятнадцать.

5 апреля 1242 года произошла знаменитая битва. Александр Невский построил свое войско следующим образом: в центре расположилось ополчение, а на флангах – отборные княжеские дружины, состоявшие из профессиональных воинов. Из дружины был выделен и отряд в засаду, спрятавшийся за скалистым островком – Вороньим камнем. Следует отметить, что князь учел и другую особенность театра военных действий. Правый фланг его войска прикрывала река Сиговица, где били подземные ключи, отчего лед при впадении ее в озеро был рыхлым и хрупким. Александр Ярославич задумал нанести по втянувшейся в бой рыцарской «свинье» сильный удар с левого фланга и загнать на хрупкий лед тяжеловооруженных рыцарей.

План князя был реализован полностью. Первый удар рыцарей заставил ополченцев попятиться. Но острие бронированного клина увязло в массе русских воинов. Удары с флангов княжеских дружин разметали рыцарский строй. Затем в атаку бросился засадный отряд, и крестоносцы побежали в нужном направлении. Разгром врага был полный.

Надо сказать, что, блестяще выиграв сражение, Александр Невский не решил политических задач. Победа не ликвидировала возможности немецкого наступления, ведь сил у рыцарей было гораздо больше, чем у новгородцев.

Города-крепости Рига, Кенигсберг, Ревель служили удобными плацдармами для наступающего с запада крестоносного рыцарства. При этом немцы могли постоянно пополнять свои войска, так как в XIII веке в Европе было огромное количество добровольцев, мечтавших найти применение своим силам.

Руси требовался сильный союзник, и гений князя Александра Невского помог его обрести. В 1251 году князь приехал в Сарай, подружился с сыном хана Батыя Сартаком. Так осуществился союз Руси и Золотой Орды.

Нужно сказать, что среди современников политический курс Александра Ярославича популярностью не пользовался. Даже его родной брат Андрей заключил союз с католическими государствами против монголов. Батыю стало известно об этом союзе. Он послал на Русь рать полководца Неврюя (1252 год), который разбил войска Андрея Ярославича, и тот бежал в Швецию. Александр Невский занял великий владимирский стол.

Союз с Ордой не привел к порабощению Владимирской Руси, ибо русские князья сохранили большую свободу действий. Ведь монгольская держава быстро распалась на две части: верховный хан Мункэ правил на востоке, а золотоордынский хан Батый – на западе.

Монголия была слишком далеко, а малочисленные монголы Золотой Орды не имели возможности создать деспотический режим. Поэтому когда Мункэ послал на Русь мусульман («бесермен») с целью переписать население для обложения данью, все они были перебиты горожанами. Видимо, побоище было инспирировано самим великим князем Александром Ярославичем. Отправка русского серебра в далекую Монголию была не в его интересах. Александру Невскому нужна была помощь золотоордынцев для противостояния натиску католического Запада и внутренней оппозиции. За эту помощь великий князь готов был платить, и платить дорого.

Однако вскоре политическая линия Александра Ярославича оказалась под угрозой. В 1256 году умер его союзник Батый. Хан Берке, брат Батыя, принял ислам, вырезал христиан в Самарканде, отравил Сартака и установил мусульманскую диктатуру в Золотой Орде, хотя и без дальнейших религиозных гонений. Великий князь отправился к Берке и договорился об уплате дани монголам в обмен на военную помощь против немцев и литовцев. Но когда в Новгород вместе с Александром явились ордынские переписчики, чтобы определить сумму налога, новгородцы устроили бунт, во главе которого оказался князь Василий – старший сын великого князя. Александр Ярославич вывел татарских послов из города под своей личной охраной, не дав их убить. Тем самым он спас Новгород от гибели.

С вожаками смуты великий князь расправился жестоко. Только такой ценой удалось подчинить новгородцев, не понимавших, что тот, кто не имеет сил защищаться сам, вынужден платить за защиту от врагов.

Опираясь на союз с Берке, Александр решил не только остановить движение крестоносцев на Русь, но и подорвать саму его возможность. Он заключил союз с великим князем литовским Миндовгом, направленный против Ливонского ордена.

Ордену грозил разгром, но в 1263 году, в разгар подготовки совместного похода против немцев, возвращаясь из поездки в Орду, великий князь скончался.

Александр Ярославич Невский «положил душу за други своя», спас зарождавшуюся Россию. Заложенные великим князем традиции союза с народами Азии, основанные на национальной и религиозной терпимости, вплоть до XIX столетия привлекали к России соседние народы. Именно потомками Александра Невского строилась на развалинах древней Киевской Руси новая Русь. Сначала она называлась Московской, а с конца XV века стала называться Россией.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх