Дмитрий Иванович Донской

(1350–1389)


Великий князь Дмитрий Донской занимает видное место в русской истории: с его именем связано одно из важнейших событий русского средневековья – Куликовская битва, ставшая началом превращения Древней Руси в Великую Россию.

Родился будущий полководец 12 октября 1350 года в Москве в семье второго сына Ивана Калиты – Ивана Ивановича Красного, ставшего в 1353 году великим князем московским и владимирским. В 1359 году Дмитрий осиротел. Смерть его отца вновь обострила проблему владимирского стола. Бояре повезли девятилетнего князя в Орду за ярлыком на великое княжение. Хан Навруз, видя московского князя «юна суща и млада возрастом», отдал ярлык суздальскому князю Дмитрию Константиновичу. Москва утеряла власть над большой территорией великокняжеских земель со значительным населением. Казалось, что будущее не сулило юному Дмитрию Московскому особо радужных надежд, что с первенством Москвы на Руси покончено.

Однако фактическим правителем Московского княжества и наставником князя стал митрополит Алексий. Это был человек огромного ума, большого такта, широкого политического кругозора. Он имел поддержку среди большинства православных людей, живших в Московском княжестве, что по тем временам имело решающее значение.

Более того, в качестве верховного главы русской церкви Алексий обладал вполне реальной властью над всеми русскими князьями без исключения. Митрополии служили тверичи и суздальцы, рязанцы и смоляне, киевляне и белорусы, новгородцы и псковичи, крещеные татары и карелы.

Митрополит сумел установить доверительные отношения с ханом Джанибеком и его женой Тайдулой. Однако царствование Джанибека закончилось трагически: его старший сын Бердибек убил отца, захватил трон и казнил всех своих братьев. Вскоре изверг-отцеубийца был убит. После этого объявился целый ряд самозванцев. Кульпа, Навруз и другие называли себя уцелевшими детьми Джанибека. В результате за несколько лет в Орде сменилось несколько десятков ханов. Русские летописцы очень точно назвали происходившее в Орде «великой замятней».

«Замятней» воспользовался митрополит Алексий. Используя нужду очередного хана в русском серебре, он сумел в обмен на финансовую поддержку получить ханскую грамоту, удостоверяющую, что великое княжение владимирское является наследственным правом московских князей. Без кровопролития и войн митрополит присоединил к Москве Ростов, Галич, Соликамск.

Наставник юного князя активно вмешался в усобицу нижегородских князей Дмитрия Суздальского и Бориса Городецкого. Благодарный митрополиту, Дмитрий Константинович в 1364 году добровольно отказался от ярлыка на великое княжение владимирское. Он признал первенство московского князя Дмитрия и отдал ему в жены свою младшую дочь Евдокию.

Столь же активное участие принял владыка Алексий в конфликте Москвы с тверским князем Михаилом Александровичем. Михаил Тверской был серьезным противником для Дмитрия, ибо отличался бесстрашием, способностями и крутым нравом. Более того, Михаил пользовался поддержкой могучего покровителя – Ольгерда Литовского. Московское правительство ответило на создание тверско-литовской коалиции строительством белокаменного Кремля в 1367–1368 годах.

Кроме мер оборонительного характера митрополит и его воспитанник попытались расправиться с тверским властителем. Алексий вызвал Михаила в 1368 году в Москву якобы для третейского суда с его двоюродным братом. Несмотря на гарантии неприкосновенности, данные митрополитом и великим князем Дмитрием, тверской князь и его бояре были схвачены и разведены по боярским дворам в заточение. Лишь вмешательство ордынских послов, оказавшихся тогда в Москве, вернуло Михаилу свободу.

Озлобленный князь, вернувшись в Тверь, стал энергично готовиться к войне с Дмитрием Ивановичем. Не дожидаясь, пока Михаил соберет силы, Дмитрий Московский двинул полки на противника, и тот бежал в Литву.

Восемнадцатилетний великий князь Дмитрий не обладал еще достаточным военным опытом и не принял необходимых мер на западных рубежах. Ольгерд же стремительно поднялся в поход. О нашествии литовских войск в Москве узнали слишком поздно. Наспех собранная рать воевод Д. Минина и А. Шубы была полностью уничтожена превосходящими силами литовской конницы на реке Тросне 21 декабря 1368 года. Ольгерд устремился прямой дорогой к Москве.

Великий князь Дмитрий, его двоюродный брат Владимир Андреевич, митрополит Алексий, бояре со множеством народа затворились в каменном Кремле. Предварительно москвичи сами сожгли посад. Ольгерд не смог взять неприступную крепость. Его воины пожгли и пограбили окрестности, угнали скот и пленных, но через три дня осада была снята.

Этим дело не окончилось. Сперва московские рати разорили Смоленскую землю, отомстив за участие смолян в походе Ольгерда. А затем великий князь Дмитрий повел московское войско в поход на Тверь. Москвичи сожгли Микулин, вотчину Михаила, взяли Зубцов, увели скот и множество пленных. Ольгерд на этот раз не мог дать скорой помощи своему родственнику и союзнику, потому что был занят войной с орденом.

Впрочем, уже в 1370 году Ольгерд Литовский со своими союзниками вновь напал на Московское княжество. Однако на этот раз князь Дмитрий и москвичи значительно лучше подготовились к встрече литовского полководца. Шесть дней Ольгерд безуспешно пытался взять Волок-Ламский. 6 декабря его войска подошли к Москве. Дмитрий сел в осаду, а Владимир Андреевич сосредоточил свою рать в Перемышле, откуда за один – два дня можно было достичь столицы. К Владимиру Андреевичу присоединился князь Владимир Пронский с рязанскими полками. Безуспешно простояв у стен Москвы до середины декабря и узнав о соединении полков москвичей и рязанцев у Перемышля, Ольгерд предложил Дмитрию мир, причем мир вечный. Дмитрий Иванович согласился лишь на перемирие, которое и было заключено сроком на несколько месяцев.

Лишившись помощи зятя, тверской князь поехал к темнику Мамаю, установившему свою власть над большей частью Золотой Орды. Ему удалось получить ярлык на великое княжение владимирское. Но Дмитрий Иванович перекрыл все дороги к Владимиру войсками и не пустил соперника на великокняжеский стол. Это было уже неповиновение Орде, однако время для военного столкновения еще не пришло. По настоянию митрополита Алексия Мамай был умиротворен обильными дарами и вернул ярлык Дмитрию. Московско-тверская война продолжалась еще четыре года – до 1375 года, когда большое войско, в состав которого входили московские, ярославские, ростовские, брянские, смоленские и новгородские полки, осадило Тверь. 3 сентября 1375 года князь Михаил признал свое поражение.

За эти годы Дмитрий Иванович превратился в незаурядного полководца, окруженного опытными воеводами. Среди соратников великого князя выделялись полководческим талантом Владимир Андреевич Серпуховской, Дмитрий Михайлович Боброк-Волынец. Позднее к ним присоединились братья Ольгердовичи – Андрей Полоцкий и Дмитрий Брянский.

Следует сказать, что Москва привлекала множество храбрых и энергичных людей: татар, не желавших принимать ислам, литовцев, отрицавших католицизм, русичей из других княжеств и т. д. Постепенно вокруг московского великого князя собиралась Русь преображенная, способная к подвигам. Включение этих мужественных воинов в русское войско привело к значительным изменениям в его организации, тактике и вооружении.

При Дмитрии Ивановиче увеличилось постоянное ядро русского войска – «двор», – состоявшее из 20 тысяч дружинников, обученных бою в татарском конном строю. Городские и сельские ополчения составляли пехотные полки, о глубокий и сомкнутый строй которых разбивались атаки ордынской и литовской конниц.

Значительно улучшилась организация войска: создано единое командование, стали осуществляться общерусские мобилизации. Для проведения таких мобилизаций были введены разрядные книги, подробные росписи полков и воевод, обозначены места сборов. Полками командовали опытные воеводы, назначаемые великим князем. Если даже во главе полка оставался удельный князь, то в помощь ему придавались великокняжеские воеводы. Полки делились на тысячи, сотни, десятки и воевали под своими особыми стягами. Выросла в годы, предшествующие Куликовской битве, индивидуальная выучка русских воинов, одинаково хорошо владевших всеми видами наступательного и оборонительного оружия. Профессиональные воины, особенно выходцы из Орды, виртуозно владели навыками стрельбы из луков. Основными видами вооружения пехотинцев стали длинные копья «таранного» действия и массивные тяжелые рогатины, а также боевые топоры, секиры-чеканы, боевые палицы. Русская конница имела на вооружении сабли – длинные, резко загнутые к концу клинки, оказавшиеся весьма удобными в схватках с ордынской конницей.

Лучшим, чем раньше, оказалось и защитное вооружение русских воинов. Головы защищали шлемы-«шишаки» с металлическими «наушиями» и кольчужной сеткой-«бармицей», прикрывавшей шею. Появилась «дощатая защита», «чешуйчатая», «пластинчатая», или «наборная», броня, в которой кольчуга комбинировалась с железными пластинками. Такая броня была прочной, легкой и гибкой. Щиты применялись различной формы, но небольших размеров. Это делало их удобными для рукопашной схватки.

Великий князь и его соратники учли опыт первой и второй Литовщины, когда Ольгерду удавались внезапные удары. Они разработали систему прикрытия границ. Эта система включала «сторожи крепкие», «заставы», гонцовскую службу, опорные крепости и быстрое выдвижение к рубежам ратей. Москва, следуя путем, намеченным митрополитом Алексием, быстро усиливалась. Многое в ее дальнейшей судьбе зависело от взаимоотношений с осколками бывшей Золотой Орды – державами хана Тохтамыша и темника Мамая.

Тохтамыш, законный наследник золотоордынских ханов, установил свою власть в Белой и Синей Орде. После этого он двинулся на запад, чтобы изгнать из Причерноморья узурпатора Мамая. Мамай прекрасно понимал грозящую ему опасность. Для того чтобы набрать необходимое количество воинов (волжские татары не очень охотно служили ему), темник привлек в свое войско осетин, черкесов, крымских караимов. На содержание такого войска нужны были деньги, и немалые. Получить финансовую помощь Мамай мог лишь у генуэзцев. Те обещали помочь, но потребовали взамен права добывать меха и торговать на севере Руси, в районе Великого Устюга. Мамай попытался договориться с Дмитрием Ивановичем об этом, обещая взамен ярлык на великое княжение владимирское.

Многим боярам предложение показалось выгодным, но свое веское слово сказала православная церковь: с латинянами никаких дел быть не должно, на святую Русскую землю допускать генуэзских купцов нельзя. Дмитрий был вынужден отвергнуть предложение Мамая.

Всесильный темник, взбешенный неуступчивостью московского князя, решил его примерно наказать и взыскать повышенную дань, решить тем самым и свои финансовые проблемы. Через Рязанскую землю на Москву летом 1378 года двинулось войско во главе с лучшим полководцем ордынцев Бегичем. Великий князь Дмитрий своевременно узнал об этом. Русские рати пошли навстречу противнику, чтобы дать бой на чужой земле. Почти одновременно оба войска достигли реки Вожи и остановились на ее берегах.

Дмитрий Иванович и его воеводы разделили войско на три полка: большой полк под предводительством великого князя, полк левой руки Данилы Пронского и полк правой руки князя Андрея Ольгердовича Полоцкого. Бегич не решался переходить реку на виду у русского войска и несколько дней стоял на месте. Тогда Дмитрий Иванович решил отойти от реки, чтобы вынудить Бегича к «прямому бою».

11 августа татарский полководец начал переправу через Вожу. Малой рысью, с криками тумены татар двинулись вперед. Атака русского войска была стремительной и неудержимой. «В лицо» неприятеля ударил большой полк великого князя, и два других полка зашли с флангов. Вражеская конница в беспорядке откатывалась к реке, а русские воины, настигая татар, «бьючи их, секучи, и колючи, и убиваша их множество, а инии в реце истопиша». Сеча длилась до темноты. Погиб сам Бегич, другие знатные мурзы. В руки победителей попал огромный обоз. Однако самым важным было то, что ордынцы, непобедимые до сих пор, были побеждены в открытом поле наголову. После всего происшедшего большая война русских с Мамаем стала неизбежной. Обе стороны стали энергично готовиться к ней.

И у Мамая, и у Дмитрия Московского имелись союзники. На помощь темнику поспешил литовский князь Ягайло. Союзником Москвы выступал хан Тохтамыш, который с войском из сибирских татар двинулся к Сараю. Мамай задумал вначале разбить Дмитрия, предварительно соединившись с многотысячным войском Ягайлы. Его войска – генуэзская пехота, половцы, аланы, касоги, нанятые на генуэзские деньги (всего 200 тысяч человек), – направились к русским рубежам.

Общее количество русских ратников, собравшихся под знаменами Дмитрия Московского, исчислялось 150 тысячами человек. Это войско состояло из княжеских конных и пеших дружин, а также ополчения.

23 июля 1380 года в Москве была получена весть о выходе полчищ Мамая. Великий князь Дмитрий и его военные советники решили выйти навстречу татарам и не дать им соединиться с литовцами.

Встреча войск Дмитрия и Мамая произошла на месте впадения в Дон речки Непрядвы. Ночью русские рати форсировали Дон, тем самым отрезали себе все пути к отступлению. Им оставалось теперь либо умереть, либо победить. Воеводы великого князя весьма удачно выбрали место битвы – Куликово поле. Оно имело ширину примерно восемь километров, однако собственно поле боя было значительно уже – четыре-пять километров. Условия местности вынуждали Мамая предпринимать фронтальное наступление против русских полков, перекрывших местность сплошным глубоким строем.

Великий князь Дмитрий выделил частный резерв, который стоял несколько позади и слева от главных сил, и сильный общий резерв – «засадный полк» (10 тысяч отборной конницы). Неожиданным для Мамая было выделение «сторожевого полка» как особой тактической единицы. Выдвижение этого полка перед главными силами выбило из рук Мамая грозное ордынское оружие – «наезды» лучников.

8 сентября примерно в 11 часов началось сближение главных сил воюющих сторон. Ордынцы наступали в обычном для них боевом порядке: сильный центр, состоявший из пехоты и конницы; «крылья» отборной конницы, которые должны были нанести решающие удары; общий резерв, находившийся позади Красного холма. На холме находился и сам Мамай с тремя своими главными полководцами.

Огромные рати сошлись в яростной сече. Передовой полк был смят и затем уничтожен. Однако в дело вступил большой полк. Мамаю удалось прорвать фронт полка левой руки и обойти большой полк русских. Казалось уже, что победа близка. И в этот момент развернутой лавой пошел засадный полк Дмитрия Боброка-Волынца и Владимира Серпуховского – 10 тысяч отборных свежих бойцов. Удар засадного полка вызвал панику в рядах врага; татары обратились в бегство, и на протяжении 20 верст русские преследовали их и рубили.

Победа была одержана, но потери русских оказались очень велики: из 150 тысяч человек в строю оставалось 30 тысяч, 120 тысяч погибло или было ранено. К счастью, войско Ягайлы опоздало к битве, опоздало всего на один переход. И это было не случайно. Оказывается, Олег Рязанский, которого обвиняли в предательстве и измене, с пятитысячным отрядом сумел, искусно маневрируя, задержать литовцев. Когда же Ягайло отогнал Олега, битва уже закончилась. И тогда литовские воины напали на русские обозы и убивали раненых. В грабежах принимали участие и рязанцы.

Однако жертвы оказались не напрасны. На Куликовом поле российские богатыри сокрушили разноплеменные полчища Мамая. Спаслись только те, у кого были быстроногие и неуставшие кони. Таких, видимо, оказалось все-таки немало. В начале 1381 года Мамай стоял опять во главе сильного войска и пытался остановить наступление Тохтамыша. Но тут началось непредвиденное. Воины Мамая сошли с коней и подчинились законному хану-чингизиду. Мамаю они позволили бежать в Крым, где его убили союзники-генуэзцы. Тохтамыш объединил весь улус Джучиев под своей властью. Между тем на Руси, несмотря на победу на Куликовом поле, далеко не все являлись сторонниками объединения русских земель под эгидой Москвы. Борис Константинович Городецкий и его племянники – Василий и Семен – сделали все, чтобы поссорить Дмитрия, названного народом Донским, с ханом Тохтамышем. Князья состряпали донос о том, что Москва и Рязань хотят перейти на сторону Литвы – главного противника Орды.

Тохтамыш поверил доносу и в 1382 году организовал стремительный набег на Москву. Переправившись через Оку и Волгу, ордынцы внезапно объявились под стенами города. Тохтамыш был союзником, и набега москвичи не ожидали. Большая часть бояр, воинов, как всегда летом, выехала из Москвы в деревни. Дмитрий Донской отправился в Кострому собирать войска, в самый последний момент из столицы выехали великая княгиня с семейством и митрополит Киприан.

Татары окружили город, но взять его не смогли. Набег Тохтамыша был бы не страшен, но оставшиеся без руководителей защитники Москвы принялись «воевать» с запасами винных погребов. Выпив все запасы спиртного, они решили договориться с ордынцами. Когда ворота были открыты, противник ворвался в город и устроил резню. Погибло почти все население Москвы, город был разорен. Владимир Андреевич Серпуховской, собрав воинов, разгромил ряд татарских отрядов, занимавшихся грабежом волостей. Увидев, что воевать приходится всерьез, Тохтамыш немедленно отступил, разграбив по пути и Рязанскую землю.

Дмитрию Донскому, великому русскому полководцу, не довелось увидеть Отчизну свободной. Однако Куликовская победа положила начало созданию Московской Руси, большого, сильного и независимого государства. Много бурь пронеслось над страной в конце жизни великого князя Дмитрия, за сорок неполных лет он пережил слишком много ударов судьбы. 19 мая 1389 года Дмитрия Ивановича не стало. В благодарной памяти потомков он остался народным героем, защитником родной земли.






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх