Дмитрий Михайлович Пожарский

(1578–1642)


Пожарские были захудалой ветвью Рюриковичей, властителей небольшого удельного Стародубского княжества в бассейне Клязьмы, Луха и Мстеры. Потомки потерявших в XV веке независимость стародубских князей стали рядовыми вотчинниками.

Княжата носили прозвание по родовым гнездам: Ряполовские, Ромодановские, Палецкие (по селам Ряполову, Ромоданову, Палеху), Пожарские (по вотчине Пожар). Многие из первых фамилий достигли видного положения в Московском государстве и стеснялись своего родства с незаметными Пожарскими. Однако сегодня их имена известны в основном историкам, имя же Дмитрия Пожарского, спасителя Отечества, известно всем с детства.

Дмитрий Михайлович Пожарский родился 1 ноября 1578 года. Он был вторым ребенком в семье князя Михаила Федоровича Глухого-Пожарского и Евфросиньи-Марии Федоровны, урожденной Беклемишевой. Мать Д. М. Пожарского не любила своего имени Евфросинья, данного ей при крещении, и звалась Марией. Так она именуется во всех официальных документах.

Ветвь Пожарских (из старших в стародубском роде) оказалась в рядах третьестепенных служилых людей – городовых голов и ямских стройщиков, которых не часто заносили в Разрядные книги. Очевидно, когда великие князья подчиняли Москве соседние княжества и мелкие титулованные вотчинники спешили к ним на службу, Пожарские проявили пассивность. «Отчины» их были обширны, в великокняжеских пожалованиях особой нужды тогда не было. Не вступив на великокняжескую службу в ранге служилых князей, они отрезали своим потомкам путь к верхам московской знати.

Дед Пожарского, князь Федор Иванович Третьяков-Пожарский, был весьма богат, но значился лишь в небольших чинах в «Тысячной книге» и «Дворовой тетради» – списках служилых людей государева двора середины XVI века. Сын его Михаил Федорович нигде не упоминается как воевода. Большую часть жизни князь Михаил провел в своих вотчинах. Кроме части родового Мугреевского владения ему принадлежали деревня Лужная на Угре, деревня в Деревской пятине Новгородского уезда и подмосковное Медведково на Яузе.

В 1587 году Михаил Федорович Глухой-Пожарский умер. Княгиня с детьми перебралась в Москву и, используя связи Беклемишевых в старомосковской придворной среде, определила детей на службу. В 1598 году Дмитрий Михайлович стал стряпчим «с платьем», но ему пришлось выдержать жестокие местнические стычки с другими княжатами.

В 1602 году Пожарский стал стольником. Он выделялся среди молодых придворных своей образованностью. Грамотеев при дворе Бориса Годунова было мало. Так, в 1602 году при получении стольничьего жалованья князь Дмитрий расписался за шесть человек, среди которых князья Хованский, Долгорукий, Шаховской, Вяземский. Жил тогда Пожарский в обширном родовом подворье на Сретенке, был женат на Прасковье Варфоломеевне (девичья фамилия ее неизвестна). Дьяки зарегистрировали в то время его покупку в казне боевого коня и снаряжения, в счет чего была удержана значительная часть жалованья.

Дмитрий Михайлович служил стольником при Лжедмитрии I, Василии Шуйском. Весной 1608 года он стал воеводой. В это время по стране рассыпались остатки армии И. И. Болотникова, отряды тушинцев захватывали города. Ян Сапега осадил Троице-Сергиевский монастырь, а банды Лисовского стремились овладеть Коломной. В случае захвата ее Москва была бы обречена на голод.

Здесь-то и проявилось военное дарование Пожарского. Получив небольшой отряд, он скрытно вышел в район Коломны и выслал разведчиков, которые доставили ему точные сведения об отряде Лисовского.

Ранним утром воины князя Дмитрия напали на противника и разгромили его. В Москву Пожарский вернулся с пленными и богатыми трофеями. Произошло это осенью 1608 года, князю исполнилось тогда 30 лет. Весной 1609 года Москва вновь оказалась под угрозой окружения. Крестьянско-казачий отряд атамана Салькова блокировал Коломенскую дорогу. Атаман разбил посланные против него рати опытных воевод князя Масальского и Б. Сукина. Затем царь направил Дмитрия Михайловича, и князь наголову разбил Салькова. После этой победы Пожарский был направлен воеводой в город Зарайск.

Рязанское дворянство, возглавляемое П. П. Ляпуновым, находилось в оппозиции к царю Василию, однако сил для прямого выступления против Шуйского было явно недостаточно. Ляпунов направил своего племянника Федора в Зарайск к Пожарскому с предложением объединиться против царя. Князь Дмитрий наотрез отклонил это предложение.

Между тем зарайский воевода оказался в трудном положении. Посадские люди города требовали, чтобы он присягнул Лжедмитрию II, его родственники – Ромодановские, Гагарины, Татевы – уходили в Тушино, награждались землями и чинами. Пожарский с гарнизоном укрылся в каменном кремле Зарайска и был непреклонен. Он считал законным того монарха, которому целовала крест Москва.

Когда враждебные Шуйскому феодальные группировки свергли его и предложили трон польскому королевичу Владиславу, Лжедмитрий II стал больше не нужен никому и вскоре погиб.

В июле 1610 года началось правление семи московских бояр во главе с князем Ф. И. Мстиславским. По приглашению этих бояр поляки гетмана С. Жолкевского вошли в Москву. Вскоре гетмана сменил посланец польского короля Гонсевский, который стремился подготовить жителей фактически оккупированной поляками Москвы к вступлению на царство самого Сигизмунда.

Против планов московских бояр и поляков выступили воины первого ополчения, возглавляемого П. Ляпуновым, Д. Трубецким и И. Заруцким. Д. Пожарский решил присоединиться к ляпуновскому ополчению. Между тем семья князя Дмитрия находилась в ставшей опасной Москве. Пожарский неожиданно приехал в столицу, решив вывезти жену и детей в вотчину на Клязьме.

Утром 19 марта 1611 года начались вооруженные стычки москвичей с поляками, переросшие в восстание. Оккупантов было меньше, но они были профессиональными и прекрасно вооруженными солдатами.

У москвичей же по приказу Гонсевского заранее было изъято оружие, им пришлось отступать. Пожарский, увидев, как польские наемники под прикрытием пушек Китай-города преследуют повстанцев, не смог оставаться в стороне. Он собрал москвичей, построил «острожек» (баррикаду) у церкви Введения и послал людей на Пушечный двор, находившийся рядом. Литейщики дали орудия и боеприпасы. Неожиданный залп поверг поляков в смятение, москвичи перешли в атаку. Пожарский «втоптал неприятеля в Китай-город». К вечеру повстанцы контролировали почти весь Белый город. Однако М. Г. Салтыков, член «семибоярщины», посоветовал полякам поджечь дома. Москва запылала.

Весь следующий день люди князя Дмитрия удерживали свои позиции. Когда же оставшиеся в живых защитники покинули острожек, Пожарского, несколько раз раненного и обожженного, в санях отвезли в Троице-Сергиев монастырь. Позднее он уехал в Мугреево.

Через несколько дней к Москве подошли отряды ополчения Ляпунова и начали осаду. Соперничество вождей и классовая вражда в войске привели к расколу. Казаки убили П. Ляпунова, первое ополчение распалось. Над Россией нависла реальная угроза потери национальной независимости. Судьбу Отечества в этой тяжелейшей обстановке снова взял в свои руки народ – посадские люди Нижнего Новгорода.

Земский староста К. Минин призвал сограждан встать на защиту Русской земли. Нижегородцы поддержали Минина, который и стал организатором второго, или Нижегородского, ополчения. На средства, собранные нижегородцами, начали нанимать опытных ратников – служилых людей, стрельцов, казаков. Нужен был командующий.

К Пожарскому, лечившемуся от ран в селе Мугрееве Суздальского уезда, поехала делегация во главе с архимандритом Нижегородско-Печерского монастыря Феодосием и дворянином Болтиным. Согласно тогдашнему этикету, князь долго отказывался, но затем согласился возглавить ополчение.

По некоторым данным, К. Минин ездил к нему ранее и обо всем предварительно договорился. Теперь уже Пожарский потребовал Кузьму на пост хозяйственного руководителя ополчения как условие своего согласия.

В октябре 1611 года князь Дмитрий с семьей и в сопровождении вооруженных холопов, послужильцев прибыл в Нижний Новгород. Перед ним стояла задача – сформировать и возглавить армию, способную разгромить интервентов. Такого опыта Пожарский еще не имел. Однако стараниями его и Минина костяк армии был к началу 1612 года создан.

Высланные Пожарским отряды навели порядок на севере и северо-востоке. Многие крупные землевладельцы увидели во втором, Нижегородском, ополчении многообещающую силу и перешли на его сторону. К февралю 1612 года в ополчении было уже много знати, которая вместе с представителями городов составила правительство – «Совет Всей Земли», обосновавшееся в Ярославле. Численность ополчения к этому времени составила уже 10 тысяч человек. Вошли в него и татарские отряды из Касимова, Темникова, Алатыря и Кадома.

В начале июля были получены сведения о движении к Москве войска гетмана Ходкевича. Дмитрий Михайлович направил передовые отряды к столице, двинулись вслед за ними и основные силы. В ночь на 20 августа ополчение стояло у Москвы и блокировало Кремль. Ходкевич опоздал на полтора дня.

Казаки и дворяне князя Д. Трубецкого тоже стояли под стенами столицы, но необходимого доверия между ними и ратниками Пожарского не было. Нижегородцы принялись возводить укрепленный лагерь на другом берегу Яузы. Уже 22 августа лагерь атаковали венгерские и запорожские конники, затем началась рукопашная схватка. Ходкевич потеснил Пожарского, с другой стороны ударили по ополченцам поляки из Кремля. Князь Д. Трубецкой, получивший накануне от князя Дмитрия пять сотен всадников, отнюдь не спешил идти на помощь.

Командиры сотен, поддержанные частью казаков, не выдержав бездействия, ударили по полякам с фланга. Враг был отброшен с большими потерями. Так провалилась первая попытка гетмана Ходкевича пробить блокаду кремлевского гарнизона. 24 августа укрепившийся у Донского монастыря гетман попытался взять реванш. Поляки атаковали одновременно отряды Пожарского и Трубецкого. Опорный пункт казаков – церковь Климента на Пятницкой – переходил из рук в руки, ожесточенный бой с ополченцами шел у Крымского брода. Победу русским воинам принес К. Минин, ударивший с четырьмя сотнями отборной конницы и опрокинувший у брода польские роты. Снова Ходкевич потерпел большой урон в людях и потерял 400 возов с провиантом. Поняв безнадежность своих попыток, гетман бросил на произвол судьбы кремлевский гарнизон и ушел к Вязьме. Через два месяца, 22 октября, ополченцы Пожарского освободили Китай-город. 27 октября 1612 года капитулировал польский гарнизон в Кремле.

Между тем польский король Сигизмунд с армией в шесть тысяч человек шел на Москву. Он не знал о взятии Кремля. Пожарский, Трубецкой и Минин серьезно обеспокоились. К этому времени большая часть дворян уже разъехалась по домам. Теперь вся надежда была на казаков. Пожарский смог договориться с ними. Атаманам дали поместья, казакам – жалованье и право строить дома в Москве. Королевские войска были изгнаны на запад от Волоколамска. Вскоре съехались в столицу участники Земского собора для избрания царя. После долгих обсуждений они избрали нового государя: шестнадцатилетнего Михаила Романова, сына тушинского патриарха Филарета, двоюродного брата царя Федора (по женской линии).

Так 21 февраля 1613 года закончилось правление Пожарского, Трубецкого и Минина. Тогда же князь стал боярином, а Минин – думным дворянином. Новые власти не очень желали видеть рядом тех, кому они были обязаны троном, при всяком столкновении с родственниками нового царя Пожарскому постоянно указывали на его «худородность», а в конце 1613 года при очередном местническом споре его выдали головой боярину Б. М. Салтыкову. Однако вскоре с Пожарским пришлось говорить иначе. Знаменитый польский атаман Лисовский тревожил своими набегами юго-запад страны. Князя Дмитрия послали против его старого врага. Весной 1615 года под Орлом произошла битва. Не выдержав удара шляхетской конницы, бежал второй воевода Ислентьев с частью войска. Пожарский приказал оставшимся – их было в три раза меньше, чем «лисовчиков», – укрыться за возами. Атаки противника были отбиты, русские воины захватили пленных. Затем вернулись и беглецы Ислентьева, и Лисовский бежал. Позднее он погиб в Комарицкой волости.

Воевода Пожарский во многом способствовал краху попыток королевича Владислава захватить Москву в 1618 году, а в декабре этого же года было заключено Деулинское соглашение с Речью Посполитой. В 1619 году Дмитрий Михайлович возглавил Ямской приказ, в 1624 году руководил Разбойным приказом и ведал Москвой при отъездах царя. В 1620–1624 и 1628–1630 годах он был воеводой в Новгороде (одно из важнейших воеводств). В 1635-м и с 1640 года в ведении князя Дмитрия находился Судный приказ. Между тем здоровье князя Пожарского становилось все хуже и хуже.

20 апреля 1642 года Дмитрий Михайлович Пожарский умер. Его похоронили в родовой усыпальнице, в Спасо-Евфимьевом монастыре. Принимая перед смертью схиму, князь взял себе имя Кузьмы, в честь своего знаменитого соратника. Много лет прошло с тех пор, но жива слава Дмитрия Пожарского, великого патриота и воина.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх