Борис Петрович Шереметев

(1652–1719)



Среди сподвижников Петра Великого Борис Петрович Шереметев занимает особое место. Именно ему выпала честь одержать первую крупную победу при Эрестфере над непобедимыми до этого шведами. Действуя осторожно и осмотрительно, Шереметев приучал русских солдат к полевой войне, закаливал их переходом от более мелких к более крупным задачам. Применяя тактику наступления с ограниченной целью, он воссоздал боевой дух и боеспособность русских войск и заслуженно стал первым фельдмаршалом в России.

Борис Петрович Шереметев родился 25 апреля 1652 года. Он принадлежал к старинному аристократическому роду, ведущему свое начало, как и Романовы, от Андрея Кобылы. Фамилия Шереметевых возникла от прозвища Шеремет, которое носил один из предков в конце XV века. Потомки Шеремета уже в XVI веке упоминаются в качестве военачальников. С этого времени род Шереметевых стал поставлять бояр.

Карьера Бориса Шереметева началась обычно для отпрыска знатного рода: в 13 лет он был пожалован в стольники. Этот придворный чин, обеспечивавший близость к царю, открывал широкие перспективы для повышения в чинах и должностях. Однако стольничество у Шереметева затянулось на долгие годы. Лишь в 1682 году, в возрасте 30 лет, он был пожалован в бояре.

Склонность к военному делу проявилась у Бориса Петровича с детства. Навыки военачальника он получил, служа под руководством своего отца. В 1681 году командовал войсками при отражении набега крымских татар в чине воеводы и наместника Тамбовского.

Шереметев успешно проявил себя и на дипломатическом поприще. В 1686 году он был одним из четырех членов русской делегации на переговорах о заключении мира с послами Речи Посполитой. За успешное подписание вечного мира Шереметев был пожалован позолоченной чашей из серебра, атласным кафтаном и 4 тысячами рублей. Летом того же года он возглавил посольство, отправленное в Варшаву для ратификации мирного договора. Боярин проявил нешаблонный подход к ведению переговоров: он попросил аудиенции королевы, чем польстил ее самолюбию, и тем самым заручился поддержкой своим начинаниям. Из Польши Шереметев отправился в Вену, где успеха добиться не смог. Однако он первым из русских представителей сумел вручить грамоту непосредственно императору. До этого такие грамоты принимали министры. В Москве результаты посольства Шереметева оценили положительно, и боярин получил в награду крупную вотчину в Коломенском уезде.

В 1688 году Борис Петрович был назначен командующим войсками, расположенными в Белгороде и Севске. Пребывание вдали от Москвы избавило Шереметева от необходимости участвовать в событиях 1689 года. В борьбе за власть победил Петр I. Но это обстоятельство не изменило положение боярина – долгие годы он не призывался ко двору. Видимо, Борис Петрович не пользовался расположением молодого царя. Об этом свидетельствует и тот факт, что в первом Азовском походе (1695 год) Петр поручил ему командование войсками, которые наносили лишь отвлекающий удар. Доверие нужно было завоевывать делом, и Шереметев не жалел усилий. Без особого труда он разорил турецкие крепости по Днепру, а через год решительно пресек все попытки турок отбить их.

В июне 1697 года царь Петр поручил Борису Петровичу выполнение ответственной дипломатической миссии в ряде европейских стран. Целью поездки Шереметева было сколачивание антиосманского союза европейских держав. Создать такой союз российскому правительству не удалось, зато образовалась антишведская коалиция, в состав которой вошли Россия, Дания и Саксония.

18 августа 1700 года был подписан мир с Турцией, а на следующий день, 19 августа, началась война со Швецией. Начало Северной войны не предвещало для союзников неприятностей. Преодолевая бездорожье, конные и пешие полки русской армии, сопровождаемые огромным обозом, двигались к Нарве. К середине октября армия сосредоточилась под стенами крепости.

Пока русская армия двигалась к Нарве, шведский король Карл XII, в 18 лет проявивший замечательные полководческие дарования, успел заставить капитулировать датского короля. Затем он посадил войско на корабли, пересек Балтийское море и высадился в Ревеле и Пернове. Он спешил к Нарве, чтобы освободить ее от осады.

Шереметев во главе разведывательного отряда нерегулярной конницы в пять тысяч человек был направлен навстречу шведам. За три дня, продвинувшись на 120 верст на запад, он пленил два небольших шведских отряда. Пленные показали, что к Нарве движется тридцатитысячная армия шведского короля. Шереметев отступил, отправив донесение царю. Петр выразил недовольство отступлением и приказал боярину возвратиться на прежнее место.

Между тем шведские войска 4 ноября оставили Ревель и двинулись на восток. Первым вступил в соприкосновение с противником Шереметев. Он занял для обороны единственную дорогу, лежавшую между двумя утесами. Ее никак нельзя было обойти, ибо кругом – болота и кустарники. Но Шереметев, вместо того чтобы разрушить два моста через речушку и изготовиться для сражения со шведами, спешно отступил к Нарве. Прибыл он туда рано утром 18 ноября, сообщив, что за ним движется к крепости армия Карла XII. Петр уже отбыл в Москву до прибытия Шереметева, оставив командование армией нанятому недавно на русскую службу герцогу Карлу де Круа. Сражение началось в 11 часов 19 ноября 1700 года. Русские полки располагались у стен Нарвы полукольцом общей протяженностью в семь верст. Это облегчало собранным в кулак шведам прорыв тонкой линии обороны русской армии.

Другим условием, благоприятствовавшим шведам, был густой снег, поваливший в два часа дня. Неприятель незаметно подошел к русскому лагерю, завалил ров фашинами и овладел укреплениями и пушками. Среди русских войск началась паника. Крики «Немцы нам изменили!» еще больше усилили смятение. Спасение видели в бегстве. Конница во главе с Шереметевым в страхе ринулась вплавь через реку Нарову.

Борис Петрович благополучно переправился на противоположный берег, но более тысячи человек утонуло. Пехота тоже бросилась наутек по единственному мосту. Началась давка, мост рухнул, и Нарова приняла новые жертвы.

«Немцы» действительно изменили. Де Круа первым отправился в шведский лагерь сдаваться в плен. Его примеру последовали другие офицеры-наемники, которых было немало в русской армии. Однако не все поддались панике.

Три полка – Преображенский, Семеновский и Лефортовский – не дрогнули, проявили стойкость и умело оборонялись от наседавших шведов. С наступлением темноты сражение прекратилось. Карл XII готовился возобновить его на следующий день, но надобность в этом отпала: поздно вечером начались переговоры. Карл дал обещание пропустить русские войска на противоположный берег со знаменами и оружием, но без пушек.

Выход окруженных начался утром, причем шведский король нарушил условия перемирия. Беспрепятственно прошли лишь гвардейцы – шведы не рискнули их трогать. Другие полки были обезоружены, раздеты, обозы разграблены. Более того, в плену оказались 79 генералов и офицеров. Русская армия потеряла всю артиллерию и не менее 6000 солдат. Шведам эта победа даром не досталась: они лишились 2000 человек – четвертой части своего маленького войска.

Нарва не прибавила славы к полководческой репутации Шереметева. Дважды его действия вызывали порицание: он отказался от сражения со шведами, когда командовал пятитысячным отрядом конницы; позднее вместе с конницей Шереметев в панике бежал с поля боя. Правда, поражение под Нарвой являлось прежде всего данью неподготовленности России к войне.

Считая «русских мужиков» не опасными для себя, Карл XII обратил все усилия против Августа II Саксонского. Война стала вестись на двух отдельных театрах: польском (главные силы шведов с королем) и прибалтийском (заслон). Оставив на последнем корпус Шлиппенбаха (8000 чел.) в Лифляндии и корпус Кронгиорта (6000 чел.) в Ингрии, Карл счел эти силы достаточными для сдерживания русских.

Действительно, ужас и смятение охватили Россию при известии о нарвском разгроме. Армия лишилась начальников, лишилась всей артиллерии. Дух войск был подорван. Среди общего уныния не терялся лишь один Петр I. В течение зимы 1700–1701 годов была реорганизована армия, вновь сформировано десять драгунских полков, а из церковных колоколов отлито 770 орудий – вдвое больше, чем потеряно под Нарвой.

К весне 1701 года главные силы русской армии (35000) сосредоточились у Пскова. Войска возглавил Борис Петрович Шереметев. Боярин решил двинуться в шведские пределы, в бой вступать лишь при наличии подавляющего превосходства и, действуя осторожно и осмотрительно, постепенно приучать войска к полевой войне. 1701 год прошел в незначительных стычках, но 29 декабря Шереметев одержал первую крупную победу над шведами при Эрестфере (взято до 2000 пленных). Трофеями было 16 знамен и 8 пушек Шведов перебито было до 3000, урон русских – 1000 человек. Победа подняла дух русских войск. Шереметев был награжден орденом Андрея Первозванного с золотой цепью и алмазами и пожалован чином генерал-фельдмаршала.

В 1702 году Петр решил воспользоваться разобщенностью шведских сил и разбить их порознь. Шереметеву предстояло действовать в Ливонии против Шлиппенбаха, Петр же с главными силами направлялся в Ингрию – против Кронгиорта. 18 июля фельдмаршал наголову разбил противника при Гуммельсгофе, совершенно уничтожив корпус Шлиппенбаха. Он обладал 30000 солдат против 7000 шведов. Бой велся с крайним ожесточением, 5500 шведов были убиты, всего 300 взяты в плен с 16 знаменами и 14 орудиями.

Потери русских – 400 убитых и 800 раненых. Эта победа превратила Шереметева в полновластного хозяина Восточной Лифляндии.

Успех фельдмаршала был отмечен царем: «Зело благодарны мы вашими трудами».

Следующая операция с участием Шереметева была связана с овладением древнерусским Орешком, переименованным шведами в Нотебург. Одно из условий успеха, заложенное в плане операции, состояло в полной внезапности нанесения удара. Петр I в сопровождении двух гвардейских полков двигался из Нюхчи на Белое море к Нотебургу. Командование собравшимися войсками (свыше 10000) царь передал фельдмаршалу. Осадные работы начались 27 сентября, а 11 октября начался штурм. Крепость пала.

4 декабря 1702 года победы Шереметева в Лифляндии и овладение Нотебургом были отмечены торжественным маршем войск через трое триумфальных ворот, сооруженных в Москве. Сам виновник торжества в празднествах не участвовал, ибо прибыл позднее.

Весной 1703 года Шереметев взял Ниеншанц, близ которого Петр заложил Петербург. Далее перед войсками фельдмаршала пали Копорье, Ямбург, Везенберг. К началу кампании 1704 года русская армия окрепла настолько, что смогла одновременно вести осаду двух мощных крепостей – Нарвы и Дерпта. Осадой Нарвы Петр I руководил сам, а к Дерпту послал Шереметева. Здесь фельдмаршал вызвал недовольство царя медлительностью действий. Однако 13 июля Дерпт пал. Победителям достались 132 пушки, 15 тысяч ядер, значительные запасы продовольствия. 9 августа пала и Нарва. Таким образом, четырьмя кампаниями 1701–1704 годов шведские войска, оставленные против русской армии, были истреблены, большая часть Прибалтики завоевана, а русские войска (60000 человек) – приучены к действиям в открытом поле.

В 1705 году царь направил фельдмаршала в Астрахань, где вспыхнул мятеж стрельцов. Указ о новом назначении Шереметев получил 12 сентября. Фельдмаршал сурово расправился с восставшими, хотя Петр I рекомендовал ему действовать осторожно. Успешное завершение карательной экспедиции было отмечено царем: Шереметев получил поместья, графский титул и 7 тысяч рублей.

В конце 1706 года фельдмаршал вернулся в действующую армию. К этому времени Карл XII готовился к наступлению в России. Шереметев участвовал в работе военного совета и разработке плана дальнейшего ведения войны. Решено было, не принимая генерального сражения, отступать в глубь России, действуя на флангах и в тылу врага. 1707 год прошел в ожидании шведского вторжения. В сентябре 1708 года Карл XII принял окончательное решение идти на Украину.

В обстановке необычайно суровой для тех мест зимы 1709 года армия Карла XII нуждалась в отдыхе и продовольствии. Ни того, ни другого шведы на Украине не обрели. Шереметев командовал войсками, но особых успехов не имел.

С первых чисел апреля внимание Карла было приковано к Полтаве. Если бы королю удалось принудить гарнизон города к сдаче, то в этом случае облегчились бы связи шведов с Крымом и особенно с Польшей, где находились значительные силы шведов, а также открылась бы дорога с юга на Москву. Петр I прибыл под Полтаву 4 июня, а 16 июня созванный царем военный совет принял решение перейти всей армией реку Ворсклу и иметь генеральную баталию. В Полтавской битве, состоявшейся 27 июня, главным действующим лицом был Петр. Важный вклад в победу внесли Меншиков, Боур и Брюс. Роль Шереметева была менее заметной: он возглавлял резерв и в сражении практически не участвовал. Участников Полтавской победы ожидали щедрые награды. Первым в наградном списке высших офицеров значился Борис Петрович, пожалованный деревней Черная грязь. Далее Шереметев двинулся к Риге и в конце октября 1709 года начал осаду. Затяжная осада города и крепости продолжалась до 4 июля 1710 года. Затем шведский гарнизон капитулировал. В декабре 1710 года началась война с Турцией.

Прутский поход, в котором фельдмаршал принимал участие, завершился крайне неудачно. Мирный договор, подписанный 12 июля, нанес глубокую рану Борису Петровичу. Дело в том, что визирь затребовал заложниками выполнения условий договора канцлера Шафирова и сына фельдмаршала – Михаила Борисовича.

Очень тяжелым для фельдмаршала стал 1718 год. Неприятности связаны с делом царевича Алексея и глубокой убежденностью царя в том, что Шереметев симпатизировал Алексею. 8 июня для суда над ним были вызваны в столицу сенаторы, вельможи, высшие офицеры и церковные иерархи. Под смертным приговором царевичу поставили подписи 127 светских персон, подписи же фельдмаршала там нет. В Петербург Борис Петрович не приехал. Петр был склонен объяснять отсутствие Шереметева симуляцией болезни. Царь в данном случае ошибался, но это стоило старому фельдмаршалу утраты душевного покоя в последние месяцы его жизни.

Умер Борис Петрович Шереметев 17 февраля 1719 года. По велению царя тело его было доставлено в Петербург и торжественно захоронено в Александро-Невской лавре.

Велика заслуга перед русской армией первого генерал-фельдмаршала, на долю которого выпала труднейшая задача – перевоспитание «нарвских беглецов» и постепенное превращение их в солдат-победителей.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх