ГЛАВА 11. ПРИНЦИПЫ КЛИНИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ ДРЕВНИХ ВРАЧЕВАТЕЛЕЙ

Определим основные отличия между концепциями современной технократической (морфоцентристской) медицины и древней (традиционной) системой врачевания. Такое противопоставление нами принимается из дидактических соображений, а потому оно не до конца верно. В реальной жизни нет взаимоисключающих противоречий, но существует обилие переходных форм, всевозможных компромиссов между крайними точками зрения и синтетические решения проблем. Противопоставление двух медицинских позиций - Запада и Востока, древности и современности, материалистического и духовного - нами принимается для того, чтобы получше уяснить принципы мышления врачей будущего, которые смогут в своих методах и теоретических исходных основаниях, в самих приемах мышления и приемах врачевания синтезировать все лучшее, как из опыта Дальнего Востока, так и из знаний современной медицины, собрав лучшие плоды развития различных ветвей - восточной и современной.

1. Современные медики-технократы рассматривают болезни человека как результат нарушения вещественно-молекулярной "телесной механики". Восточные же врачеватели считают, что истинным началом заболеваний является нарушение Законов Жизни, включающих и гигиенические, и нравственные императивы отношений человека и к людям, и к Природе, и к своему собственному телу и внутреннему миру. Непосредственной причиной болезни, как считали в древности, в большинстве случаев является падение защитного психобиоэнергетического потенциала, которое развивается в большинстве случаев именно при нарушении Законов Природы и нравственно-психологическом неблагополучии пациента. Все остальное, утверждают на Востоке, - лишь "телесное следствие" этих "тонких, духовных причин".

2. Медики современного Запада убеждены в том, что пациента исцеляет сам врач, который определяет характер нарушений в организме пациента и прописывает ему лекарства. Пусть это широко не рекламируется и превозносится принцип "сотрудничества с пациентом", все же подобная установка содержится в подсознании большинства практикующих врачей, а тем более - исследователей от медицины. Древние были убеждены, что исцеление происходит в результате самостоятельного действия в организме пациента могучих Сил Исцеляющей Природы и сил его собственного организма, имеющих свою тайную, глубинную мудрость самоорганизации и самовосстановления. Врач выступает в роли "повивальной бабки", облегчая процесс исцеления и способствуя ему. Но врач не заменяет собой самодействующие силы саморегуляции. Он содействует, помогает и облегчает действие целительных сил Природы и организма, старается гармонично и разумно снять возможные преграды (и телесного, и душевного планов) на пути самоисцеления, способствует своими действиями тому, чтобы совершалось Таинство Глубинного Самовосстановления, осуществляемое Природой.

3. Современный медик считает, что наиболее эффективным является "прицельное" действие на тончайшие механизмы биохимической и физиологической регуляции посредством синтетических и очищенных от всяческих примесей лекарственных препаратов. Восточная традиция утверждает необходимость использования именно многосоставных - до сотен видов трав! - прописей. Каждая из трав, входящих в ее состав, содержит в себе сотни активно действующих веществ. Если врач Запада стремится исправить работу систем организма "ударом молотка", то врач Востока терпеливо восстанавливает нарушенную гармонию, используя чаще всего самые мягкие и естественные средства и пути воздействия. Разумеется, при необходимости оказания неотложной помощи средства интенсивной терапии современных клиницистов незаменимы (правда, и древние врачеватели имели в своем арсенале немало реанимационных составов и применяли воздействие на биологически-активные "реанимационные" точки). Все же, учитывая современное состояние здоровья населения планеты, большую часть которого составляют именно хронические заболевания, терапевтические (внутренние) болезни, потому и основную долю усилий медиков по оздоровлению людей составляют отнюдь не неотложные мероприятия и не хирургия, а все же оздоровление организма мягкими, естественными мероприятиями.

4. Наконец, медик современного западного мира считает наиболее важным применение именно лекарственного средства, остальные же методы лечения используются им лишь в случае крайней необходимости и обычно при отсутствии положительного результата лекарственного лечения, когда не "сработали" силы "главной артиллерии" - лекарства. Восточный же врачеватель стремится произвести лечебное воздействие комплексно, используя весь арсенал имеющихся в его распоряжении средств, особенно нелекарственных. Сюда, как мы упоминали, включаются и травы, и диетические предписания, и рекомендации по режиму отдыха и труда, и советы по пребыванию на определенном ландшафтном участке, оказывающем специфическое гармонизирующее воздействие, и многое-многое другое. При этом восточный врач не выделяет какое-либо одно воздействие как главное, но стремится уделить пристальное внимание всем путям влияния на организм пациента в их совокупности, получая высокоэффективное синтетическое гармонизирующее влияние.

5. Врачи Запада рассматривают психическое воздействие как "приложение" к "настоящему" лечению лекарствами. Восточные медики убеждены, что начинать и заканчивать лечение необходимо контактом с душой пациента, и уверены, что главным является исцеление души человека, которое приносит благополучие и телесному организму.

Различия между западным технократическим подходом к диагностике и лечению заболеваний человека и стилем мышления древних восточных целителей, связаны, на наш взгляд, с развитием самой научной экспериментальной медицины. Подавляющее большинство данных, получаемых патофизиологами и фармакологами, добывается ими в ходе лабораторных исследований действия лекарственных веществ на низких, наиболее грубых уровнях организации человеческого организма (клеточном, тканевом), порой даже на молекулярном. В клинике же центром внимания является сам пациент, для понимания которого все знания врача-практика сосредоточиваются, как в фокусе увеличительного стекла. В лаборатории, в опытах с животными или вообще на изолированных клеточных и тканевых культурах человеческий организм рассматривается как машина, в которой главное - в движении молекул, неживых, "скучных", "неполноценных" в своей отдельности. В клинике, у постели больного главным становится слово врача, настроение пациента и та психическая энергия, которая связывает их обоих с Силами Исцеляющего Космоса и обеспечивает самовосстановление организма.

Когда мировоззрение современного врача-практика складывается под диктатом цитологов и анатомов, гистологов и патоморфологов, паразитологов и патофизиологов, а обучение клинической, живой медицине переносится на завершающие курсы медицинских институтов, в сознании будущего медика устанавливается барьер неприятия сложной клинической картины. Срабатывают стереотипы и схемы, заложенные экспериментаторами-лабораторщиками. И учитывая привычку лениться думать и особенности человеческого субъективного восприятия (мы часто видим лишь то, что хотим видеть, то, что понимаем и принимаем!), получается, что медицинские морфоцентрические теории успешно "подтверждаются" на протяжении целых поколений врачей. Фармакологи придумывают новые и новые все более "глубинно-действующие" лекарственные средства, а врачи все успешнее "загоняют" болезни внутрь пациентов в угоду медицинской статистике (точнее, ее "неуклонному улучшению") либо собственному кошельку (к несчастью, бывает и такое). Сильнодействующими синтетическими лекарствами болезни переводятся из острых форм, более заметных, в формы хронические (которых можно при желании и не замечать, так как отдаленные последствия такого "загоняния внутрь" будут проявлены через пять-десять лет, в целом же "все хорошо, все хорошо...". А снижение работоспособности, нарушение нравственно-психологической стабильности общества, исчезновение священного отношения к миру и человеку считают следствиями неких "социальных причин", хотя часто в основе этих "заболеваний" лежат именно ослабление организма человека и его неспособность творчески трудиться, любить от всего сердца и воспитывать здоровых во всех отношениях детей - сил не хватает, нет гармонии и красоты.

Вследствие отсутствия адекватной методологии современная медицина немало способствует ухудшению здоровья населения на различных уровнях - от инфекционных заболеваний до роста преступности. Генетический фонд ухудшается, поколение за поколением физически и психически вырождается, что на протяжении одной жизни врача не слишком бросается в глаза ни ему самому, ни другим. Хорошо еще, если человек проживает в действительно развитой стране - и продукты почище, и химии в окружающей среде поменьше, да и настроение в целом повыше. Глядишь, в 20 лет сможешь родить здорового ребенка и успеть его воспитать в заботе и ласке. В нашей же стране дела обстоят значительно хуже. И единственный выход для многих заболевших людей в настоящее время - самим заняться своим собственным здоровьем, благодаря применению спортивных тренировок, закаливанию, упорядочиванию диеты и психической саморегуляции.

Рекомендации нужно получать индивидуальные - и по диете, и по режиму, да и по всем иным вопросам. Необходимо довести до сведения - что и как делать, для кого хороши обливания, а кому, напротив, они противопоказаны, кому сколько и когда кушать? Через средства массовой информации малыми усилиями десятков лекторов-пропагандистов можно создать спрос на информацию, необходимую для самостоятельного поддержания здорового образа жизни. Но информация эта должна быть разнообразной - и с "нашим" человеком нужно поосторожнее: привыкли врачи в своем максимализме все крепости "нахрапом" брать. К примеру, если хороша для кого-то гимнастика Стрельниковой, то обязательно ли применять ее нужно всем и при всех заболеваниях? Именно просвещение, предоставление самой разнообразной информации может помочь людям найти свой путь к подлинному здоровью. А то ведь неистовые поклонники полюбившихся им методов, к примеру, считают, что голодать нужно при любых нарушениях работы организма всегда и всем и вообще чуть ли не постоянно. Каждый метод имеет свои границы применимости и пределы эффективности при различных состояниях. Именно нашей стране, как никакой другой в мире, необходимо широчайшее медицинское и психологическое просвещение. И начинать его следует с просвещения самих врачей в свете древней - научной, естественной, гармонизирующей - Восточной Медицины. Необходимо понять, какими глазами смотрели на человека и Космос древние целители, как именно они мыслили, что лежало в фундаменте их представлений о лечении и профилактике заболеваний.

Одним из отличий древней Восточной Медицины от современной западной является отсутствие учета в практике врачевания древности анатомических аргументов и анатомических рекомендаций для лекарей. Разумеется, без прекрасного знания анатомии хирург не сможет выполнить операцию, от успеха которой зависит жизнь пациента. Разумеется, рентгенодиагност обязан превосходно владеть анатомией, чтобы ориентироваться в получаемой картине обследования. Но важно отметить, что древние врачи прекрасно представляли расположение жизненно важных органов, знали о замкнутом цикле кровообращения и вообще "были в курсе дела". Они задолго до обращения западных исследователей к проблеме функционирования эндокринных желез не только установили их местонахождение в организме, но и психические функции. Модели, которыми древние пользовались в своей практике, были сугубо функциональными, динамическими, подвижными, говорящими не столько о структурах тела, сколько о движении регулирующих сил и всевозможных "соков" и о пропорциях между их составом и числом.

Подобный "не-анатомизм" проистекал из существенно экологического подхода древних медиков к изучению механизмов нарушенных функций организма и их коррекции. Взирая на Космическое Таинство Рождения-и-Умирания, наблюдая строгие и стройные ритмы изменения всего в Природе, древние наблюдатели пришли к выводу о подобии организма человека и происходящих в нем процессов Общей Жизненной Динамике Мироздания. Это был своего рода "физиологический космизм", подобный нравственно-психологическому космизму, проявившемуся столь ярко в мировоззрении русских философов конца 19 - начала 20 века.

Древние были убеждены в сущностной, глубинной взаимосвязи и взаимозависимости человеческого и космического организмов, они понимали, что существо самой жизни составляют процессы, движение, развитие. И точно так же, как русские религиозно-философские "космисты" лечили души людей, стремясь дать ответ на загадки о смысле жизни и сути человеческого творчества, так же древние медики исцеляли тела и психику своих подопечных, наводя порядок в их организме и приводя внутренний мир в гармонию, настраивая пациента в ритм и такт Всемировому Движению Живой Вселенной.

Отсюда же проистекает и принципиальная ненасильственность, естественность, если можно так выразиться, "физиологичность" и "экологичность" лечебных воздействий. Древние медики не стремились исправить динамику процессов в организме пациента в соответствии с собственными знаниями о нем. Они стремились помочь самовосстановлению нарушенной гармонии. Они действовали предельно мягко, осторожно, постепенно, стараясь не повредить поспешными непродуманными действиями то, что еще сохранено в целости. Отсюда и фундаментальный этический и научный вывод из "космизма" медиков прошлого - девиз "Не навреди!", понимаемый абсолютно, буквально, в своем предельно полном значении.

Из того же "космизма" и тяготения к восстановлению нарушенной душевно-телесной гармонии вытекает и комплексность подхода к изучению пациента и влиянию на него. Готовя больного к сложной операции, восточный медик тщательно определит наиболее благоприятный астрологический момент операции, вычислит приемлемые ритмы нарастания подготовительных к операции мероприятий (очищающая диета, укрепляющее внушение и другие). А с помощью внушения, психоэнергетического воздействия и при использовании лекарственных жизнедателей (вроде корня женьшеня) он максимально поднимет потенциал иммунитета пациента. Да еще во время самой операции даже не нарушит работы энергоцентров, "выведет тонкое тело" из физического организма, т.е. направленно приведет тонкую энерго-информационную структуру в особо устойчивое состояние, чтобы она эффективно "поддерживала" физическое тело, пока оно находится во власти снотворного и скальпеля.

Восточный врачеватель приведет больного к операции в лучшее время и в лучшем состоянии. А это, без сомнений, понизит вероятность развития нарушений в операционном и послеоперационном периодах лечения. Кстати, средства психоэнергетической подготовки пациентов к операции можно просто тиражировать (что-то вроде гипновидеопрограмм), а вычисление наилучшего времени операции - пустяк для современных компьютеров. Стоит только захотеть применить принцип "Не навреди!". А ведь этот принцип "работал" на протяжении долгих веков.

В.П. Лозовой в своей работе "Принципы изучения восточной медицины" акцентирует внимание именно на всесторонней экологичности мышления древних врачевателей. Экологичность им понимается как "природность", "гармоничность", "естественность", "целостность", "законность". Он считает, что традиционные формы древней медицины являлись важнейшим приспособлением древних народов к населенным ими природным ареалам. Этнос "вписывается" в собственную "экологическую нишу" в регионе проживания во многом благодаря именно имевшейся в той или иной форме медицине. Вот что по поводу "экологизма" древних медицин, точнее, об "экологизме врачебного мышления" пишет исследователь: "Диапазон приспособительных механизмов у человека весьма широк и включает выработку не только особого быта, приспособления жилища, использование технических средств (орудий труда и тому подобных), но приспособление всего образа жизни, режима и набора продуктов питания, одежды, мировоззрений. Понимание философско-мировоззренческих позиций старых врачей, лежащих в основе врачебной науки Востока: все в мире составляет единое целое и все взаимосвязано между собой - это их философское кредо". Яснее не скажешь!

Именно этот экологизм, этот принципиальный "физиологизм мышления" медиков прошлого заставлял их отказываться от сильнодействующих и интенсивных средств в пользу средств, не вносящих в организм пациента дополнительную дисгармонию, но мягко способствующих восстановлению нарушенного микрокосмического порядка. Это отличие тибетской медицины от современной ему западной отмечал личный врач императора Николая II Петр Алексеевич Бадмаев. В книге "О врачебной науке Тибета" П.А. Бадмаев писал: "...Употребляемые восточными народами лекарства принадлежат преимущественно к средствам возбуждающим, согревающим и укрепляющим, тогда как в европейских аптекарских магазинах находятся в изобилии преимущественно чистительные, ослабляющие и прохладительные средства". Это замечание верно и сейчас. В то время, как контакт с Природой толкал восточных медиков к применению возбуждающих, активизирующих средств, повышающих жизнеспособность пациента, западная техническая цивилизация в своем увлечении формальным, "очищенным" влиянием основывалась на снятии острых симптомов заболеваний. Это и привело к возникновению такой существенной разницы между направленностью избираемых лекарственных средств.

В целом фармакопеи Востока тяготеют к средствам, укрепляющим собственные защитные силы организма и пробуждающим скрытые резервы самозащиты. Врачи Запада чаще прибегают к средствам, снимающим яркие клинические проявления в остром периоде заболевания. Но в этот период у организма есть еще силы для борьбы с агрессией патогенного фактора и он их проявляет. Излишки внешней энергии снимаются, к примеру, приемом жаропонижающих средств. Впоследствии такие "сбитые пожары" вовсе лишают организм пациента возможности устойчиво сопротивляться развитию патологического процесса. Сил уже нет, а когда силы эти действовали, врач снял их внешнее проявление, лишив организм внутренней защитной помощи, лишив смысла защитные приспособительные реакции организма, внешне проявлявшиеся как признаки развивающегося заболевания.

В этом отношении гомеопаты поступают разумнее: наблюдаемые защитные реакции они не только не ликвидируют макродозами лекарств, но, напротив, стремятся помочь развитию наблюдаемых у пациента патологических - в основном защитных! - реакций и тем самым помочь организму самому справиться с болезнью! В древнем китайском медицинском трактате "Хуан-ди Нэй-цзин" в форме легко запоминающихся красивых стихотворных строчек весь процесс постижения медиком пациента изложен примерно так:

1. Врач должен стремиться улавливать самые начальные, еще минимальные нарушения в жизнедеятельности организма.

2. Исследуя заболевание, врач должен стремиться установить, что оно принесло нового, что "появилось", и вместе с тем, что оно унесло, что "утратилось" в организме больного.

3. Врач должен помнить, что болезнь изменчива, потому нужно тщательно наблюдать за ее динамикой.

4. Врач не может быть созерцателем, он должен быть исследователем. Необходимо не только наблюдать изменения в организме больного, но и стараться отыскать их причины.

5. Исходя из теории "Пяти Элементов" и "Инь-и-Ян", необходимо изучать не только сам заболевший орган, но и нарушающиеся при этом взаимодействия всех органов тела между собой.

6. Врач должен быть не только созерцателем и исследователем, но он обязан быть и деятелем - найдя и поняв болезненные явления, происходящие в организме заболевшего, и поняв причины, их порождающие, он должен действовать для урегулирования возникших расстройств и восстановления гармонии в организме.

А вот как систематизировал основные принципы лечения, принятые в китайской традиционной медицине, известный отечественный исследователь восточных методов врачевания Вогралик В.Г.:

1. Жизнь организма протекает в определенных условиях внешней среды. Прежде всего, именно ее неблагоприятные влияния могут явиться причиной болезни. В ней же и нужно искать и средства излечения от болезней - надо лечить именно естественными средствами самой Природы.

2. Все элементы природы - воздух, солнце, вода, минералы, растения, животные - могут иметь лечебное значение. Но так как сам организм заболевшего имеет огромное значение в развитии болезни и немалую роль играют и внутренние причины заболевания, то лечебное значение имеет и укрепление организма, и изменение режима его жизнедеятельности и питания.

3. Лечение каждого больного должно быть строго индивидуальным: в одних случаях и лекарства, и дозировки, и даже время приема средств необходимы одни, в других потребно нечто совершенно иное. Индивидуализация лечения заключается не только в том, что каждый больной лечится по-своему, но и в том, что с изменением состояния больного изменяется и схема его лечения, как бы часто это ни приходилось делать, даже до нескольких раз в течение одного дня.

4. Так как индивидуальность больного отражается в своеобразии его болезненного синдрома и в особенностях течения болезни и так как каждый синдром и каждый составляющий его симптом имеет свое происхождение и развитие, поскольку лечение синдромное является и наиболее индивидуальным, и наиболее направленным на нормализацию нарушенных связей и отношений между органами и системами организма - наиболее адекватно патогенетическое лечение. Назначение основного синдромного лечения опирается на определенные теоретические представления об организме, его функционировании и взаимосвязях с окружением. Во всех возможных случаях синдромное и симптоматическое лечение должно дополняться и воздействием на причину, вызвавшую заболевание, в тех случаях, когда это можно сделать. (Далее В.Г. Вогралик обращает внимание читателя на то, что некоторые положения, особенно 2-я половина 3-го пункта, весь 4-й пункт и 2-я половина 6-го существенно отличаются от установок современной медицины развитых стран Запада.)

5. При выборе в конкретном случае определенных лечебных средств и приемов врач должен исходить из принципа лечения "от противного", т.е. лечения жара - холодом, а холода - жаром и тому подобными методами. Необходимо при этом старательно восполнять недостающее в организме пациента - определенные питательные вещества, минеральные соли, и стараться избавлять заболевший организм от всего лишнего (например, от азотистых "шлаков" или радионуклидов, добавим от себя). Лечебное воздействие должно направляться как на больной орган, так и на содружественные с ним органы, а иногда и только на последние.

6. Всякое лечение обязано быть комплексным, т.е. необходимо не только одновременно применять различные методы и приемы лечения (лечебный режим, гимнастика, питание, лекарства, массаж, иглоукалывание и прижигание), но и назначать целые комплексы взаимодополняющих лекарственных веществ, воздействующих на причину болезни, основные и побочные симптомы болезни, сколь бы громоздкими эти комплексы ни были (существуют прописи, содержащие более 100 отдельных лекарственных ингредиентов, взятых в определенных пропорциях).

7. В проведении лечебных мероприятий, кроме особых случаев, не должно быть поспешности. Надо давать и самому организму бороться с болезнью.

8. Огромное значение для успеха лечения больного имеет и его собственная вера в пользу проводимого лечения и активное стремление к выздоровлению. Поэтому врач в процессе лечения должен поддерживать в пациенте первое и способствовать второму.

Как бы это ни показалось странным, но основными пациентами врачевателей древности, согласно их собственным представлениям, должны были являться именно здоровые люди! Только внимательно изучающий жизнь человека врач способен на основании своего опыта и знаний дать подлинно-индивидуальные рекомендации по организации человека и вовремя предупредить его об опасности возможного заболевания, приняв при этом все необходимые меры для профилактики. Именно врач обязан и может учить людей повышать свои защитные силы и активно предохраняться от возможных болезней, а не ожидать, пассивно и со страхом, их прихода в полном бездействии. Именно врач должен обучать людей искусству здоровья, научать ведению гармонического образа жизни в соответствии с индивидуальными потребностями и особенностями - от утреннего бега до правил нравственности, что повышало бы творческий и духовный потенциал людей и развивало бы силы и таланты всего общества как единого организма.

И лишь по глупости и лености людской врачи сейчас вынуждены заниматься не повышением работоспособности и радостности здоровых людей, но терпеливо и мужественно спасать болеющих и страдающих! Врач по предназначению своему - не "ремонтник", не "водолаз-спасатель". Подлинное призвание медика заключено в улучшении условий жизни народа через всестороннее просвещение, гармонизацию условий жизни, через передачу строго индивидуальных рекомендаций и контроль за динамикой личного развития своих подопечных. Именно передача опыта, передача информации о Законах Правильной Жизни и может сформировать разумную мотивацию людей и направить их к здоровью и полноценной радости повседневной жизни. Медик должен указать на научные основания того, что называется "этикой". Нравственная чистота есть не только сугубое долженствование, но и медицинское требование, требование гигиеническое. Именно "научно-обоснованная проповедь естественно-научной этики" позволит гармонизировать людей и направить их активность на поиск здоровья и подлинной радости. Это формирует спрос на информацию о здоровом образе жизни, делает людей активными строителями собственного телесного и душевного благополучия!

Ведь современным людям только кажется, что они очень начитаны и умны. В этическом и психологическом планах царит повальное невежество! Делом врачей в будущем явится, на наш взгляд, соединение в практической и просветительской деятельности Этики и Естественных Наук в Единое Человековедение, усвоение которого и даст понимание необходимости исполнения конкретных Законов Гармоничной Жизни, которые включают не только телесно-гигиенические рекомендации, но и требуют высокой нравственной чистоты. Когда медицина встанет на путь такого рода деятельности, можно надеяться, что здоровье населения планеты начнет значительно улучшаться и человечество станет оздоравливаться.

Теперь обобщим некоторые наиболее важные моменты, усвоение которых облегчит понимание специфики мышления представителя Восточной Медицины.

А. Медики прошлого рассматривали не отдельные механизмы обмена веществ, не отдельные признаки заболевания в их "арифметической совокупности", но смотрели на организм человека как на интегративное целое, непосредственно и тотально связанное с живым окружением. Они считали, что и в ближайшем человеческом окружении, и в Большом Космосе действуют одни и те же Силы, балансом которых и определяется вся динамика происходящего. Такой взгляд, разумеется, позволял шире смотреть на человека и причины его заболеваний, позволял изыскивать именно в ближайшем окружении пациента исцеляющие его организм силы.

Б. Целостный подход к рассмотрению организма и механизмов развития конкретного заболевания требовал и предельно полного использования источников диагностически ценной информации. Медицина древности отличается от современной именно развитой диагностической базой, основывающейся на большом числе различных приемов и методов наблюдения за пациентом, как целостной системой. Радужная оболочка глаза, особенности носового дыхания (облегчение дыхания той или иной ноздрей и затруднение дыхания ноздрей противоположной часто свидетельствуют о дисбалансе энергий в организме), рисунок ладони, стопы, лицо, соотношение в состоянии "трех этажей тела", - все свидетельствовало о внутренней жизни организма, все использовалось для определения причин и механизма развития болезни - от интонации голоса больного до движения его кистей при беседе с врачом. Даже по тому, вверх или вниз поворачивает руку беременная женщина, когда ее просят протянуть ладонь человеку, опытный диагност может указать пол ее будущего ребенка.

В. Всегда, во всех странах и во все времена (кроме последних десятилетий) медиками активно использовались медицинская и психологическая астрология, как при диагностике, так и при выборе времени и средств лечения. Современная же медицина пока лишь на подходе к широкой, системной психобиоритмологии - науке, указывающей на законы и механизмы связи человеческого организма с процессами в природном и космическом окружении.

Г. В прошлом благодаря обобщениям опыта наблюдений тысяч врачей было развито бесценное учение о конституции - психической и физической. Особенности внешнего вида и образа жизни свидетельствовали о характере протекания внутренних процессов, о гармонии внутренних сил интеграции, о тенденциях и склонностях, присущих пациенту в целом как психофизической целостности, так и развитию патологических процессов в определенных органах и системах его организма. Всеобщая модель Первоэлементов находила свое клиническое подтверждение именно в использовании ее в практике учета индивидуальных конституционных особенностей пациента - без знания "конституционного рисунка" нельзя было ни лечить, ни диагностировать, ибо все люди представлялись совершенно уникальными в своей индивидуальности. И классификации конституций позволяли эту уникальность определять и учитывать ее особенности на основании опыта изучения индивидуальных особенностей (заметьте, - "Конституция есть Основной Закон, определяющий все остальные законы"!).

Д. Врач древности не просто наблюдал особенности конституции своих подопечных, но, учитывая их предрасположенность к тем или иным видам заболеваний, давал строго индивидуальные рекомендации по режиму, гимнастике, диете, рекомендации о наиболее рациональном (соответствующем уникальности организма и психике пациента) режиме жизни, позволяющем сохранить здоровье и работоспособность на долгие десятилетия, причем наиболее естественными средствами. Сейчас же медик, нашедший высокоэффективный прием лечения в ходе работы с группой определенных пациентов, спешит распространить его использование на всех, забывая об индивидуальной конституционной предрасположенности человека к различным воздействиям.

Е. В древности было развито учение о влиянии диеты на психическую деятельность, о влиянии психического состояния на телесные процессы и наоборот. Развивали учение о гармонизирующей роли окружения, о взаимосвязи человека и Солнечной системы, причем, не просто строили гипотезы или "догадывались", но использовали астрологию и косморитмологическую конститулогию. Все это суммировалось из века в век, накапливаясь в храмовых библиотеках и царских книгохранилищах. Здание Восточной Медицины было целостным и единым, что принципиально отсутствует в современной ситуации. Именно целостность, многоуровневость и системность концепций позволяла прекрасно диагностировать и избирать стратегию и тактику лечебного воздействия - знание было практическим и сведено в стройные, внутренне непротиворечивые системы.

Лечение стремились сделать предельно естественным, учитывались прежде всего целительные "мощности" самого пациента, его возможности самоорганизованности и самовосстановления, было обязательным правило "ступенчатого вмешательства" - от наименее мощных средств ко все более глубинно действующим, обязательным было направленное духовно-нравственное гармонизирующее влияние на больного - состояние души и духа считались основой здоровья.

Ж. Древние врачи стремились системно очистить организм пациента от "шлаков", вывести из него токсические вещества, наполнить сердце и ум человека музыкой и красотой. Они прекрасно понимали, что для приведения в действие глубинных защитных сил самоисцеления совершенно необходимо облегчить пути действия сил самоорганизации очищением и гармонизацией пациента.

З. Врачи прошлого использовали именно живое начало и в растениях (обкладывание живыми цветами, использование природных ландшафтов, запахов трав и других аналогичных приемов), и в природных факторах (лечение чистым минерализированным воздухом, огнем, водой и почвой).

И. Цвет, мелодия и аромат рассматривались как наиболее естественные целебные гармонизирующие энергии, действующие через естественные каналы настройки организма в унисон с окружением.

К. Особое место в лечении отводилось искусной психотерапии, особенно психической саморегуляции пациента как способу пробуждения самопроизвольной активности человека. Как шутили Е.Петров и И.Ильф - "Спасение утопающих дело рук самих утопающих". Грустный лозунг, но в медицине врач - лишь помощник Исцеления Верой и Любовью, этих Главных Созидающих Сил Мироздания. Главная роль в борьбе с заболеванием принадлежит самому пациенту. Следовательно, нет необходимости подменять защитные силы организма, лишать его времени и возможности мобилизовать их. Потому-то хирургия в древние времена особенно не прогрессировала. Учитывая разработанность диетотерапии, физиолечения и психоэнергетического воздействия, к ножу врач прибегал лишь в самом крайнем случае, а вообще-то старались не доводить дело "до ручки".

Важнейшим преимуществом Восточной Диагностики нам представляется синдромный подход, в защиту правомерности которого приведем в заключение слова В.Г. Вогралика: "Синдромная классификация болезней, стремление лечить больных, исходя из основного болезненного синдрома, тонко уловленных индивидуальных проявлений заболевания, возникли в Китае еще на заре медицины. Благодаря кропотливой и упорной работе народных врачей на протяжении многих веков это направление получило большое развитие и дало плодотворные результаты. У современных врачей, благодаря во многом успешному развитию учения об этиологии и патогенезе заболеваний и построению лечения, исходя из понимания этих вопросов, имеются свои достижения. Однако у современных медиков в значительной мере атрофировалось искусство улавливания тех мельчайших индивидуальных черт отдельных больных, которое высоко развито у китайских народных врачей и которое и в лечении ряда болезней, еще не изученных этиологией и патогенезом, и в индивидуализации лечения больных ставит китайских народных врачей пока что на голову выше нас... Синтез современной медицины и доктрин традиционных систем (а не просто заимствование лекарств и приемов без теории и методологии) даст колоссальный эффект". Нужно отметить, что доктор Вогралик В.Г. многие годы отдал изучению методологии и практики Восточной Медицины, и слова эти, произнесенные в 60-х гг. звучали очень смело и непривычно, учитывая тогдашний уровень развития физиологии и клинической практики. С теперешних же позиций, с сегодняшнего уровня, достигнутого современной экспериментальной наукой, методологические принципы Восточной Медицины закладываются в следующие принципы, которые мы и приводим в заключение данного раздела этой главы.

1. Принцип Мировой Симпатии - связь и резонанс всего со всем при сохранении тотальной организованности. Единство Небесного, Природного и Человеческого, тождество Микрокосмоса и Большой Вселенной.

2. Признание психической энергии агентом всеобщей связи - энергетизм и принципиальный динамизм мировоззрения медиков древности. Примат духовно-нравственной гармонии и иерархии уровней здоровья.

3. Холизм - признание фундаментальной целостности, организменности Мироздания и природных систем, маленькой самоактивной частицей которых является связанный с ним живыми взаимодействиями организм человека. Человек неразрывен в своих связях с окружением.

4. Признание тотальной организованности всех процессов организма и Мироздания во времени, существенная необходимость психобиоритмологии для диагностики и лечения. Математическая стройность правил диагностики и лечения в сочетании с интуитивностью процесса поиска конкретного решения у врача.

5. Признание уникальной индивидуальности каждого конкретного пациента и системности, комплексности лечебных воздействий. Воздействия рассматривались как система действующих начал, при сопряжении друг с другом дающих новое качество влияния. Уникальность условий и обстоятельств обследования и лечения. Жизнеспособность, "живость" как интегральный показатель действенности лекарственных средств, ненасильственность влияний и учет динамики изменения состояния пациента в процессе лечения.

Таковы принципы мышления древних целителей душ и тел. Таковы, на наш взгляд, принципы мышления врачевателей недалекого будущего. Возможно, именно такими принципами будут руководствоваться уже в скором будущем составители учебных программ для медицинских вузов. Будущие врачи должны учиться на лучших примерах прошлого. И один из наиважнейших принципов - Принцип Исходного Состояния, который стал известен мировой физиологии лишь в нашем столетии, но долгие века существовавший в неявном виде как само собой разумеющееся условие выбора индивидуального лечения.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх