Сказка 18. Риджбек

РИДЖБЕК ИЛИ ЛЬВИНАЯ СОБАКА

Африканская саванна, «негостеприимная земля», как называют её аборигены, коренные жители материка. Палящий зной, изнуряющая жара, вот что ждёт тебя на её просторах. Но для длинношеих жирафов, полосатых зебр, толстокожих бегемотов, несуразных антилоп гну с козлиной бородой и лошадиным хвостом и многих, многих других животных и птиц — это родина. Здесь и произошла удивительная история, одним из участников которой стал красновато-пшеничный, с белым пятном на груди, с трогательными ушками-лопушками, мягко свисающими вдоль морды, пёс.


Итак, в долине реки Лимпопо, среди гигантских баобабов и раскидистых акаций жила семья жирафов, в которой ожидалось удивительное событие, скоро должен был появиться на свет детёныш. К этому событию готовились, его ждали. Жирафа получала самые вкусные веточки мимозы и наиболее сочные фикусовые листочки.

Здесь же, в отгороженной деревянным частоколом от опасностей саванны африканской деревне, в племени народности шона жил гордый, независимый пёс. Он много странствовал с людьми, защищая их от диких кровожадных зверей, пока они не облюбовали для поселения место, недалеко от медленно несущей свои грязно-зеленые воды реки Лимпопо. С тех пор у собаки появилось больше свободного времени, и она с удовольствием познакомилась с соседями.

Среди них оказалось стадо полосатых зебр, от которых рябило в глазах. Чёрно-белые неугомонные лошадки бесконечно сновали туда-сюда, замирая на мгновение лишь для того, чтобы оценить опасность.

Семейство бегемотов, которые редко покидали мелководье реки, постоянно нежась в грязевом месиве, выставив на свет лишь ноздри, глаза да ушки.

Угрюмые, себе на уме крокодилы, с ними необходимо держать ухо востро. Эти с первого взгляда неповоротливые зелёные «брёвна» могли в одно мгновение выпрыгнуть из воды и утащить на дно огромного зазевавшегося буйвола.

Потешный бородавочник, дикий земляной поросёнок, с огромными клыками, торчащими из пасти, нелепыми буграми под глазами и около носа, с топорщащимися бакенбардами и ниспадающей на лоб чёлкой. Однажды он пригласил пса в гости, но, подойдя к норе, развернулся к ней задом, протиснулся внутрь и, как пробка, закрыл своей тушей вход внутрь. Свободного места больше не оказалось, так пёс и просидел снаружи, вежливо помахивая хвостом, чтобы не обидеть «гостеприимного» хозяина.

Но особенно тёплые отношения сложились у собаки с жирафами. Эти высоченные животные с небольшой головкой на длинной шее, тонкими ногами с огромными костистыми коленками притягивали пса своим добрым нравом и весёлым характером. С ними можно было играть в слалом, проворно делая «змейку» между широко расставленными ногами, или в прятки. Не удивляйся, «солнечные зайчики», прыгающие по их пятнистой шкуре, делали их в листве деревьев незаметными для глаз. Кроме того, они могли рассказать о том, что делается кругом, с пятиметровой высоты без труда просматривая территорию на много миль вокруг.

Пёс всё чаще и чаще наведывался к друзьям, уж очень ему хотелось поскорее увидеть маленького жирафика. И вот, наконец, чудо произошло, на свет появился, а точнее свалился с двухметровой высоты, он, долгожданный малыш. Да, назвать малышом эту небольшую вышку было бы трудно, если бы не его нелепый вид. Он стоял, слегка оглушённый падением, покачиваясь из стороны в сторону на ножках, которым ещё не доверял. Мама с гордостью, любовью нежно облизывала его языком, помогая делать первые в этом мире неуверенные шажки. Неповторимый пятнистый рисунок на золотой шкурке, мягкие, вытянутые вперед губы, бархатные крохотные рожки, украшающие головку, растопыренные ушки, чёрные выразительные, окаймленные густыми ресницами глаза — пёс влюбился в «крошку» с первого взгляда. Вскоре они весело проводили вместе время, играя с зебрами и антилопами.

Всё было бы хорошо, но неожиданно пришла беда. Наступила засуха, листья на деревьях съёжились, трава пожухла, река обмелела и пересохла, вода осталась в немногих углублённых местах, куда и стремились изнурённые жаждой звери. Кроме того, в этих местах появился лев — «бродяга», изгнанный из прайда львиной семьи за особую жестокость. Страх поселился в сердцах животных, они уже не могли спокойно пастись и беззаботно резвиться.

Несчастье случилось на водопое. Семья жирафов отправилась к реке. Высоченным гигантам необходимо было широко расставить ноги, опуститься на колени, вытянуть вперед шею, для того чтобы добраться до живительной влаги. В тот миг, когда старшие животные находились в этой неудобной, непривычной для себя позе, и подкрался к малышу злобный гривастый зверь. Пока папа жираф неуклюже пытался подняться на ноги, чтобы заступиться за жирафку, сытый лев раскатистым рыком погнал малыша в глубину саванны. Родители даже с высоты своего роста не могли рассмотреть любимое чадо в струящемся мареве, поднимающемся от растрескавшейся земли. Велико было их горе, они безмолвно стояли, тесно прижавшись, переплетя шеи, пытаясь поддержать и утешить друг друга.

Тут-то и подоспел пёс. Он слушал взволнованных, перебивающих один другого жирафов, наморщив лоб, по которому извилистыми тропинками пролегли глубокие морщинки, в них падали и стекали на собачью морду огромные соленые слёзы жирафы мамы. Приняв решение, пёс заводил носом, пытаясь в переплетении следов найти и определить дорогой запах пятнистого друга-малыша. Взяв след, собака поспешила вперед, следом за ней одновременно выбрасывая вперёд обе правые, а затем обе левые ноги заторопились жирафы, будто плывя, колыхаясь и раскачиваясь, как на ходулях, над раскалённой зноем землёй. К сожалению, они не могли долго выдержать взятый собакой темп и вскоре остались далеко позади.

Наш пёс уверенно продвигался к цели, ни на минуту не задумываясь о том, как он в одиночку справится с «царем зверей». Важно было спасти друга, и он мчался не жалея лап. Наконец показалась жертва и её погонщик. Жирафка стоял такой одинокий посреди огромной равнины, дрожь сотрясала его тельце, в темных широко распахнутых глазах бился тихий ужас, а рядом, охаживая себя по бокам сильным хвостом с кисточкой на конце, потряхивая гривой, заходился в устрашающем рыке лев. Нет, он пока не собирался есть малыша, но ему нравилось держать жирафика в напряжении и ожидании роковой минуты.

Пёс залаял и закружился вокруг мучителя, пытаясь отвлечь на себя внимание огромной кошки. Он понимал, что в одиночку ему не справиться и пытался дождаться спешащих на подмогу жирафов. Лев уставился на собаку, ожидая увидеть привычный панический страх, но встретил решительный, прямой взгляд карих собачьих глаз. Звери, не мигая, гипнотизируя, уставились друг на друга. Тело льва напружинилось для броска, собака спокойно готовилась встретить его.

Жирафы подоспели как раз вовремя. Отец заторопился вперёд, размахивая тяжёлой головой, словно кувалдой. Лев, оценив обстановку, проворным движением попытался запрыгнуть жирафу на спину, но был встречен оборонительным ударом передних ног. Мощный толчок отбросил «кошку» далеко назад. Встретив такое дружное отважное сопротивление, лев, поджав хвост, оставил поле боя и больше не появлялся в этих краях.

Сколько же было радости, как нежно жирафы ласкали своего малыша, облизывая его своим на редкость длинным языком.

Пёс, скромно постояв в сторонке, тихонько потрусил прочь, чтобы не мешать долгожданной встрече. Но малыш вырвался из любящих «объятий» и бросился к собаке. Он наклонил свою голову, вытянув шею и перегородив дорогу, заглянул спасителю в глаза и «чмокнул» его в холодный влажный нос. Пёс растроганно замер, вдруг он почувствовал, как по его позвоночнику от хвоста к загривку шершаво прошёлся жирафий язык, это жирафа мама благодарила за своего малыша, с другой стороны такой же лаской одарил пса и папа жираф. Намоченная шерсть поднялась дыбом и так и осталась стоять торчком, образуя на спине забавный гребень (ридж), смешно сворачиваясь за плечами двумя завитками.


С тех пор собаку так и зовут Риджбек или львиная собака.


Надеюсь, что тебе было интересно, и ты непременно прочитаешь следующую историю.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх