Сказка 23. Леонбергер

ЛЕОНБЕРГЕР ИЛИ ТАЛИСМАН ГОРОДА

Ах, как волшебно, таинственно выглядят горы, покрытые тёмными хвойными деревьями. Это Шварцвальд, или «Черный лес». Много легенд и сказочных историй хранит он среди вековых стволов соснового бора. Я поведаю тебе одну из них; как всегда, нас ждёт встреча с новой удивительной собакой. А началось всё так…


— Ведьма! Ведьма! — толпа бесновалась. — На костёр её! Сжечь окаянную!!!

Дроги с осуждённой медленно продвигались к воротам города. Узкие улочки были запружены народом. Сегодня за крепостной стеной готовилась расправа над проклятой ведьмой, которая наслала на них страшный мор. Аннет вздрогнула, камень больно ударил её в плечо, в повозку летели помидоры, пучки латука, яйца… Она даже не уклонялась от их попаданий. Некогда симпатичная молодая розовощёкая девушка — после всех перенесённых страданий — превратилась в старуху. Волосы её поседели, были спутаны и торчали клочьями в разные стороны, что действительно делало её похожей на старую злобную колдунью. С недоумением она смотрела на эти разъяренные лица:

— Что случилось с этими людьми, которые знали её с малолетства. Я играла с их детьми, каждый день раскланивалась с ними на улице. Я лечила их травами, применяя тайное знание, переданное мне бабушкой. Ах! Если бы не сбежавшие мыши…

Аннет снова обвела толпу внимательным взглядом. Нет, она не боялась. Она верила, что он спасёт ее, не бросит в беде. Но родного, умного лика отца она не могла разглядеть среди перекошенных от ярости, страха и презрения лиц горожан. Вот уже показались городские ворота, там, на опушке Черного леса приговор будет приведён в исполнение.

«Шварцвальд!» — мысли Аннет перенеслись в его волшебные хвойные чертоги. Сколько чудесных мгновений она провела в тени его крон. Девушка знала там каждую тропинку, каждый кустик. Бабушка учила её, что любую травинку необходимо срывать строго в определённый момент, чтобы сила природы, заключённая в ней могла принести пользу людям. Не боясь застудить босые ноги холодной утренней росой, Аннет на заре собирала «зеленые лекарства», выкапывала коренья в свете сияющей во всей красе полноликой луны, обжигая нежные руки, складывала в корзину «кусачие» крапивные стебли. Много ингредиентов пришлось заготовить ей для отваров, притирок и настоев. Сколько болезней удалось ей победить, какие страшные раны залечить, но… Повозка неуклонно приближалась к месту, где целительнице предстояло завершить свой жизненный путь. Вот, громыхая по мостовой, телега медленно вкатилась в створ городских ворот и показалась уже снаружи.

Внезапно со стены взвилось серебристо-серое тело и опустилось на повозку, грозное громовое рычание сопровождало этот прыжок. От неожиданности стражники, испугавшись и завопив: «Нечистая сила!» — попадали на землю.

— Леон! Я знала, что он пришлёт тебя! — вскричала обречённая девушка. Огромная собака со страшной тёмной пастью и горящими глазами запрыгнула на спину лошади и та понесла. Никто ничего не понял, толпа смешалась, а повозка скрылась в Чёрном лесу…

…Удачливый городской коммерсант, член муниципалитета Леонберга стоял перед запечатанной дверью своего дома, ведущей в подвал. Генрих, назовём его так, сегодня решился узнать страшную тайну, которая долгие годы была скрыта в этом подземелье. В старинной легенде, которая передавалась в семье из поколения в поколение, говорилось, что их род владеет старинным манускриптом, который может как возвеличить, так и погубить его владельца.

Дело было в том, что прадед господина Эссига был некогда алхимиком, который трудился над разгадкой секрета «философского камня». Проводя различные опыты, он пытался создать субстанцию, или проще говоря, волшебную смесь, при помощи которой ему удалось бы превращать любые металлы в золото или серебро. Однако поиски эти успехом не увенчались, более того дочь его была обвинена в колдовстве и ей чудом удалось избежать наказания — сожжения на костре. С тех пор алхимик оставил своё занятие, перебрался с дочерью в Леонберг, занялся торговлей, выстроил дом и что-то спрятал в подвале, проход туда наглухо заколотил и больше никогда не открывал.

Маленький Генрих часами простаивал возле этой запечатанной двери, но доступ туда был строжайше запрещен. И только после смерти отца, господин Эссиг решил заглянуть в подвал. Ему не давала покоя тайна, хранящаяся там, он твёрдо намеривался узнать, что его предок спрятал от людских глаз. Проклятье его не пугало, он был не суеверен, но всегда хотел прославить свое имя и войти в историю. С замиранием сердца торговец спустился по скрипящим ступенькам…

Долго он разбирал хранящиеся там рукописи, к сожалению, они практически полностью истлели, но вот ему на глаза попался дневник прадеда. Листы, исписанные мелким почерком, во многих местах были прожжены, страницы разъела сырость и плесень. В конце дневника Генриху удалось разобрать:

«Сегодня я навсегда прекращаю свои изыскания. Они чуть не погубили мою… Аннет, я не могу так рисковать. С болью… я спрячу… от людских глаз рецепт своего… «белый лев», с его помощью я надеялся превращать… любые неблагородные металлы… Однако, проводя,… опыты на мышах и крысах, я заметил, что при добавлении нескольких капель эликсира к воде,… меняют свою серую окраску на… серебряный цвет,… и… в размерах. Позже… продолжил эксперименты на щенках… похожи на льва… бесстрашны… живое воплощение герба…может быть… когда-нибудь…».

Далее текст полностью истёрся, но рецепт эликсира чудом сохранился…

Между тем приближалось торжественное событие — конная ярмарка, которая каждый год с большим размахом проводилась в городе. Бургомистр был сам не свой, мало того, что для её проведения требовалось выделить средства из казны, необходимо было придумать сюрприз, потеху, незабываемое зрелище, которое привлекало бы на праздник новых торговцев и покупателей. Собрания членов городской думы ни к чему не привели. Бургомистр посмотрел на записанные предложения: «Народное гуляние, песни и танцы, фокусы, фейерверки, парад». Все это было, было… «Где же найти свежую идею?» — подумал градоначальник, почесывая гусиным пером в затылке. Он, не торопясь, подошёл к окну. За стеклом на флагштоке развевалось знамя, на его полотнище трепетал лев, символизирующий герб города. На мгновение мэру почудилось, что лев зашевелился, повернул голову и сделал движение лапами. Бургомистр протёр глаза: «Привидится же такое! Пора домой, что-то я совсем заработался», — подумал градоначальник. В это время дверь в кабинет распахнулась, и на пороге появился господин Эссиг:

— Господин бургомистр! Замечательно, что я застал Вас на месте! — Затараторил торговец, приближаясь.

— Что привело Вас в столь поздний час?

— Идея, замечательная идея, которая поможет сделать нашу ярмарку незабываемой в этом году. Он подошёл к градоначальнику и, размахивая руками, быстро-быстро стал потихоньку выкладывать тому своё предложение. Бургомистр, поглаживая свои пышные бакенбарды, согласно кивал в ответ…

Что? Ты спрашиваешь, а где же собака? Потерпи, наша история ещё далека от завершения…

Конная ярмарка! Это праздничные торги, на которые стекается огромное количество людей. Целую неделю в павильонах, установленных на улицах и площадях города, можно приобрести не только товары для лошадей и всадников, но и инвентарь для конюшен, экипажи и кареты, одежду и обувь для верховой езды. Лавки ломятся от сувениров и разнообразных яств. Попутно с торговлей здесь развлекаются и состязаются. По традиции, коней, участвующих в этих играх, можно купить. На улицах царит праздничная суета, актеры поют и танцуют, бродячий цирк устраивает представления. Завершается же это событие грандиозным шествием, которое открывают всадники на гарцующих лошадях, затем по улицам мимо помоста с градоначальником проходят тележки, на которых торговцы выставляют свои товары. Булочники выпекают, огромные торты, портные наряжают хорошеньких горожанок в необыкновенные костюмы, мебельщики декорируют целые комнаты…

Вот и в это воскресенье бургомистр уговаривал жену отправиться на парад. Недавно у них родился сын, и мать не хотела покидать малютку, но, поддавшись уговорам мужа, решилась оставить малыша на попечение няни. Она и подумать не могла, что приглашенная из Англии гувернантка с прекрасными рекомендациями бросит ребенка.

Тем не менее, няня тоже хотела посмотреть на закрытие Ярмарки, она еще никогда не была на таком большом празднике. Поэтому, убаюкав младенца, она опустила его в колыбельку и поспешила к выходу. «Всего на полчасика, никто и не заметит», — подумала она. Хлопнула дверь, затрепетал огонёк свечи, порыв воздуха взметнул лёгкую оконную занавеску…

Шествие приближалось к центральной площади города, там должны были состояться главные мероприятия закрытия Ярмарки. Внимание горожан было привлечено к возвышению, украшенному маленькими флажками и цветами, находящемуся рядом с помостом бургомистра. На нём замер огромный лев. Когда глава города, объявил о закрытии Конной ярмарки, лев внезапно ожил, поднялся на задние лапы и из его горла прокатился над притихшей толпой грозный рык «царя зверей». В то же мгновение небо озарилось цветами фейерверка. Толпа радостно загалдела, взоры устремились в разукрашенное небо. Залп следовал за залпом.

Внезапно «лев» спрыгнул с возвышения и опустился на помост, где стояла городская знать. Он громко гавкнул и схватил бургомистра за край камзола. Женщины истошно завопили, господин Эссиг схватил и потянул собаку за кисточку импровизированного львиного хвоста, пёс, разрывая ткань костюма, рванулся вперёд, спрыгнул с помоста и помчался в сторону дома градоначальника. Все невольно обернулись ему вслед, и увидели, что дом объят пламенем. Бургомистр побледнел и прижал к себе жену.

— Мой сын! Мой ребёнок!!! — страшно закричала бедная женщина, пытаясь вырваться из рук мужа. Дом пылал, огонь уже выбивался из окон первого этажа. Однако огромная серебристо-серая собака бесстрашно бросилась в бушующее пламя. Все замерли… мгновение, другое… из пылающего костра выскочил пёс. Его серебряная шкура пожелтела опалённая огнём, морда была измазана сажей, но в пасти, высоко задрав голову, он держал люльку с младенцем. Бургомистр и его жена кинулись к ребёнку, тот был невредим. Когда пламя было потушено, градоначальник опустился на колени и прижал к себе перепачканную копотью морду пса:

— У тебя бесстрашное сердце, ты отважен, как настоящий лев. Отныне ты будешь зваться Леонбергер. Имя твое прославит наш город в целом мире!

— Леонбергер! Леонбергер! — скандировали жители.


Так желтовато-коричневый с чёрной мордой пёс стал живым талисманом города Леонберг. А Генрих Эссиг вошёл в историю, как человек подаривший миру очаровательную породу Леонбергер. Однако рецепт волшебного эликсира он уничтожил, слишком уж много зла хранила в себе древняя рукопись.

Вот такая сказка, а может и не сказка… Ты сам можешь отправиться в Леонберг и увидеть на площади города памятник собаке, который поставили благодарные жители города своему герою.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх