ГЛАВА ВОСЬМАЯ

ЗАХВАТ БУДУЩЕГО

Обработка масс — Функция связи с Богом — Равенство и уникальность — Цель верующего — Информация как сила — Динамический хаос и математическое описание — Аттракторы — Бессмысленность прямого вызова государству — Ленин и Гитлер — Захват власти — Власть через террор — Создание аттракторов — Создание условий заставляющих правильно мыслить — Битва за мозги — Организация и мораль — За границей познания

Любой метод информационной обработки бессознательной массы всегда имеет только одну цель — привести массы в область где не нужно мыслить. Когда массы утрачивают эту способность, т. е. устойчивость их мыслительного аппарата снижается, они воспринимают любую идею извне без всяких предварительных условий. Весьма показательно, что точно такая же цель двигала и устремлениями религиозников, правда, сейчас это характерно не столько для представителей основных конфессий (для них, как для оформившихся и относительно устойчивых систем, данная проблема не так актуальна), сколько для бесчисленных сектантов. «Оставьте свои мозги при входе!» вот первый и базовый пункт для любого неофита попадающего туда. Этот лозунг был написан на двери одной из американских протестантских церквей. А если мы учтем факт что в религию ни один человек просто так не приходит, более того, с уверенностью можно сказать, что у арийцев, за редчайшими исключениями (нам неизвестными, но теоретически возможными), приход в секту — всегда следствие фрустрационной регрессии, ибо ни одна современная религия не соответствует статусу белого человека, пусть и предельно деградировавшего. Белые, в большинстве, никогда не исключали Бога из своего миросозерцания, но та методика общения с ним которую предлагают клерикалы, может удовлетворить только индивида не чувствующего собственную интеллектуальную силу и силу вообще. Тем не менее, каждый умственно здоровый ариец, тем более интеллектуал, всегда отдает себе отчет, что Бог — всего лишь часть (пусть главная и неотъемлемая) некой большой системы, потому должен вписываться в закон, пусть и им самим установленный. Система, как мы знаем, есть совокупность функций описывающих отдельные звенья системы и функций описывающих все связи между звеньями. Т. е. связь между отдельным арийцем и Богом, если таковая вообще наличествует, — есть обычная функция, пусть и многозначная или, простым языком, система отношений. Функции связи могут быть похожи, но для каждого индивида решение будет свое. В этом и состоит так называемая «уникальность индивида» и «равенство всех пред Богом» в понимании клерикалов. С уникальностью мы может и согласимся, а вот насчет равенства все не так однозначно.

То же самое можно сказать и о сатане. Но с ним все более-менее ясно, степень детерменированности связи с ним в произвольно выбранный момент времени dt обратно пропорциональна той, что наличествует с Богом. И если мы действительно предположим, что есть некие люди (или всего лишь один человек) ходящий, как в той народной поговорке, «под Богом», то степень воздействия на него сатаны стремится к нулю. Кто есть такой человек? Тот, кто вписывается в закон. Тот кто живет по реальному закону Бога который вы не найдете в религиях, ибо религии придуманы для другого. Обратим внимание на забавный факт: степень ортодоксальности индивида исповедующего ту или иную религию определяется абсолютным количеством законов, установлений и предписаний которые он на себя добровольно налагает и исполняет. Но правильный ли это путь? Поставим вопрос по-другому: какова цель? Получить от Бога подачку, степень дороговизны которой зависит от качества исполнения обряда? Или заработать себе обеспеченное существование в вечности, т. е. купить будущее? Но Бог — не торговец. А будущее нужно завоевывать, точнее — захватывать. Об этом и пойдет речь.

1.

Гарантированный захват чего-либо, всегда подразумевает наличие достаточного количества знаний о субъекте захвата. Представьте себе, что на земле появился некий человек, который знает все что произойдет хотя бы в ближайшие 10 лет. Ну, или не всё, а хотя бы состояние фондового рынка и рынка ценных бумаг. Как сказочно он мог бы обогатиться буквально «с нуля», скупив акции которые окажутся самыми прибыльными через 10 лет. Или распродать безумно дорогую недвижимость, зная, что вскоре она будет разрушена землетрясением. Или купить за бесценок бесплодный кусок земли, зная что через год в нем обнаружат бездонные запасы нефти или, скажем, алмазов. Знание развертывания того или иного процесса во времени опять-таки привязывается к энергии, к достижению власти через деньги добытые знанием (т. е. информацией). Вот почему в каждой политической или экономической структуре всегда наличествуют люди занимающиеся прогнозированием ситуации. Но это не самый высокий уровень. Дело в том, что сложность прогнозирования объясняется не ошибочностью самой модели по которой делается прогноз. Напротив, мы можем исключительно точно знать начальные условия, вспомним, как Лаплас еще в XVIII веке сказал: «дайте мне точные начальные условия и я предскажу вам будущее!»[139] Увы, теперь мы знаем, что это невозможно. Суть в том, что ничтожные изменения начальных условий могут привести к полностью противоположным результатам. Причем в большинстве случаев расхождение с просчитываемым результатом нарастает экспоненциально. Например, если точность прогноза погоды на сегодня может быть 85 %, то на завтра она будет уже 50 %, а на послезавтра — 10 %. Кому нужен такой прогноз? Время-то идет линейно! Этот момент много раз встречался в фантастических произведениях описывающих путешествия в прошлое. Посланец из нашего времени случайно давит червяка или лягушку, после чего, возвращаясь назад в будущее, видит принципиально иную картину животного мира. Маленький убиенный червяк и… эволюция пошла совсем по-другому, ведь именно этот червяк мог дать начало новому виду! Т. е. были немного изменены начальные условия — раздавлен один из сотен миллиардов червяков. Может быть из-за страха вмешаться в мировой эволюционный процесс ортодоксальные буддисты ходят в специальной обуви чтобы не раздавить какое-нибудь насекомое и пьют через ситечко чтобы кого-то не проглотить? То же можно сказать про христианских отшельников, пустынников и затворников.

Принято считать, что сообщество людей как система довольно трудно поддается описанию, а тем более — математизации. От этого непонимания берут начало сотни, если не тысячи разного рода «общественных наук», подавляющая часть которых изначально абсолютна избыточна и являет собой образец типовой творческой импотенции тех, кто ими занимается. Каждая из них пытается что-то объяснить и даже что-то объясняет, но при выходе за рамки данной «науки» понимаешь, что ничего-то она не объясняет. Она объясняет сама себя. А причина в том, что человеческое общество представляет собой динамический хаос, причем хаос этот нарастает вследствие накопления энтропии. Хорошо было в первобытную эпоху. Число людей — минимально, плотность населения — минимальна, никакой избыточности, только целесообразность. Можно было и о свободе поговорить. А сейчас мы зачастую не знаем, чем занимается сосед или ближайший знакомый. Может он живет тем, что вас обворовывает? Или тем, что продает наркотики вашим детям, пусть не лично, а через посредника (например, сына вашего лучшего друга)? Или сбрасывает в канализацию сильнейшие канцерогенные вещества? Или хранит дома радиоактивные элементы, причем прямо за стеной, где стоит ваша кровать. Или кровать с вашим маленьким ребенком. А у вас даже хорошего дозиметра нет. В то же время видно, что вся биологическая система как-то эволюционирует. Исследования последних лет показали, что системы с детерминированным хаосом движутся так, что всё время находятся в неустойчивом состоянии. Самые малые возмущения этой системы способны вызвать цепь непредсказуемых последствий. Вот почему буржуазные общества так боятся «резких скачков» и «потрясений». Вот почему тоталитарные страны всегда стремились достичь максимальной стабильности. Вот почему издыхающая советская «держава» непрерывно насиловала народ пропагандой т. н. «мира». «Миру-мир», «мир любой ценой», «мир во имя мира» — эта галиматья потоками лилась на головы типового советского обывателя, она была одним из средств подавления в нем инстинкта сопротивления. А поскольку человеческая система конечна (т. е. число людей и число связей конечно, хоть и очень большое) и располагается на конечной территории, то векторы интересов отдельных людей не могут разойтись из-за неустойчивости более чем за области движения, после чего начинается их запутывание внутри этой области, выполняющей роль некоего «силового центра притяжения». Такая область называется аттрактором.[140] Разъясним этот важный термин на простых примерах.

Всем знаком обычный маятник, т. е. длинная нить с подвешенным грузом. Если его отклонить (вывести из равновесия) то он начнет совершать свободные колебания по определенной траектории и вскоре, из-за потерь на трение и сопротивление воздуха, остановится в той точке, в которой он был изначально. Графически это можно увидеть если на оси ОХ откладывать угол отклонения маятника, а на оси ОY — скорость изменения этого угла. Траектория будет представлять собой спираль, постепенно закручивающуюся к началу координат. Начало координат и станет её финальной точкой. Эта точка — простейший точечный аттрактор. В ней «заканчивается» траектория маятника. Если накачивать маятник энергией в результате чего он начнет совершать вынужденные незатухающие колебания, то мы получим уже не точку, но замкнутую кривую — циклический аттрактор. Впрочем, эти простые аттракторы не очень интересны. Гораздо интереснее — хаотические или, как их еще называют, «странные» аттракторы. Такой аттрактор впервые предложил метеоролог Эдвард Лоренц (не путать с другим Лоренцем — голландским физиком) из Массачусетского университета. Он-то как раз и заинтересовался прогнозированием погоды путем обработки системы дифференциальных уравнений Навье-Стокса описывающих движение конвекционных потоков воздуха.[141] И получил результат — совместное решение этих трех вполне простых и однозначно решаемых (по отдельности) уравнений в результате всегда представляло динамический хаос имеющий конечный горизонт прогноза, т. е. время где будущее однозначно определяется прошлым5. Вот почему погоду в принципе невозможно предсказать даже в среднесрочной перспективе. И, тем не менее, аттракторы описывающие случайные процессы имеют вполне эстетически удобоваримый, а зачастую и очень красивый вид.[142]


Странный аттрактор Лоренца

Да, внутри них траектории могут идти хаотично, но сам внешний вид аттрактора показывает, что и он выстроен по определенному закону. Профессор А. Панченков по этому поводу замечает: «Решающее, в определенном смысле революционное, влияние на методологию познания Вселенной и окружающей нас действительности оказало открытие в 1963 году Э. Лоренцем странных аттракторов. Работа Э. Лоренца привела к пересмотру устоявшихся взглядов на хаос… Стало ясно, что в проблеме хаоса странные аттракторы являются ключевым звеном. Странный аттрактор Лоренца стал предметом многочисленных исследований, сведение о нем во всех монографиях посвященных хаосу, самоорганизации, синергетике…»[143]

Для чего мы это всё рассказываем? А для того чтоб показать, что малые причины часто имеют очень большие следствия и это отнюдь не народная догадка, но проверенный факт. Древние это понимали, но научно доказано это было только при жизни нашего поколения. Эти следствия невозможно точно предсказать, но можно достаточно точно определить «область предсказания». Помните знаменитое выражение — «дьявол прячется в мелочах»? Это еще один аспект противостояния сил работающих на рост и снижение энтропии, противостояния сатаны и Бога. Если вы хотите досконально изучить тот или иной предмет, вникайте в мелочи, в самые несущественные (как кажется) детали. В них — самое интересное. Тут же вспоминаем еще одну (уже упомянутую нами) формулировку: «Бог создал всё, дьявол сделал это «всё» интересным». Она не совсем точна, дьявол просто играет в той области, где всю информацию собрать невозможно, но церковники считают интерес отрицательным качеством, полагая, что он порождает в людях эгоизм. Мы уже показывали и еще не раз покажем, что нельзя знать абсолютно всего, для этого в каждый момент времени нужно иметь бесконечно широкий информационный канал, что, в конечном счете, подразумевает бесконечно большую энергию. Её нет ни у кого. Во-вторых, чтобы стало ясно: для организации масштабных последствий не надо иметь ни то что бесконечной, но и даже очень большой силы, главное — создать или предугадать ситуацию когда система будет находиться в таком состоянии, при котором нужное для нас изменение будет обеспечено минимальными энергическими затратами. Военный историк Эрик Хоссбаум приводит высказывание Ленина по этому же вопросу: «…Революцию нельзя учесть, революцию нельзя предсказать, она является сама собой… Разве за неделю до февральской революции кто-либо знал, что она разразится?»[144] Иными словами, создались условия, когда царя, положение которого еще несколько лет назад казалось вечным, не потребовалось даже свергать, ему сделали мягкий намёк и он сам отрекся, сказав напоследок, что «кругом измена, трусость и обман». И то и другое, причем возведенное в массовое явление, как раз и есть признак тотального ослабления государства. Точную дату наступления этих условий предугадать было невозможно, можно было просто знать куда, в каком направлении, идут все «траектории». Что же касается октября 1917 года, то степень дезорганизации (неустойчивости) государства оказалась такой, что его могла захватить любая организованная группировка. Большевики были не то чтобы очень организованы, нет. Они были морально готовы более всех. Ленин просто точно выбрал момент, когда власть действительно валялась. Солженицын в «Круге Первом» верно подмечает факт отнюдь не гарантированного финала «красного октября». «Авантюрой был и октябрьский переворот, но удался, ладно. Удался. Хорошо. За это можно Ленину пятёрку поставить. Там что дальше будет — неизвестно, пока — хорошо. /…/ Удивительно, но похоже было, что революция за один год полностью удалась. Ожидать этого было нельзя — а удалась! Этот клоун, Троцкий, ещё и в мировую революцию верил, Брестского мира не хотел, да и Ленин верил, ах, книжные фантазёры! Это ослом надо быть — верить в европейскую революцию, сколько там сами жили — ничего не поняли. Тут перекреститься надо, что своя-то удалась. И сидеть тихо. Соображать».[145] По сути, вся энергия «Ильича» ушла на то, чтобы убедить колеблющихся членов ЦК что власть можно будет взять без всяких проблем. Он увидел или почувствовал. А другие — нет. Именно это и ни что другое обеспечило ему непререкаемый авторитет внутри партии на весь обозримый период. Временное правительство было убрано с политической арены без всяких потерь.

Аттрактор, как финальное состояние, финальная область, куда сходятся все траектории, показывает нам, что для достижения даже самого высокого уровня организации системы совершенно не требуется создания некой номинальной структуры, вроде политической партии, религиозного ордена или очередной «патриотической ложи» (есть у нас и такие!). Самой мега-патриотической организацией может в реальности управлять кто угодно и использовать ее в своих целях, причем можно легко доказать, что чем большей будет организация, тем выше будет ее (цели) вероятность. Вы думаете успешность наступления цветных на арийские территории объясняется наличием у них организации? Никак нет. У них нет единой организации и вряд ли кто-то докажет что арабы, китайцы, латинос и негры имеют некий единый согласованный план. Но у них есть цель — просочиться в белую страну, легализоваться, закрепиться, а затем использовать ее в своих интересах, ни один из которых не соответствует интересам белых. Для них аттрактор — белая страна, финальное состояние их «траектории».

Вспомним и белых эпохи «великой конкисты». Разве испанцы, португальцы, голландцы и англичане имели некую общую организацию? Никогда. Они воевали друг с другом, не забывая расширять свои колониальные владения. И делали это потому, что у них была общая цель — доминирование над цветными с целью получения прибыли.

Такую схему можно спроецировать не только на расовое, но и, к примеру, на религиозное противостояние. Вот сейчас Америка усиленно запугивает подавленный ею мир «исламским фактором», для сытого и устойчивого существования которого она сделала, может быть, гораздо больше чем сами исламисты. Да, ислам растет и развивается. Но обратим внимание, что нет никакой единой структурированной исламской организации, нет такого себе «всемирного ислама». Арабы народ исповедующий одну религию, имеющий одну историю и говорящий на одном языке, разбросан по двум десяткам государств, а однажды предпринятая попытка объединить хотя бы две из них — Египет и Сирию — закончилась разводом через три года. Да, есть клерикальные режимы, есть множество группировок, зачастую враждующих, но у них всех одна цель и цель эта читается однозначно. Америка может тешить себя иллюзиями относительно возможности приручения исламистов через деньги и принцип «разделяй и властвуй», но такой расклад может закончиться куда раньше чем деньги. Живой пример — Советский Союз. Там занимались примерно тем же — приручением через деньги и «справедливым» распределением должностей и наград между цветными кланами. Произошло то единственное, что могло произойти: кланы усилились и порвали «последнюю империю». Она им стала просто не нужна. «Овцы» подросли и пастухи вдруг обнаружили, что это вообще были не овцы, а волки. Подросли и занялись тем, чем должны были заняться — охотой на пастухов.

То же самое и с евреями. Тысячи книг посвящены раскрытию планов иудеомасонского заговора проводимым в жизнь неким «всемирным кагалом». Но реально в таком едином «кагале» нет необходимости, поэтому его и не существует. Просто каждый еврей, помимо своих личных целей, всегда работает, во всяком случае, не на ослабление собственной биологической группы. Пусть он даже атеист или антисемит. Вот еврейство и держится 2500 лет, а внедрение в него элементарных элементов организации позволило евреям сосредоточить в своих руках умопомрачительную власть. И еще раз обратим внимание — это сделано без всякого «тотального кагала». Здесь, кстати, отличие евреев от тех же мусульман. Евреев объединяет кровь, биология. Мусульман — мировоззрение, религия, хотя и элементы кровного родства тоже наличествуют, ведь главные исламские народы — арабы и тюрки, а они представляют, соответственно, гибридов черной, белой и желтой расы. Межрасовых гибридов.

3.

Аттрактор — это активный и, самое главное, устойчивый центр эволюции системы, способный притягивать и организовывать хаотическую окружающую среду. Понятие «аттрактор» неразрывно связано с понятием «хаос», не удивительно, что его ввел основоположник теории динамического хаоса Анри Пуанкаре.[146] Чуть позже И. Пригожин показал, что аттрактор (сам факт его наличия) характеризует стационарный установившийся режим системы, при которой ее энтропия практически не меняется при непрекращающемся обмене энергией с внешней средой. Аттрактор, таким образом, является базисным понятием теории самоорганизации. Как мы уже показали, примером аттракторов в сфере человеческой деятельности может являться та или иная идеология, религия или мировоззрение. Аттрактор, как и энтропия, — понятие очень широкое, далеко выходящее за рамки физики случайных процессов, но, в отличие от «невидимой» энтропии, его всегда можно изобразить графически. В случае с Лениным и революцией скажем, что левые идеи были очень популярны тогда в России и мире; никто не станет отрицать очевидный факт, что разные идеологические концепции воздействуют на людей по-разному. Одна и та же система может иметь много аттракторов. К ним стремятся, вокруг них формируется человеческая организация. Вот идет по улице обычный человек, одетый в один из стандартных стилей, пусть это будет костюм. Как можно понять какие у него политические убеждения? Никак. Иногда могут выдать разве что надписи на одежде, но это не гарантировано — одежда может быть куплена человеком, не знающим ни одного иностранного слова. Точно такие же идеи могут разделять и другие люди, пусть даже придерживающиеся совсем иных стандартов в «прикиде», еде или других аспектах своей жизни. Но невидимый «аттрактор» может их всех объединять, точнее они могут к нему стремиться. Иногда даже этого сознательно не понимая — это, кстати, серьезный минус белым, цветные-то ведь часто «по роже» определяют союзника или хотя бы не врага. Белые эволюционируют, они все очень разные, поэтому руководство принципом «разными путями — к одной цели» — базовая формула захвата будущего. Другой нет и не будет. Всё остальное — детали. Такой метод энергетически не оптимален, в идеальном варианте все выглядело бы по-другому, но он не позволит врагам корректировать пути, так как их будет много и все они будут разные. Тем более доказано, что ни одна сложная система не движется по регулярной траектории, наоборот, существует множество возмущений, которые ее непрерывно искажают.

Не стоит думать что мы говорим о каких-то отстраненных научных вещах не имеющих никакого отношения к мрачной реальности. Все более чем реально и обыденно. До сих мощным аттрактором является национализм и вообще и эксплуатация национальных чувств, вот почему буржуазные режимы эти чувства стараются не затрагивать, а там где это сделать затруднительно, пытаются снизить мощность аттрактора, которая определяется как сила с которой он может воздействовать на элемент системы, в нашем случае — на обычного человека. Вы французский националист и ваше сердце (циклический аттрактор) учащенно бьется когда вы слышите «Марсельезу» перед матчами сборной Франции по футболу? Хорошо, но ее теперь будут петь 11 негров, предки которых работали на плантациях французских и прочих белых господ. Это несколько остудит ваш (и не только ваш) национальный пыл и заставит переоценить собственную национальную полноценность. Вы считаете, что все открытия в науках сделаны белыми и вообще эта раса самая умная? Но в голливудских фильмах вам покажут совсем другое. Там вас ждут и негры-гениальные программисты и негры-генетики, а если и не негры, то просто талантливые шоколадные межвидовые гибриды. Белым тоже позволяется быть умными, но только под мудрым руководством негра, в крайнем случае — еврея. Кстати, евреям обламывается чуть ли не половина всех Нобелевских премий, но почему-то только тем евреям, что живут среди белых. Вам нравится классическая музыка? Тогда почему бы ее не разбавить рэпом или арабскими завываниями? Вы считаете, что славяне самые красивые люди на земле? Тогда с телеэкранов и постеров на вас в сотнях и тысячах экземпляров будут смотреть искаженные дегенеративные полукровки, дабы «жизнь медом не казалась». Как «компромиссный вариант» — белые девушки обнимающиеся с неграми. На вас возбуждающе действует древнеарийская символика, вроде свастик и кельтских крестов? Тогда ее нужно запретить «дабы чего не вышло». А ведь казалось бы, речь идет о несущественных мелочах. Ну нарисовал кто-то свастику и что? А то, что символика тоже может быть аттрактором и понятно кого именно такой аттрактор будет привлекать. Вот на каких уровнях идет борьба с белым человеком. Борьба за хаос. Битва за хаос.

4.

Захват будущего должен, как и положено системе, строится по двум составляющим — работе на ослабление враждебной нам системы именуемой государством и работе на усиление отдельных составляющих нашей будущей системы, т. е. повышению личных интеллектуально биологических качеств белого человека, а следовательно и расы в целом. Из этих условий можно сделать два вывода. Первое: бессмысленно напрямую противостоять устойчивой системе, например, тому же государству. Устойчивое государство всегда окажется сильнее чем любая отдельно взятая группа. Большевики взяли власть когда государства фактически не было. Ни при каких других условиях они бы ее не получили. Практически все исследователи признают, что вооруженные бригады большевиков можно было бы легко уничтожить силами нескольких дисциплинированных полков, как-никак солдатам бы противостояли обнюхавшиеся кокаина и перепившиеся спирта рабочие и матросы. Но (и это точно знал Ленин!) таких полков не было. Ни одного. Во всей Империи. Знания дали ему возможность захватить власть. Через 6 лет ленинский опыт решит повторить Гитлер, даже дату подберут соответствующую — 9 ноября (большевики, напомню, выбрали 7 ноября). но его амбиции будут очень быстро пресечены, после чего будущий фюрер Третьего Рейха будет рассматривать только варианты т. н. «легитимного» захвата власти. У него получится, он продемонстрирует уникальный пример врастания своей национал-социалистической системы в действующий государственный механизм, этому событию мы отведем целую главу, но опять-таки, пример Гитлера уникальный и мог сработать только в подготовленном моноэтническом государстве вроде веймарской Германия. Какими бы отмороженными не были русские народовольцы и эсеры-бомбисты (среди эсеров уже было много евреев), сколько бы царей, великих князей, генерал-губернаторов, министров и полицмейстеров они бы не убивали, их тактика ничего не приносила. «Маленький Володя» понял это еще в 1887 году, когда на виселице оказался его неуравновешенный брат — шизофреник, химик и бомбист. Да, царь стоит выше всего в системной иерархии, но царь — это не система, а скорее ее продукт. Царь — это один человек. Уберите его — придет точно такой же. Непонимание этого момента заставляет массы с надеждой идти на выборы, думая что при новом президенте будет лучше чем при старом. Но президент — тоже продукт системы, он — один человек и его власть ограничена личными свойствами и связями. Итак, на 18 году жизни будущий картавый вождь мировой революции утешает свою «мамеле» — Мириам Давидовну — словами «мы пойдем другим путем» и начинает этот путь обдумывать. Нет, Александру III отомстить не удастся (его отравят другие), но вот заспиртованную голову его сына — Николая II — он будет регулярно созерцать в кремлевском кабинете, правда недолго, сифилис мозга быстро разупорядочит его организм. Для низложения монархии не потребуется никого взрывать, нужно будет просто работать на ослабление системы и не упустить момент который может быть только однажды, причем точность его предсказания не обязательно должна быть высокой. Поразительно, но примерно к такой же «ленинской» схеме пришел герой великолепной книги Д. Нестерова «Скины. Русь пробуждается»,[147] правда масштаб ленинского мышления был куда шире. Удивляться этому не стоит, «идише копф» Владимира Ильича работала по несколько другим схемам, нежели у простых московских ребят, у которых не было ни реального образования, ни опыта прошлых поколений, ни еврейской самоуверенности, ни чувства единства своего народа. Перефразируя Отто Вейнингера мы можем сказать что «для Ленина не существовало никаких загадок и в этом он проявил себя истинным евреем». Но рассуждения одного из героев по кличке «Слон» весьма и весьма показательны:

«…В сущности, без обид, но кто вы сейчас? Группировка маргиналов. Да, крови врагов мы попили вдоволь, и это хорошо. Но сколько веревочке не виться — рано или поздно — конец. И он будет плачевным. Силы слишком неравны… Против вас милиция со всем оснащением. Против вас прикормленные жидами и откровенно жидовские СМИ. Против вас дурацкая психология обывателя, которому на все наплевать, либо ему, если он еще не совсем освинел, даже если и хочется что-то изменить, но самому в это вмешиваться не хочется. \…\ Когда мы имеем дело с ублюдочным поколением «некст», этого достаточно, мы всегда будем их гнуть и давить, потому что они плоть от плоти этого загнивающего общества. Но чаще и чаще в последнее время вы выходите на тот уровень, где ваши враги не дегенераты в широких портках, а милиция и ФСБ. Вас сомнут и загонят за решетку. Вы можете еще очень долго мочить хачей и репперов, но этим вы страну не спасете. До главных виновников, хотя бы до тех кто сидит в России, вам не дотянуться. Я знаю \…\ все равно прольется кровь, потому что они просто так с нашей шеи не слезут никогда, но пусть лучше это будет позже и наше движение станет организованнее. Собрать всех националистов и патриотов в единый кулак — вот наша цель. Пусть даже нас будет не большинство. Всегда агрессивное и сплоченное большинство победит обывательское болото..» Этот разговор состоялся примерно в 2000-ом году. Но как мог рассуждать Ленин в 1900-ом, когда уже была создана РСДРП,[148] а сам Ильич «доматывал» ссылку в Шушенском? «Кто мы сейчас? Группировка маргиналов. Да, крови врагов наши предшественники попили вдоволь, может еще попьют и это хорошо. Но сколько веревочке не виться — рано или поздно — конец. И он будет плачевным. Силы слишком неравны… Против нас полиция и жандармы со всем оснащением. Со всеми своими агентами, стукачами, провокаторами и филёрами. Против нас дурацкая психология обывателя, которому на всё наплевать, либо ему, если он еще не совсем освинел, даже если и хочется что-то изменить, но самому в это вмешиваться не хочется. Я знаю, все равно прольется кровь, потому что буржуи и аристократы просто так с нашей шеи не слезут никогда, но пусть лучше это будет позже и наше движение станет организованнее. Зачем убивать представителей власти по отдельности, если можно сделать так, чтоб они ушли все сразу? Собрать всех марксистов в единый кулак — вот наша цель. И даже не всех марксистов, а вообще всех кто против. Своих потом отделим. Пусть даже нас будет не большинство. Всегда агрессивное и сплоченное меньшинство победит обывательское болото. Это архиважно!» И вот вернувшись из ссылки, Ленин, уже в эмиграции пишет свой первый манифест с извечным вопросом «Что делать?»[149] И действительно, в нашем случае нет смысла противостоять отдельным цветным недочеловекам, если на их стороне государство, т. е. система со всем ее следственно-карательным аппаратом, тем более что по наивности многие позитивно мыслящие люди считают данную систему своей. Ведь они — продукт этой системы, они ей нужны, как бы странно это не звучало. Они — определенный гарант устойчивости системы в том плане, что могут оказаться одной из сил препятствующей установлению арийского военно-интеллектуально-биологического режима. Да, такая система не вечна, но кого это сейчас волнует? Вон, народовольцы, царя убили. Царя! Ни какого-нибудь торговца арбузами с «древнего культурного Кавказа», а человека обладавшего неделимой самодержавной властью, якобы полученной от Бога. Супербогатого. Имеющего в распоряжении многомиллионную армию. И что? И ничего. Система не изменилась. Новый царь совсем не спешил расстаться с самодержавной формой правления. Тем более не спешил поднимать статус государствообразующей нации, что большевики тоже использовали. И уж тем более никуда не денутся миллионы цветных туземцев заполонивших арийские просторы. Даже если им придется смириться с минимальными жертвами наносимыми ультраправыми группировками. Выгода, которую они имеют, в тысячи раз перекрывает все издержки, а их демография в любом случае не пострадает — они плодятся как мухи-дрозофилы и кольчатые червяки. Если же такие акции станут массовыми, иными словами, начнется та самая «священная расовая война», то уместно будет говорить о перестройке системы, интересы которой будут (во всяком случае, в этом вопросе) пересекаться с интересами самых передовых кругов населения. Достичь такого состояния можно только создав предварительный информационный фон. Вспомним, что писал Адольф Гитлер в «Майн Кампф»: «Все мы знаем, что французская революция отнюдь не была результатом философских теорий. Революции этой не было бы, если бы демагоги большого стиля не создали целую армию людей, травивших монархию, систематически раздувавших страсти страдающего народа, — пока наконец не разразился чудовищный взрыв, заставивший трепетать всю Европу. То же самое приходится сказать и о самом большом революционном перевороте новейшего времени. Не сочинения Ленина сделали большевистскую революцию в России. Главную роль сыграла ораторская деятельность больших и малых апостолов ненависти, разжигающих страсти народа в невероятных размерах». Пусть вас не смущает слово «ненависть». Она — главный двигатель бессознательных масс. Заставьте массу что-то очень сильно возненавидеть, а затем крикните «фас» и вас очень быстро удивят феноменальные результаты. Массовая ненависть — мощнейший катализатор, главное — правильно направить. И, обратим внимание, Гитлер ничего не говорит о терроре как о методе ослабления государства, хотя немецкие националисты и нацисты имели его в своем репертуаре. Убийство Карла Либкнехта, Розы Люксембург, Эрцбергера, Эйснера, Ратенау, — все эти факты достаточно хорошо известны. Грамотно поставленный террор — вещь могущая оказаться эффективной для тактических целей, но история не знает ни одного государства развалившегося из-за действий террористов. Террор работает как катализатор. «Террор заставляет людей политически мыслить, хотя бы против их воли. Террор — вернее, чем месяца словесной пропаганды» — так писали в начале века эсэровские газеты. Но террор — не главное, вот почему эсэры легко проиграли большевикам. Гитлер говорит о создании информационного фона, о том, что еще до преобразовательных мероприятий идея должна завладеть массами, иначе ничего не выйдет. Он постоянно ссылается на опыт марксистов, десятилетиями обрабатывавших сознание бессознательных масс. Теперь зададимся вопросом: являются ли в нынешнее время расовые, интеллектуальные и биологические идеи «притягивающими» центрами для арийских масс? Ответ однозначен: нет. И это нужно признать. А на нет — и суда нет. Что же вы хотите от масс? От них нельзя требовать то, чего они не могут дать. А для того чтоб от них что-то получить, нужно создать условия при которых их действия будут идти в направлении хотя бы отдаленно совпадающим с правильным. Нужно заставить их мыслить так, как нам надо. И вот для этого нужно создать аттракторы. Вы умный? Допустим. Тогда если вы умный, то почему вы не расист и не национал-социалист? Или наоборот, вы придерживаетесь крайне-правых, т. е. крайне-правильных взглядов. Это хорошо. А ваши родственники? А ваши знакомые? А ваши коллеги по работе? Если нет, то какая вам цена? Вспомним пример Ноя и Моисея. Первый мыслил совершенными категориями, но свои идеи никак не распространял. Умер в одиночестве и без всяких общественных последствий. Моисей создал систему работающую до сих пор. Ведь система, для того чтобы усиливаться, должна расти, причем непрерывно. Если она не растет, а хотя бы находится в равновесии, она бессмысленна и обречена на вырождение. Помните одну вещь: в информационную эпоху битва за мозги, за хаос в мозгах бессознательных масс, будет усиливаться с каждым днем. Ее цель — достичь положения, при котором массы будут интересоваться чем угодно, только не тем чем надо. Любой интеллектуально зависимый человек, а таких подавляющее большинство, неизбежно попадет под чью-то обработку. «Свободных» остаться не должно, глобальная торговля меньше всего совмещается со свободой. Тот, кого не обработаете вы, будет обработан кем-то другим. И как знать, не обернется ли его сила и энергия против вас? А когда два белых дерутся, выигрывает сами знаете кто. Вступить в «битву за мозги» прямо сейчас — долг каждого честного арийца. Мы привели пример с ненавистью только потому, что он самый простой. Он быстрее всего позволяет ввести пусть и не абсолютно четкую, но все же выраженную дифференциацию «свой-чужой». Вспомним, как Сталин, когда фюрер двинул свои армии на Восток, моментально отказался от классовых марксистских схем деления людей на «рабочих», «крестьян» и «буржуев», объявил войну «отечественной» и на минутку забыл, что война, по классификации Маркса-Ленина, ведется «за освобождение немецкого пролетариата от узурпировавших власть нацистов». Марксистские схемы опять споткнулись о банальный национализм. И вот уже еврей Илья Эренбург выдает гениальный призыв: «убей немца». А вполне русский Константин Симонов добавляет: «сколько раз его увидишь, столько раз его убей», рекомендуя для снижения энергетических затрат «убивать немцев в утробе матери». Т. е. работала типовая пропаганда ненависти. И сработала, причем по максимуму, хотя победили не русские и не немцы. Сработала так, как ничто другое не сработало бы. Главное было правильно обозначить выгодный объект. Только тогда ненависть не будет вызывать бесконтрольного роста энтропии, только тогда массовая ненависть к данному объекту будет обеспечивать процесс близкий к равновесному. Нельзя ненавидеть всех и вся. Это — признак дегенерата. Внутренняя энтропия индивида ненавидящего все — огромна, следовательно, от него нельзя ждать ничего позитивного, вся его энергия связана. В нашем случае, рост ненависти к врагу (внешнему или внутреннему) будет компенсироваться повышением качества отношений внутри государства, способствовать сплочению его лучших людей, т. е. понижать внутреннюю энтропию. Известный знаток разного вида единоборств В. Шлахтер в своей книге «Человек-Оружие»[150] анализирует ситуацию самовозбуждения ненависти и последствия которые она может иметь пусть в лице хотя бы отдельного взятого индивида: «…Опираясь на собственный немалый опыт спортивных поединков, равно как и на опыт физических конфликтов с самыми разными лицами, я сделал одно заключение: в реальной схватке лучше встретиться с обладателем черного пояса или звания «мастер спорта», нежели с человеком, который солидную часть своей жизни провел на закрытых пространствах. Конечно, при условии, что там он занимал не последнее положение. Ибо, чтобы в тех местах выжить и утвердиться, нужно уметь раскачивать свою психику. Эту «технику» называют «зековским куражом». Человек входит в полубезумное состояние, брызжет слюной, сыплет невнятные отрывочные угрозы. Судя по внешним симптомам, он пребывает в полуманиакальной фазе психоза. А это означает, что он перестает логически мыслить. Его болевая чувствительность очень низка. В этом состоянии остановить его почти невозможно — разве что каким-либо образом вызвать у него сильное сотрясение мозга или нанести ему другую серьезную черепно-мозговую травму. Во всех иных случаях этот человек будет двигаться, действовать, сокрушая все на своем пути. Естественно, такой противник представляется мне куда более серьезным и опасным, нежели самый подготовленный спортсмен…». Неплохо, да? Здесь употребляется популярный термин «раскачка психики». Под этим подразумевается комплекс мер направленный на подавление сдерживающих императивов. Им пользуются практически все религии и идеологии. В идеализированном варианте, пригодном для применения лишь в небольшой временной промежуток (например, в драке или в бою) должны мгновенно сниматься все подобные императивы, в оптимальном — должны убираться одни «ограничители» и тут же выставляться другие, ибо человек постоянно живущий без тормозов опасен, причем не только для других, но и для себя. А теперь представьте, что в таком стиле действует не один человек, а государство с населением 50 или 100 миллионов, причем его граждане оснащены не отбитыми горлышками бутылок и даже не самодельными пистолетами или заточками, а всеми основными видами вооружений, а их ненависть сконцентрирована на враге? Сможет ли такой враг устоять? Сомнительно. А если раскаченная психика бессознательных масс будет помножена на раскаченный интеллект интеллектуалов? Вы знаете, что такое раскаченный интеллект? Для уяснения одной из его микроскопических ипостасей, настоятельно рекомендую к просмотру хронику из японских городов подвергшихся атомной бомбардировке. Короче, начнутся вещи, от которых сатана с ума сойдет! Он станет избыточен! Баланс «любовь-ненависть» приведет к качественному повышению устойчивости. Будет такое, чего никогда не было. Арийский прорыв. Пусть это назовут «полуманиакальной стадией психоза», победителей, как известно, не то что не судят, их даже не обзывают. Если всё пройдет пусть и не на пять, а хотя бы на три с плюсом, судить будет просто некому. Будет один сплошной пир победителей. Моралист Адольф Гитлер формулирует тоже самое, но несколько по-другому: «Когда народы на нашей планете ведут борьбу за свое существование, когда в битвах народов решаются их судьбы, тогда все соображения о гуманности, эстетике и т. п. конечно отпадают. Ведь все эти понятия взяты не из воздуха, а проистекают из фантазии человека и связаны с его представлениями. Когда человек расстается с этим миром, исчезают и вышеупомянутые понятия, ибо они порождены не самой природой, а только человеком. Носителями этих понятий являются только немногие народы или, лучше сказать, немногие расы. Такие понятия как гуманность или эстетика исчезнут, если исчезнут те расы, которые являются творцами и носителями их.

Вот почему, раз тот или другой народ вынужден вступить в прямую борьбу за само существование на этом свете, все подобного рода понятия сразу получают только подчиненное значение. Раз понятия эти идут вразрез с инстинктом самосохранения народа, которому теперь приходится вести такую кровавую борьбу, они не должны более играть никакой сколько-нибудь решающей роли в определении форм борьбы.

Уже Мольтке сказал относительно гуманности, что во время войны наиболее гуманным является — как можно скорее расправиться с врагом. Чем беспощаднее мы воюем, тем скорее кончится война. Чем быстрее мы расправляемся с противником, тем меньше его мучения. Такова единственная форма гуманности, доступная во время войны».

С наших системных взглядов такие подходы выглядят следующим образом. Пусть есть враг. Враг — возмущающее воздействие на систему понижающее ее устойчивость. Наиболее оптимальным вариантом является его уничтожение, причем в кратчайший момент времени, это снижает энергетические затраты. Уничтожение врага оптимизирует систему. Для уничтожения нужно сконцентрировать энергию масс, нужно создать аттрактор (в данном случае информационный) вокруг которого они сплотятся. Аттрактор, пусть и хаотический, всегда (на элементарном уровне) структурно упорядочен, об этом мы поговорим дальше,[151] вот почему сам факт его появления вносит упорядоченность в систему. Упорядоченность — это неизбежное понижение внутренней энтропии, а следовательно, повышение свободной энергии могущей быть направленной на врага. Как мы видим, разговоры о какой-либо морали здесь совершенно избыточны. Связан ли факт организации с моралью? Однозначно нет. Наши первобытные предки, ставшие впоследствии арийской расой, совершили такой фантастический прорыв только потому, что не имели никаких ограничительных императивов ни по отношению к животным, ни по отношению к враждебным цветным племенам. Высочайшая внутренняя организация и мгновенное внедрение технологических новшеств (ими тогда были орудия труда и охоты) позволили им подняться так высоко, как никто и никогда больше не поднимался, она позволила создать всё. Всё, что может быть названо полезным. Мы же сейчас рискуем это все потерять.

Такие модели хорошо знают власть предержащие, поэтому не допускают пропаганды ненависти к чему-либо ни под какими предлогами. Вспомним, например, первые дни после авиационного мега-шоу 11 сентября 2001 года. Уже через несколько часов всю вину за организацию столкновения самолетов с небоскребами Всемирного Торгового Центра свалили на арабов, причем явно переусердствовали в этом вопросе. Но быстро вспомнили, что в Америке тоже есть арабы и хотя они совершенно избыточная категория, коллективной ненависти к ним допускать было никак нельзя, тем более что слухи о погромах арабских магазинов и о силовых акциях против арабов просачивались в СМИ. И вот уже мы видим кадры, где радостные двухсоткилограммовые американцы с застывшей дебильной улыбочкой, делают покупки в арабских магазинах, под комментарии ведущего об «отсутствии у терроризма национальности и религии». Может быть религия и национальность у терроризма и отсутствует, но почему-то через месяц Америка начала войну против исламского Афганистана, а позже и против светского, но арабского Ирака, оправдывая войну… борьбой с терроризмом! Массы это сожрали. Никто не подавился. Американцы, что с них взять. Продукты стабильной, но неустойчивой системы. Отсюда следует смысл и цель т. н. «политкорректности» насаждаемой американцами во всех сферах. Политкорректность призвана скрыть сущность субъекта. Политкорректность — это речь лишенная силы, это язык неспособный работать на организацию масс, это слова которыми нельзя объяснить ничего. Это не свобода слова, это — свобода без слов.[152]

5.

Впрочем, Америка — стабильное государство, хотя о степени ее устойчивости можно спорить. За стабильность американцы будут стоять до последнего и идти до конца. Они легко пойдут на уничтожение всей земной инфраструктуры ради стабильности в самой Америке — в этом залог их выживания, хотя такая тактика неизбежно будет иметь печальный финал. Их внутренняя энтропия огромна, вот почему для поддержания стабильности они должны непрерывно «накачивать» энергию извне, по сути эксплуатируя весь мир. Уберите такую подпитку и страна рухнет, причем очень быстро. Вспомним недавнее наводнение в Новом Орлеане. Город на несколько дней остался без внешней поддержки и сдерживающего действия властей. Там мгновенно начался форменный беспредел. Описания новоорлеанских ужасов заполонили собой весь информационный поток, правда за кадром осталась информация о том, что 70–75 % населения этой «родины джаза» составляют цветные, но видеохроника событий удивительно напоминала противостояние негритянских племен в столицах африканских государств, а разъезжающие БТРы с исключительно белыми солдатами — действия какого-нибудь «иностранного легиона». А ведь произошла-то, в сущности, мелочь. Локальное наводнение. Оно не влияло ни на финансовую систему, ни на экономику. А если ударить по финансам или экономике? Начнутся такие «флуктуации», которые не спрогнозирует ни один аналитический центр. И вот в этот момент неизбежно начнется передел власти. Начнется потому, что не может не начаться. И тот, кто будет к нему готов, может получить если не всё, то очень многое.[153]

Итак, захват власти может быть достигнут только в момент ослабления системы и потери государством устойчивости. В такие моменты заранее созданные аттракторы, т. е. «центры притяжения» с идеологией привлекательной для бессознательных масс, могут сплотить вокруг себя часть населения отличающуюся нужными параметрами. Во всех остальных случаях такой расклад маловероятен. Государствообразующие нации не строят государство в государстве — это удел выскоэнтропийных меньшинств, не только национальных, но и всех остальных. Какие шансы на приход к власти были бы у Гитлера если бы уровень жизни в Германии тогда был такой как сейчас? Нулевые. Даже если бы там было 6 миллионов турок и не поддающееся учету количество остальных «приезжих». Никакая пропаганда не сработала бы. Какова вероятность революции в современной России, пусть там и есть гипотетический человек способный ее возглавить? Нулевая. Вам кажется что кремлевская власть «импотентна»? Тогда попробуйте ее захватить, и вы убедитесь, что она вполне «потентна». Может ли прийти сейчас к власти во Франции такой человек как Наполеон? Однозначно нет. Даже такой вроде бы достойный, но умеренный лидер как де Голль и тот пришел на волне реанимации Франции во Второй Мировой Войне, на фоне слабости государства только что пережившего войну. Сейчас за де Голля не проголосовал бы никто, он считался бы опасным, а массы боятся любых опасностей. Поэтому французы будут еще долго терпеть выходки цветных в предместьях своих городов, но вряд ли рискнут принять их вызов.[154]

Большевики пошли по-другому, правильному пути. Они работали на ослабление системы с целью перехвата власти. Они работали в массах. И Гитлер тоже работал в массах. Большевики проводили большевизацию, нацисты — нацизацию. Разница в том, что Гитлер действовал методами Ленина до 1923 года, в тюрьме же он понял, что в моноэтническом государстве можно достичь власти более стандартным путем, но этот путь стал реален после октября 1929 года, т. е. после начала мирового финансового кризиса. Он не ломал до основания государственную систему, он создавал свою, маленькую, но гораздо более упорядоченную, которая потом и стала главной частью новой системы именуемой Третьим Рейхом. И не говорите что сейчас не те условия. Условия появятся. Условия создают люди — элементарные звенья системы. Станут другими люди — станут другими и связи. Начните с себе и вокруг вас изменится всё. Станьте базовым элементом арийской микроорганизации. Вот почему каждый арийский бессознательный индивид, пусть и с самыми низшими социальными задатками, должен понять что он — часть системы, что уничтожение системы будет означать автоматическое уничтожение его самого. Как именно заставить его это понять — не важно, в данном случае выбор метода ничем не ограничен.

6.

Впрочем, вернемся в будущее. Способность живых организмов работать на понижение энтропии и способность человека регулировать ее согласно своим планам, дает возможность задавать будущему определенную схему уже сейчас, дает способность формировать будущее. Из известной нам формулы Больцмана-Шеннона следует, что произойдет тот вариант, который легче и надёжнее всего достижим из настоящего. Но настоящее формируют люди, настоящее — это наша система, а системой можно управлять. Мы знаем что информация и энтропия связаны, они дополняют друг друга, вот почему тот кто контролирует энтропию сегодня, владеет в наиболее полном виде информацией о будущем. Здесь, впрочем, нет никакой однозначности, мы уже знаем, что даже небольшие колебания начальных условий могут привести к полному отличию результатов от планируемых, но все же констатируем: самый высокий уровень знаний о будущем имеют те, кто это будущее пытается выстроить, те, кто строят модель завтрашнего порядка сегодня. Энтропия, в свою очередь, связана и с энергией, и тот кто знает какой приблизительно будет цена на основные виды энергоносителей в обозримом будущем, тот кто контролирует это сырье, есть реальный хозяин мира, он знает больше всего про будущее, а потому контролируют настоящее. Не полностью, но по основным пунктам. Что это за люди по большому счету не имеет значения, достаточно знать что они есть. И судя по тому как разворачивается мировой процесс, белым там «ловить» нечего, поэтому резонно предположить, что сегодняшние методы контроля над миром в ближайшее время окажутся малоэффективными. Теорема Пригожина доказывает, что открытая система будет устойчива и стационарна, если уровень переноса энтропии во внешнюю среду минимален настолько, насколько это позволяют наложенные на систему граничные условия. Нет, в идеале, когда всё «человечество» сольется по планам главных глобалистов в единое межрасовое трансрелигиозное стадо, верящее в одного «бога» и якобы никем неуправляемое, либо управляемое неким «избранным кругом», состоящим из тех же межрасовых гибридов, связанное общей моралью и общими суевериями, такая ситуация будет достигнута «сама собой». Система станет практически равновесной, а потому окончательно лишится динамизма и эволюционного потенциала. Этот момент символически показан в культовом в определенных кругах сериале «Матрица», точнее — в заключительной части — «Матрице-3». Кучка виртуальной вырождающейся «элиты» и огромная толпа нищих и оборванных обитателей страны «Зион» (название ничего не напоминает?), не имеющих в буквальном смысле ничего, живущих по схеме удивительно напоминающей коммунизм, но считающих себя бесконечно счастливыми. Это — самый мрачный вариант, он эквивалентен всеобщей смерти.

Мрачный, но не самый вероятный, ибо моменту «всеобщего равновесия» будет предшествовать некая критическая точка. Как массы ее переживут, неясно. Наступит она тогда, когда налагаемые хозяевами энергетических и сырьевых ресурсов «краевые условия», т. е. уровень потребления, станут слишком жесткими для запросов «золотого миллиарда» и просто больших развивающихся стран типа России, Китая, Бразилии, Индии, не говоря уже об энергозависимой Восточной Европе. В этот поистине великий день, обанкротятся если не все, то почти все. Граничные условия перестанут гарантировать что система и дальше будет в равновесии. Доказано, что система всегда стремится приблизиться к новому равновесию самым быстрым и энергетически выгодным способом. А практика показывает, что самый энергетически выгодный способ для системы часто оказывается совершенно невыгодным для значительной части ее представителей, так как предполагает либо мгновенное понижение их статуса, либо полную ликвидацию. Вспомним про огромное количество избыточного элемента населяющего землю. Кто в такой ситуации будет содержать по высоким стандартам десятки миллионов избыточных «белых воротничков» на Западе? Кто будет подкармливать гуманитарной помощью и вакцинами от микробов сотни миллионов африканцев и азиатов? Но не нужно боятся этого судьбоносного момента, нужно быть к нему готовым, ведь именно тогда дарвиновские и ламарковские законы начнут доминировать над «общечеловеческими». Настоящий закон, настоящая наука, опять возьмут свое. Напомним, что именно дарвиновские законы сделали белого человека недосягаемым в интеллектуальном плане хозяином мира, а «общечеловеческие» превратили его в раскормленное (качество современных продуктов — отдельная большая тема), но трусливое и убогое существо, готовое элементарно и без всяких оговорок поступиться принципами базисными для арийской расы. За что? За еду и спокойствие, пусть и временное. Не будем забывать, что именно Дарвин и его последователи показали, что живые организмы способны работать на понижение энтропии, а человек вообще обладает уникальной способностью — приспосабливаться к окружающим условиям без изменения видовых форм, т. е. управлять энтропией. Это также один из принципов организации захвата будущего.

7.

Позволительно задать вопрос кажущийся совершенно абстрактным: есть ли что-нибудь из базовых основополагающих вещей, которые мы не сможем узнать в принципе? Даже в очень-очень отдаленном и интеллектуально-обеспеченном будущем. Считается что есть. В 1965 году Рождер Пенроуз выдвинул гипотезу «космической цензуры», согласно которой мы никогда не узнаем, например, о том, что происходит внутри точки сингулярности, так как сторонний наблюдатель не может получить никакую информацию из этой точки. Работавший с ним Стивен Хокинг назвал такой расклад по-другому: «Бог не терпит голой сингулярности».[155] Смысл сказанного в том, что при бесконечной кривизне пространства-времени нарушаются все причинно-следственные связи, а потому теряется возможность предсказывать будущее, даже самое ближнее. Время, если можно так выразиться, «разрывается». Понятно, что человеческий разум не смог примириться и никогда не примирится с таким запретом, вот почему тут же был начат поиск решений ОТО для конкретных краевых условий, согласно им вроде бы можем «заглянуть» в сингулярность и выйти оттуда «живыми», правда решения эти нестабильны и пока что носят чисто абстрактный характер. Почему этот вроде бы совершенно абстрактный вопрос так важен? Да потому, что в нем начало всей эволюции и всё идет к тому что будет доказана ее единая схема, как для живых, так и для неживых объектов.[156] Сейчас в науке господствует две основных точки зрения. Ю. Волков и В. Поликарпов в своей книге «Человек как космопланетарный феномен» дают эти две схемы «…Это приводит к иной постановке вопроса о возникновении Вселенной из сингулярного состояния или из «ничего», ибо в сценарии хаотического раздувания эволюция Вселенной не имеет конца и, вполне возможно, не имеет единого (сингулярного) начала. А это приводит к выводу, что структурные свойства и особенности наблюдаемой Вселенной представляют собой результат своеобразного гравитационного отбора на протяжении 15–20 млрд. лет, т. е. Вселенная лишена «памяти».[157] Интересная мысль. Вообще контроль и эволюция — это всегда отбор, в той или иной форме. Это всегда разделение. Главный вопрос в том — случайный этот отбор или же он организован по какому то закону, пусть пока неясному. А что Вселенная может быть «лишена памяти» по большому счету не так уж и важно, считается что человек тоже лишен наследственной памяти, что не мешает арийцу мыслить по-арийски, а негру — по-негритянски. Читаем дальше:

«Имеется и другая точка зрения, в соответствии с которой свойства Вселенной были уже заданы на выходе сингулярного «черного ящика» и эволюция Вселенной является осуществлением ее потенциальных свойств или своеобразной расшифровкой ее генетического кода».[158]

Иными словами, речь идет о том, какой тип развития присущ нашей Вселенной; по мнению А. Турсунова, «в космологии в особом единстве реализуются оба типа развития: осуществление изначальных эволюционных возможностей и приобретение принципиально новых свойств и тенденций суть два интегрально-динамических аспекта одного и того же становящегося космологического объекта».

Такое понимание особенностей эволюции Вселенной как целого, с одной стороны, хорошо вписывается в контекст парадигмы самоорганизации нашего мира, с другой стороны — фактически лежит в основе гипотез американского психолога Т. Лири о космогалактическом коде, задающем «поле сознания», и западногерманского биолога и психиатра X. фон Дитфурта35 (его мы уже упоминали в предисловии — M.A. de B.) о существовании сознания, разума, памяти и воображения, творческой изобретательности и обучения задолго до появления мозга человека…».

И хотя строго научно сейчас невозможно доказать ни то, ни другое, все же мы склоняемся именно ко второму варианту. Вот почему подходы к первым мгновениям существования Вселенной так сильно «заминированы», там — самая большая тайна. Там самое раннее прошлое, но там — схема будущего. Аналогичную мысль высказывает «чистый» математик А.Н. Панченков и даже подкрепляет ее математическими выкладками: «В основе любой системы лежит некоторый проект, проект существует до реализации системы и на его основе система создается. В частности для человека проект — это его генетический код». К каким вещам мы прикасаемся можно представить хотя бы потому, как проникновение в микромир с которого и начиналась эволюция, пусть и совершенное на самом поверхностном уровне, уже через несколько десятилетий позволило создать оружие способное элементарно уничтожить все живое. Кому много дается, с того много и спрашивается — не будем это забывать. Вплоть до середины XIX века лучшие времена существования людей относили к прошлому, а не к будущему. Христианство вообще приучило не слишком-то заглядывать в будущее, так как во-первых нас поджидал там «приход зверя», а во вторых, это стимулировало бы народ к прогнозированию сроков «второго пришествия», что неизбежно подтачивало бы и так с каждым днем слабеющую христианскую структуру. Почему в мире так плохо, а Христос до сих пор не приходит? Может его нет? По тем же причинам в СССР только один раз за 73 года заикнулись о сроках наступления коммунизма. Один раз. Тот кто заикнулся, был через три года позорно отстранен от власти и закончил жизнь в стиле отставных римских полководцев и императоров — выращивая репу на партийной даче. Все остальное время определять сроки наступления коммунизма считалось чем-то вроде оскорбления или посягательство на интимную сторону партийной жизни, вроде ежедневного уведомления старой бабушки балансирующей между жизнью и смертью о подорожании услуг крематория, площадок на кладбищах, чугуна на оградку и итальянского мрамора на памятник.

Мы, впрочем, путешествовать в черные дыры не собираемся, да и коммунизм к счастью никогда не наступит, а из конечности кривизны пространства-времени, его линейности и неразрывности в земных условиях, будущее человечества и вообще биологического мира, на системном уровне представляется вполне предсказуемым и здесь нам остается только согласиться с тем же астрофизиком Н.А. Козыревым считавшим что:

«Степень активности времени может быть названа его плотностью. Уже из самых общих соображений можно заключить, что существование плотности времени должно вносить в систему организованность, то есть вопреки обычному ходу развития, уменьшать ее энтропию. Действительно, когда весь Мир перемещается по оси времени от настоящего к будущему, само это будущее, если оно физически реально, будет идти ему навстречу и будет, стягивая многие следствия к одной причине, создавать в системе тенденцию к уменьшению энтропии».

Также, наверное, мы никогда не узнаем что было «до начала», т. е. до Большого Взрыва. Современные знания не дают возможности создавать даже абстрактные математические модели, а две самые популярные — суперструнная[159] и модель «схлопывающихся мембран»[160] представляются чем-то большим, чем самое разнузданное и невероятное «фэнтэзи». Можно с большой вероятностью утверждать, что при температурах порядка 1014 К возможно изменение как фундаментальных постоянных, так и уравнений куда они входят, если какие-либо уравнения вообще будут иметь смысл. Говорят что «там начинается другая физика», иными словами нам потребуется другой понятийный аппарат. Возможно «другой физикой» придется заняться опытным компьютерам. Клерикалы с радостью хватаются за этот «спасательный шланг» подсовывая тезис о наличии «своих законов у Бога», куда нам вообще соваться не следует. Радует только то, что в церковных шлангах никогда не бывает воды, в лучшем случае — выхлопной газ. Но возможное практическое решение вопроса состоит в получении такой температуры. Впрочем, температура в момент Большого взрыва была явно выше. С аналогичной проблемой мы сталкиваемся и при переходе от химии к биологии, т. е. от неживой к живой материи. Биология по существу началась с возникновения генетического кода. А как он возник — вот загадка загадок![161] Резонно предположить, что ее разгадка должна была бы оказаться проще, нежели разгадка вопроса появления пространства-времени и материи вообще, но ведь жизнь не просто «большой химический процесс» или «способ существования белковых тел». Жизнь — это исключительный, небывалый уровень организации, имеющий способность противостоять росту энтропии, именно в заложенной схеме организации. Третья узловая точка эволюции материи — возникновение позитивного арийского интеллекта. Здесь вообще тупик, ведь наличие интеллекта дает возможность узнать всё, что имеет своей целью научиться управлять или регулировать этим «всем» с целью обретения еще большей силы. Если допустить что жизнь «самоорганизовалась» из неживой природы, то появление интеллектуалов дало возможность структурировать эту самую неживую природу в зависимости от их воли. Структурировать во все что угодно. Например, что такое компьютер? 3–4 килограмма металла, килограмм пластмассы, несколько десятков грамм керамики, несколько грамм кристаллического кремния и несколько миллиграмм других полупроводниковых материалов. Но эти совсем недорогие исходные материалы, специальным образом организованы. В микросхемы и транзисторы, в вентиляторы и моторы, в лазерные и магнитные головки. Собственно это и есть стоимость компьютера, стоимость организации, стоимость того, что достигли интеллектуалы. А она — почти 100 % стоимости любого высокотехнологического изделия, все остальное, как правило, не превышает сотых долей процента.

Таким образом, историю мироздания можно совершенно четко поделить на три этапа — от большого взрыва до возникновения генетического кода, от возникновения генетического кода до появления первых интеллектуалов и от появления интеллектуалов вплоть до наших дней, когда вырисовывается новый этап: передача части управления глобальными процессами роботам. Этим моменты в информационном плане наиболее интересные, в них происходят скачкообразные изменения энтропии, причем если переход «порядок-хаос» нас не интересует, так как он может идти самопроизвольно, то переход «хаос-порядок» исключительно интересен, так как мало изучен.

Подобная градация позволит нам четко дифференцировать науки по поколениям. Ведь любой «продвинутый» человек с ходу назовет вам сотни наук, но только единицы из продвинутых задумывались над тем, что если количество отраслей знаний ежедневно увеличивается, то когда-то давным-давно их было гораздо меньше, а на некотором начальном этапе их и вовсе не было. А что же было?


Примечания:



1

Люди жившие в эпоху позднего СССР навсегда запомнят сумасшедшего американского астрофизика доктора Чарльза Хайдера. В 1986 году он начал свою 218-дневную голодовку у стен Белого Дома. Советская пропаганда давала ежедневные репортажи о «все ухудшающемся состоянии доктора выступающего за мир во всем мире», который, тем не менее, оставался весьма упитанным и бодро раздавал интервью кому угодно. На 219 день Хайдер заявил, что прекращает голодовку и собирается баллотироваться в президенты США. Как вы уже догадались, советская пропаганда про него тут же забыла и больше не вспоминала никогда.



13

Claude Shannon. «The Bandwagon», 1956. Русский перевод К.Шеннон. Работы по теории информации и кибернетике. — М.: Изд-во иностранной литературы, 1963).



14

Н.А. Козырев. «О ходе времени нашего мира». Вестник АН СССР. № 7, 1957. См. Также Н.А. Козырев. «Причинная механика и возможность экспериментального исследования свойств времени». История и методология естественных наук. Физика. Вып. 2. М. 1963. Н.А. Козырев. «Избранные Труды». Изд. ЛГУ. 1991.



15

Панченков А.Н. «Энтропия». Н. Новгород. 1999. «Энтропия — 2». Н. Новгород. 2002



16

См. также более подробно — Садченко К.В. «Эволюционная экономика: Проблемы и противоречия теории и практики». М. 2001. и «Эволюция экономических систем» (фрагмент из книги «Диалоги взаимодействия цивилизаций Востока и Запада: Альтернатива на XXI век. М. 2001.)



139

По аналогии с «демоном Максвелла» устройство которое может просчитать по начальным условиям будущее получило название «демон Лапласа». В своем воплощенном варианте он должен обладать способностью зная координаты и скорости всех материальных объектов во Вселенной, определять их эволюцию как в будущем, так и в прошлом



140

Чтобы понять что такое хаотический или странный аттрактор, рассмотрим опять-таки метеорологическое явление. Зима 2006–2007 оказалась необычайно теплой. А вот зима 2005–2006 — очень холодной. При этом абсолютных рекордов по высоким\низким температурам было установлено довольно мало. Т. е. в конкретный день бывало и теплее, хотя если брать среднюю температуру по зиме, то да, она — самая теплая за последние 50 лет. Возьмем типовой город в средней полосе. Допустим, за последние 100 лет наблюдений установлено, что максимальная температура 20 января была в 1938 году и достигала +11 градусов. А минимальная — в 1984 и понижалась до -38 градусов. Все остальные значения отмеченные за 100 лет, попадали в эти пределы. Так вот, текущая фазовая траектория — это погода. Она может быть разной, но всегда укладывается в строго определенные нормы. Например, в Москве сейчас может быть +5 градусов. Это не совсем обычно для января, но это укладывается в пределы. А вот +25 ну никак не может, точнее — теоретически может, но тогда уместно вести речь о катастрофе. Финальное состояние всех фазовых траекторий (в отношении погоды — за годичный цикл) называется аттрактором. Аттрактор — это климат. Аттрактор — это область значений, финальное состояние всех траекторий. Он, в отличии от погоды, всегда устойчив. И в нынешней теплой зиме нет ничего необычного, другое дело, что она менее вероятна чем более холодная зима. Разрушение аттрактора это катастрофа. В настоящее времени странные аттракторы выявлены в самых разных воплощениях как живой так и не живой природы, начиная с метеорологии и кончая нейрофизиологией. Интересно, что множество систем нашего организма работают в хаотическом или близком к нему режиме. Причем часто хаос выступает как признак здоровья, а излишняя упорядоченность — как симптом болезни. В психологии бессознательные желания и установки могут моделироваться как странные аттракторы.



141

Математический институт Клея в Бостоне в 2000 году определил «семь задач тысячелетия» и назначил премии в миллион долларов за решение каждой из них. Уравнение Навье-Стокса выведенное в 1830 году идет под номером три. Впрочем, его точное аналитическое решение представляет чисто математический интерес. Приближенные методы решения, благодаря которым это нелинейное дифференциальное уравнение разбивается на несколько линейных, после чего решается с помощью компьютера практически с любой наперед заданно точностью, существуют с 60-ых годов. Анализ множеств решения этого уравнения и привел Э. Лоренца к открытию странного аттрактора.



142

А.Ф. Иоффе в своих лекциях приводил интересный пример, показывающий насколько сильно начинают влиять даже самые незначительные возмущения, если нам требуется высокая точность измерений (т. е. максимальная информация) «Для большей наглядности вообразите себе гипотетическую ситуацию, когда для предсказания эволюции системы на один день вперед требуется знание начальных условий с точностью 10-3, на два дня — с точностью 10-6, на три — с точностью 10-9 и т. д. В этой ситуации время предсказания увеличивается в арифметической прогрессии, а точность задания начальных условий — в геометрической. Чтобы предсказать на 100 дней вперед, требуется уже немыслимая точность — 10-300! Даже если бы наши приборы и позволяли проводить такие измерения, например, температуры и давления, необходимые для прогноза погоды, то возмущение, вносимое взмахом крыльев обыкновенной бабочки, намного превысило бы эффект, связанный с неточностью этих измерений (или, другими словами, в этой ситуации для долговременного прогноза погоды надо было бы учесть всех бабочек, живущих на Земле в настоящее время). В этом случае, несмотря на детерминированное описание процесса, для долговременных прогнозов необходим статистический, вероятностный подход». Любопытно, что аттрактор Лорнеца являющийся «решением» уравнения Навье-Стокса похож на бабочку! Термин «эффект бабочки» ввел Эдвард Лоренц. И действительно, взмах крыльев бабочки где-нибудь в Канзасе, может вызвать ураган в Оклахоме!



143

А. Панченков «Энтропия», Н. Новгород. 1999. «Энтропия-2». Н. Новгород. 2002.



144

Eric Hobsbawm «Age of Extremes: a History of the World, 1914–1991» New York: Vintage Books, 1995.



145

А. Солженицын «В Круге Первом». Глава 24. А вот как Солженицын оценивает Ленина. «…не было в этом человеке настоящей надёжности, предстояло ему много горя со своим хозяйством, запутаться в нём. Сталин верно чувствовал в Ленине хлипкость, перебросчивость, наконец плохое понимание людей, никакое не понимание. (Он по самому себе это проверил: каким хотел боком — поворачивался, и с этого только боку Ленин его видел.) Для тёмной рукопашной, какая есть истинная политика, этот человек не был годен. Себя ощущал Сталин устойчивей и твёрже Ленина настолько, насколько шестьдесят шесть градусов туруханской широты крепче пятидесяти четырёх градусов шушенской. И что испытал в жизни этот книжный теоретик? Он не прошёл низкого звания, унижений, нищеты, прямого голода: хоть плохенький был, да помещик. Он из ссылки ни разу не уходил, такой примерный! Он тюрем настоящих не видел, он и России самой не видел, он четырнадцать лет проболтался по эмиграциям. Что тот писал — Сталин больше половины не читал, не предполагал набраться умного. /…/ Да если бы был у Ленина настоящий трезвый ум, он бы с первых дней ближе всех приблизил Сталина, он бы сказал: «Помоги! Я политику понимаю, классы понимаю, живых людей не понимаю!» А он не придумал лучше, как заслать Сталина каким-то уполномоченным по хлебу, куда-то в угол России. Самый нужный был ему в Москве человек — Сталин, а он его в Царицын послал».



146

См. Пуанкаре А. Избранные труды. М. «Наука» т. 1–3. 1974.



147

Дмитрий Нестеров. «Русь Пробуждается Во Мне» М.: Ультра. Культура, 2003.



148

Истоки РСДРП прочно связаны с еврейством, точнее — с нарождающимся сионистским движением. В советском вузовском учебнике по истории КПСС, автором которого был начальник иностранного отдела ЦК Б. Пономарев говорилось, что первой марксистской группой в России была организация "Освобождение труда" (создана в 1883 году по инициативе Л. Дейча, Г.В. Плеханова и П.Б. Аксельрода) и «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» (создан в 1895 году Ю.О. Мартовым-Цедербаумом и В.И. Ульяновым-Лениным). Но это были интеллигенты и теоретики. Первой реальной крупной и развитой рабочей социалистической организацией на территории России конца XIX и начала XX столетия был Всеобщий еврейский рабочий союз — «Бунд», основанный в 1897 году, сразу после Первого Всемирного Сионистского Конгресса в Базеле. Первый съезд Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) был проведен в 1898 году в Минске на основе Бунда, который вошел в РСДРП на правах автономии, хотя по численности превышал РСДРП во много раз. Всего делегатов I съезда было девять: А. Ванновский, Н. Вигдорчик, Ш. Кац, А. Кремер, А. Мутник, К. Петрусевич, С. Радченко, П. Тучапский и Б. Эйдельман. Справедливости ради мы должны сказать, что С. Радченко все же не был евреем, так что назвать РСДРП 100 % еврейской партией нельзя.



149

В. И. Ленин «Что делать». 1902. Там Ленин, помимо так любимой им грызни с подельниками, показывает, как по его мнению должна работать организация «В самом деле, представьте себе очень обычный у нас случай полного провала в одной или нескольких местностях. При отсутствии у всех местных организаций одного общего регулярного дела такие провалы сопровождаются часто перерывом работы на много месяцев. При наличности же общего дела у всех, — достаточно было бы, при самом сильном провале, нескольких недель работы двух-трех энергичных людей, чтобы связать с общим центром новые кружки молодежи, возникающие, как известно, весьма быстро даже теперь; — а когда это общее дело, страдающее от провала, у всех на виду, то новые кружки могут возникать и связываться с ним еще быстрее. /…/ С другой стороны, представьте себе народное восстание. В настоящее время, вероятно, все согласятся, что мы должны думать о нем и готовиться к нему. Но как готовиться? Не назначить же Центральному Комитету агентов по всем местам для подготовки восстания! Если бы у нас и был ЦК, он таким назначением ровно ничего не достиг бы при современных русских условиях. Наоборот, сеть агентов, складывающаяся сама собой на работе по постановке и распространению общей газеты, не должна была бы "сидеть и ждать" лозунга к восстанию, а делала бы именно такое регулярное дело, которое гарантировало бы ей наибольшую вероятность успеха в случае восстания».



150

В. В. Шлахтер «Человек — оружие» СПб. «Терция», 1998. «Самокодирование на повышение жесткости своей программы осуществляется также очень просто. Вы концентрируете всю свою ненависть, собираете все известные вам негативные качества и переносите все это на личность противника. И как только этот несчастный становится для вас олицетворением всего самого отвратительного, что есть на земле, вы начинаете чувствовать, что уничтожить его — воистину благое дело. Себе же вы внушаете особое состояние, которое, пожалуй, точнее всего можно назвать холодным бешенством. Холодное бешенство — это удивительное состояние, позволяющее человеку реализовывать свои воистину запредельные психофизические возможности и в то же время не терять контроля над собой и над ситуацией». Сейчас арийцы «самокодируются» совсем на другое — на «деланье карьеры», на покупку зачастую ненужных, но «статусных» вещей и пр. Финал процесса вполне просматриваются: придут цветные и лихо завершат «карьеры» белых, параллельно присвоив их «статусные» вещи.



151

Точнее — любой странный аттрактор. Иными словами в каждом хаосе наличествует элемент порядка. См. Э. Лоренц «Странные аттракторы» М. Мир. 1981.



152

Современный французский философ и еврей Алан Финкелькраут объясняет политкорректность тем, что Европа, да и вообще Запад, перешли из эпохи «героев» в эпоху «жертв». Мазохизм, выращивание комплекса вины, самоуничижение, раскаяние в том, чего не совершали, замешанное на нарциссизме стали их неотъемлемыми чертами. Сейчас в Европе вполне обычно, если с Рождеством население поздравляет, скажем, мусульманка в парандже, во всяком случае, так было на одном из английских телеканалов. С формулировкой француза вполне согласуется то, что скажем в России главным объектом «полкорректности» являются кавказцы и евреи, т. е. прослойки представляющие реальную силу. Я когда-то читал, как один американский сенатор заявил, что «политкорректность должна стать выше закона». Ну и ясно что политкорректным можно быть только сидя в мягком кресле напротив плазменной панели в квартире с климат-контролем или же в кругу себе подобных обитателей охраняемых VIP-зон. Тем, кто живет или хотя бы изредка появляется на природе — тем не до политкорректности. Надо бороться за выживание по законам Дарвина. Кто победит в противостоянии Дарвинизма и политкорректности у меня лично сомнений не вызывает.



153

Именно боясь глобального беспорядка, народ, пусть и ненавидя Америку, опасается ее падения, особенно неожиданного. Можно не сомневаться что падения опасаются и те, кто имеет очень большие деньги, но тоже ненавидит Америку. Такой расклад безусловно обеспечивает ей дополнительную устойчивость в краткосрочной перспективе.



154

В первом туре выборов 2002 года Ле Пен занял второе место, получив почти 17 процентов голосов. Ширак набрал больше — 36 %. Французские бессознательные массы сами испугались собственного выбора, поэтому второй тур принес совершенно закономерный результат: Ле Пен набрал 20 % (т. е. почти столько сколько в первом), а Ширак — 80 %, т. е. за него бежали голосовать все кто голосовал за других кандидатов. Это и называется «вырождающаяся нация», а то что она рассылает по африканским и гайанским джунглям свои «иностранные легионы» не имеет никакого значения. Рим делал то же самое, пока не пришли варвары и не забрали у «добропорядочных граждан» все что хотели.



155

Впрочем, все может оказаться не так страшно. «Голой сингулярностью» (т. е. областью с бесконечной кривизной пространства-времени) назвали сингулярность образующуюся вне горизонта событий. Теоретически такое возможно, но считается что в реальных системах подобные «сингулярности» не образуются. Р. Пенроуз в 1969 г. предположил, что прежде чем в процессе гравитационного коллапса неограниченно возрастет кривизна и разовьется сингулярность, гравитационное поле достигает такой силы, что перестает выпускать информацию наружу, т. е. возникает горизонт событий, окружающий сингулярность. Этот не только научный, но и философский вопрос, связанный с такими понятиями как причина и следствие до сих пор не решен.



156

Stephen W. Hawking. A Brief History of Time From the Big Bang to Black Holes. Русское издание С. Хокинг. «Краткая история времени от большого взрыва до черных дыр». Санкт-Петербург, 2001



157

Ю.Г. Волков, В.С. Поликарпов «Человек как космопланетарный феномен». Ростов-на-Дону, 1993



158

Этот вывод укладывается в одну из концепций существования Бога, согласно которой Бог всего лишь осуществил некое первое движение, «первотолчок», а все последующие события — всего лишь следствия, а сам Бог никак не вмешивается в происходящее. Понятно, что с позиции любой церкви эта концепция еретическая, так как церковь автоматически оказывается ненужной, в отличие от Бога, оказывающегося как бы гарантом законов природы.



159

Теория суперструн возникла в 70-е годы ХХ века как попытка преодолеть (или обойти) трудности возникшие при создании единой квантовой теории поля. В ней вводится как постулат то, что все т. н. «фундаментальные частицы» (например электрон) представляют из себя колебания волн микроскопической длины, порядка 10–35 м, а поэтому и недоступной наблюдению в эксперименте. Понятно, что каждая «струна» колеблется строго на определенной частоте и чем больше частота, тем соответственно больше и масса частицы. Теория суперструн может «работать» только если допустить что мир имеет пространственную размерность больше четырех. Сейчас наиболее ходовая — одинадцатимерная модель. В первые двадцать лет своего существования теория суперструн претендовала на то, чтобы наконец-то описать все элементарные частицы и взаимодействия между ними, но в начале XXI века она натолкнулась не неожиданное препятствие — была сформулирована теория ландшафта — логическое продолжение теории суперструн. Из нее следует, что возможно существование множества Вселенных, более того, их число вообще может быть равно бесконечности, а наша четырехмерная Вселенная — это и есть наблюдаемая часть мультивселенной. Поскольку мы, как и вся наша техника, состоим из обычных частиц, то мы в принципе неспособны взглянуть вовне. Излишне говорить, что ни одно из положений теории суперструн на практике никак не проверено, даже косвенно. Единственная возможность обнаружить дополнительные измерения — гравитация. Будучи результатом искривления пространства-времени, гравитация не локализована на 4-мерном пространстве-времени и потому гравитоны (если они вообще есть) и микроскопические чёрные дыры (если они тоже есть) могут выходить вовне. В наблюдаемом мире этот процесс будет выглядеть как внезапное исчезновение энергии и импульса, уносимых этими объектами. Фантастов, да и не только их, в теории суперструн привлекает гипотетическая возможность практически мгновенно перемещаться в любую точку вселенной, игнорируя ограничения накладываемые ОТО. См. Грин М., Шварц Дж., Виттен Э. Теория суперструн. — М.: Мир, 1990. К., Мичио. Введение в теорию суперструн: Пер. с англ. Г. Э. Арутюнова, А. Д. Попова, С. В. Чудова под ред. И. Я. Арефьевой. — М.: Мир, 1999



160

Теория «мембран» — дальнейшее развитие концепции «суперструн» — возникла в 90-е годы ХХ века. В ней Вселенная описывается как трехмерная мембрана «плавающая» в пятимерном пространстве. Другие вселенные-мембраны могут находиться в пятимерном пространстве рядом с нашим миром на расстоянии в сотые доли миллиметра. При этом все элементарные частицы, а также три основные силы не выходят за пределы отдельных мембран, и только гравитация пронизывает все существующие мембраны, связывая их между собой силой взаимного притяжения. Уже в XXI веке в «теории мембран» стала доминировать догадка под названием «brane fall» («падение мембран»), согласно которой наш мир мог возникнуть в результате столкновения двух пустых мембран, находящихся в состоянии квантовой неопределенности. По расчетам, если между мембранами образуется критический промежуток, они начинают «падать» (или «схлопываться») одна к другой. Каждая из этих мембран будет испытывать на себе воздействие гравитационного поля другой мембраны как энергетическое поле в своем собственной трехмерном пространстве и это приведет к быстрому расширению мембран: они будут удваиваться в размере более тысячи раз за период своего сближения. Другие мембраны, что находятся в зоне их расширения, испытают на себе гравитационный коллапс и сокращение в размерах. Когда две расширяющиеся мембраны, наконец, «схлопываются», за счет их высвобождающейся энергии Вселенная разогревается и наполняется материей, что соответствует общепринятой модели Большого взрыва. Теория, безусловно, оригинальная, но в то же время гораздо более спекулятивная чем теория «суперструн». Никаких, даже косвенных эксперементальных доказательств теории мембран и теории суперструн не получено и нет ни малейших оснований считать что они будут получены. Во всяком случае, этого не будет сделано до тех пор, пока мы точно не будем знать что же такое гравитация.



161

Иммануил Кант обобщив все доказательства существования Бога выдвинутые как античными, так и средневековыми философами, последовательно опроверг их чисто логическими приемами, показав при этом что мы никогда не сможем доказать «существование Бога» не выходя за рамки имеющийся реальности, если же мы выйдем за ее рамки, то сразу же станем заложниками собственного субъективизма. Невозможность объяснения возникновения генетического кода (мы имеем ввиду реальные проверяемые модели, а не фокусы с вероятностью в тысячи знаков после запятой) связана с тем, что мы не можем сказать насколько феномен жизни вообще находится в пределах нашего понятийного аппарата, нашей системы представлений. Нельзя исключать, что принцип по которому возникла жизнь окажется даже проще чем мы думаем. То же самое можно сказать и о единой теории поля.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх