ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ЖИЗНЬ И ДОМИНИРОВАНИЕ

Недочеловек как центр современной цивилизации — Избыточность — Аппаратная и информационная избыточность — Мертвая еда и дохлое поколение — Производство и потребление — Насыщение цветных — Суператтрактор дегенерата — Возникновение избыточности в арийской системе — Паразитические цепочки — Паразиты и сверхпаразиты — накопление избыточности — Антисемитизм избыточных — Избыточность меньшинств — Проститутки и журналисты — Связи вместо звеньев

В центре современной белой цивилизации стоит недочеловек. Под недочеловека «заточено» законодательство. Нет, не специально, но как одно из средств поддержания стабильности, как средство противодействия вносимому им хаосу, ведь число недочеловеков растет, поэтому любой современный правовой кодекс, во всяком случае уголовный, может быть совершенно спокойно назван «недочеловеческим». Это не абсолютно точная формулировка, но она показывает основное направление его действия. Работает ли такая схема на поддержание порядка? В кратковременной перспективе — да, в той же мере, как и веревка поддерживает повешенного пока он еще дышит. Недочеловек пользуется самыми разнообразными привилегиями, хотя законодательно они никак не закреплены, впрочем, этого и не требуется. Если закон не против, значит он за. Степень вашей прогрессивности и продвинутости определяется толерантностью к недочеловеку. Недочеловек может сделать вам что угодно и ему практически ничего не будет, во всяком случае, ему будет гораздо меньше, нежели вам, сделай вы то же по отношению к недочеловеку. Например, ваш сосед-недочеловек может днями, неделями и месяцами нарушать ваш покой громко слушая музыку. Формально это считается нарушением общественного порядка, но реально, в рамках закона, повлиять на него практически невозможно. Нет, вы можете зайти к нему в квартиру и размашистыми ударами алюминиевой бейсбольной биты разбросать его мозги по стенам, но за это вас посадят. Надолго, ибо вы — убийца. Вы можете поступить более сдержанно: разбить не черепной мусорный ящик недочеловека, а его китайский усилитель с самодельными акустическими системами. Недочеловек на вас пожалуется и вы опять попадете под статью, точнее — под несколько статей. Вы нарушили право неприкосновенности частной собственности недочеловека, вы нанесли ему материальный ущерб, а самое главное, ваши террористические действия привели к серьезным моральным страданиям недочеловека, поэтому он с вас потребует и за моральный ущерб. Недочеловеки обожают дорого оценивать свою тонкую душевную организацию, качать права и, как правило, чем сильнее «недочеловечность», тем большая сумма требуется в качестве компенсации за «моральный ущерб». Если не верите, проследите за любым скандальным процессом, где рассматривается очередной «иск о защите чести и достоинства» очередного недочеловека и обратите особое внимание на требуемые суммы компенсации.

1.

В предыдущих главах мы неоднократно употребляли термин «избыточность». Сейчас подробнее разберем, что же это такое. Ну, как обычно, начнем с технических областей. Все знают что в автомобиле есть два тормоза — ручной и педальный. И хотя всегда тормозят ногой, ввиду исключительной важности тормозной системы для безопасности движения, она продублирована. Откажет ножной — затормозим ручным. Т. е. избыточность (в данном случае аппаратная) в тормозную систему введена намеренно. В более сложных и ответственных изделиях — самолетах, космических кораблях, пультах контроля атомных станций, подводных лодках, многие узлы продублированы даже не по два, а по три, четыре и более раз. Конечно, может быть исходный узел никогда и не сломается, а потому вводить в действие дублирующие узлы окажется не нужным. Но кто может дать такую гарантию? В любом случае, не существует абсолютно надежного продукта человеческой деятельности, такого, чтобы безотказно работал с вероятностью 100 %. Всегда есть неопределенность. Неопределенность — это энтропия. А вдруг сломается? Могли бы делать абсолютно надежно, никакой избыточности бы не понадобилось. Да, часто избыточность существенно поднимает стоимость, но риск потерять все изделие, а иногда и людей в нем помещенных или зависящих от его работы, заставляет пренебречь экономическими соображениями. Описанные случаи относятся к так называемой аппаратной избыточности, но это понятие гораздо шире. Не менее интересен случай информационной избыточности. К примеру, нет смысла «запаковывать» в телевизионный сигнал слишком малые детали изображения, наш глаз их просто не различит, вот почему фильтрами они срезаются еще на передающей стороне. Кроме того, мы видим крупные предметы в цветном изображении, а мелкие — в черно-белом. Эта особенность глаза учтена конструкторами, и цветовой сигнал при передаче мелких деталей также срезается фильтром нижних частот. Зачем тащить в эфир зрительную информацию которую мы никак не заметим? Здесь мы сознательно работаем на уменьшение избыточности, ибо она нам не нужна. Но мы можем и намеренно её увеличивать, вводя т. н. корректирующую информационную избыточность. Допустим, вам нужно отправить кодовую посылку по проводу из пункта А в пункт Б. Как узнать, тот ли сигнал дошел до пункта Б? Есть разные, причем довольно изощренные способы, но наиболее распространенные — введение дополнительных бит характеризующих свойства самой посылки. Иными словами, для того чтобы в принятом сообщении можно было обнаружить ошибку, это сообщение должно обладать избыточной информацией, позволяющей отличить ошибочный код от правильного. И если в пункте Б после приема основной посылки и анализа дополнительных бит выяснится что появилось несоответствие, уже из пункта Б в пункт А посылается запрос на повторную посылку. В общем, идея понятна. Но что заставляет нас вводить избыточность в кодовые посылки? Ведь она влечет за собой уменьшение скорости передачи за счет увеличения длины посылки и усложнения аппаратной части. Все дело в том, что на пути сигнала много чего может произойти, в результате сигнал окажется под воздействием помех или других сигналов могущих иметь совершенно разную природу, но бесполезных в информационном плане. Хорошо когда мощность помехи малая в сравнении с мощностью сигнала, хорошо когда известен тип помех, т. е. когда помеха стационарная, в таком случае мы можем четко отработать алгоритм защиты. А если мощность помехи сопоставима с мощностью сигнала? А если помеха нестационарная, т. е. ее тип меняется? Тогда наша приемо-передающая аппаратура резко усложняется, иногда приходится конструировать совершенно уникальные устройства, — сплав интеллекта математика, физика, инженера и программиста. И ради чего? Ради того чтобы компенсировать последствия вредного воздействия. Так мы интеллектуальными усилиями противостоим разупорядочиванию полезной нам информации, противостоим информационной энтропии, т. е. степени возможного разупорядочивания сигнала. Отсюда и смысл намеренного введения избыточности, как аппаратной, так и программной: она обеспечивает требуемую надежность, устойчивость работы системы или, говоря проще, требуемый порядок ее функционирования.

При переходе на «человеческие схемы» расклады несколько меняются. Человек, как мы знаем, потенциально способен работать как на рост, так и на уменьшение собственной энтропии. В свою очередь, он же, в соответствии с законами сохранения, потребляет из окружающей среды энергию, а выделяет энтропию. Все известные теоремы о производстве энтропии выведены для статистических систем и не применимы к анализу человека как отдельной единицы, как «вещи в себе». Да, с одной стороны человек вроде бы должен стремиться к минимуму ее производства в каждый момент времени, притом, что его организм должен стремиться к некоему ее пределу для обеспечения себе максимально жизненного срока. Здесь просматривается определенная аналогия с пословицей «тише едешь — дальше будешь». С другой стороны, видя каким сумасшедшим темпом растет количество алкоголиков, наркоманов, токсикоманов, жирняков, больных, интернет-зависимых, зависимых от компьютерных игр, понимаешь, что люди совершенно сознательно работают отнюдь не на минимум ее производства, из-за чего максимальный срок их жизни существенно сокращается. Заметим, что в природе нет зебр или антилоп страдающих ожирением или химически зависимых львов и тигров. Даже если мы допустим, что таковая зебра появится, скорость ее бега понизится и она будет тут же сожрана львом — законы обратной связи работают безотказно. Не хотите контролировать себя? Вас проконтролируют другие. А «химический лев» просто сдохнет от голода, его ослабевший организм не сможет добыть себе пищу, а попытка поучаствовать в дележе добычи будет грубо прервана более сытыми членами стаи. Поэтому-то природа в целом, во всяком случае до появления человека, была весьма и весьма устойчивой. С одной стороны все друг друга ели, с другой — исчезновение видов происходило только в результате изменения окружающих условий, а совсем не потому что кто-то кого-то «полностью съел». Сейчас вроде бы никто никого не ест, все сыты, одеты, умыты и обуты, но численность арийской расы — и абсолютная, и относительная, сокращается очень-очень быстро. Кажется, что мы опять имеем дело с очередным парадоксом, но никаких парадоксов нет, есть обычные законы поведения системы, в данном случае — накопление колоссальной избыточности на всех уровнях. А как только человек допускает избыточность при энергетическо-информационном обмене с внешней средой, его энтропия тут же растет, он начинает разупорядочиваться. К примеру, избыточное потребление пищи взвывает ожирение, избыточное потребление спиртных напитков — алкоголизм, избыточный прием витаминов — гипервитаминоз, могущий привести не только к нарушению работы органов, но и к смерти. То же самое можно сказать и об избыточной эксплуатации своего организма, как механической, так и психической. Вспомним про виды спорта «перегружающие» определенные его звенья — коленные суставы у футболистов, кисти рук у теннисистов, голову у боксеров и т. п. Почему это происходит? А потому, что организм имеет конечный запас прочности. Он может компенсировать избыточный прием чего-либо, но только в определенных пределах. Относительно психической, можно сказать, что переизбыток положительных эмоций, точнее — отсутствие отрицательных, может весьма вредно сказаться на состоянии индивида. Известно ведь, что в семьях где дети с самых пеленок окружены сверхопекой родителей, оберегающих их от элементарных стрессов и потакающих любым желаниям, обычно вырастают крайние мазохисты и эгоисты, опасные прежде всего для самих себя, ибо рано или поздно они начинают искать счастья в несчастии. Почему? Потому что отрицательные эмоции тоже нужны, они тренируют организм. И почти всегда такие люди — удобный расходный материал в руках высокоранговых особей.

Понятно, что если мы говорим об информационно-энергетической избыточности вносимой в отдельного человека извне, то уместно обозначить и типовое избыточное энергетическое «сырье». Например, табак или алкоголь можно считать продуктами абсолютно избыточными. Отказ от их приема не ведет абсолютно ни к каким последствиям, кроме временных трудностей преодоления зависимости у конкретных алкоголиков и наркоманов. Психиатрической практике, впрочем, известны случаи, когда алкоголики и наркоманы выведенные из зависимости, впадали в депрессию и кончали с собой, ибо не могли выйти из рамок своей субкультуры, где все начиналось и кончалось дозой алкоголя или наркотиков, но такие последствия тоже никак не могут быть отнесены к отрицательным, правда, уже не на уровне индивида, а на уровне государства как системы, ведь и алкоголик, и наркоман, в нормально функционирующем обществе, явление абсолютно избыточное. К условно избыточным могут быть отнесены искусственно получаемые продукты, представляющие из себя мономерную массу и не содержащие ничего кроме калорий — конфеты, сахар, так усиленно продвигаемые сейчас чипсы и попкорн, бульонные и суповые кубики, сухое молоко и вообще все продукты полученные путем сублимации. В них нет ни живых, ни мертвых клеток. Они совершенно разупорядочены, они — органический хаос, они — медленная смерть для потребителя. Они не дадут вам умереть сразу, но вы постепенно будете превращаться в живого мертвеца. Количество больных системными болезнями (рак, сердечно-сосудистые, диабет) в той или иной стране, прямо пропорционально количеству потребляемого «органического хаоса» и впереди планеты всей, как вы уже догадались, шествуют Соединенные Штаты Америки, давно захватившие лидерство по количеству жирняков и прочих уродов во всем белом мире. Наши древние предки были правы — человек есть то, что он ест. И если раньше, например, в арийской Индии, неприкасаемые ели все-таки животных, пусть и нечистых, либо умерших от болезней, то можно представить себе, насколько ниже их в плане качества «продуктовой корзины» находится большинство потребителей современных «высокотехнологичных яств». И может быть наше поколение дохлое именно потому, что питается не просто дохлятиной, в которой все-таки сохраняется какая-то структура, а абсолютно разупорядоченной, много раз переработанной дохлятиной. И как знать, не предопределено ли ему также сдохнуть в полной разупорядоченности?

2.

Мы уже говорили и еще ни раз повторим, что человек — существо системное. Да, пусть вы родились в приличной семье со здоровой генетикой. Пусть вы достаточно сильны, умны и эстетически привлекательны. Пусть вы постоянно совершенствуете себя по всем направлениям и являете законченный образец для подражания. Но вы живете не на необитаемом острове, наоборот, вас помимо родителей сначала окружают человек двадцать в детском саду, затем человек сорок-пятьдесят в школе, затем примерно такое же количество в вузе, не считая тех, кто вас окружает вне этих учреждений, вроде жителей вашего двора или просто знакомых. И вы, несмотря на свою силу, волю и интеллект, устанавливаете с этими людьми тот или иной тип взаимосвязи, которая в любом случае всегда двухсторонняя. Вы влияете, но влияют и на вас. Даже если вы понимаете что окружение гораздо хуже вас по всем параметрам, вы не можете полностью от него устраниться и создавать себе новое, непонятно где и непонятно среди кого. Здесь в последнее время наметились качественные сдвиги — информационные технологии не просто стирают расстояния между людьми, но и позволяют найти себе друзей исходя из заранее требуемых параметров, вроде психологической совместимости, общности интересов и предпочтений. Я знавал людей познакомившихся в Сети, но потом узнавших что они живут в одном районе или вообще в одном квартале. Еще Шопенгауэр доказал, что по-настоящему могут дружить люди, у которых есть достаточно много общего, пусть они сами этого не понимают или не видят. Известно ведь, что у артистов друзья в большинстве своем тоже артисты, у спортсменов — спортсмены, у военных — военные. И понятно, что если вы в целом личность положительная, то вы непременно будете стремиться окружить себя адекватным контингентом. То же самое и в отношении отрицательной совокупности. Взяв типового алкаша, вы быстро обнаружите, что у него и друзья аналогичные, то же самое можно сказать про наркоманов и прочий негативный высокоэнтропийный контингент. Т. е. можно однозначно, пусть и не с резкой градацией, поделить всю статистическую совокупность индивидов на «условно-негативную» и «условно-позитивную». «Условно» потому, что подавляющее большинство индивидов все-таки не являет некий однозначно выраженный тип, но здесь важно хотя бы стремление. Есть достаточное количество людей с весьма сомнительными параметрами, которые, попадая под влияние более высокоранговых положительных индивидов, также начинали стремиться хоть в чем-то на них походить и меняться буквально на глазах. А попали бы они под негативное влияние? Но приведенный пример подходит не всегда, есть достаточное множество индивидов с полностью отсутствующим потенциалом совершенствования. Здесь можно по-своему «реабилитировать» Дарвина в глазах религиозно-мыслящего контингента. Вам не нравится происхождение человека «от обезьяны» или вообще от животных? Вы считаете что это оскорбляет в нем «подобие Бога»? Но посмотрите на проблему по-другому: даже животное может очеловечиться если будет к этому стремиться. Ведь не все обезьяны (точнее — приматы) «превратились в людей». Людьми стали те, в ком был некий императив, стремление к повышению своего качества, стремление к организации, к контролю, к порядку. А это — функция Бога. Так что все сходится и теперь вы можете гордиться что стали людьми. И одновременно — делать всё, чтобы не стать худшими из животных, ведь человек — временная фаза, и в сверхчеловечество перейдут не все, точно так же как не все «обезьяны» когда-то стали «человеками».

Впрочем, ваше личное, пусть и высокое качество, совсем не гарантия вашего успеха в жизни и возможности ощущать себя счастливым. На вас может напасть банда недочеловеков и нанести непоправимый ущерб вашему здоровью или отнять у вас жизнь. Даже если «система» потом с ними разберется, вам от этого вряд ли станет легче. И не нужно говорить про «случай, который может настигнуть каждого». Совершенствование организации как раз и предполагает сведение разного рода «случаев», а тем более столь печальных, к минимуму. Фраза «человек — раб обстоятельств» верна только потому, что этих обстоятельств очень много, более того, их количество растет. Почитайте уголовные дела и вы увидите, что почти у каждого такого «случая» есть вполне четко прослеживаемая история, начинающаяся в со знакомства будущих родителей недочеловека. Можно привести и менее трагические, но весьма распространенные модели развития ситуации. Например, вы полюбили женщину, которую вы совершенно не интересуете. Пару лет вы не находите себе места, пока не женитесь уже не по любви, а просто потому что подвернулся удобный вариант. Это вовсе не плохо, но все же не то. Или еще хуже: вы любите друг друга, женитесь, но у вас нет детей. Вы проходите обследование и выясняете, что неспособны их иметь. Что делать? Хотя и этот ваш дефект однозначно имеет свою историю возникновения, нужно просто внимательно изучить свое прошлое, а иногда и прошлое своих предков.

3.

Уже говорилось, что борьба за существование, или (в наиболее выраженной своей фазе) борьба за выживание, отнюдь не глупость природы которую якобы должен преодолеть человек, установив «оптимальный баланс между производством и потреблением». Она — защитный механизм, ибо количество энергии в конечном объеме конечно. Если бы этот механизм не действовал, жизнь прекратилась бы еще на уровне прокариотов. Земля как раз и являет такой конечный объем, а на других планетах, настолько нам известно, никакой «биологии» пока не обнаружено. Интеллигентствующие умники из бесконечного ряда пацифистских, либертрианских, коммунистических, анархистских, «зеленых» и прочих организаций левого толка, притягивающих дегенератов всех мастей, непрерывно бомбят мир разного рода «исследованиями», доказывающими что Планета может прокормить население в 20, 30 или 50 миллиардов, правда народу, точнее — арийскому человеку, не сообщается чем именно она может их «прокормить» и кто должен стать главным кормильцем. Зато как заклинания повторяется стандартный ряд: «840 миллионов голодают, 2 миллиарда не имеют нормальной питьевой воды, 1,5 миллиарда испытывают белковый дефицит, полтора миллиарда неграмотных, 1,8 миллиардов не имеют постоянного жилища, 3 миллиарда не могут получать надлежащую медицинскую помощь», ну и дальше в том же стиле. Не сообщается также и о том, что эти самые «миллиарды голодных и оборванных» отнюдь не сокращаются в численности, напротив, население Земли растет с опережением и в основном за счет этих «страдающих категорий». А если начать их кормить, поить и принудительно накачивать вакцинами от тропических болезней? Не сожрут ли они своих кормильцев в полном составе, в соответствии с законом о противодействии следствия причине вызывающей это следствие? Интеллигенты утверждают, что повышение жизненного уровня примитивных народов отобьет у них охоту интенсивно размножаться, но такая «железная логика» сродни заявлениям, что чем больше платить госслужащим, тем меньше они будут воровать. Для опытного опровержения столь смелых предположений, рекомендую завести у себя дома тараканов и начать их подкармливать. Уверяю вас, они будут размножаться максимально быстро настолько это возможно. И жрать будут не только то, что вы им оставляете, но всё до чего доберутся. Они — зверюшки без комплексов и никаких прав и деклараций соблюдать не будут.

Как именно интеллигенты собираются насыщать размножающихся в неконтролируемых количествах «цветных братьев» догадаться нетрудно. Забавно другое. Самих голодающих цветных совершенно не интересуют проекты собственного насыщения и повышения образовательного уровня. Такие проекты — гримаса ослабевшего и извращенного белого мышления. В этом — феномен интеллигенции: интеллигент — это человек, чьи знания избыточны по отношению к собственной силе. Ведь человек с ограниченными умственными возможностями, пусть и богатый, никогда не задастся целью накормить всех, а тем более тех, кто от него сильно отличается. Напротив, интеллигент — это человек не способный контролировать свои знания, а значит и не способный ими управлять. Интеллигент может очень много знать, но он всегда мало понимает, ибо понимание — это принципиально другой уровень. Чем-то он походит на ребенка играющего с пистолетом у которого взведен курок или амбициозного 12-летнего химика, пытающегося осуществить в двадцатикомнатной коммунальной квартире технологический процесс по схеме: «убитая собака — вытопленный жир — глицерин — тринитротолуол — бомба». Интеллигент — подобие ребенка, а взрослый ребенок — подобие юродивого. Он смешон в своем «обостренном чувстве справедливости», но одновременно и опасен в своей возможности влиять на массы. Предоставим слово одному из их выдающихся представителей — лауреату Нобелевской премии Мира Андрею Сахарову: «Сейчас очень острой проблемой в области питания является белковый голод, от которого страдают многие сотни миллионов людей. Решение этой проблемы за счет расширения объема животноводства в перспективе невозможно, так как уже сейчас производство кормов поглощает около 50 % продукции земледелия. Более того, многие факторы, и в том числе задачи сохранения среды, толкают на сокращение животноводства. Я предполагаю, что в течение ближайших десятилетий будет создана мощная промышленность производства заменителей животного белка, в частности, производства искусственных аминокислот, главным образом для обогащения продуктов растительного происхождения, что приведет к резкому сокращению животноводства».[186] («Мир через полвека», Москва, 1974) Прежде чем прокомментировать этот «футуристический прогноз», скажем, что Сахаров начал заниматься подобными изысканиями тогда, когда он полностью закончился как ученый. В его интеллектуальный «физический» период, проблемы прокорма миллиардов цветных белком его не интересовали, он занимался реальным делом — создавал термоядерное оружие. В 32 года стал академиком. При Сталине! Случай совершенно невиданный, тогда даже звание доктора весило на порядок больше чем при Брежневе. Но на определенном этапе интеллект стал неуправляемым, он опередил силу, превратившись в обычный интеллигентский дурацкий ум. Впрочем, Сахаров здесь оказался совершенно неоригинальным, его мазохическое интеллигентское мышление было способно реагировать только на текущее состояние дел, а потому картина вырисовывалась чудесная. Цветные, несмотря на тотальный голод, полную неустроенность и отсутствие перспектив на будущее, активно размножались. Судьба собственных детей их не интересовала, в любом случае их рождалось больше чем умирало. Но где-то, за много-много тысяч километров от зон «гуманитарной катастрофы», нашлись белые дяди, зачастую имеющие ученые степени, а то и вовсе члены академий наук и нобелевские лауреаты, которые почему-то очень сильно озаботились не тем как отрегулировать численность цветных в нужных (для самих цветных) пределах, но тем, чтобы всю эту непрерывно увеличивающуюся массу прокормить надлежащим образом. Нет, он конечно прав в том, что мяса на всех не хватит, ибо развитие животноводства требует все больше и больше продуктов земледелия, а количество земельных ресурсов ограничено. Сейчас, для того чтоб устранить наличествующий белковый дефицит в 20 миллионов тонн, нужно иметь миллиард голов крупного рогатого скота, а такое количество в принципе нельзя прокормить.[187] Суши, даже если ее всю распахать, не хватит. Люди нарушили соотношение «масса — количество», вот и имеет то, что имеем. И теперь, из-за того что 8 % населяющих Землю белых не могут прокормить 92 % размножающихся явочным порядком цветных, они должны с так обожаемого ими мяса перейти на искусственный белок получаемый из нефтепродуктов и некий «аминокислотный ряд» которым будут обогащать отравленные химикатами растения. Изумительно. Притом, что те же 8 % белых могут спокойно себя прокормить на уровне сотни сортов колбасы в супермаркете, не говоря о буженине, окороках, балыках и прочих деталях звериной анатомии. И какой белый захочет перейти с мяса на органический пластилин сделанный из нефти, т. е. продукта образовавшегося за много миллионов лет из умерших микроорганизмов и моллюсков?[188] Тем более ради какого-то гипотетического «чунгачанги» размножающегося в геометрической прогрессии. Вот оно, некрофилическое мышление интеллигента в чистом виде! Зато все вроде бы сыты. Вот только позволительно задать «футуристический вопрос»: а что будет, когда деградирует последний белый обожравшийся искусственного белка изготовленного из сдохших миллион лет назад моллюсков? Кто будет тогда обеспечивать и насыщать цветных столь необходимым им белком? Хотя им в чем-то хорошо — они потихоньку удовлетворяют свой белковый дефицит поедая друг друга. И кто будет обеспечивать их «информационное отставание»? Понятно, что их численность тут же оптимизируется к нормальным в данных условиях цифрам, ибо природа, как уже говорилась, избыточности не терпит. Вот только белых уже не будет. Теперь резонно поставить вопрос о смысле всей этой далеко идущей программы по насыщению цветного мира. Кому она нужна? Белым? Но ведь она приведет их к деградации. Цветным? Но они вполне обходятся без нее. Дегенератам из белых? Да, но можно ли принимать проекты предложенные дегенератами в качестве финальной цели? Дегенерация всегда фатальна, а суператтрактор дегенерации как явления — тотальное исчезновение. Можно сделать вывод, что явное перенаселение Земли — всего лишь следствие дефектов в мышлении белых. Это вполне подтверждается очевидным фактом: демографический взрыв среди цветных начался в момент, когда белые начали резко слабеть, т. е. в конце 50-ых, начале 60-ых годов. Именно тогда произошло окончательное крушение колониальной системы и цветные стали полностью предоставлены сами себе. И если желтые проявили себя как вполне дисциплинированный отряд роботов, аккуратно и четко выполняющих производственные задачи, то Африка превратилась в арену непрерывных войн, государственных переворотов, голода, болезней и моров. Нет, голод в цветных странах был и при белых, вот только вызывался он вполне естественной причиной — неурожаем. И если какая-нибудь Гана худо-бедно обеспечивала едой три-четыре миллиона негров, то как она обеспечит двадцать? Ну хорошо, допустим белые интенсифицируют там сельское хозяйство, поставят удобрения, машины, агрономов и двадцать миллионов «матабумб» будут накормлены. Но через 20–25 лет их станет 40 миллионов. Чем тогда кормить? Ясно, что если бы население Африки «вдруг» уменьшилось хотя бы втрое, проблем на этом материке стало бы во столько же раз меньше. И не верьте левым, утверждающим, что проблемы цветного мира вызваны белыми, это смешно. Такое утверждение сродни теории «спаивания русского народа евреями». Собственно, цветные живут в таком огромном количестве только потому, что живут белые. Вожделенной страной для любого африканского негра всегда была Южно-Африканская Республика, государство, где белый расизм именуемый апартеидом провозглашался официальной государственной политикой. Негры жившие там, смотрели на своих собратьев из окрестных стран как на существ низшего порядка и, несмотря на всё, боролись за уравнение своих прав с белыми. Когда белые пошли на этот шаг, государство умерло, точнее, оно устойчиво приближается к статусу какого-нибудь Конго или Габона. Т. е. негр при белом расизме жил во много-много раз лучше, чем при любом черном «национально-революционном правительстве». Но он не мог этого понять, ему простительно. А белые понимали. Но воли к противостоянию не было, это явствует из разговоров с первой волной белых беженцев с той же ЮАР. Почему они отдали власть неграм? Да по той же причине, по какой белые голосуют за президентов и парламентариев включивших зеленый свет для волн цветных хлынувших в Европу. Белые оказались неспособными регулировать приток энтропии, поэтому теперь должны были отдавать за свое, пока что стабильное существование, энергию, т. е. содержать избыточный контингент цветных.

4.

Неспособность белых отрегулировать приток энтропии извне, был, конечно же, не причиной, но следствием. Следствием неспособности отрегулировать ее внутри своей системы, как на уровне одного человека, так и на уровне всей расы; следствием накопления грандиозной избыточности.

Разберем теперь причины ее возникновения внутри нашей системы. Мы уже говорили, что изначально, в первобытной фазе, она отсутствовала, ведь в животном мире с явным доминированием дарвиновских законов, её нет. Бритва естественного отбора легко, и главное быстро, отсекает все лишнее. Арийский рост всегда базировался на трех главных составляющих: созидательном труде производителей, интеллектуальном творчестве позволившим обеспечить прогресс вооружений и военной организации. Посмотрите даже на наше поколение, которое многие вполне умные люди ошибочно считают чуть ли не полновесным сборищем уродов всех разновидностей. Каждый второй ариец пишет стихи, каждый третий вполне прилично поёт, каждый четвертый умеет рисовать или писать музыку, а в каждом пятом живет изобретатель. Кто еще может этим похвастаться? При этом система (именно как система) явно деградирует. Вспомним, что когда Европа была обложена турками и арабами извне и придавлена католическим мракобесием изнутри, в ней был рост. Мы строили великолепные готические соборы и памятники ставшие высшим воплощением нашей архитектурной мысли, мы разрабатывали новые вооружения и искали морские пути давшие потом возможность через контроль над океаном контролировать весь мир и, самое главное, только мы понимали что такое свобода личности и что без нее ничто совершенное невозможно. Это несколько понижало степень устойчивости, но одновременно давало возможность безграничного интеллектуального, а значит и всякого другого развития. Союз пахаря, воина и интеллектуала был залогом наших успехов во всех делах, ибо ни в какой из этих областей у нас не было конкурентов. Поступательный эволюционный арийский рост тормозился системными факторами, такими как монархическая форма правления, сословное деление общества, влияние духовенства, алчность буржуазии, но все же, несмотря на все бревна попавшие в нашу колесницу, она все время неслась вперед, с каждым днем все быстрее и быстрее. Такое положение существовало вплоть до окончания Первой Мировой войны. Вспомним, что даже униформа гимназистов поразительно напоминала военную (ведь все мальчики потенциально могут оказаться солдатами!). Аналогичной она была и у госслужащих работающих в отраслях имеющих стратегическое значение, например, на железных дорогах, почте или телеграфе. Так воспитывалась организация. Так формировалась мысль, что мы все — одно целое и при случае каждый должен быть готов умереть за каждого. Здесь мы можем сформулировать первый, но самый главный вывод: неизбыточным видом деятельности может считаться только тот, что сводится а) к разработке, б) к производству, в) к защите. Но это не всё. Неизбыточный вид деятельности не должен работать на избыточный контингент. Например, производство презервативов для анального секса избыточно, ибо избыточны гомосеки. Защита прав разного рода высокоэнтропийных меньшинств — избыточна, ибо избыточны меньшинства. Разработка искусственных продуктов питания — избыточна, ибо такие продукты вредны для белого человека, а следовательно тоже избыточны. И так далее. Каждый может сам для себя выявить множество таких цепочек и увидеть как их много! Я думаю, после этого у вас исчезнет ряд «сложных вопросов» на которые вы не могли дать ответ. Если затруднения с поиском ответов не исчезнут, подумайте, как можно сократить избыточность, причем в максимальной степени. Например, занятия спортом полезны. Но занятия спортом ради спорта, а тем более ради денег — избыточны. Т. е. профессиональный спорт — избыточен, его можно упразднить прямо сейчас без всяких последствий для государства.[189] И пусть у вас не вызывают черную зависть многомиллионные зарплаты футболистов, хоккеистов, боксеров или пилотов «Формулы-1». При возникновении элементарной нестабильности вся их суммарная стоимость мгновенно падает до нуля, что было блестяще продемонстрировано в обеих Мировых войнах.[190] Спорт не нужен для достижения рекордов, спорт нужен для подготовки бойцов. Все остальные его назначения — избыточны. И уж тем более избыточны все виды деятельности делающие деньги паразитируя на профессиональном спорте, здесь мы сталкиваемся с т. н. «сверхпаразитизмом» — избыточной деятельностью питающейся другой избыточной деятельностью. Как нетрудно догадаться, сверхпаразитических цепочек не намного меньше паразитических.

Таким образом, даже сейчас, в эпоху биотехнологий и гигагерцовых процессоров, мы опять возвращаемся к базовой арийской схеме государственного устройства — союзу воина, пахаря и жреца. И нам будет очень легко показать, что изъятие или деградация любой из составляющих этой триады автоматически означает деградацию всей расы. Возьмем Советский Союз. Да, была армия, хорошо вооруженная, пусть и задавленная идеологическим прессом и безумными уставами. Но состояние интеллектуалов и «пахарей» было совершенно жалким. «Пахари» спивались, а интеллектуалы не могущие найти применения своим способностям, превращались в циников, снобов и мракобесов. Когда страна подошла к критической точке, ни один человек не подумал ее спасать. Она была никому не нужна. Поэтому обошлось без крови. В Европе ситуация несколько другая. Там наоборот, «пахари» находятся в наиболее качественном состоянии, в отличие от военных, которые по сути могут считаться вспомогательными войсками при американских оккупантах и интеллектуалов, полностью разложенных буржуазной идеологией, погрязших в извращениях и мелких гешефтах. Особняком стоит Америка, она выдерживает некоторый баланс качества между военными и «пахарями», а деградация собственных интеллектуалов компенсируется их притоком извне, но, как известно, сколько ниточке не виться, все равно придет конец. То, что пока Америка лидирует, отнюдь не должно наталкивать на вывод о структурном преимуществе ее системы, просто она находится в более выгодных условиях.

Но это что касается базовых слоев общества. Накопление избыточности подразумевает уменьшение численности всех трех категорий и рост числа тех, кто не относится ни к первым, ни ко вторым, ни к третьим. Приоритет получает тот, кто контролирует не звенья, а связи. Поясним это подробнее.

Для начала возьмем армию. Армия охраняет систему от внешнего вторжения. Сейчас, в эпоху ядерного оружия и межконтинентальных ракет, в принципе нет необходимости содержать под ружьем миллионы и быть готовыми мобилизовать десятки миллионов. Эпоха пушечного мяса в арийских странах закончилась в 1945 году.[191] Да и учитывая требуемый уровень технологического оснащения бойца, никакая страна экономически не потянет действующей армии, скажем, в 5 миллионов. Здесь вроде бы все ясно. Но параллельно идут два знаковых процесса — растет число полицейских структур как составной части государственного аппарата и, еще большим темпом, число охранных структур. Т. е. контролировать свою систему становится гораздо важнее, нежели защищаться от чужой. А что такое контроль своей системы? Это (при современных подходах) — контроль связей. Чтоб никто никого не убил, не ограбил, не обворовал, чтобы все платили налоги и никто не нарушал правил дорожного движения. Результат? При постоянно увеличивающемся штате, полиция перегружена работой. Что касается охранных структур, то оценить их необходимость можно хотя бы из факта, что в Европе каждые полтора часа грабят банк, а число людей занятых в полицейских и охранных структурах давно превысило число военных. Хорошо это или плохо? Для того чтоб ответить на этот вопрос, необходимо четко представить себе финал процесса, а он состоит в том, что к 2020 году один индивид занятый в сфере производства будет содержать в среднем двух пенсионеров, одного недееспособного урода, одного чиновника и одного полицейского. Т. е. одно неизбыточное звено будет кормить пять избыточных. Идя по этому пути, система сама себя съест. Впрочем, приводят и более пессимистические цифры. И если существование пенсионеров еще можно принять как неизбежность, когда-то (в лучшем случае) мы ими тоже будем, то уроды представляются категорией абсолютно избыточной, а полицейские и чиновники — условно избыточной. Академик В.И. Вернадский еще в тридцатых годах ХХ века показал, что все мы, вне зависимости от уровня своей избыточности, являемся частью единого общественного организма — ноосферы, и что все влияют на всех. И избыточность — совсем не безобидное явление, оно понижает не только качество общества в целом, но и биологическое качество самих избыточных, разумеется, при условии наличия этого качества. Вот смотришь на молодого парня ростом под два метра, широченными плечами и кулаками величиной с маленькие арбузы. Он сидит целый день в офисе и играет в компьютерные игры. Или листает журнальчик. Держат его там на случай, если нагрянет кто-то посторонний и нужно будет «восстановить порядок». Но такой вид деятельности уродует его самого. Ему бы самолеты и корабли водить или возглавлять зондеркоманду действующую в тылу цветных, а он убивает свой остаточный мозг дурацкими играми и еще более дурацкими журналами. И какая психология у него там сформируется? Бойца или раба? Лакея или швейцара? Да, в конкретном приложении (для данного офиса) его деятельность нужна. Но в общем она избыточна, даже если офис занимается полезным делом. Его избыточность — следствие наличия избыточного элемента в системе именуемой государством, ведь при оптимизации отношений, на его офис никто не устроит налёт.

5.

С профессиональной избыточностью весьма неожиданно оказывается связано такое массовое ныне явление как антисемитизм, причем не в еврейской трактовке, когда антисемитом объявляется тот, кого не любят евреи, а в арийской. Я очень долго изучал факторы делающие современных арийцев антисемитами и пришел к однозначному выводу: главный их массив наличествует не среди дворников и лабазников, а в тех структурах, которые традиционно считались еврейскими, но куда в последние несколько десятилетий массово начали входить арийцы. Иными словами, арийцы-антисемиты — люди, в подавляющем большинстве занимающие избыточные еврейские ниши, такие как посредничество, спекуляции, производство денег «из воздуха», торговля чужим товаром на чужие деньги и т. п. Но здесь ни в коем случае нельзя сводить дело к простой ненависти к конкурентам, которыми в данном случае часто оказываются евреи. Тут все гораздо глубже. Отто Вейнингер обозначил схему, по которой возникает данный тип антисемитизма, специально оговорив, что самыми большими антисемитами являются сами же евреи: «…в агрессивном антисемите можно всегда заметить некоторые еврейские черты. Они могут и запечатлеться и на его физиономии, хотя бы его кровь была чиста от всякой семитической примеси. Да иначе и быть не может. Подобно тому, как мы в другом человеке любим именно то, к чему сами стремимся и чего никогда вполне достичь не можем, мы ненавидим в другом то, чего мы не хотели бы видеть в себе, но что все-таки отчасти свойственно нам. Человек не может ненавидеть то, с чем у него нет никакого сходства. Только другой человек часто в состоянии указать нам на то, какие непривлекательные и низменные черты свойственны нам. /…/ Одно остается бесспорным: кто ненавидит еврейскую сущность, ненавидит ее прежде всего в себе самом. Тот факт, что он безжалостно преследует все еврейское в другом человеке, есть только попытка самому таким образом освободиться от него». («Пол и Характер», 1903). Итак, что же мы имеем? Все обозначенные нами «еврейские ниши» куда полезли арийцы или в еврейской трактовке «гои», являются абсолютно избыточными.[192] Осознание именно этого факта «гоями» и делает их антисемитами «в общем», притом, что против любого отдельно взятого еврея они «ничего такого» не имеют. Они ненавидят не евреев, а себя. За то, что им пришлось стать «немножко евреями», за то, что для занятия избыточной деятельностью им пришлось начать мыслить так, как мыслят евреи. Так что антисемитизм — всего лишь защитная реакция, попытка уравновесить внутреннее арийское содержание и внешнюю еврейскую модель поведения путем выброса внутренней «энтропии» на причину, т. е. на евреев вообще, притом, что у такого антисемита большинство друзей может состоять из евреев с которыми у него будут самые теплые отношения. Модель «да, я занимаюсь типично еврейским бизнесом, но евреев ненавижу!» по сути аналогична американской — «я ненавижу расизм и негров!» Там же Вейнингер предупреждает арийцев: «Я позволю себе уже в этом месте выставить следующее положение: всемирно-историческое значение и величайшая заслуга еврейства заключается, вероятно, в том, что оно беспрестанно проводит арийца к постижению его собственной сущности, что оно вечно напоминает ему о нем самом. Этим именно ариец и обязан еврею. Благодаря еврею ариец узнает, что ему следует особенно опасаться: еврейства, как известной возможности, заключенной в нем самом». Какой из этого всего можно сделать вывод? Однозначный: заняв избыточные еврейские ниши и пытаясь перестроить свое мышление «в соответствии с профессией», ариец безусловно проиграет, причем не только евреям. Он станет неарийцем, не став при этом евреем. И чем больше арийцев будет компенсировать раздвоение своей личности таким вот «защитным антисемитизмом», тем больше евреев будет на высших постах в арийских странах и тем большее чисто арийцев станет соответствовать званию «шабесгой».

6.

Поскольку мы коснулись одного из нацменьшинств, в данном случае евреев, уместно поставить вопрос о том, насколько все наши выводы относительно отрицательной роли избыточности в арийском социуме справедливы для них. Причем повторюсь, речь идет не только о евреях, а о любых группах (национальных, криминальных, сексуальных) образующих государство в государстве, образующих подсистему регулирующую степень энергетически-информационного обмена с основной системой. Как мы уже говорили, условием устойчивого существования и укрепления любой группы могущей иметь цели не совпадающие с целями нашей системы (т. е. имеющей альтернативный аттрактор), является более низкий уровень ее внутренней энтропии, что подразумевает более высокий уровень организации. Высокий уровень организации — это максимум энергии который можно направить вне системы. Понятно, что избыточность в таких группах стремится к минимуму, а то и вообще к нулю.

И наоборот, ариец, занятый в избыточной профессии работает исключительно на себя. Если он и укрепляет свое государство, то только платя налоги, но это не совсем то. В конце концов, азиатские торговцы восточными сладостями и кожаными куртками тоже платят налоги и тоже могут сказать что укрепляют арийское государство, одновременно указав пальцем на белого алкаша который нигде не работает, никому не платит и ничего не укрепляет. По-своему они будут правы. Есть, правда, одно маленькое «но», которое меньшинства подразумевают автоматически и о котором большинство белых даже не догадывается. Да, азиат-иммигрант платит налоги. Во всяком случае, в оптимальном варианте. Но одновременно, часть его доходов, причем возможно гораздо большая нежели идет в «откат» белым, расходуется на укрепление своей диаспоры. Так они усиливают свою систему, так их организация начинает работать против нашей. И никто, заметьте никто, в их диаспорах просто так деньги не получает. Да, кто-то работает меньше, кто-то больше, но все они работают. На себя, на общее дело, на общую ненависть, а значит, реально или потенциально, против нас. Их внутренняя избыточность стремится к нулю, притом, что вся их система оказывается избыточной по отношению к нашей. А избыточный арийский алкаш на которого они указывают пальцем, таки-да ослабляет нашу систему, она, таким образом, подвергается ударам и с внутренней стороны, и с внешней. Опять становится очевидным, что избыточный элемент внутри нашей системы автоматически оказывается если не прямым, то косвенным союзником тех, кто работает против нашей расы.

Стоит ли удивляться, что при таких раскладах арийская система слабеет, в то время как все кто работает против нее, усиливаются?

7.

Профессиональная избыточность, если ее пристально рассматривать, всегда выглядит смешно. Например, профессия проститутки. Я понимаю, сейчас 90 % мужиков начнут возмущаться, что мол, проститутки тоже очень нужны и часто без них вообще никуда и никак. Но ответьте себе на вопрос: хотели бы вы иметь жену-проститутку? Хотели бы вы, чтоб ваш сын был сыном проститутки? А то, что дочь проститутки почти всегда оказывается проституткой — факт известный еще с глубокой древности.[193] Чтобы не стать проституткой ей нужно всю жизнь оставаться девственницей. Напрашивается очередной вопрос: кому нужна женщина, которую никто не хотел бы брать в жены и от которой никто не хотел бы иметь детей? Тем более что проститутка — состояние психологическое. Уже стало как-то само собой разумеющимся говорить о них как о «древнейшей женской профессии». И хотя это не совсем верно, одновременно никто не поднимает вопроса относительно древнейшей мужской профессии. Впрочем, и они стремятся нарушить монополию проституток на «древность». Речь, прежде всего, идет о журналистах, они активнее всего претендуют на статус «второй древнейшей профессии», гордость оказаться рядом с проститутками начисто вырубает их логический аппарат. Хотя при мазохическом характере современной журналистики, четком понимании собственного низменного статуса, с одновременной необходимостью постоянно продаваться, наступают определенные подвижки в сознании. Лишь бы оказаться «подревнее», а значит — повесомей, что подразумевает «посильнее». Опять мы выходим на связь силы с временем пусть и понимаемую столь превратно. Вот и выбрали журналисты между «четвертой властью» и «древнейшей профессией» — второе. Впрочем, если мы вспомним что подобные бредни распространяли журналисты затрудняющиеся в собственной гендерной самоидентификации, а поступки номинально считающихся мужчинами в громадном количестве эпизодов наталкивали на параллели с истерическими раннеклимаксоидными неудовлетворенными психопатками, то можно прийти в выводу о подсознательной зависти испытываемой представителями «второй профессии» к «представителям первой» (а значит и более главной!). Мотив зависти, по-видимому, объясняется тем, что проститутка получала больше денег за единицу времени, т. е. работала эффективнее.

Избыточность журналистов состоит главным образом в том, что они распространяют абсолютно избыточную информацию. Посмотрим на газетные заголовки: «Марии Ивановне уже тридцать шесть, поэтому она дура», «Перед смертью труп долго вонял», «Безногий слепой юноша пытался уклониться от армии симулируя энурез», «Проститутка подавилась презервативом. Труп сожгли в крематории», «Мужчина задохнулся от вони. Дезодорант не помог». Отдельной строкой идут интимные подробности жизни знаменитостей. Кто кому «дал», кто у кого «взял», кто куда «дал», кто, кого, и за что трогал и что при этом говорил, и каковыми ожидаются дальнейшие отношения. Иногда к «сенсационным репортажам» прилагаются фотографии сделанные фотографами-паппараци — настоящими профессионалами, причем далеко не только как фотографы, представителями опасной, но совершенно ненужной и избыточной профессии. При всем к ним уважении, трудно найти хотя бы одну сделанную ими фотографию имеющую реальную информационную ценность, вид той или иной знаменитости запечатленной в необычной ситуации такой не может являться в принципе. Массы, впрочем, именно на это и ведутся, им кажется, что если публикуют такое, то могут опубликовать всё. Но в том-то и дело, что всего опубликовать не могут. Ибо для того чтоб опубликовать, нужно иметь неизбыточную информацию, которой нет. Что опубликовать? Да хотя бы две вещи: а) у кого самые большие деньги, б) как этот обладатель распоряжается своими деньгами. Это и есть вся информация, остальное вообще можно не публиковать, остальное — следствия, имеющее бесконечно низкую информационную стоимость по сравнению с ответом на два поставленных вопроса.

Что касается мужчин, то их первыми профессиями были добывание продуктов питания и защита родного очага. Действительно, образ пахаря, воина и интеллектуала сейчас не в моде, сейчас другие герои, вот почему журналистам и отдали «монополию на древность». Но оба этих занятия в идеальной (читай — изначальной) форме подразумевают полное отсутствие морали по отношению к субъекту, например к зверю которого хочешь убить, чтобы потом в пещере у костра им полакомиться. Или к субъекту враждебного племени. Человек, даже первобытный, был значительно слабее большинства животных на которых ему приходилось охотиться, поэтому победить можно было только нестандартными по тем временам приемами. Охотник, по отношению к животному должен был вести себя как шпион, искуситель и провокатор, причем самого гнусного пошиба. Медведь или кабан сильнее? А мы выроем яму. Медведь обходит яму? А мы прикроем ее ветками-листьями. Упав в яму зверь не сразу умирает? Ну что ж, можно натыкать на дно заточенные колья. Вот что придумали первые арийские интеллектуалы. Можно не сомневаться, что все т. н. «отрицательные качества» человеко-особей, как-то подлость, обман, жадность, скрытность, закладывались именно в охотничий период. Тогда они обеспечили вначале выживание, а позже доминирование, и резонно предположить, что в моменты деградации все должно пойти обратным путем: вначале добровольный отказ от доминирования, а затем и добровольный отказ от выживания. От первого белые уже почти отказались, на очереди второй этап. Мы видим, как спокойно они реагируют когда межвидовые гибриды устраивают терракты в их городах или захватывают заложников. О чем говорит такое спокойствие? Да о том, что арийские бессознательные массы психологически готовы встретить свой конец, а нарочитая их веселость — есть всего лишь защитная реакция и радость что время собственного исчезновения опять откладывается. Та же самая картина наблюдалась в годы наиболее масштабного сталинского террора. Смех заполнял улицы городов, из развешанных всюду громкоговорителей неслась исключительно позитивная информация и музыка, в парках гремели военные оркестры, в кинопрокат одна за одной выходили развеселые комедии… И в это же время комплектовались этапы из заключенных осужденных почти всегда за надуманные преступления, вроде опоздания на работу или кражи несколько колосков с колхозного поля (альтернативой спасения от голода, было, например, сожрать своего ребенка, за это, правда, тоже предусматривалась уголовная ответственность). Выносился типовой приговор «десять лет без права переписки», это означало, что осужденный отправится на строительство очередного секретного объекта откуда уже не вернется, дабы не создавать утечку информации.

8.

Деградация белых стала очевидной тогда, когда они добровольно отказались от статуса «звеньев», предпочитая идти в «связи», т. е. в никуда. Чему удивляться, если белые в массе своей стремятся не в инженеры или в военные, но предпочитают заниматься посредничеством, которое почти всегда избыточно. Так они отказываются от своей сущности. Брокеры, дилеры, маклеры, риэлторы, аудиторы, трейдеры, менеджеры (они, кажется, скоро станут чем-то вроде пролетариата, такая же безликая масса, не имеющая никаких ценностей и готовая продать что угодно и кому угодно). Само собой, при таких раскладах никаких шансов у арийской расы нет, а «священная расовая война» существующая пусть в честных, но все же недалеких мозгах молодежи, часто стремящейся занять обозначенные нами избыточные ниши, выглядит совсем уж виртуальным фантомом. Чем будет вестись эта война? Ноутбуками? Или может быть мобильными телефонами? Ножиками для порезки бумаги? Дыроколами? Интересно, что будет с черным, если в него кинуть 50-граммовым мобильным телефоном сконструированным жёлтыми? Или может война будет вестись акциями или другими ценными бумагами, сегодня стоящими тысячи, а завтра благодаря серии махинаций обесцененными в ноль? Здесь вспоминается как гомосеки то ли Москвы, то ли Петербурга, протестовали против призыва в армию, бросая в здание военкомата пудреницы и пластмассовые корпуса от использованной помады. Это, видимо, было их «сексуальной битвой», которую, как вы сами понимаете, они вчистую проиграли. В нашем случае будет то же самое, впрочем, думаю, даже до «битвы» дело может не дойти.


Примечания:



1

Люди жившие в эпоху позднего СССР навсегда запомнят сумасшедшего американского астрофизика доктора Чарльза Хайдера. В 1986 году он начал свою 218-дневную голодовку у стен Белого Дома. Советская пропаганда давала ежедневные репортажи о «все ухудшающемся состоянии доктора выступающего за мир во всем мире», который, тем не менее, оставался весьма упитанным и бодро раздавал интервью кому угодно. На 219 день Хайдер заявил, что прекращает голодовку и собирается баллотироваться в президенты США. Как вы уже догадались, советская пропаганда про него тут же забыла и больше не вспоминала никогда.



18

Цитата из книги А. Пуанкаре «Наука и Метод» М. 1953 г. (Английское издание Henri Poincare «Science and Method», London, 1919).



19

Интересный вопрос над которым многие задумываются, но никто не дает удовлетворительного ответа: почему сейчас, при доступности музыкального или художественного образования, никто не может написать достойной симфонии или, скажем, слепить скульптуру которая потом еще несколько столетий будет служить образцом для подражания. Мое мнение — при буржуазном строе просто не может быть создано выдающееся произведение искусства хотя бы потому, что к его созданию подходят так, как к созданию коммерческого продукта. Создатель понимает, что создает на для вечности, а сугубо на потребу сегодняшнего дня. Здесь как в поточном производстве: быстро разработали, быстро слепили, быстро продали. Оттого и быстро забылось. Создатель ни во что не верит, он не верит не только в Бога, но и в себя. А без этого шедевра не сделаешь.



186

Дружба с диссидентами и интеллигентами довела талантливого человека до феерического юродства. Вот кое-что из его прогнозов сделанных в начале 1974 года. «Через 50 лет я предполагаю создание всемирной информационной системы (ВИС), которая сделает доступным для каждого в любую минуту содержание любой книги, любой статьи, получение любой справки (…) Исчезнут все барьеры обмена информацией между странами и людьми». Лично я имел такую возможность (обмениваться информацией) уже в 1996 году, т. е. через 22 года. Или вот: «На смену автомобилю (…) придет аккумуляторная повозка на шагающих «ногах», не нарушающих травяного покрова и не требующих асфальтовых дорог. Для основных грузовых и пассажирских перевозок — гелиевые дирижабли с атомным двигателем и быстроходные поезда с атомным двигателем на эстакадах и в тоннелях». Детский сад! А как вам это: "Я предполагаю расширение попыток установления связи с инопланетными цивилизациями. (…) Бездействие в этом направлении, несмотря на отсутствие каких-либо гарантий успеха, было бы неразумным (…) Вероятно, к концу пятидесятилетия начнется хозяйственное освоение поверхности Луны". Академик, правда, не написал, а кто осваивать будет? И для кого? Прав Сахаров оказался только в отношении городов, сельского хозяйства и промышленности, т. е. в том, что в уже в его время хорошо «читалось».



187

В 80-ых годах ХХ века население развитых стран начали обвинять в том, что оно уничтожает озоновый слой Земли используя баллончики дезодорантов содержащих фреон. Конечно это был вздор и сейчас баллончики-убийцы продаются в гораздо больших количествах. А вот 600 миллионов голов крупного рогатого скота — совсем другое дело. Количество углекислого газа выделяющееся при распаде продуктов их жизнедеятельности действительно способствует повышению температуры на земле и, в перспективе, может привести к снижению урожайности. Так срабатывает обратная связь. По-видимому, есть некое предельное количество скота которое планета может прокормить без последствий и возможно это количество уже давно превышено.



188

Вопрос об исходном веществе, из которого образовалась нефть, о процессах нефтесинтеза и формирования нефти в концентрированную субстанцию, а затем и в месторождения, до сего времени ещё не являются окончательно решёнными. Существует ряд мнений как об исходных для нефти веществах, так и о причинах и процессах, обусловливающих её образование. Д.И. Менделеев был сторонником теории неорганического происхождения нефти. Сейчас все же более обоснованными выглядят теории биологического происхождения, причем исходные компоненты изначально сильно отличались, этим объясняются сильные различия в составе нефтей.



189

Что спорт нужен для подготовки бойца — безусловно. Но вся история спорта свидетельствует о том, что он ещё нужен для удовольствия. И чем благороднее общество, тем больше удовольствий в спорте будут искать люди. Далее — про профессионализацию. Это тенденция также была всегда и везде, я убеждён что лучшие греческие панкратионики не пахали и не торговали. То же самое на Руси — лучшие кулачники и борцы путешествовали и жили своим мастерством. По-другому тяжело, а часто невозможно. Другими словами: спорт не может существовать без соревновательной практики. Если есть соревновательная практика, будет драйв в сторону спорта больших достижений. Иначе не будет развиваться техническая сторона, тот же инвентарь, банально не будет тренеров. (Примечание М.О.)



190

Вспомним, как легко отказывались от крупных спортивных соревнований во время войн. Например Олимпиады не проводились в 1940 и 1944, годах, т. е. 14 лет. И ничего. Что никак не мешало подготовке спортсменов необходимых для войны — стрелков, пловцов, биатлонистов и др.



191

Сталин в самый критический момент Второй Мировой войны (август 1942 г.) держал армию в 6 миллионов человек. Николай II в 1916 году довел ее численность до 8 миллионов. Сейчас США, которые неизмеримо богаче чем Россия-СССР сейчас содержит контрактную армию в 500 тысяч и вряд ли способны ее увеличить хотя бы в 2 раза. Война, таким образом, перестает быть тотальным делом в арийских странах, в то время как цветные поголовно вооружаются и являются чуть ли не основными покупателями оружия.



192

Антисемитизм почему-то традиционно объясняли религиозными причинами, типа «евреи убили Христа». Этим же объясняли отсутствие антисемитизма, скажем, в Китае или Японии, забывая, что в этих странах вообще нет евреев. Современный арийский антисемитизм почти во всех случаях сугубо информационный, но никак не религиозный или биологический. И не только антисемитизм, но и вообще ненависть к любой инородной группе. Подробнее об этом в главе «Арийские Парадоксы.



193

Женщина преступница и проститутка. Ломброзо Ч. — Попурри, 2000.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх