ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

СЕРЫЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Сила системного подхода — Распад империй — Преображение через хаос — Хорошие звенья и плохие связи — Плотность связей — Катализаторы вырождения — Серая масса — Бунты и погромы — Фантазии и реальности — Толерантность к недочеловекам — Зоология цветных—Заложники связей — Люди и животные — Бегство от системы — Империи-убийцы — Несчастные народы — Пассионарии и гармоничные личности — Ненависть к звеньям и ненависть к связям — Комфортная жизнь и деградация — Исключение отбора — Первобытный и современный человек — Отсутствие расовой партии — Боязнь выбора — Виды обратных связей — Сокращение популяции арийцев — Отбор будущего — Глобальный обман и глобальный самообман

Мы используем в качестве примеров иллюстрирующих действие теории систем разные исторические события, но нужно всегда иметь в виду, что история здесь выступает как бы «фоном», декорацией. История — наука изучающая развертывание событий во времени, а время — лучший индикатор показывающий надежность той или иной системы. С другой стороны, сила системного подхода состоит в том, что он стирает границы между науками, он вообще стирает границы между любыми отраслями знаний. Хорошо было древним, тогда наука, искусство и философия были частью одного целого, но по мере развития сама наука распалась на дисциплины, на первый взгляд совсем несвязанные между собой. Но это только на первый взгляд. На самом деле «в систему» нельзя встроить только избыточные науки и лженауки. Подобно третьему поколению античности, наше третье поколение, как наиболее интеллектуальное, но самое слабое, неизбежно имеет потребность в некой «всемирной классификации» — это стандартная реакция, через такую классификацию оно рассчитывает научным приемом вычислить «основное знание», то знание, которое позволит победить. То, благодаря чему арийцы побеждали в прошлых поколениях и то, что со временем было утрачено. Вспомним, как в имперском Риме Плиний-старший поставил себе феноменальную задачу — изучить всё мировое научное наследие, отобрать самое ценное, систематизировать и изложить в сжатом виде, доступном для изучения человеком имеющим хотя бы элементарное образование. И что интересно, замысел удалось осуществить! 37 томов, 35 тысяч фактов, 160 римских и 350 других источников (в основном греческих) были (по мнению Плиния) самым ценным в наследии античности. Сам он был завален лавой во время извержения Везувия в 79-ом году. Глубокий символизм. На эту тему есть великолепный роман англичанина Эдуарда Бульвера «Последние дни Помпеи»,[262] где самыми яркими красками расписана чудовищная деградация тогдашнего верхнего слоя Империи. И как знать, может Плиний, как гигант интеллекта, чувствовал что Империя клонится к закату и хотел сохранить знания для последующих поколений?

Так и теперь, во второй половине ХХ века, наблюдается явное стремление понять мир как целостное явление, ведь как известно, свойства целого могут принципиально отличаться от свойств частей. Здесь и объяснение парадокса: при массовой образованности люди совершают поступки фантастические в своей глупости. Удивляться нечему — люди могут досконально знать части, но не иметь никакого представления о работе целого. Мы заговорили об истории, но как она преподается история в той же школе или университете? Как простой набор событий, ну может быть с указанием ряда их причин. При этом игнорируется тот, в общем-то очевидный факт, что элементарными звеньями реализующими исторический процесс являются отдельные люди, а сам процесс оказывается результатом деятельности всех. Вот, к примеру, возьмем всё то же падение Рима. Да, историк назовет свои причины, а, скажем, экономист — свои. Но давайте иметь в виду, физиологически человек эпохи рассвета Рима вряд ли отличался от человека эпохи заката. А вот психология была другая. Потому что другой стала система. Каждое новое поколение незначительно отличалось от предыдущего, а мы уже знаем, что небольшие изменения в звеньях системы и в их связях способны качественно изменить саму систему. А сила свойств системы в том, что их нельзя разделить на части. Она действует «вся сразу». Человек, находясь в системе, должен или адаптироваться к ней, или затрачивать огромные энергетические ресурсы для того чтобы ей противостоять. Задача может быть значительно облегчена если внутри системы человек создает свою подсистему действующую согласовано против основной системы. В этом, кстати, объяснение успешного противостояния цветных и межвидовых диаспор арийцам. И объяснение того, почему цветные и межвидовые кучкуются вместе. Так легче противостоять. Не будем забывать, что любая реальная система открытая, т. е. должна брать энергию извне. Иначе — гибель, причем быстрая. Поэтому получение энергии извне — главная задача цветных систем внутри белой. Энергия — это деньги и самый удобный способ их получения — операции требующие минимума вложений и обеспечивающие максимум прибыли. Наркобизнес, торговля, рэкет, изготовление фальшивых денег, махинации с драгметаллами, бриллиантами и недвижимостью, работорговля, сутенерство. Да, такой бизнес требует организации, но цветным её не занимать. В свою очередь, мне неизвестно ни одной реальной арийской подсистемы, хотя я допускаю, что такие есть. Цветные подсистемы я наблюдаю ежедневно в серийных количествах. Поэтому трудно понять, кто для белых более опасен — цветные занимающие в подавляющем большинстве белых стран социальное дно или сама система созданная белыми, но своими коллективными свойствами убивающая их как биологически, так и морально. Кто виноват, что белые не могут противостоять цветным? Наверное, не цветные. Кто виноват, что белые вымирают? Тоже цветные? Говорят — «виновата система». Это правильно. Система «виновата» в любом статистическом явлении, так как она его определяет. Но «вина системы» это вина каждого из нас, пусть и в разной степени.

1.

Получается интересная вещь. От чего «упал» античный Рим? В 1776–1788 годах, т. е. во времена первых лет Соединенных Штатов, рассвета правления Фридриха Второго в Пруссии, Екатерины Второй в России и в канун Французской Революции, уже неоднократно упоминаемый Эдуард Гиббон выпускает шеститомник «История упадка и разрушения Римской Империи», где демонстрируя в отдельных местах системный подход, указывает среди основных причин усиление производства и давления государственной машины, усиление финансового гнета и безудержный рост бюрократии поглощавшей огромные ресурсы и тормозившей государственное развитие, ибо бюрократ всегда заинтересован в максимальной устойчивости системы. Диоклетиан содержал 75 (!) легионов, а для повышения степени управляемости разделил страну на 100 провинций и в каждой посадил маленькую армию чиновников. В Риме сидели министры, провинциями управляли наместники, областями — областеначальники, городами — градоначальники. Заметим, что США поделены всего на 50 штатов, а Россия на 89 регионов, притом, что эти страны куда больше чем Римская Империя и по территории и по населению. И при каждом начальнике — свои «взводы» более мелких начальников. И каждый берет взятки. Можете прикинуть, во что это влетало стране и населению. Явная параллель с восемнадцатью миллионами бюрократов при Горбачеве и с современными «еврократами» управляющими Евросоюзом. Причем и в легионах и в «бюрократах» доминировали далеко не римские граждане. Так, во II томе он писал: «еще существовало римское государство, римская мировая империя, которая продержалась во всем своем объеме еще целое столетие /…/ Но те военные силы, на которые опирался этот государственный организм, уже не были римскими. Уже в IV столетии государство охраняется не легионами; оно существует лишь благодаря тому, что отражает грозящих ему и теснящих его варваров при помощи других варваров, которых оно берет себе на службу. Хотя борьба, которая теперь ведется, все еще остается борьбой между Римом и германцами, но это уже больше не борьба римлян с германцами. Воины, которые ведут борьбу, — это германцы и другие варвары, гунны или славяне, которые ведут борьбу с себе подобными. Эта система варварского наемничества, применявшаяся в Римской империи после того как погибло и исчезло его собственное древнеримское военное дело привело к переселению народов» А вы сейчас удивляетесь, когда менты подходят к цветным и начинают с ними разговаривать на их языке.

Гиббон, конечно, не знал, что описывает не только прошлое, но и будущее. Наше будущее. Это не беда, главное, что мы знаем. Посмотрите на современные белые страны — типовые общества потребления задавленные бюрократией, налоговым и финансовым прессом. Причем процесс идет по нарастающей. Мощь наращивается, но одновременно страны пожирают самих себя — подобная схема приводилась для медицины, степень развития которой оказывается обратно пропорциональной количеству здоровых людей. Мы уже говорили что это не может продолжаться долго и в свое время главная империя древнего мира распалась на множество отдельных феодальных вотчин которые только через тысячу лет были собраны в некие подобия государств. В вотчинах не было ни бюрократов, ни налоговых инспекторов. Ни прокуроров, ни ментов. Там даже денег не было. Но еще до окончательного распада Империи многие люди реагировали на усиление «системы» весьма своеобразно — переселялись из развитой и цивилизованной Империи к варварам, предпочитая жить пусть и бедно, но свободно. Это что касается бедноты. Богатые поступали по-другому — строили мощные укрепленные усадьбы и обзаводились небольшими армиями, дабы защищать свои земли и своих людей от римских «налоговых ментов». К ним тоже бежали люди. Так возникал новый порядок, без избыточности и «по понятиям».[263] Ганс Гюнтер очень тонко оценивает настроения тех, кто не желал следовать в общем русле хаоса. «Немногим благородным людям оставалось только сохранять спокойствие и честь посреди всеобщего разложения и упадка. Духовной опорой для них стал стоицизм. Но поздний стоицизм отражал настроение людей, которые наблюдают за катастрофой без каких-либо надежд. Эти люди высокого духа не чувствовали больше никаких связей со своим народом. Они только пытались соединить вместе всех благородных людей тогдашнего мира».[264] Вам это ничего не напоминает? Но мы оптимисты. Мы знаем что можно победить. И теоретически, и практически.

Мы также можем сколько угодно умиляться величию Империй, но каждая из них доходит до такой стадии, когда в проигравших начинает оказываться народ ее создавший. Когда она начинает питаться этим народом, а разного рода выскоэнтропийные меньшинства жить за его счет, отбирая энергию, что равносильно отбору жизней. И Рим, где люди не забывшие что такое свобода, начали убегать к варварам или магнатам — не исключение. Вы можете гордиться за свободных граждан Империи, но гордость эта будет обоснована, пожалуй, до времен Траяна или Адриана. После началось то, что должно было начаться — отчуждение граждан от сопричастности к своему государству. Представьте себя в роли римского «имперского крестьянина». Рим где-то далеко, но кроме неприятностей от него ничего не исходит. А тут еще и двух сыновей забрали в армию и убили где-нибудь в Сирии или Нубии. Вы их для этого растили? Ну зачем вам Сирия? Стоила ли она жертв? Одно дело оборона Италии, скажем, от Пирра или Ганнибала, другое дело — глобальные политические амбиции императоров или олигархов. И Рим — не единственный пример. Разве испанцы не хлынули массово в Америку от деспотизма государства и церкви? Разве португальцы не «слиняли» в Бразилию чуть ли не в полном составе, что обеспечило захват Португалии испанцами? Разве англичане не бежали на земли будущих Штатов от лордов, их террора и политики «огораживаний»? Разве русские крестьяне не спасались от государственной тирании царей и бояр на Дону и Тереке, на Урале и в Сибири? Разве от сытой и свободной жизни они дошли до Берингова пролива, колонизировали Аляску, а потом дошли до Калифорнии, где встретились с потомками тех, кто убежал из Испании? А грандиозные усилия немцев стремившихся раздвинуть границы своей маленькой перенаселенной страны — разве они не были пусть бессознательной, но все же попыткой избавиться от излишней опеки государства? Помните, как Гитлер с Гиммлером мечтали о будущей свободной жизни миллионов немецких крестьян на бескрайних «восточных территориях»? И не будем забывать — бежали-то лучшие! Пассионарные и высокоранговые. Т. е. мы видим, что один из способов противостоять системе — просто убежать от неё, переместиться в места где она не действует или ее действие ослаблено, где связи можно устанавливать по своему желанию. Очевидно и то, что система усиливает свое воздействие на человека от первого поколения к третьему, поэтому работа по преодолению «системного притяжения» также возрастает с каждым днем.

В предыдущих главах мы в основном говорили о системах как о неких целостных явлениях, притом, что в самом начале, обозначили, что звенья первичны, а связи, хоть и более заметны, но все-таки вторичны. Теперь настало время поставить еще один ключевой вопрос — как именно звенья или связи определяют качество системы? Точнее, как именно они обуславливают друг друга? И почему вдруг слово «система» в массовом сознании имеет отрицательную окраску, ведь система это просто все мы плюс наши связи. Почему система наличествующая в нашем третьем поколении убивает расу? Ведь если вы, например, выйдете на улицу и повстречаете первого человека которого хотя бы по внешним параметрам можно будет идентифицировать как нормального в расово-биологическом плане, то с большой вероятностью можно заявить, что он окажется вполне приличным. Хотя бы не подонком и не сволочью. Получается интересная ситуация: при доминировании нормальных звеньев, система работает против всех нас и эти самые «нормальные звенья» её поддерживают, ибо еще раз напомним: звенья первичны. Так почему нормальные люди часто сознательно поддерживают систему ведущую их к гибели?

Когда Больцман вводил соотношение для энтропии, он учел кинетическую скорость движения молекул, но не учел еще один важный фактор — потенциальную энергию взаимодействия молекул. Т. е. его формула справедлива для идеального газа, т. е. газа молекулы которого находятся на расстояниях во много раз превышающем их геометрические размеры. С более-менее высокой точностью ее можно применить для газа под очень низким давлением. Аналог такого газа в человеческом измерении — территория с предельно низкой плотностью населения, причем плотностью равномерно распределенной, без всяких концентрированных участков вроде городов или даже сел. Такие себе дома-крепости, равномерно разбросанные по степям-лесам и живущие в них люди лишь иногда собирающиеся для мероприятий требующих наличия большого статистического ансамбля, вроде выбора жениха или невесты или народных гуляний со всеми причитающимися атрибутами. Но это — абстрактный идеальный вариант.

2.

Теперь вспомним про наших десять человек (N=10), которых мы сначала запирали по отдельным камерам, где рассматривали как простые звенья без связей, а затем бросили их в одну, рассматривая уже как систему. Так вот, допустим, они общаются только друг с другом. Поэтому каждый человек (звено) будет иметь 9 связей, а общее число связей будет n=N*(N-1), в нашем случае — всего девяносто связей на десять звеньев. Много это или мало? Ответить на этот вопрос в общем случае однозначно нельзя. Почему? Да потому что кроме числа связей важна их плотность. А плотность связей всегда пропорциональна плотности звеньев. Мы изначально приняли, что все наши десять звеньев интеллектуально, психически и биологически совершенно здоровы. Но если их запереть в слишком тесную камеру, вероятность конфликтов возрастет. Ладно, пусть это будет не камера, а коммунальная квартира с кухней на десять газовых плит и ватерклозетом на двадцать сидений для одного унитаза. Очевидно, что высокая плотность связей, даже между однозначно здоровыми людьми, начинает этих людей портить. Хотя если мы представим что их заперли не в камеру, а высадили на остров площадью хотя бы в сотню квадратных километров, причем остров спокойно может обеспечить их пропитанием, пусть и при определенных усилиях с их стороны, то с еще большей чем в первом случае вероятностью можно предположить, что число конфликтов будет сведено к минимуму, при том же количестве связей, так как большая площадь с одной стороны даст возможность не конфликтовать, а с другой — вынудит их заниматься коллективным созидательным трудом. Т. е. связи сыграют положительную роль. И, что самое важное, эти люди не будут становиться слабее, не будут становиться хуже.

Но и этот пример если и не идеальный, то, несомненно, идеализированный. Конечно, современный городской человек занимает площадь несколько большую чем заключенный в камере, но и связей у него тоже, как правило, гораздо больше. Во много-много раз. И пусть он абсолютно здоровый, его вряд ли будут окружать такие же как он. Нет, будут, наверное, и нормальные, но будут и девианты, а то и полные дегенераты. Хорошо еще если все они будут арийцами, в противном случае вообще качество связей кардинально ухудшится из-за существенных различий в типах поведения звеньев. Фриц Ленц здесь верно заметил что: «Раса — носитель всего. И личности, и государства, и народа, из нее исходит все существенное, и она — сама суть. Она не организация, а организм: вне нашей воли к ценностям понятие ценности теряет свое значение. Звезды нашей судьбы — внутри нас. Обоснования нашего высшего идеала — в нашей сущности: Как для счастья отдельных людей, так и для всеобщего счастья постоянной основой служит здоровье расы. Выродившийся народ неизбежно несчастен, даже обладая всеми сокровищами мира. Не раса нужна нам ради счастья, а счастье ради расы».[265]

А чтоб показать насколько может быть несчастен выродившийся народ, рассмотрим теперь пример максимально приближенный к реальности. Пусть имеется типовой индивид, живущий в стандартном девятиэтажном доме, населенном представителями нашей расы, причем не алкоголиками, не наркоманами и не дегенератами. Именно поэтому пример не реальный, а приближенный к реальности. Так вот, его квартира граничит с двумя квартирами на своем этаже и с двумя квартирами, соответственно, на верхнем и нижнем этажах. В воскресенье в семь часов утра, когда индивид еще спит сладким сном, сосед справа начинает сверлить стену перфоратором и вы просыпаетесь, после чего бежите к нему выразить свое возмущение. А он вам объясняет, что делает ремонт, причем своими руками в единственный выходной день. Вы ругаете его последними словами, возвращаетесь к себе, а когда решаете поспать немного днем, сосед слева включает свой домашний кинотеатр. С сабвуффером и системой объемного звука. А на следующее утро вас будит сосед сверху, решивший с утра переставить два шкафа, после чего пойти на работу. А потом какую-нибудь гадость выкидывает сосед снизу. И вот у вас возникает как минимум негативное восприятие четырех нормальных людей. И это не «недочеловеческий» случай рассмотренный в десятой главе. Здесь все правы. Правы вы, так как в своей личной квартире можете спать хоть целыми днями, причем в абсолютной тишине. Прав сосед справа, так как имеет право делать в своей квартире ремонт. Прав сосед сверху, так как может смотреть кино в своем «кинотеатре» сколько ему захочется. Причина же конфликтов, т. е. роста энтропии вашего отношения с соседями, опять-таки в высокой плотности связей. Жили бы вы в отдельных домиках находящихся хотя бы в 20–30 метрах друг от друга, ничего подобного бы не было. Вполне возможно дружили бы семьями, в гости бы ходили, помогали бы один другому. Т. е. число связей может и было бы такое же, но качество их — несомненно выше. Нет, вы можете поступить по-другому. Собрать за чашкой кофе всех соседей по этажу и соседей снизу и сверху и договориться о том, когда именно можно шуметь, а то и вовсе выработать общие принципы совместного проживания. Если они люди нормальные, то вы, безусловно, договоритесь. Но даже в этом случае, свобода каждого будет ограничена.[266] Вы не сможете спать когда захотите, ибо сосед слева в это время будет иметь право «врубить» музыку. С другой стороны, сосед справа не сможет делать ремонт когда ему удобно, ибо вы в это время будете спать. И так далее. Что же происходит на системном уровне? Каждый из вас сознательно снижает степень своей свободы, т. е. понижает энтропию. Это нужно для того чтоб избежать конфликтов, повысить устойчивость системы, что может представляться вполне выгодным и удобным. Формируется модель поведения т. н. «среднего человека». «Средний, или нормальный, человек — это тот, кто пренебрегает своей волей и руководствуется волей группы. Культурные нормы действительности становятся собственной «истиной» человека. Он склонен сдерживать фантазии, содержание которых рассматривается окружающими как зло, и, следовательно, испытывает чувство вины перед другими. Представление о себе иллюзорно, так как в действительности человек лишь изображает, что является самим собой, он вообще не играет социальную роль, а сам сводится к совокупности социальных ролей. Согласие с волей группы не обязательно представляет пассивное подчинение, это может быть здоровое, активное приспособление. С другой стороны, средний человек не должен всегда отличаться хорошим психическим здоровьем. Конформизм бывает обусловлен страхом неодобрения».[267] Теперь понятно происхождение термина «серая масса»? И вы не задумывались почему именно «серая», а не скажем «зеленая» или «красная»? Понятие, кстати, древнее. Но что такое серый цвет? Это смесь черного с белым. Белый, в свою очередь, это равномерная смесь всех цветов видимого спектра, черный — отсутствие всякого цвета. Так и «серая масса» — отдельные индивиды могут быть потенциально исключительно полезны, но все они — ничто и их КПД как системы — мизерный.

3.

В этой цитате — вся схема деградации большого города. Она же объясняет гумилевский термин «гармоничная личность», при том, что знак равенства между понятием «средний нормальный человек» и «гармоничная личность» ставить нельзя. «Гармоничная личность» — человек который готов подчинится группе, а вот какая это будет группа — неважно. Поместите его в группу репперов-наркоманов или обычных подзаборных алкашей, он, с большой вероятностью, станет таким как они. Поместите его в группу тех, кто ведет здоровый образ жизни, придерживается правых взглядов, следует нормам поведения направленным на повышение собственного качества и качества расы, «гармоник» также начнет вести себя аналогичным образом. Поскольку этот контингент составляет значительный процент населения, за него ведется отчаянная борьба. Парадокс в том, что «фантазии, содержание которых рассматривается окружающими как зло», могут на самом деле быть совершенно нормальными и пригодными к реализации. Скажу больше: сами «окружающие» могут иметь почти такие же фантазии, но опять-таки бояться даже высказать их из-за риска быть осужденными группой. И действительно, здесь трудно понять, что движет индивидом — желание подчиниться или желание приспособиться? Здесь и объяснение того, что в переломные моменты (бифуркации) люди зачастую начинают вести себя «неожиданно», но при этом совершенно одинаково! По этой же схеме начинаются бунты или, скажем, погромы на национальной почве. Т. е. изначально зреет недовольство («фантазии») которое скрывается из-за страха «быть рассмотренным как зло», но когда группе удачным примером или просто словесным призывом дают понять что «зло» на самом деле никакое не зло, а скорее добро, вся энергия группы выплескивается на субъекте ненависти, которым может быть правитель, то или иное нацменьшинство, социальная или религиозная группа. Ведь что такое фантазии? Это мысленное обыгрывание сиутаций и собственной роли в ней. А тут представляется возможность эту роль сыграть! Управлять таким процессом легко только в том случае, если он изначально спланирован и четко обозначены субъекты ненависти. На ненависти вообще легко всё делать, так как это главное что движет толпой. Энергетические затраты минимальны, потому что векторы всех звеньев толпы направлены в одну «точку». Власти современных стабильных арийских стран это знают, поэтому, как мы уже неоднократно говорили, выпускают ненависть по чуть-чуть и в разных направлениях. Отсюда получается, что результирующий вектор равен нулю. Но даже если единый субъект ненависти и отсутствует, её всё равно нужно понемногу выпускать, ибо энтропия крупного города с высокой плотностью связей непрерывно растет и у индивида есть две возможности: направить агрессию вовне или же направить ее на себя. Второй случай весьма злокачественный, но Уинни-Эдвардс показал, что «в популяции может сохраняться свойство поведения, опасное для отдельного индивида, но сверхжизненно ценное для группы, популяции или вида как целого»,[268] а вот первый случай может оказаться опасным для других нормальных людей если агрессия направлена не на ту цель. Вот «средний или нормальный человек» и вынужден себя сдерживать чуть ли не постоянно, но получается это не у всех и не всегда. На системном уровне мы получаем хаотическое, трусливое, хотя потенциально сильное и вполне боеспособное «серое» стадо, чьи векторы ненависти направлены друг на друга. Серый арийский интернационал. И это даже в случае если система состоит только из нормальных! Но она состоит далеко не только из них и для того чтобы чувствовать себя в ней комфортно, нужно адаптироваться и к недочеловекам. Вообще по мере деградации нашего поколения степень вашего комфорта в современном государстве определяется тем, насколько вы удобны недочеловеку, цветному или межрасовому гибриду и насколько ваше мировоззрение не противоречит самому факту его существования. В противном случае вы очень сильно рискуете оказаться вне социума, с клеймом «маргинала», «реакционера, «мракобеса», «наци» или чего-то еще из данного понятийного ряда. У вас есть политические или еще какие-то убеждения, но рискнете ли вы высказать их вслух малознакомому или вообще незнакомому человеку? Как правило, это происходит в редких случаях, да и то под воздействием «растормаживающих» препаратов типа алкоголя или наркоты. Почему? Ведь вам вроде бы ничего не грозит. Кругом свобода и ничего кроме свободы! Мотив, впрочем, понятен: вы боитесь что вас либо «не так поймут», либо вообще отвергнут, как прокаженного. И этими людьми могут быть ваши знакомые, не говоря уже о тех, кто в той или иной степени представляет государственную машину. Вы боитесь оказаться вне системы, которая, и вы это совершенно точно ощущаете, действует против вас. Почему? Да потому что вы работаете против устойчивости, а сейчас большинство боится именно потери устойчивости. Вы можете ненавидеть систему, но вы не можете отрицать что она вас устраивает. Не во всём, но если на одну чашу бросить всё отрицательное, а на другую всё положительное, положительное перевесит. Пока перевесит. В Риме тоже перевешивало. А потом перестало. Интересно, что ненависть к системе часто подменяется ненавистью к своему народу, но ненавидеть свой народ совершенно бессмысленно. Есть смысл в том чтобы его любить, ну или во всяком случае уважать. Есть смысл его не любить, но при этом работать на повышение его качества, понимая, что его качество — это ваше качество и качество ваших потомков. Но ненавидеть? Лучше просто взять и убить себя. А вот ненавидеть систему вполне «по понятиям», ибо «ненавистная система» — это не столько плохие люди, сколько плохие связи. И кто сказал что ненавидеть связи аморально? Отдельный индивид вряд ли сознательно будет работать на усиления статуса недочеловеков или инорасовых групп, но тот же человек находясь в системе делает это совершенно спокойно. По мере развития системы люди становятся заложниками связей. Смотрите сами. Допустим власти решили провести референдум с вопросом типа: «Готовы ли вы отчислять часть своего заработка на адаптацию цветных, содержание домов для генетически неполноценных детей и тюрем где отбывают пожизненное заключение массовые убийцы?». Каков по-вашему будет ответ? Нет, мы понимаем, кто-то проголосует «за», но не потому что готов отчислять, а из-за солидарности с цветными или массовыми убийцами. Т. е. отчислять добровольно почти никто не готов и попробуйте остановить такого на улице и сказать «эй, гони 5 % своей зарплаты», объяснив на что именно. В любом случае это будет расценено как грабеж. И правильно. Но все подобные расходы без проблем вычитаются из доходной части бюджета, которая в свою очередь формируется почти полностью из налоговых поступлений. «Вычеты» идут из системы, из дохода всех. Из «общака». Ваша личная сумма там ничтожна, но будучи помноженной на десятки миллионов она превращается в солидную цифру. Т. е. все как бы не при делах, но одновременно — все в деле. Каждый по отдельности — против. Все вместе — за. Типичное проявление эмерджентности. Но сейчас это «почему-то» называют демократией.

Более продвинутые понимают что ничьих денег не бывает, так же как не бывает энергии из «ниоткуда» и обозревая ситуацию видят, что за недочеловеками сила и сила именно в их статистической совокупности, что устойчивость за которую так дрожат рядовые обыватели продлится недолго и закончится нехорошо. Мы уже показали, что хотя единой организованной недочеловеческой системы не существует, более того, даже упорядоченные системы недочеловеков и цветных конкурируют между собой, все же их объединяет главное — ненависть к арийскому человечеству. Это их аттрактор. А поскольку он есть, то можно говорить о его фрактальности. И таким фракталом является отдельно взятый недочеловек с его сознательной ненавистью, которая, если отбросить всю этническую, социальную и религиозную шелуху, составляет и полностью исчерпывает всё его содержание.

Рациональна или нет ненависть недочеловека или цветного? Находясь ближе к животным они видят что от нормального арийца может исходить фатальная опасность и что нападать нужно тогда, когда ариец ослаблен, когда он отступает, ибо если он начнет наступать шансы всех альтернативных групп уменьшаться до нуля. Скорее всего эта установка идет еще от времен когда арийцы покоряли животный мир и противостояли цветным. Именно эту особенность поведения мы наблюдаем сейчас. Т. е. ненависть рациональна. Ариец третьего поколения максимально отдален от животных и вместо того чтобы изучать неарийцев по тем методологиям которые используются для изучения животного мира, сейчас наоборот, животных предпочитают подводить под «человеческий шаблон». Это — логический финал расового вырождения. Посмотрите, как вырождающаяся раса заботится о своих домашних питомцах, зачастую поглощающих больше средств чем дети (если дети вообще есть). Я знавал семьи, где кошек и собак купленных за приличные деньги кормили самой отборной пищей, лечили в дорогих клиниках и возились скрупулезнее чем с маленькими детьми. Сами же питались весьма скромно и вообще бюджет семьи был остатком от бюджета собаки. Впрочем, отдельные разумные голоса все-таки пробиваются. Так, Е. Майр отмечал «Многих заблуждений в человеческой системе воспитания и в политических институтах удалось бы избежать, если бы психологи и социологи больше занимались биологией поведения и эволюционной теорией».[269] А ведь поведение животных было, наверное, самой первой проблемой реально интересовавшей людей, достаточно изучить рисунки на стенах пещер. Ну и резонно предположить, что схемы поведения животных должны были как-то встроить и в бурно развивающуюся кибернетику и системологию. Первый шаг сделал Р. Левонтин, доказавший, что каждый вид выбирает такую стратегию поведения которая минимизирует возможность его вымирания.[270] Гамильтон и Мейнард-Смит показали, что в животном мире полностью выдерживается основное правило теории игр, согласно которому при конкурентном столкновении каждый стремится минимизировать собственные потери и максимизировать потери противника. Доукинс, в нашумевшей книге «Эгоистический ген»,[271] показал, что если большинство индивидов входящих в систему следует «эволюционно-стабильной стратегии», то их нельзя превзойти никаким способом (следствие Закона Необходимого Разнообразия), при этом сделал важнейшую оговорку, заметив, что лучшая стратегия для индивида зависит от того, как ведет себя вся популяция. А как она себя ведет? Очевидно, что если арийцы проигрывают, то она ведет себя как-то не так. Но вести себя «не так» тоже можно только в соответствии с теми или иными законами. Разберем этот вопрос подробнее.

4.

Если человеческий организм (система) работает как-то не так, говорят что человек болен и серьезность болезни подразумевает величину отклонения от нормы. Но по какой схеме он «подхватывает» неизлечимые заболевания. Сначала человек чувствует в какой-нибудь точке «матрицы своего тела» незначительный дискомфорт, на который просто не обращает внимания. Это — первая информация, но на нее большинство не реагирует. Потом дискомфорт переходит в слабую боль, непостоянную, а может даже редкую, очень редкую. На неё уже не реагировать нельзя, но отчасти её глушит периодическое употребление алкоголя, наркотиков или амфетаминов. Потом боли становятся чаще и сильнее. Индивид начинает принимать обезболивающее. И только когда они становятся сильными и непрерывными, он идет к врачу, который и сообщает ему что болезнь развилась в такую стадию на которой излечение маловероятно, более того, сама процедура может убить не болезнь, а больного. Но что такое болезнь? Это — разупорядочивание организма. И если оно идет медленно, то его до поры до времени не замечают, а если и замечают, то не придают должного внимания, притом, что на начальной стадии можно вылечить практически любую болезнь или перевести ее в вялотекущее и не фатальное для организма состояние. Точно как с процессом старения, который тоже идет очень медленно и который также (с системных позиций) можно рассматривать как болезнь, пусть и неотвратимую. Старение ведь тоже не все замечают. Поэтому для человеческих систем можно сформулировать общее правило: фатальным для системы является не то когда её убивают, а то, когда она не замечает что её убивают. Возможно ли такое? Возможно. Мы уже приводили пример как американцы переделывающие мир по своему шаблону, массово внедряют практику непрямого уничтожения через курение, алкоголь, наркотики, генетически измененные продукты, рекламу контрацептивов. Т. е. если убивать массово, но постепенно, этого никто не заметит.[272] Или почти никто. Конечно, если бы шесть миллионов турок в Германии или пять миллионов цветных во Франции появились бы за короткий период, ну, скажем, за пару лет, это вызывало бы социальный взрыв, это было бы расценено как нашествие. Ведь арабские и турецкие армии вторгающиеся в Европу были неизмеримо меньшие по размерам, но им сопротивлялись. Сейчас, путем «мелкосерийных» постепенных проникновений, цветные создали в Европе многомиллионные диаспоры, при вполне стабильной обстановке.

С самой Америкой дело обстоит несколько по-другому. Там белые действительно боятся негров, даже притом, что ни политической, ни экономической, ни интеллектуальной конкуренции те им пока не составляют и в обозримом будущем вряд ли составят. Дело в другом. С момента подписания Линкольном декларации об освобождении рабов в декабре 1862 года, статус негра непрерывно повышался. Этот процесс шел с разной скоростью, но шел всегда. Что было у рядового негра до Гражданской войны? Главным образом три вещи, причем все три — белые: белые зубы, белые белки глаз и белый хозяин. Белый хозяин исчез и негры в количестве пяти миллионов вдруг оказались вполне самостоятельной конгрегацией внутри самой развитой белой страны, чего в истории никогда не было. И хотя негр не имел всех гражданских прав, его статус повышался вместе с повышением статуса государства. Негр превратился в гражданина самой мощной страны, в то время как точно такой же негр в Африке занимался разведением огня посредством трения камня о камень и часто не носил даже набедренной повязки. Говорить что американским неграм больше повезло, наверное, не следует — до почетного статуса «негра США» дожил лишь небольшой процент потомков тех, кого в свое время вывезли с Африки. И вот уже появляются негры-офицеры, негры-политики, негры-музыканты, негры-спортсмены, вот уже негры в штатах где они составляют большинство или просто значительный процент, начинают требовать выравнивания своего статуса с белыми. Вспомним, что дело происходило в самой богатой и влиятельной стране мира, а потому приняло интересный оборот: возникала многомиллионная совокупность негров, обладавших статусом полноправного гражданина США со всеми причитающимися аксессуарами. Негр там, получая зарплату ниже средней, мог позволить себе иметь пусть подержанный, но всё же вполне приличный автомобиль, тот же «Форд» или «Крайслер». В то же время практически никто из белых проживающих в СССР или Восточной Европе, себе такой «роскоши» позволить не мог, пусть даже и занимал высокий ответственный пост и получал зарплату в десятки раз выше средней. И действительно, вы много знаете профессоров или даже академиков разъезжающих при Брежневе по Москве на подержанных «Крайслерах» или «Шевроле»? Так вместе с Америкой поднималась негритянская конгрегация, одновременно включаясь в естественный процесс — выброс энтропии. Росла не белая страна, а черно-белая. И сейчас она оказалась единственной сверхдержавой. Точно как в свое время в сверхдержаву вырос белый Рим, после чего постепенно превратился в сверхдержаву черно-белую и звезда его быстро закатилась.

Белые в Америке эпохи «уравнения в правах», однако, мыслят по-протестантски, они не плодят «лишних сущностей» как советовал их духовный предок Вильгельм Оккам и понимают, что никакое реальное фактическое выравнивание немыслимо, хотя юридически уравнять негров вполне можно. Как говорится: «Бога не обманешь». Точно как в шутке, где на сарае лежит не то что на нем написано, а обычные дрова. Вы думаете что это чисто американский «глюк»? Нет. Точно так же рассуждали южноафриканские протестанты, голосуя в конце 80-ых годов ХХ за отмену апартеида. Потом к власти пришли негры и белым пришлось покидать юг Африки, а поскольку т. н. «цивилизованные страны» в статусе беженцев им отказали, мотивируя отказ обоснованностью преследований со стороны негров, белые оказались в «не очень цивилизованных странах», таких как Украина, где, собственно, и рассказали все свои приключения.

Негр мыслит по-своему. То, что написано, то и должно быть на самом деле! Ведь это написали сами белые, а они просто так ничего не делают, негр это знает. Или чувствует. Он хочет не каких-то подписанных бумажек, нет. Он хочет быть таким же как белый. Он хочет информационного наполнения, а не просто формальных гарантий, от которых реальной пользы — ноль. От этого желания идет всё «наполнение» черного расизма, в котором ненависть к белым имеет своей причиной понимание собственной невозможности стать такими же. Так единичные негры-фракталы образуют аттрактор черной расы. Аттрактор ненависти. К сожалению мы никогда не получим ответа на вопрос: перестал ли самый богатый в мире негр — Майкл Джексон — быть черным расистом когда хирурги сделали его белым или наоборот, начал ненавидеть их еще больше, развлекаясь педофилическим сексом с белыми мальчиками? Интересно было бы узнать! Многое бы прояснилось. Как оборотную сторону попыток «выровнять реальный статус рас», можно рассматривать программы внедрения внешних негритянских элементов в быт белых, об этом мы уже говорили. И если все началось с джаза, раскрученного в начале прошлого века как «главная музыка», то к концу того же века множество белых считали своими любимыми уже десятки негритянских стилей, а во внешний обиход определенной части молодежи (т. е. потенциального будущего) вошли негритянские стили в одежде, негритянская манера движений и даже некая «негритянская философия» (!). Мне как-то пытались объяснить ее сущность какие-то белые ребята в бусах и вязаных разноцветных шапочках, которые они почему-то носили в тридцатипятиградусную жару, но из всего сказанного я понял, что центральным пунктом там является употребление «травки». С середины 60-х годов, т. е. через 100 лет после отмены рабства, негр становится юридически эквивалентен белому. Белые считают что инцидент исчерпан, Кеннеди, а потом и Линдон Джонсон чуть ли не рыдают от радости за своих «черных братьев», но вот черные братья успокаиваться никак не намерены. Расы нельзя уравнять перед друг другом, можно лишь опустить статус более высокой расы до уровня низшей. Точно как в термодинамике — холодное тело нагревается от более теплого и повышает, таким образом, свою энтропию, которая в пределе должна стабилизироваться когда сравняются температуры тел. Само собой, негры, даже в лице своих лидеров, не напрягали мозги для обкатки подобных схем, негры вообще не склонны к абстрагированию, реальность они воспринимают как сугубо конкретные вещи. Белые уравняли юридические права, но черные хотели уравнять фактические! Они хотели учиться в белых университетах, даже если не соответствовали надлежащему интеллектуальному стандарту, поэтому для них создали квоты, а кое-где и упростили программы. Они хотели занимать престижные вакансии и зарабатывать как белые, не будучи способными так же качественно выполнять профессиональные обязанности, поэтому для них опять ввели квоты. И это было только начало. Негров мы здесь выделили не только как расу, но и как простое меньшинство. Потом квоты и льготы будут вводить для очень многих, искусственно поднимая статус меньшинств. При прочих равных условиях возьмут его, а не белого. Удивляться ничему не стоит — была допущена ошибка, проявлена слабость концептуального видения и, как результат, белые, в общем-то имея преимущество во всем, начали отступать.

Психологическое преимущество моментально перешло к черным, а сейчас такое преимущество — одно из самых важных. Негр чувствует что белый его боится или опасается, он понимает что государство если и не за него, то уже и не против, при этом хорошо помня что не так давно десять поколений его предков боялись белого. Это же чувствуют цветные в Европе и России. Негр пользуется этим. Само собой, он никогда не забудет каким способом его предки оказались на американском континенте и кто именно их туда привез. Белые сделали первый ход, а потом отступили. Белый, оперируя материалистической базой, где-то в глубине всегда идеалист, ведь он пока еще не всё знает, а потому ему трудно что-то довести до конца. Белый не видит конца, белый способен только раздвигать границы. Нет, Линкольн и его окружение не подписывали декларацию об отмене рабства безоглядно. Там тоже стал вопрос: а что делать с неграми? Предлагались разные варианты, но самый радикальный и дорогой — оправить их обратно в Африку. Как ни странно, движение «Назад в Африку» возникло и среди негров. Правда, и то и другое быстро заглохло. Но межрасовое равновесие в принципе неустойчиво, для устойчивости оно должно подпитываться внешней энергией, либо сами межрасовые отличия должны исчезать. Здесь в качестве термодинамического примера можно привести холодильник. Он внутри холодный, но сзади — горячий. И чем более он холодный внутри, тем более горячим будет сзади. Я встречал по жизни высокообразованных и духовно-одаренных людей, представителей нашей славной интеллигенции, которые, не имея денег не то что на кондиционер, но даже на вентилятор, открывали летом дверцу холодильника с целью «добиться прохлады на кухне». Но на кухне прохладнее не становилось, хотя они почему-то были уверены в обратном. Так вот, подобное стабильное состояние его работы может выдерживаться пока холодильник потребляет внешнюю энергию — электрический ток. Выключите рубильник и очень быстро температура внутри и снаружи станет одинакова. Так и с расами. Расизм исчезнет когда исчезнут межрасовые контакты, когда расы станут либо изолированными системами, либо останется одна раса, либо само понятие исчезнет вследствие полного расового смешения. А пока расы есть и вроде бы живут «мирно» нужна энергетическая подпитка. И пока энергии (ею в буржуазных странах являются обеспеченные товарной массой деньги) хватает, можно быть относительно спокойным: негров будут кормить и хоть каким-то способом пытаться через подкормку регулировать их растущие аппетиты. Вполне возможно что их будут полностью обеспечивать даже тогда, когда они, за редкими исключениями, избавят себя от всяких профессиональных обязанностей, потребовав от белых «компенсацию за 250 лет рабства». Впрочем, негры потенциально не самое узкое место внутриамериканской национальной политики, все-таки они часть американского общества и Америка им тоже обязана немалым, пусть это и чисто внешние эффекты. И если нас привлекает в Америке масштабность ее инженерных проектов и выверенная политика завоевания мира, свободная даже от т. н. «элементарной морали», то кому-то нравятся ее черные музыканты или черные спортсмены, причем таких индивидов гораздо больше, следовательно, больше и их статистический вес. Бои черных боксеров смотрят миллиарды, но многие ли могут реально оценить эстетику архитектуры процессоров «Пентиум»? А сколько народа обожали Луи Армстронга, Эллочку Фицджеральд или Рэя Чарльза! И это тоже шло на пользу Америке. Таким образом, для внешнего наблюдателя, американские негры вносят свой вклад в популяризацию Америки никак не меньший, а часто даже больший чем белые. И если сегодняшнее первое лицо белой Америки — придурковатый Джордж Буш-младший, а до него таковым был Билл Клинтон (впервые после Кеннеди показавший Америке что у него есть помимо отсутствия мозгов еще и работающий пенис), пусть их власть была чисто декоративна, то черные в качестве первых «мэнов», могут выдвинуть с десяток персон выглядящих повыигрышнее и, наверное, поталантливее.

5.

В Европе ситуация иная. Там история межрасовых контактов всегда начиналась с войн и массовых убийств, причем (и это важно!) нападали всегда цветные. Белые переходили в наступление, но наступление было лишь ответом на агрессию. Черные—в доисторические времена, затем — персы, карфагеняне, гунны, авары, хазары, арабы, монголы, турки. Закрепление христианства в рамках границ Европы, и утверждение ислама по ее внешнему сухопутному периметру придало расовому противостоянию религиозный оттенок что, впрочем, могло иметь нежелательные последствия которые и проявились — религии со временем во многом подменили расовое чувство.

В России ситуация еще более запутанная, вследствие того, что у власти весьма малый отрезок времени находилась национальная элита. Расовая была, национальная — нет. Боясь количественно превосходящего русского арийского расового ядра, центр метрополии укреплял цветные окраины всеми доступными способами, создавая политические нации, выдумывая им не только алфавиты, но и «культуру» с «историей», изобретая литературу, открывая театры и университеты. Знаете, если отобрать самого интеллектуально-ущербного ребенка и начать ему с раннего детства, методически и изощренно внушать что он гений, он вырастит с глубоким убеждением что он и впрямь гений, а если он не найдет откликов на свою «гениальность» извне, то решит что весь остальной мир его попросту не достоин. Вот так выращивалась гордость «маленьких отсталых народов», о которых до вхождения в состав России вообще не знал. И наоборот, если взять нормального и постоянно говорить ему что его удел — рыть канавы, так как подобных дураков никуда больше не берут и что он дурак по рождению и дураком помрет, вполне вероятно он вырастит довольно ограниченным человеком. Так и получилось в России. Само собой русские не были никакими угнетателями, они были первыми среди равных, что в феодальной системе никак не обозначало высокий статус. После революции они оказались «равными среди первых» и это в лучшем случае. Я даже не буду говорить про евреев, там и так всё ясно. О кавказцах хорошо написал Д.Галковский: «Тбилиси вообще возглавлял список интеллектуальных центров СССР. Там количество лиц с высшим образованием достигало 227 на тысячу. Тогда как, например, бывшая столица Российской империи со своими 159 занимала почетное седьмое место. Следует еще учесть, что подавляющая часть грузинской интеллигенции состояла из лиц коренной национальности, а русская община Грузии в основном работала на промышленных предприятиях, в лучшем случае составляя кадры младших инженеров и техников. Соответственно грузинская община РСФСР занимала привилегированнейшее положение в высшей партноменклатуре и так называемой “творческой интеллигенции”. Необходимо также учитывать, что при сравнении не просто лиц с высшим образованием, а лиц, имеющих ученые степени, преобладание Закавказья и Средней Азии будет чуть ли не подавляющим. И это при том, что до революции азиаты уступали русским в культурном отношении на много порядков. Конечно, 95 % советской азиатской интеллигенции было чисто фиктивно — в Средней Азии многие доктора наук просто не умели читать и писать. Не производя ничего, они, естественно, предпочитали уклоняться в более безопасные, престижные и расплывчатые области гуманитарного знания, получая средства к существованию за счет усиления эксплуатации колонии, которая к 70-м годам перешла от простого застоя к уже явной деградации, вынудившей колониальную администрацию усилить туземную пропаганду (“метрополия” заботится о братской колонии, помогает освоению нечерноземной зоны РСФСР, посылая туда “колонистов”, и т. д.».[273] Стоит ли удивляться что сейчас визиты первых лиц России на Кавказ (например, в Чечню) по своему наполнению поразительно напоминают вояжи русских князей в Орду? Ясак платится исправно, причем если в княжеский период его размер постоянно снижался, пока Иван III вообще не прекратил платить, то сейчас эти суммы только возрастают и, как знать, не будут ли скоро московские цари ездить за ярлыками на царство к «диким горцам»? При всей кажущейся (или не такой уж кажущейся) абсурдности предположения, расклад вполне реален, тесно спаянные нацмены с впитанной поколениями этнической дисциплиной, круговой порукой и ненавистью к белым гяурам поставленных на уровень ординарного скота, могут стать элементом который нельзя будет игнорировать ни при каких раскладах. Мы уже говорили про зарождение революционного движения, когда никому неизвестные лица, далеко не всегда принадлежащие к титульным нациям, заходили к королям и императорам располагавшим миллионными армиями, открывали дверь ногами и выдвигали условия типа «или наши люди удовлетворяют свои требования, или наши люди миллионами начинают вступать в революционные партии». И действовало! А ведь те страны не сравнить с современными. Те в открытую занимались национализмом, расизмом (включая прямой геноцид в колониях), политическим экстремизмом, евгеникой, обосновывали концепции социального дарвинизма, нынешние — превратились в жалкое сборище извиняющихся слюно- и слезопускателей, перерезающих ленточки на открытии очередных музеев очередных «жертв» и извиняющихся за «преступления» своих пассионарных предков совершенные много сотен лет назад. Интересно, что ни арабы, ни турки, ни за что «извинятся» не намерены, как будто они не доходили до Вены и Центральной Франции.

6.

Существует и другое вполне устоявшееся мнение, что сомнительный статус современной арийской расы имеет своей главной причиной некое «размягчение нравов» вследствие резкого повышения уровня жизни за последние 100–150 лет. И действительно, комфортная цивилизованная жизнь, когда всем гарантирован хотя бы элементарный минимум обеспечивающий выживание, не слишком располагает к какой-то целенаправленной селекции. Проповедники мультикультуризма и расового смешения правы в том смысле, что видят одной причин межрасового противостояния и нашествия цветных на Европу низкий уровень жизни цветных на своих «исторических родинах». Мол, создайте цветным такие условия как на Западе и они никуда ехать не будут. Более того, они даже размножаться не будут, ведь богатые белые имеют отрицательную динамику рождаемости. Что ж, если подойти к вопросу абстрактно, может быть они правы. Но кто будет создавать «эквивалентные» условия цветным? И еще вопрос — а кто будет их поддерживать? И самый важный — где брать энергию, которой и на белых-то не хватает? Мы приводили пример СССР, где цветным были созданы все условия и даны все привилегии. Потом белые ушли из «национальных республик», но цветные не смогли их поддерживать. Так что вариант с искусственным поднятием качества жизни цветных если теоретически и возможен, то практически неосуществим из-за абсолютной неустойчивости, отсутствия соответствующих ресурсов и полной незаинтересованностью белых.

«Размягчением нравов» объясняют и увеличение числа избыточных элементов. Дескать, раса воинов, мореплавателей, землепроходцев исследователей и вообще героев превратилась в аморфное сообщество погрязших в комфорте сытых скотов, наперегонки бегающих к врачам и слушающих по утрам гороскопы, готовых продать или отдать все что угодно за сохранение такого статуса и лениво не замечающих как по-звериному злые и голодные субъекты неарийского социума уже открыто вторгаются в их «нишу» и не хотящих понимать что никаких компромиссов не будет. Или — или. Помню возмущение моего знакомого работавшего в здоровенном магазине сантехники, рассказывавшего как люди ходят по 2–3 часа и не могут выбрать из нескольких сотен видов унитазов и из нескольких тысяч видов кафельной плитки, после чего уходят ни с чем, возмущаясь что «нет нужного оттенка». Это может показаться смешным, но по-своему страшно. Это показывает насколько некоторые люди оторвались от реальной жизни.[274]

На самом деле здесь имеет место неверная оценка причин, а такая неверная оценка не позволит правильно спрогнозировать последствия, хотя дело действительно идет к исчезновению белых. Одновременно в ходу популярное объяснение силы цветных рас — они, мол, ближе к животным, к природе, в них сохранилось нечто такое что мы, белые, потеряли. Вспомните культовый российский фильм «Брат-2». Белая проститутка обслуживающая негров выдвигает именно такую схему и даже намекает что «за ними будущее».

Странно, однако, получается. Белые как безусловные лидеры прогресса оказались дальше всех от животного мира. Выдающийся исследователь доисторической эпохи человечества Карл Нибур говорил, что «нельзя привести ни одного примера, показывающего, что какой-либо современный дикий народ, сам собою достиг цивилизованного состояния»,[275] и он прав. Такая отдаленность (а она и сейчас растет день ото дня!) тем не менее позволила им дать старт египетской, шумерской, древнеиндийской и, предположительно, индейской цивилизации ацтеков. Все эти цивилизации были региональными сверхдержавами значительно опережавшими всё что находилось вокруг. В Европе белые создали греческую и римскую цивилизации перед которыми всё что было до них выглядит микроскопическим недоинтеллектуальными потугами, по сути недостойными отдельного упоминания. Эти небольшие государства оказались способными если и не захватить весь мир, то, во всяком случае, интеллектуально его подчинить. Крушение «классического» мира и введение христианства тормознуло белых, но уже на трехсотый год после начала Реформации белые (все более и более отдалясь от животных!) реально владели всем миром, а такие «древние гордые независимые государства» как Китай, Япония и Эфиопия, несколько позже полностью попали под их контроль. Кто тогда мог сказать что прогресс и комфорт «разложил» белых? Например японцы изобрели каратэ и кодекс самурая. А белые — пушки и ружья. И стратбомберы везущие атомные бомбы. И кто кого победил? Японии сейчас даже армию иметь запрещено. Тем более — флот. А если учесть, что она обеспечивает себя продовольствием только на 15 %, и совершенно не имеет собственного сырья, не забыв что господствующие на всех морях американцы могут играючи сделать так, что к Японии не подплывет ни одна лодка, даже надувная, то становится понятно почему японцы пашут за десятерых и при этом остаются полными нулями в политическом плане, впрочем, очень злопамятными как и все азиаты. От попыток воссоздания новой Империи их удерживает только сила Америки. И почему такие «близкие к природе» цветные играючи попадали под тотальное влияние белых во время колонизации? Ведь по идее должно было быть наоборот.

Так что дело здесь совсем не в «прогрессе», который на самом деле есть высшее воплощение арийского начала. Ариец и прогресс — понятия включающие друг друга. Уберите арийцев и прогресс быстро завершится. Причем навсегда. Остановите прогресс в арийском социуме и социум сгниет на всех уровнях, так кстати произошло с Советским Союзом, где белых давили все семьдесят лет, а отделившись от славянского блока кавказские и азиатские страны буквально в несколько лет опустились до уровня нищих развивающихся феодальных образований практикующих средневековые зверства, где о каких-либо формах прогресса можно даже не фантазировать пока туда опять не придут белые. Здесь нет ничего фантастического, здесь — Закон Необходимого Разнообразия. И ничего более. Прогресс дает возможность белым лепить мир по своему эстетическому представлению, а оно было и останется недосягаемым идеалом для повторения небелыми. Как в том анекдоте: негр встречает Бога в пустыне и тот соглашается выполнить три его желания. Первое — чтоб у него появилась вода, все-таки в пустыне дело происходит. Второе — постоянно иметь доступ к порнографии и, наконец, третье, самое сокровенно желание негра: стать белым. Бог удовлетворяет все три желания. Негр превращается в ослепительно белый арийский унитаз. В этом анекдоте большой смысл, он показывает уровень эстетических вожделений, в данном случае — негра. Смысл станет виден еще больше, если мы вспомним что всё большее и большее число белых в своем поведении имитирует негров.

Никто не станет оспаривать, что ариец, должен быть тщательно вымыт и красиво одет. В конце концов и то и другое — тоже наши достижения. А чистота всегда прямо пропорциональна статусу. Ценность любого субъекта — как одушевленного так и не одушевленного, повышается пропорциональна степени его чистоты. В общем случае гигиенической, в частном — расовой. Генералиссимусы — граф Суворов и принц Ойген жили в роскошных дворцах, отлично питались и одевались в шикарные наряды. Но это не мешало им громить азиатские орды, отбрасывая их подальше от Европы. Да и физической силой они, мягко говоря, не выделялись. Куда им до современных стокилограмовых дубов в погонах, высказывания которых тут же попадают в анналы так называемых «армейских маразмов» и которые если что и умеют, так это жрать водку в феноменальных количествах, ругаться матом и рассказывать населению о собственной «крутизне». После чего бросать солдатиков в какой-нибудь очередной «чуркистан» и худо-бедно организовать вывоз трупов и раненых.

Причем обратите внимание, деградация поразила все белые страны, причем проявляется практически одинаково. Сравните Россию и Украину со Швецией и Данией. Что мы имеем. В первом случае только за последние сто лет — две мировые войны, катастрофическая убыль населения, три полномасштабных голода, революция, промышленная гонка, частая внутриполитическая нестабильность, террор властей, засилье межвидовых гибридов. А во втором? Абсолютная стабильность, высокий уровень жизни, отсутствие потрясений, система социальных гарантий и т. п. И что в итоге? Шведы и датчане вырождаются не менее быстрым темпом чем русские и украинцы, а если учесть что их численность гораздо меньше, то можно предположить их значительно более раннее исчезновение. И самый высокий уровень жизни в Европе им никак не помогает. Да, русские не сопротивляются потому что десятки миллионов самых лучших, самых наглых и самых умных «сгорели» в бесчисленных войнах и социальных экспериментах. Но у шведов и датчан никто нигде не «сгорал», все живы-здоровы-одеты-обуты-накормлены, однако создается впечатление, что у них даже без войн в живых каким-то образом остались только «неполноценные существа». Очевидно, что два разных варианта исторического пути пришли к одному и тому же финалу и у меня есть все основания предполагать, что «шведско-датский социализм» оказал куда более худшее воздействие на шведов, чем советский коммунизм на славян. Это подтверждается практически полным отсутствием фиксируемых инцидентов на расовой почве в этих государствах. Кстати, они еще и монархиями являются! Но за королей, как вы понимаете, там тоже воевать никто не будет. В апреле 1940-го немцы оккупировали Данию за полдня и потом потратили некоторое время чтобы объяснить населению что их страна включена в Рейх, ибо поначалу датчане думали что идут съемки исторического фильма. Само собой ни одного человека потеряно не было. После войны, также без единого выстрела, Дания перешла на баланс Америки, а Швеция некоторое время еще играла в «независимость» и «геополитику», пытаясь создать свою атомную бомбу и, в случае чего, урвать обратно кусок отобранный Петром Первым в Северной Войне, параллельно разрушив такие ненавистные им Петербург, Псков и Новгород. Да, формально у датчан и шведов сейчас лучшие условия для расового очищения, фактически там — полный ноль, эти народы напоминают жирных пушистых котов, которых добрые богатые старые девы откармливают «сбалансированными продуктами» специально разработанными в НИИ диетологии животных. Мне доводилось видеть, как у таких котов мыши уводили жратву прямо из мисок, а они, лежавшие рядом, только провожали их взглядами. И дело не в том что коты были сытые, они и голодные ничего не смогли бы сделать, ибо много-много поколений их предков жило точно также. Здесь ламаркизм полностью «рулит». Нет, я допускаю что от этих маленьких реликтовых народов кто-то останется, но вряд ли они будут иметь со своими предками хоть что-то общее.

Не думайте что есть только два вида отбора — естественный и искусственный. Чтобы понять ошибочность такой дихотомии, попытайтесь ответить на вопрос: «а какой отбор мы имеем сейчас?» Естественный? Нет. Искусственный? Тоже нет, ибо искусственный отбор — это отбор по заранее выбранному параметру или параметрам. Но никаких «параметров» нет. В действительности мы имеем третье состояние — состояние, когда никакого отбора нет, когда жизнь стремятся сохранить любому кто родился, даже если изначально ясно что новорожденный не жилец и протянет в лучшем случае пару лет. Даже зная что он и недели не протянет, его всё все равно будут поддерживать. Дарвин был уверен что «Естественный отбор, по своей сути, никогда не будет производить нечто, что для животных более вредно, чем полезно, поскольку он действует лишь благодаря преимуществам отдельного животного». Люди же, в отличие от животных получили возможность организовывать отбор искусственный, что при правильной постановке дела усиливает преимущества естественного отбора в много-много раз, возможно даже на много порядков. К этому, впрочем, прибегали редко. Мы говорили что законы природы можно не соблюдать, но тогда они обернутся против вас. Вот почему отказ от отбора очень быстро «аукнулся».

7.

Посмотрите как было в первобытном обществе, с его абсолютной функциональностью. Помню, нас в школе пугали страшными рассказами о том, что стариков выбрасывали в лес, где их сжирали хищники, а «слабых» детей убивали, причем всё это подавалось так, что казалось люди это делали из-за непреодоленной феноменальной жестокости. А теперь мы стали все такие культурные и гуманные и ничем подобным заниматься не будем. Понятно, что если бы современного человека отправить в то время, многое из увиденного произвело бы шок. Может он бы умер от переизбытка впечатлений. Да, стариков выбрасывали, но только для того чтобы еды хватило более ценным, т. е. молодым. Это, кстати, чистый дарвинизм, но я допускаю что они уходили сами, ведь многие животные чувствуя скорую смерть покидают стаю и уходят умирать в определенные места (ламаркизм). Да, новорожденных детей убивали, если было ясно что на них не хватит еды, но только для того, чтобы дать выжить тем кто уже родился, к кому уже успели немного привыкнуть. Пусть выживут десять, чем не выживет двадцать. При этом первобытные люди вряд ли додумались бы травить реки химией или вырубать леса ради каких-то сомнительных, а часто вообще избыточных целей. Теперь давайте представим, что первобытного арийского человека привезли бы в наше время. Как можно было бы ему объяснить, что при огромном количестве магазинов заваленных жратвой и при развитой системе жизнеобеспечения гарантирующей выживание почти в 100 % случаев, люди биологически вырождаются, а количество смертей уже давно превышает количество рождений? Понял бы он эти объяснения? Сомневаюсь. Понял бы он причину, по которой на одно рождение приходится четыре аборта? Тоже сомневаюсь. Почему бы не понял? Потому что он не знал взаимосвязи энергии и информации, а объяснить ему такую связь было бы невозможно, её вообще нельзя объяснить с «нуля», её можно объяснить только человеку пожившему в информационном обществе, в «большой» и «плотной» системе.

8.

Итак, от отбора отказались вообще. И если отсутствие искусственного отбора природа могла игнорировать как исключительно человеческую прерогативу, то пренебрежение отбором естественным просто так сойти с рук не могло. Внутренняя энтропия белых начала расти, следовательно, сила расы тут же начала уменьшаться. Мы уже говорили, что не оптимизировав свою систему бессмысленно даже пытаться управлять другой системой. Возьмем наиболее населенные белые страны — США, Россию, Англию, Украину, Германию, Францию, Италию, и легко убедимся что статус белых там понижается день ото дня, а принимаемые законы совершенно однозначно работают на усиление статуса потенциально опасных, а то и просто дегенеративных групп работающих на рост энтропии, что, в свою очередь, требует компенсационных мер выражающихся в очередном витке экономических затрат на эти группы — от стипендий цветным, гомосексуалистам и лесбиянкам, и до многомиллиардных денежных вбросов на борьбу с наркоманией или дорогостоящие социальные программы для цветных. Казалось бы, странно, вместо того чтобы сокращать избыточность, её усиливают, причем самым быстрым и оптимальным способом — денежными вливаниями. При таком раскладе практически полная индифферентность белых выглядит парадоксом, ведь, казалось бы, лезут к вам в дом, запускают руку к вам в карман, причем не мелкие воришки, а опасные хищники, которые если и не съедят вас прямо сейчас, то только потому, что вы начнёте бросать им в пасть какие-нибудь другие яства. Нет, партии выступающие с лозунгами типа «Иностранцы — вон» определенно поднялись в последние годы, но поддержка их остается довольно незначительной. Объяснения такого отрицательного расклада сугубо промывкой мозгов и формированием комплекса неполноценности ведущимся со всех источников информации 24 часа в сутки, тоже не могут восприниматься как серьезные, ведь по идее здесь должны доминировать инстинкты над прагматическим содержанием. А вот этого-то и не наблюдается. По крайней мере, в Европе. Но если рассматривать этот расклад с системных позиций — всё становится на свои места, тем более что такой расклад повторяется уже в третий раз. Вырождению и полному исчезновению ахейцев предшествовало массовое переселение африканских негров в Грецию в XIII–XI вв. до н. э. И не только переселение, но и смешение их с местным населением, включая и царствующих особ. Деградирующий Рим также был весьма толерантен к цветным, они проникли во все государственные институты, после чего Рим перенял у них религию и исчез.

9.

А происходит вот что. Информационное наполнение может не только добавлять, но и отнимать энергию. Отнимать ее у вас, чтобы добавить ее другому, ведь законы сохранения выполняются в любом случае, в любой момент времени. Правда, мы должны сообщить, что переход информации в энергию и наоборот, гораздо лучше заметен именно на системном уровне, когда много звеньев, неслучайно теория информации использует аппарат математической статистики и теории вероятности. В ранних обществах это не просматривалось, так как они были самодостаточны. Мы уже касались этого вопроса когда рассказывали в главе «Назад к Обезьяне» об избыточных увлечениях белых, когда энергия расходуются как бы «попусту», как оплата за ненужную информацию. Теперь приведем более изощренный пример. Вы приходите в магазин и видите обработанных и запакованных в пакеты бройлеров или какие-то их части. Бройлер выглядит упитанным и более аппетитным в сравнении с тем что выращен обычным крестьянином без привлечения «передовых технологий». И стоит он дешевле. Так вы «сканируете» нужную для себя информацию: «мяса больше», «выглядит лучше», «стоит дешевле». Именно информацию. Но эта информация — ложная. Это т. н. «удобная неправда». Поэтому сила будет не прибавлена, а отобрана. В бройлере больше мяса потому что его со дня рождения накачивают стероидами. Мяса-то больше, но пользы от него — меньше, ведь бройлер не растет, а распухает как мочалка набирающая воду. Он больной, имея в себе такое количество стероидов долго не проживешь, но он и не будет жить долго — через два месяца его зарежут, обработают, красиво запакуют и выставят на продажу, а по телевизору начнут крутить рекламные ролики о «мягкой и нежной курятине». Но химический состав его мяса изменен и ваш организм будет усваивать его совсем не так как настоящее мясо. В частности оно в основном будет перерабатываться в жир. Это производителей не волнует, ибо они всего лишь производят товар «соответствующий мировым стандартам». Пронаблюдайте за теми кто ест много стероидной курятины — они все чем то похожи на бройлеров — нефактурные бесформенные тушки. Правильно древние говорили — «человек есть то, что он ест»,[276] не случайно во многих арийских языках слова «есть» и «ест» похожи. Но куропроизводители считают миллиарды, наваривая их на массовом сканировании ложной информации с их продукции. Так нужное информационное наполнение позволяет отбирать энергию у одних и добавлять ее другим. Показательно и то, что маркетологи в последнее время начали учитывать этот момент и часто вставлять в рекламные слоганы фразы типа «сыр изготовлен по старинным технологиям!», «пиво сварено по древним рецептам!». Угу. По древним. В алюминиевых емкостях на искусственных дрожжах и с консервантами позволяющими ему не портиться годами. Но все-таки понимание факта недоверия современным технологиям получения продуктов питания имеется. Никто ж ведь не скажет «MP3 плеер собран по древним схемам» или «автомобиль сделан по средневековым китайским чертежам». Чувствуете разницу? «Древность» ценится в том, что дает нам возможность жить, а «современность» в том, что дает нам возможность жить комфортно и удобно. Но в итоге получается нестыковка — сумма «возможности жить» и «возможности жить комфортно и удобно» почему-то ведет к деградации. Значит здесь что-то не то.

А нестыковка вот в чем. Информация и энергия связаны. За информацию нужно платить энергией и если количество избыточной информации растет энергия расходуется попусту, т. е. в никуда. Вот, например, вас пугает сокращение популяции арийцев, но вы так толком не может понять «отчего и почему», точно как тот первобытный человек которого мы приводили в пример. Вы изучаете разную литературу написанную расплодившимися как тараканы «социологами», «психологами», «специалистами по планированию семьи»,[277] но удовлетворительного ответа не находите, ибо у них подход не системный. Кто-то объясняет всё уровнем доходов, кто-то социальным статусом, кто-то сменой психологических ориентиров. Но мы заметим, что в финале третьего поколения численность населения всегда сокращалось, пример нашего времени здесь совершенно неуникален. Но что такое третье поколение с информационной точки зрения? Это поколение которое несет в себе максимальную информацию или, как мы уже говорили, «знает всё, но не может ничего». Причем под словом «информация» понимается вся сумма знаний — и полезных, и избыточных. Каких больше — догадайтесь сами. Но информации за «просто так» не бывает. Мы за неё расплачиваемся. Хотите знать чем? Не только энергией, но своим будущим. Вот почему раньше рождалось много детей, особенно в сельской местности? Обычно называют только одну причину — экономическую. Сельский труд был совершенно немеханизирован и требовал много рабочих рук. Да, это так, но это не единственная причина падения рождаемости, да и вообще не главная. Некоторые указывают на «влияние церкви» запрещающей пользоваться средствами контрацепции и приводят в пример тоталитарные религиозные общины, где у сектантов часто бывает много детей. Отчасти тоже верно, но и церковь здесь только дополнительный стимулирующий фактор, ведь далеко не у всех, пусть даже очень набожных субъектов, есть много детей. Вспомним и то, что часто много детей имеется у наиболее опустившихся индивидов — алкоголиков, душевнобольных, дегенератов. Ломброзо приводит замечательный пример: «от пьяницы Макса Юке произошли в течение 75 лет 200 человек воров и убийц, 280 несчастных страдавших слепотой, идиотизмом, чахоткой, 90 проституток и 300 детей преждевременно умерших, так что вся эта семья стоила государству, считая убытки и расходы, более миллиона долларов. И это далеко не единичный факт. Напротив, в современных медицинских исследованиях можно встретить примеры еще более поразительные».[278] Сам Ломброзо объяснял дегенерацию как таковую откатом к состоянию животного и был прав в рамках эволюционной концепции. Сейчас, кстати, многие разочаровались в эволюционных концептах как Дарвина, так и Ламарка, будучи неспособными объяснить почему дегенерация повсеместно торжествует, а лидирующие позиции занимает далеко не биологическая элита. Но эволюционизм здесь не причем. Третье поколение действительно в наибольшей степени отдалено от природы, а человечество как и любая сложная система охвачена многопетлевой обратной связью. Мы употребляли этот термин сейчас разъясним его суть более подробно.

10.

Обратная связь — это передача энергии или информации с выхода на вход. Например, вы стреляете из пушки, причем объекта по которому ведете стрельбу не видите, ориентируясь только по топографическим картам. Это будет система без обратной связи. Преимущество — вы можете вести огонь с максимальной скоростью, но точность будет не гарантированной и скорее всего — низкой. Теперь вы вводите информационный канал обратной связи — сажаете наблюдателя который видит цель («выход») и передает вам (т. е. на «вход») информацию о том, насколько неточно вы ведете огонь и в какую сторону его нужно скорректировать. Это несколько замедляет стрельбу (все таки вам нужно дождаться приема информации и перенацелить пушку), но вы резко выигрываете в точности, особенно если цель по которой вы ведете огонь перемещается и огонь нужно корректировать непрерывно. Это — информационный вариант.

С энергетической обратной связью всё несколько сложнее. Она может быть двух видов — положительной и отрицательной. Положительная обратная связь (ПОС) — это когда сигнал с выхода подается на вход в той же фазе, грубо говоря, когда выход усиливает вход. Так работают любые генераторы, например генераторы в передатчиках. Недостаток очевиден — система неустойчива и может легко пойти в разнос, вот почему при конструировании генераторов предъявляются очень жесткие требования к устойчивости, они выражаются в т. н. «балансе амплитуд» и «балансе фаз». При отрицательная обратной связи (ООС), наоборот, сигнал с выхода подается на вход в противофазе и чем сильнее он на выходе, тем сильнее будет ослаблен (а не усилен!) входной сигнал. Отрицательные обратные связи окружают нас повсеместно, на них построены все саморегулируемые системы, например наш организм.

Очевидно, что чем глубже ООС, тем более устойчивой будет система, отбор энергии с выхода будет гарантировать её от резких скачков и возбуждений. Но и инертность системы будет выше. Современный высококачественный усилитель звука — это множество ООС самой разной степени глубины именно этим объясняется точность (т. е. качество) сигнала на выходе. Но поскольку из-за отъема энергии на выходе и передаче ее на вход коэффициент усиления падает, это вынуждает нас делать много каскадов усиления, что резко усложняет схему. Вот почему качественный усилитель звукового сигнала по схеме гораздо сложнее чем качественный генератор звукового сигнала.


Современная «человеческая» система охвачена множеством ООС, а потому очень сложная, но устойчивая. Но что такое обратная связь в некоем «общечеловеческом измерении»? Мы говорили, что человек — это звено между недочеловеком и сверхчеловеком. На входе — недочеловек, на выходе — сверхчеловек. Понятно, что если мы отбираем энергию у биологически здоровых представителей арийской расы, а только они на «выходе» могут дать сверхчеловека, для того чтобы передать ее на «вход», т. е. на прокорм и поддержку недочеловеков, мы поддерживаем устойчивость системы, но одновременно отодвигаем эру сверхчеловека (т. е. снижаем) быстродействие «машины для производства сверхчеловеков». Мы отбираем энергию у потенциального будущего, чтобы передать её прошлому, которое в любом случае обречено на вырождение. Здесь нет ничего сверхъестественного, здесь — обычная кибернетика. Здесь и объяснение того, почему «наверху» так много дегенератов.

В случае положительной обратной связи, наоборот, всё было бы брошено на поддержание биологической элиты и ее качественный рост. Только так и никак иначе может быть достигнуто состояние при котором каждое новое поколение будет лучше предыдущего. Например, евгеника, в том виде в каком её предложил Гальтон и как её понимали первые его последователи, типовая система обеспечивающая положительную обратную связь. Недочеловеки оказываются всего лишь «топливом» в этом великом процессе. Мы понимаем, что этот вариант, мягко говоря, скользкий, но он представляется более целесообразным и вот почему.

Дело в том, что система с ООС по построению может ничем не отличаться от системы с ПОС. Всё зависит от параметров элементов обеспечивающих эту самую обратную связь. Т. е. при одних параметрах она может быть отрицательной, затем параметр начинает меняться и в какой-то момент скачком связь переходит в положительную! Это т. н. «катастрофы» и мы их еще рассмотрим. Сложность системы и глубина ООС возрастает от первого поколение к третьему, но в финале из-за деградации системы связи начинают массово разрываться, а без «системы» недочеловеческий элемент поддерживать никто не будет. Вы можете все что угодно думать про современного нормального человека, но у меня нет сомнений что последний кусок хлеба он всё таки отдаст своему ребенку, а не цветному или просто недочеловеческому зверенышу. Вынудить его поступить иначе, может только «система».

Поэтому, чтобы сейчас повысить рождаемость среди арийцев, причем кардинально, действительно нужно совершить откат. Но не биологический, а информационный. В конце предыдущих исторических витков он происходил автоматически: третье поколение сменялось первым и рождаемость начинала увеличиваться. Поэтому попытки современных государственных деятелей стимулировать арийскую рождаемость путем денежных вливаний или системы социальных гарантий совершенно бесперспективны. Точнее — в них есть смысл, но только не в рамках существующей информационной системы. Доказать это — элементарно.[279]

11.

В общем случае дело вот в чем. И в первобытном, и в феодальном, да и вообще в доиндустриальном мире информационное наполнение было очень низким, причем не только на уровне государства, но и на уровне отдельного человека. Чтобы вырастить ребенка требовалось две вещи: прокормить и одеть его. Тем более что в деревне дети с 4–5 лет включались в трудовой процесс и отрабатывали энергетические затраты на свое содержание. Информационная жизнь ограничивалась только церковью и народными праздниками, которые, сами понимаете, происходили далеко не каждый день. С едой, пусть примитивной, но вполне здоровой и калорийной, проблем не было, а одежду люди были обучены делать собственными руками. Теперь ситуация несколько другая. Да, казалось бы, уровень жизни вырос в десятки, если не в сотни раз, а он напрямую связан с потребляемой энергией. При этом иметь даже двух детей, для многих — недостижимая роскошь. Почему? Ведь мы живем гораздо лучше. А потому, что ребенка надо не просто накормить и одеть. Его надо накормить вкусно и разнообразно, а одеть его надо красиво и опять-таки разнообразно. Но «вкусно», «разнообразно» и «красиво» — это информационные понятия. В общем случае, одежда должна просто прикрывать и согревать организм, а еда — обеспечивать его калориями и витаминами. Так раньше и было. Люди ели только те продукты что выращивали сами в своей местности, а разнообразие одежды не шло ни в какое сравнение с современным. Сейчас вы приходите в магазин, где десятки тысяч видов продуктов и тысячи видов одежды. Но это разнообразие нуждается в поддержке. Энергетической. Ведь кто-то покупает всё это изобилие. А за разнообразие тоже нужно платить. И это только начало. Ваши дети должны не просто населять вашу квартиру, но жить в ней удобно. Хорошо было раньше — кинули циновку или тряпку на пол или печку и им есть где спать. Вас это конечно не устраивает. У каждого должна быть своя кровать, свой набор игрушек, свой угол. А это тоже информационное наполнение. Впрочем, пока дети маленькие, проблемы тоже маленькие. Сейчас начинается самое интересное — ребенок идет в школу. Но что такое школа? Школа это место где его голову набивают информацией. Иногда полезной, иногда бесполезной и процесс этот длится 10–12 лет. И если раньше парень в 14–15 лет был полноценным членом рода, умевшим добывать еду и защищать свой дом, то сейчас тинэйджер такого же возраста — абсолютно инфантильное и недееспособное существо, представляющее угрозу только для виртуальных героев во время компьютерной игры. Да и знаний особых у него нет, школа, повторим еще раз, не дает знания как систему, а просто набивает головы информацией, которой, как считают в министерстве образования, должен обладать человек чтобы «гармонично» встроиться в «бурно изменяющийся окружающий мир». Школа не учит законам жизни. Кроме нескольких законов химии и физики, школа не учит ничему фундаментальному. Даже когда в выпускном классе рассказывают о концепции Дарвина, всегда специально оговаривают, что «на человеческое общество она никак не распространяется» и что «переносить дарвинизм на общество людей додумались только нацисты». Про Ламарка, про «цели», не рассказывают вообще. Поэтому довольно забавны усилия родителей встроить своего ребенка в т. н. «элитные школы».[280] Конечно, это может быть оправдано в социальном плане, действительно, есть школы служащие притоном отбросов и дегенератов, своеобразным предбанником к тюрьме или зоне, но в остальных случаях усилия представляются неоправданными, ибо и в элитных и в неэлитных школах готовят рабов и лакеев системы, «элитарность» же, как правило, определяется количеством впихиваемых знаний, подавляющее количество которых окажутся совершенно ненужными и как защитная реакция организма будут забыты сразу после окончания учебного заведения. Мне доводилось наблюдать детей из этих «элитных школ», приходящих на занятия в 8 утра и уходящих в 5 вечера, имеющих по 6–7 уроков в день, плюс разного дополнительные уроки типа бальных танцев и древнегреческого языка. Могу сказать, что детства у них не было. Они приходили домой только для того чтобы поесть, сделать уроки, и отойти ко сну, после чего проснуться утром и побежать в школу. Они её оканчивали и не могли рассказать ни одного приключения, ни одной интересной истории из своей жизни, в то время как я и множество моих знакомых могли бы исписать тома своими детским приключениями. Почему? Да потому что детства у них их не было! Вся их жизнь — это одна сплошная учеба. Книжки, тетрадки, настольная лампа, оценки, экзамены, виньетки, аттестат и т. д. Зато родители были довольны какой-то свинячьей радостью! А на самом деле из ребенка вырос очередной лакей и конъюнктурщик, готовый прогнутся под кем угодно и лечь под кого угодно. Ну и плюс сколиоз, очки, склонность к нервным стрессам, подозрительные головные боли, вегетососудистая дистония. И весь этот букет к 15–16 годам. Здоровяк! Да и в интеллектуальном плане, несмотря на «преподавание древнегреческого языка», наш элитный ученик-выпускник далеко не Аристотель и не Пифагор. Он вообще никто. Никто и ничто. Еще одно звено в системе работающей на его же уничтожение. Итог 10–12 летних мучений в плане усвоения «элитной» информации и «доказательство» что грандиозные деньги родителей потрачены не напрасно — маленькая корочка — аттестат с хорошими оценками. А какими же еще? Ведь родители должны получить полное удовлетворение, иначе зачем они тратили деньги? И какие шансы у таких элитных балбесов в противостоянии с цветными, которые не знают почти ничего, кроме самого главного, того, что позволяет им существовать и играючи управлять такими вот «постиндустриальными умниками»?

Ну и не будем забывать, что все эти годы ребенка нужно было набивать информацией помимо школы: развлекать, возить на экскурсии, и т. д. Его нужно было лечить, а учитывая его «крепкое» здоровье, это тоже выливалось в соответствующую сумму. Но и это еще не всё. Ребенок вырос, но расходы не прекращаются. Как выясняется, «забитой» в школе информации не хватает. Нужно еще 5 лет провести в университете, только тогда можно будет говорить что он получил полный «информационный минимум» позволяющий «прилично» смотреться в современном мире и соответствовать его «жестким» стандартам. Так что расходы далеко-далеко не заканчиваются временем формального взросления. Что мы получаем в итоге? Из английской газеты «The Sun» проведшей такое исследование по заказу торговой сети Woolworths, мы узнаем, что в Англии это обходится в 290 000 долларов. 9000 — на школьную форму (у англичан всё стильно!), 6000 — на электронные игрушки типа DVD-плейеров или игровых приставок, 2700 — на карманные расходы. Каждые летние каникулы — 1000 долларов. В заключении исследования констатируется, что «четверть всех опрошенных призналась, что если бы они заранее знали, сколько стоит вырастить ребенка, то предпочли бы не заводить детей вообще».[281] Так же сообщается, что сумма на выращивание одного ребенка больше чем стоимость среднестатистического дома в Англии. Вот так! Как вы думаете, была бы 150 лет назад высокая рождаемость, если бы вырастить ребенка обходилось дороже, чем купить дом? Не доверять этим данным нет никаких оснований, для Америки, например, называют цифру 190 тыс. долл. до 17 лет и 100–150 тыс. высшее образование, т. е. тоже самое что в Англии. Львиная доля расходов в обоих случаях — информационная. Но не будем забывать, это расходы на одного ребенка. А если их двое? А если трое — именно столько нужно для расширенного воспроизводства? Цифра к миллиону приближается! Но есть ли у каждого этот миллион? А вот у цветных совсем по-другому. Цветной живущий среди белых — это прежде всего потребитель энергии, позволяющей ему поддерживать низкий уровень внутренней энтропии. Но энергия отобранная у нас в настоящем, понижает наши перспективы на будущее (отрицательная обратная связь). Итак, цветной снимает себе квартирку, причем самую дешевую и клепает детей. Во многих странах ребенок родившийся на их территориях, автоматически получает гражданство. Вот и рождаются новые граждане. Цветные. Одевать их «по стандартам» не надо, в секонд-хенде одежду можно купить за мизерные деньги, на не-разнообразную еду тоже много средств не надо, весь «детский уголок» — это матрац на котором спит маленькая, но уже злая стая. Информационное наполнение отсутствует как таковое: учить их не надо, развлекать какими-то специальными приемами — не надо, им всемером и так весело. Кстати, часть информационных расходов может взять на себя белое государство, например, бесплатно учить их в общественной школе, бесплатно лечить, оборудовать их жилище компьютером, выдавать продуктовые карточки, выплачивать денежное пособие как малоимущим и т. п. Эта же схема распространяется на детей социальных отбросов (таких как вышеупомянутый ломброзианский алкаш). Так что денег им хватает и на пятерых и на семерых и на десятерых. И не надо обольщать себя мыслями на тему что «они нам не конкуренты». Они в интеллектуальной сфере не конкуренты, но Мальтус и Дарвин вводя термин «конкуренция» имели в виду совсем не интеллектуальную сферу.[282] Да, у белых информация, как мы уже сказали часто избыточная, а вот у цветных — энергия. А энергию всегда можно на что-то потратить, в отличие от избыточной информации, которая бесполезна в принципе, которая сама отбирает энергию. Поэтому если вы говорите что у нас государство (т. е. система) плохая, вы в общем случае не правы. Она хорошая и удобная. Для таких вот высокоэнтропийных существ, ибо в любом случае будет заинтересована в понижении их энтропии. А понизить её можно только отдавая им энергию. Бесплатно, ибо платить за неё они не будут. И энергию эту берут с вас. С кого ж еще? Отрицательная обратная связь. Так уменьшается ваша сила, так растет сила тех, кто вам в итоге будет противостоять и уже противостоит в силу самого факта своего существования. Подохнуть современное общество им не даст, это ведь так антигуманно! Да и пособие им вне всякого сомнения подбросят. Собственно, здесь причина небывалого демографического взрыва среди цветных в ХХ веке. В Африке им обеспечили элементарные медицинские услуги, вроде прививок; в СССР и США их уровень жизни искусственно, но планомерно поднимался, более того, в войну их уберегли от поголовной мобилизации. Вот и рванули цветные вверх. Здесь как при раке — кормя свой организм, вы кормите и растущую опухоль которая вас сжирает. Точнее — в первую очередь вы кормите именно ее, ибо у нее высокая скорость роста. Мы вообще неслучайно рак уже несколько раз упоминали. Весьма показательное заболевание, наряду с сердечно-сосудистыми болезнями. И сейчас им массово болеют вполне закономерно. Но если сердечно-сосудистые обусловлены сугубо эмоциональными перегрузками и бешеным темпом жизни, то рак — это комплексная реакция на всю существующую систему. Рак — это ответ системы. Поэтому и лечить его не могут. Не с той стороны подход идёт. Рак исчезнет тогда, когда наладится система. Без всякого лечения. Так вот, что происходит при раке? Появляется незначительное количество клеток начинающих злокачественный рост. Они опасны и совершенно избыточны. Но избыточность всегда склонна порождать другую избыточность, поэтому число клеток начинает расти, зачастую очень быстро. Раковые клетки из первоначальной опухоли распространяются по организму, давая старт метастазам — новым очагам. На этой стадии лечение практически бесполезно. Интересно, впрочем, совсем другое. Клетки нашего организма строго дифференцированы. Всегда можно легко понять, например, где клетка печени, а где клетка легких. Где клетка мозга, а где клетка кожи. Так вот, пораженные раком клетки эту дифференциацию утрачивают! Они просто превращаются в одинаковое множество растущих избыточных пожирателей. Что происходит с организмом, говорить излишне, рак — поставщик смертей номер два. Но он — ответ системы работающей на избыточность и пожирающей с каждым годом все больше и больше энергии. И подобно тому как организм умирает когда опухоль уже нечем кормить, после чего умирает и сама опухоль, вся наша избыточная виртуальная система исчезнет тогда, когда начнет ощущаться реальный энергетический (а значит и любой другой) дефицит. И как он будет создан — искусственным или естественным путем, не имеет никакого значения.[283]

Вот почему объяснять нежелание рожать простым повышением уровня жизни, нельзя. Ведь дворянские семьи в феодальную эпоху имели много детей, а уровень жизни их был несопоставимо высок в сравнении с уровнем обычного человека. Вот его то и хватало чтоб обеспечить развитие детей по самым высоким стандартам, да и вообще родители играли в этом процессе второстепенную роль, всем занимались нанятые учителя, гувернеры и т. п. Да и информационное наполнение того ребенка было несопоставимо более низким чем у современного. Чем бы мог похвастать, например, маленький Лев Толстой? Ну разве что знанием иностранных языков и то только потому что в ранние годы он их слышал гораздо чаще чем русский. Во всем остальном он был бы просто смешон в сравнении с сравнении с любым современным городским ребенком, особенно если этот ребенок еще и чем-то интересуется.

Нам опять могут возразить, заявив, что в богатых семьях могущих позволить себе и нянек и гувернеров тоже низкая рождаемость. Это так. Но здесь также «рулит» информационная составляющая, только не в плане нехватки энергии для «забивания информации в ребенка», а в плане информационного наполнения женщины, а они очень часто объясняют нежелание рожать именно «информационными» аргументами: «большой живот некрасиво выглядит», «роды портят фигуру», «куда я в таком виде пойду?», «после родов я буду выглядеть гораздо старше» и т. п. Т. е. женщине важно чтобы с нее была «считана» нужная (в ее понимании) информация. Но эта информация тоже всегда избыточная. Финал печален. Браки заключаются в позднем возрасте, когда ценность потомства падает, вместо «первых самцов» — самых ценных с евгенической точки зрения, мы имеем первый аборт. Как правило аборт мы имеем и во втором и в третьем, а иногда и в четвертом случае. Поздние мамаши все чаще и чаще прибегают к кесареву сечению, а оно, согласно народным приметам (и евгеническим выводам), понижает качество потомства, как бы «не доказавшего» своего права на жизнь. Какой здесь отбор — естественный или искусственный?

12.

Вот как оборачивается против нас избыточность! Создав систему избыточного потребления, систему накопления и переработки избыточной информации, непрерывно стремясь получить максимум вложив минимум, а то и вообще не вложив ничего, мы бессмысленно расходуем энергию в никуда, «в тепло», «в пар», в энтропию. Есть и выражение такое — «выпустить пар», т. е. превратить энергию которая может быть направлена «не туда», в энтропию. Сейчас никто не думает о будущем, потому что всем удобно, система выстроена на глобальном обмане для тех кто ничего не понимает, и на глобальном самообмане для тех кто приоткрыл глаза. Она кажется приятной на вкус и на ощущение. Как наркотик. Вот почему в нее очень легко встроиться, но так не хочется видеть изъянов. Но ведь заметьте, к слову «ложь» всегда употребляют «вкусовое» прилагательное «сладкая». А вот к слову правда — «горькая». Никто не говорит «соленая ложь» или «сладкая правда». Да, система имеет энергетический запас, но он закончится. Внезапно.

К чему это ведет? Известный биолог-дарвинист Уилсон писал: «Может ли культурная эволюция высших этических ценностей (а информационная составляющая — именно такая ценность — MAdeB) продолжаться самостоятельно и полностью вытеснить генетическую эволюцию? Я полагаю, нет. Гены держат культуру в узде. Поводья очень длинные, но этические ценности неизбежно подчиняются определенному принуждению, соответственно тому, как они воздействуют на человеческий генотип. Мозг является продуктом эволюции. Человеческое поведение, в том числе и глубоко укорененные способности к эмоциональным реакциям (которые его подгоняют и направляют), представляют собой природные феномены, благодаря чему природа исправно поддерживала и поддерживает человеческий наследственный материал. Другой доказанной функции мораль практически не имеет».[284] Хорошо будет если он окажется прав. А насчет «очень длинных поводьев держащих культуру в узде» есть хорошая пословица — «Бог долго терпит, но больно бьет».


Примечания:



2

Телевидение у многих отождествляется с инструментом глобального обмана. Но интересно, что сама передача телевизионного сигнала построена на обмане человеческого зрения. То что вы видите как целостное изображение, на самом деле — фикция. По экрану бегает точка (в цветном варианте — три точки), если вы близко посмотрите на цветной экран, то увидите, что он состоит из множества таких точек. Это дырки в т. н. маске кинескопа, куда и попадает бегающий по экрану электронный луч. Точка «прочерчивает» на экране 625 строк, образуя 1 кадр. Все мелкие детали даже при «цветном» сигнале передаются черно-белыми, чтобы сузить полосу пропускания. 50 раз в секунду экран гаснет, чтобы не было видно возврата луча в верхний левый угол, в момент гашения передается еще целая куча информации, например телетекст… Но всего этого мы не видим.



26

Еще 2300 назад, в III веке до нашей эры, великий греческий механик и математик Архимед построил пушку стреляющую с помощью пара… Рисунок пушки Архимеда и ее описание были найдены спустя 18 столетий в рукописях итальянского ученого, инженера и художника Леонардо да Винчи. Как же стреляла пушка? Один конец ствола сильно нагревали на огне. Затем в нагретую часть ствола наливали воду. Вода мгновенно испарялась и превращалась в пар. Пар, расширяясь, выбрасывал ядро.



27

См. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. А также избранные произведения Вебера на русском языке. Пер. с нем. Сост. Ю. Н. Давыдова; М.: Прогресс, 1990..



28

Mens agitat molem (Virgilio, Eneide, VI, 727)



262

По этой книге снят довольно неплохой итальянский фильм «Gli Ultimi giorni di Pompei». Один из немногих удачных фильмов про античную эпоху. Правда, нужно заметить, что Бульвер писал роман с христианских позиций, а сама гибель города подается как закономерное возмездие.



263

Сальвиан, «Управление Божие», V. «А между тем бедные разграбляются, вдовы стонут, сироты угнетены до того, что многие, принадлежа к известной фамилии и получив хорошее воспитание, бывают вынуждены искать убежище у врагов римского народа, чтобы не сделаться жертвою несправедливых преследований: они идут искать у варваров римского человеколюбия, потому что не могут перенести у римлян варварской бесчеловечности. Хотя они чужды варварам, к которым бегут, и по нравам, и по языку, хотя их поражает грязный образ жизни варваров, но, несмотря на все это, им легче привыкнуть к варварскому быту, нежели переносить несправедливую жестокость римлян. Они идут на службу к готам или багаудам, или к каким-нибудь другим повсюду господствующим варварам и не раскаиваются в своем поступке. Они предпочитают жить свободно, нося звание рабов, нежели быть рабами, сохраняя одно имя свободных».



264

Цитата из «Краткой расологии Европы».



265

Fritz Lenz. Die Rasse als Wertprinzip. Zur Erneuerung der Ethik. Munchen 1933



266

Симонов П.В. Мотивированный мозг. М.: Наука, 1987



267

Г. Блюм. Психоаналитические теории личности. Структура характера у взрослых., 1996.



268

Wynne-Edwards V. C. Animal dispersion in relation to social behavior. Edinburgh, 1962



269

Майр Э. Популяции, виды и эволюция: Пер. с англ. М. 1974.



270

Левонтин Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда. М., Прогресс, 1993



271

Доукинс Р. Эгоистический ген. М., 1993 Оригинальное издание Dawkins, R. (1976) «The Selfish Gene» (Oxford University Press) Evolution of social behavior.



272

Смотрите сами, если в Нигерии на нефтеперегонном заводе из-за пожара сгорает 500–700 негров, об этом сообщают всему миру. В то же время, каждый день от голода или СПИДа в той же Африке умирает на порядок больше, но это никого не интересует и об этом нигде не передают. Срабатывает психология: малая «плотность смерти» (т. е. размазанная по всей Африке) никому не интересна. То же самое и в арийском мире. Например, смерть 2–3 человек от коровьего бешенства воспринимается как ужас и именно в этом контексте раздувается всеми СМИ. Ежедневная смерть в сотни раз большего числа от рака или инсультов вообще никого не интересует. С другой стороны, если бы от инсульта умерло бы одновременно 10 человек в одном, отдельно взятом офисе, это было бы интересно. Утверждение что «сметь миллионов — статистика», верно, если эта смерть размазана по площади и во времени.



273

Д. Галковский. Русская политика и русская философия. М. 1995 Про казахов Галковский пишет: «Если взять живущих в Алма-Ате русских и казахских интеллигентов, то «плохой инженер, журналист, техник» именно казах, русский же часто квалифицированный профессионал, на котором и держится дело и которому казахи только мешают. Если казах и специалист, то по «общим вопросам». Он управленец и бюрократ, занимающийся политикой. Это типичная дилемма колониальной интеллигенции. В этом смысле Россия была первая деколонизирующаяся страна, в которой из-за совпадения в одном лице колонии и метрополии деколонизация произошла наиболее рано и в наиболее разрушительной форме — в форме самоуничтожения». Все правильно. Если в общем выразить чем занимались азиаты в СССР, то можно сказать просто: они мешали белым.



274

С изобилием и разнообразием связана еще одна интересная вещь — большое количество избыточных покупок. Есть данные говорящие о том, что в развитых странах от 30 до 50 процентов всех покупок составляют предметы которыми либо никогда не будут пользоваться, либо попользуются несколько раз, после чего выбросят или задвинут в дальний угол. В отношении сантехники и кафельной плитки про которую мы говорили, мне известны случаи когда люди делали дорогой ремонт, после чего решали что «вид какой-то не тот» и переделывали все заново. Про таких есть хорошее выражение: «с жиру бесятся», но все не так просто. Избыточные, ненужные покупки — это тоже рост энтропии. Это сырье, энергия и человеческое время потраченные в никуда.



275

Цитата из книги «Первобытная культура» Тайлор Э. Б. М.: Политиздат, 1989



276

Иноземцев В.Л. «Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы», М., 2000. Иноземцев В.Л. «Перспективы постиндустриальной теории в меняющемся мире. Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология». М.: Academia.- 1990 Как показывал Иноземцев, достижение гигантской производительности производства еды приводит к достижению обществом постиндустриального состояния — т. е. состояния, где количество людей, занятых в сельском хозяйстве, должно быть 1–2%, и они должны хорошо (количественно) кормить всех. — бройлеры для такого дела — то, что надо. Их растят в роботизированном курятнике, мало затрат человеческого ресурса. Итак, бройлеры, помимо того, что дешевы и выгодны производителю, еще и деформируют картину общества в некую конкретную сторону. — понятно, что реклама вида «по древним рецептам» практически всегда есть вранье. Производителю слишком выгодно поточное производство, чтобы соблюдать какие-то там «древние рецепты» — массовый отказ (законодательный, например) от бройлеров, выращенных на селитре помидоров и тому подобного, приведет на Западе к резкому увеличению



277

Можно считать закономерностью, что рост количества литературы по «планированию семьи» и «эффективному воспитанию детей» будет продолжаться одновременно с деградацией семьи и уменьшением количества детей. Первое поколение вообще не знает такой литературы зато с семьями и детьми всё в порядке. Второе знает, но в незначительном количестве. Типичный пример — «Домострой».



278

Цитата из книги «Гениальность и Помешательство». Вообще, когда читаешь Ломброзо, становится непонятно — как его до сих пор не запретили и не объявили «предшественником фашистов»? Может быть потому что он еврей? А может на Западе он уже давно под негласным запретом?



279

Ломброзо считал преступника просто эволюционно отсталым человеком. И хотя врожденная преступность никак не определяется низкой информационной наполненностью, все же заметим что многодетные семьи (более 5 детей) часто встречаются среди социальных низов, которых информационная сторона вообще не интересует. Тем более что государство им тоже помогает.



280

Об элитных школах. Пичкать ребенка избыточной информацией — бред родителей-интеллигентов. Например, кому надо избыточное преподавание литературы? Это самый бесполезный предмет в школе, рассчитан на родителей а-ля «серебряный век», которые существуют, пока на них не нашелся свой Ленин. Элитные вузы дают кое-что, хотя и без гарантий, только «общие более высокие шансы». Школы — нет. Работодателям не интересна степень погруженности «молодого специалиста» (т. е. пешки) в аниме-культуру или степень знания юной работницей прилавка греческого языка. Чтобы пробиться, нужна не «пыль, вытряхнутая из книги в пустой череп», а энергичность, четкое понимание происходящего и умение действовать резко, «без оглядки на». Мягкотелые конформисты не подымаются, чересчур нонконформисты — тоже. Нужно быть конформным системе в целом, но можно проявлять нонконформизм к ее конкретным звеньям в виде людей непосредственно вокруг себя. Кто на работе ориентируется на микро-группу соседок по комнате — тот не поднимется никогда. Успешный карьерист зачастую есть человек со слабыми и легко рвущимися межличностными связями и при этом с сильными связями с официозом. Кстати, карьерный успех как прямая функция от количества работы в прошлом — вранье полнейшее, и при коммунистах вранье, и при капиталистах. Вранье и то, что руководитель больше напрягается чем подчиненные. Как максимум у него может «болеть голова» о большем количестве вещей, но зачастую, если все поставлено правильно, он может вообще по 6 часов в день играть в солдатики на компьютере. Многие хотят сделать карьеру из нижнего звена в среднее, чтобы меньше напрягали на работе, женщины особенно. А то, что в СМИ про «успешных людей» рисуется другой стереотип — это проблемы СМИ, а не «успешных людей». То, что занимая позицию «как можно меньше работать» — карьеры не сделаешь, есть факт. Но 100 % неверно сводить всю карьеру к количеству работы. (Примечание E.T.)



281

Профессор Канзаского университета John E. Grable дает такие цифры «Since 1960, the average cost of raising a child has gone from $136,800 to $190,528, according to U.S. Department of Agriculture figures. Lifestyles of families today could play an important role in the amount of money it takes to raise children /…/ The activities families participate in are dramatically different than they were 40 years ago /…/Activities that may have been free in the past now are charging».



282

По Дарвину полезен любой признак ведущий к выживанию расы, т. е. выживание как таковое находится вне морали, а следовательно полностью подчиняется закону необходимого разнообразия. Кто выжил — тот и прав, а как выжил — не имеет значения. Очевидно и то, что именно благодаря прогрессу вооружений (т. е. интеллектуальному продукту) арийцы подчинили себе весь мир. В то же время, не вызывает сомнений, что прогресс работает против расы и явное преимущество арийцев в вооружениях не мешает им монотонно деградировать и сдавать позиции цветным. Это слабое место в дарвинизме — Дарвин не учел что люди, в отличие от животных, могут вырождаться не из-за повреждающих природных факторов, но в силу созданных ими самими условий жизни. Впрочем, если нынешний расклад окажется всего лишь эпизодом эволюции, можно будет сказать что Дарвин и здесь был прав.



283

Все массовые заболевания в какой-то мере системные. Посмотрите чем болели еще 200 лет назад: чума, холера, оспа, и т. д. И эти болезни отнюдь не побеждены, как бы нас не уверяла медицина, просто для эпидемий нет условий из-за высокого уровня гигиены. Уберите «гигиену» и чума с холерой, оспой и тифом очень быстро вернутся, а учитывая степень скученности населения в многомиллионных мегаполисах, масштаб смертности будет катастрофическим и никакая медицина ничего не сможет поделать. Врачей и вакцин не хватит. Сейчас другая система и другие болезни — сердечно-сосудистые, эндокринологические, онкологические. Кто «виноват»? Связка — экологии, образа жизни и качества продуктов, хотя что здесь имеет приоритет сказать трудно, точнее — невозможно. Поэтому рак если и будет побежден, то так же как и чума с оспой — изменением условий.



284

Wilson E.O. Biologie als Schicksal. Frankfurt a/M, 1980.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх