Непонятая миссия Учителя

Он не переносит, когда его воспринимают неправильно, не по статусу посвященного мудреца. Он готов сразу же покинуть царство, если его принимают просто за советчика, которые в большом числе странствовали в ту пору от царства к царству в поисках должности. Как-то Лин-гун из царства Вэй спросил Конфуция о тонкостях управления войсками. Кун-цзы резко отвечает: «Я наслышан о делах, связанных с жертвенной утварью (т. е. с исполнением ритуалов — А.?М.), что же касается построения войск, то я это не изучал» (XV, 1). На следующий день Конфуций покидает царство Вэй. Вероятно, он считает, что не о чем говорить с человеком, который принимает его — мудреца и посвященного наставника — за некоего мелкого военного стратега без армии. Вопрос задан не о том и не тому. Посвященный мудрец может поведать о тонкостях общения с миром духов предков, он может восстановить связь с миром прошлых поколений, а у него вопрошают о вполне земных делах управления войсками. Как-то он сам дает ученикам совет: «Не дружи с тем, кто тебе не ровня» (III, 8).

В свой зрелый период жизни он абсолютно уверен, что является избранным и посвященным. Именно это придает ему уверенности в своей неуязвимости — ведь он находится под защитой могучих сил, именно тех духов, с которыми он постоянно общается. Но своих учеников, как еще «не готовых» предостерегает о такого прямого общения и советует «к духам бликом не приближаться», то есть не вступать в прямые контакты, ограничиваясь лишь церемониалами и достойным поведением. Как-то в своих странствиях в местечке Куан его принимают за другого — обидчика местных жителей некого Янь Хо (кстати, это говорит о том, что Учитель был мало известен при жизни). Почти пять дней они проводят в настоящей осаде, очевидно, что Конфуция в очередной раз хотят убить — при этом, по ошибке. Но он абсолютно уверен, что его, как носителя мистической традиции, смерть не тронет. Конфуций же невозмутим и обращается к ученикам: «После смерти великого правителя династии Чжоу Вэнь-вана я стал тем, кто несет в себе вэнь (т. е. культуру — А.?М.). Если бы Небо действительно хотело уничтожить вэнь, то оно не наделило бы ею меня. А коль само Небо не уничтожило ее, стоит ли бояться каких-то куанцев?» (IX, 5).

Примечательно, что здесь вэнь (обычно в осовремененном смысле переводимое как «культура» или «Письмена Неба») выступает синонимом мистической посвященности. В этом и заключалась передача традиции от посвященного к посвященному — в овладении особым комплексом знаний и состояний, который и именовался вэнь. И самое главное — эта «культура-вэнь» представляет собой связь с посвященными мудрецами и правителями прошлого, откуда Конфуций и черпает свою мудрость и силы. Его ученики замечали, что их наставник был «абсолютно лишен самовозвеличивания» (IX, 5), что наверняка соответствовало действительности. Но вместе с этим Конфуций очень отчетливо осознавал свою миссию и свою посвященность. Он уверен, что его «знает лишь Небо», а этого вполне достаточно для посвященного.


«Лунь юй»: совершенствуй себя

I, 7

Цзы Ся сказал:

— Если кто-то в отношениях с женой ценит ее добродетели и не придает большого внимания ее прелестям, то он исчерпывает все свои силы, служа родителям. Он не щадит своей жизни, служа правителю. Он прям в отношениях с друзьями. И пускай скажут о таком, что он не обладает ученостью, я непременно назову его образованным.

Цзы Ся (Бу Шан) — ученик Конфуция.


IV, 17

Учитель сказал:

— Встретив мудрого, стремись сравняться с ним. Встретив немудрого, вглядись в самого себя.


IV, 26

Цзы Ю сказал:

— Будешь назойлив в служении государю — навлечешь на себя бесчестье. Будешь назойлив в дружбе — отдалишь от себя друзей.


V, 20

Цзи Вэньцзы трижды обдумывал каждое дело, прежде чем приступить к его осуществлению.

Учитель, услышав об этом, сказал:

— Достаточно и двух раз.

Цзи Вэньцзы (Цзисунь Шифу, ум. в 685 г. до н. э.) — видный сановник из царства Лу.


VI, 18

Учитель сказал:

— Если естество в человеке одолеет культуру — получится дикарь. Если культура одолеет естество — получится книжник. Лишь тот, в ком естество и культура уравновешены, может стать благородным мужем.


VI, 19

Учитель сказал:

— Человек от рождения прям, и если, впоследствии став кривым, он все же уцелеет, то лишь благодаря счастливой случайности.


VI, 6

Учитель сказал:

— Направляй всю свою волю на постижение Дао, будь добродетелен, опирайся на человеколюбие, упражняйся в [шести] искусствах.

Шесть искусств — классические «искусства» служивого мужа эпохи Чжоу: ритуалы, музыка, стрельба из лука, управление колес—ницей, письмо и искусство счета.


VIII, 13

Учитель сказал:

— Будьте тверды и усердны в постижении Учения, до смерти держитесь истинного Пути-Дао. В государство, где неспокойно, не отправляйтесь. В государстве, что охвачено смутой, не живите. Когда в Поднебесной царит Путь-Дао, проявляйте себя. Когда же Дао нет, уходите от мира. Когда страна следует Дао, то стыдно быть бедным и ничтожным. В государстве, что не следует Дао, стыдно быть богатым и знатным.


XIII, 13

Учитель сказал:

— Если человек способен сам исправить себя, то разве будут ему трудны дела управления? Если же не способен сам исправить себя, то как он сможет исправлять других?


XIV, 10

Учитель сказал:

— Быть бедным и не роптать — трудно, быть богатым и не зазнаваться — легко.


XIV, 26

Учитель сказал:

— Если ты не на месте правителя, то и не вмешивайся в его дела правления.

Цзэн-цзы заметил:

— Благородного мужа заботят дела, соответствующие его положению.


XV, 15

Учитель сказал:

— Если к самому себе будешь более требовательным, чем к другим, то избежишь обид.


XV, 24

Цзы Гун спросил:

— Существует ли лишь одна заповедь, которой можно руководствоваться всю жизнь?

Учитель ответил:

— Вот эта заповедь: будь снисходительным. Не делай другим того, чего не пожелаешь себе.


XV, 30

Учитель сказал:

— Не стоит печалиться тому, что люди не знают тебя. Печалься лишь о том, что еще не проявил свои способности.


XX, 3

Конфуций сказал:

— Не познав воли Неба, не станешь благородным мужем.

Не познав сути Правил, не сможешь прочно стоять на ногах.

Не понимая сути слов, не сможешь разобраться в человеке.


XIV, 33

Учитель сказал:

— Добрый скакун славится не силой, а норовом.


XIV, 34

Кто-то спросил:

— Что вы думаете о высказывании, что «на зло надо отвечать добром?»

Учитель ответил:

— А чем отвечать тогда на добро? На зло отвечают по справедливости, а на добро отвечают добром.


XV, 8

Учитель сказал:

— Не поговорить с человеком, с которым стоит поговорить, — значит, потерять человека. А говорить с человеком, с которым говорить не стоит, — значит, терять слова. Мудрец не теряет людей и не теряет слов.


XV, 28

Учитель сказал:

— Когда кого-то все ненавидят, это непременно нужно проверить; когда кого-то все любят, это также непременно нужно проверить самому.


XV, 30

Учитель сказал:

— Лишь то можно считать настоящей ошибкой, которая не исправлена.


XV, 41

Учитель сказал:

— Если слова точно передали мысль — уже и этого достаточно.


XVI, 4

Конфуций сказал:

— Три типа друзей могут быть полезными, три типа — вредными. Полезные друзья те, которые прямы, честны и обладают многими знаниями. Вредные друзья те, кто неискренни, льстивы и болтли—вы.


XVI, 5

Конфуций сказал:

— Три вида радости приносят пользу, и три вида радости причиняют вред. Вот полезные радости: радоваться, когда смог исполнить все Правила и музыку; радоваться, когда говоришь о достоинствах других; радоваться, что дружен со многими мудрыми людьми. А вот те радости, что причиняют вред: радоваться, наслаждаясь роскошью; радоваться в разгуле; радоваться, прибывая на пирах.


XVII, 2

Учитель сказал:

— Природные качества сближают людей, а приобретенные привычки — отдаляют.






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх