16.

6 декабря 1956 г.

Москва

Милая моя Наташа!

В предыдущем письме мы разбирали бытие Бога и пришли к выводу, что доказать его существование посредством разумного анализа или дискурсивным способом невозможно, что бытие Бога познается интуитивно, ибо причина, имеющая абсолютный характер, не может нами мыслиться. Всем эмпирически данным вещам и явлениям мы приписываем формы пространства и времени. К предмету религиозного чувства как к сверхчувственному мы не можем применить эти формы: мы его мыслим без пространства и без времени; или это мы еще выражаем таким образом, что божество вездесуще и вечно. Божество как идея и сверхчувственное не может быть вполне постигнуто познанием. Но так как в нашем религиозном сознании оно является в более или менее определенной форме, то из этого следует, что оно постигается иным путем, именно, по предположению, путем веры Смутное понятие Божества или предположение его существования приводит нас к установлению первого понятия субстанции, к определению ее, как чего-то, что способно существовать в себе и служить объектом, носителем других реальностей. Однако основание, необходимое для объяснения мира, рассматриваемого сколько с динамической, столько же и со статической точек зрения, есть Бог, сущность которого — нирвана.

Теперь мы приступим к следующему тезису. Во всем мире господствует закон железной необходимости — связь причины и следствия. Повседневное явление в мир, которое мы наблюдаем и воображаем, подчинено закону причины и следствия. А все явления (процессы) в мире происходят в пространстве и во времени. Если пространство и время окажутся не бесконечными, имеют начало, то процесс, который ограничен ими, тоже имеет начало. Имеют ли начало пространство и время? Во второй части «Антиномии» Кант доказывает, что время должно было бы иметь начало, ибо предположение, будто оно продолжается вечно, невозможно. «Если мы не допустим какого-то начала времени, — говорит Кант, — то до всякого данного момента протекла Вечность и, следовательно, протек бесконечный ряд следующих друг за другом состояний вещей в мире. Но бесконечность ряда именно и состоит в том, что он никогда не может быть закончен… Следовательно, бесконечный протекший ряд в мире невозможен…» (См.: И. Кант. Критика чистого разума. — Трансцендентная диалектика, II, 2, с. 266.) Т. е. невозможно завершение бесконечного ряда. Поэтому время должно иметь начало. Но в антиномии чистого разума Кант отстаивает антитезис: при утверждении, что мир имеет начало во времени, то в каком случае должна быть возможность отличить момент возникновения мира (предшествующего ему периода времени). Это невозможно, ибо в пустом времени, в котором ничего не существует и ничего не случается, нет возможности отличить один момент от другого в их последовательности, мир существует вечно. Невозможность тезиса принуждает признать антитезис, а невозможность последнего возвращает нас опять к тезису. Но так как в те времена, когда рассуждал Кант, вопрос или понятие бесконечного не было подвергнуто более глубокому анализу, как это было сделано впоследствии, то доказательство Канта в пользу тезисов и антитезисов антиномии нельзя признать вполне безупречным. Поэтому обратимся к космологической теории Мильна, современной и наиболее совершенной теории, которую признают даже некоторые зарубежные марксисты. Мильн доказывает так: изменение события во времени физических свойств таково, что время (порядок) должно было обладать началом, имевшим место приблизительно две тысячи миллионов лет назад. Эту гипотезу нужно проверять тем же путем, каким проверяются все научные гипотезы, а именно: обратиться к ее содержанию, которое можно проверить, и к тому, насколько эта гипотеза объединяет конкретные факты Например: тот факт, что на основе теории Мильна Халдэйн (Haldane) смог дать единое и простое объяснение происхождения солнечной системы, двойных звезд и неправильностей в их движении, как признается Коренфорс, определенно является аргументом в пользу теории Мильна, которая оказалась в состоянии объяснить и другое, совершенно отличное явление, а именно — видимое удаление спиральных туманностей (красное смещение спектра). (См.: Haldane. Marxist Philosophy and the Sciences, ch. 2; а также Nature, vol. 155, p. 133-ff и American Scientist, vol. 33, N 3.) К сожалению, более полезные научные данные нам еще неизвестны.

Таким образом, если верить этим данным, то мы можем утвердить конечность пространства и времени. Если это так, то явления (процессы, которые происходили в пространстве и во времени) тоже, несомненно, имеют начало. Отсюда вытекает необходимая ограниченность мира — как совокупность (целокупность) вещей и явлений, она ограничена пространством и временем. Как мы выше говорили, что каждое явление обусловлено известной причиной, это последнее имеет свою причину, и т. д. Но этот ряд причин, обусловливающих одна другую, не может продолжаться до бесконечности в силу конечности мира явлений вообще. Значит, прослеживая цепь причин и следствий в регрессивном направлении, мы должны дойти до первопричины, от которой началось всё.

Такой же необходимый упор в безусловное заключается в логической связи основания и следствия, переход в регрессивном направлении от следствия к основанию требует, чтобы мы пришли в конце концов к последнему основанию, которое само уже не нуждается в дальнейшем основании. Устанавливая указанную первопричину, разум со свойственной ему пытливостью не успокаивается, а наоборот, ищет и пытается выяснить природу этой первопричины и старается составить себе наглядную картину этого первого толчка. Мы располагаем познавательным аппаратом в виде рациональной интуиции, разума и ощущений, все они ограничены для познания бесконечности. В чувственном опыте мы схватываем лишь ту или иную часть мира и от нее переходим к другой, третьей и т. д., но никогда не доходим до охвата всех мировых явлений в их целокупности.

Вообще говорить о начале мира и о природе первого толчка можно или не учитывая его независимости от сознания, или веря этой бесконечной божественной интуиции, которая познает (постигает) независимо от времени и непосредственно. Природу первого толчка (первопричину) мы можем рассматривать как «вещь в себе», что является выходом из сферы человеческого опыта в область трансцендентного. В таком случае мы попробуем обратиться к метафизическим учениям о происхождении мира. Буддийская метафизика по этому вопросу ничего определенного не говорит, но зато необуддийская метафизика решается сказать так: действительны те результаты, к которым приходят через умопостроения, тем более, что они не противоречат научным данным и данным, добытым индуктивным путем, поэтому я говорю словами Гартмана: «спекулятивные результаты на основании умозрения» — это все ново и вполне согласно духу времени. Чтобы построить систему философии, мы должны отыскать основу мировой жизни, или основной принцип. Естественно, этот принцип должен обладать такими свойствами, чтобы, исходя из него, можно было объяснить все мировые процессы. Но посмотрим, Добились мы этого или нет. Абсолют, или Бог, существование которого предполагают наше религиозное чувство и духовная интуиция, существовал в том пустом времени, в котором ничего не существовало и ничего не случалось. Этот период есть период до начала нашего времени. Так как ему первоначально не противостоял никакой объект, от которого он мог бы отличать себя, то он должен был быть ничем иным, как нирваной. Так как он не подвержен временному изменению, то должен остаться всегда нирваной. Этот дух находился первоначально в состоянии полного покоя, так что все его атрибуты, особенно воля, существовали в нем только потенциально, в состоянии возможности, но потом Абсолютное перешло в состояние деятельности.

Почему же Абсолютное перешло в состояние деятельности? Это — неразрешимая проблема. Ставить вопрос о том, почему Абсолют приходит в состояние деятельности — это то же самое, что спрашивать, почему вообще Абсолют существует. Такие вопросы философия в силу ограниченности человеческого разума не может разрешить. Единственное, что в данном случае философия может — попытаться выяснить атрибуты Абсолютного в свете деятельности, т. е. сделать понятным, почему действительность именно такова, какова она есть.

Пути Господни неисповедимы!

Абсолют в известный момент переходит в деятельное состояние, это проявилось в движении его во все стороны в пустом пространстве, которое мы называем небытием. Результатом этого движения явилось творение сансары — несовершенного мира. Творение сансары начинается с того, что эхо — запах (говоря человеческими понятиями) этого Абсолюта переходит из потенции в акт, т. е. двигается за уходящим Абсолютом и этим самым переходит из мира сверхбытия (небытия) в мир чувственного бытия. Оно (эхо) отделилось от Абсолюта, потому что оно лишь эхо Абсолюта и поэтому не обладает тем совершенством, каким обладает Абсолют, т. е. потому, что оно несовершенно. Но поскольку оно является эхом Абсолюта, то обладает одним из его атрибутов, а именно: сознательной (разумной) волей. Так как оно является только эхом Абсолюта, то оно несовершенно по отношению к Абсолюту. Его несовершенство проявляется как бессознательная воля к жизни так же, как у людей постоянно борются бессознательная воля к жизни с сознательной волей к сознательной цели. Здесь у индивида бессознательная воля неопределенна, а сознательная воля свободна. Пространство, в котором находился Абсолют в первоначальном состоянии, было пространство сверхбытия, или небытия, так как оно есть небытие относительно материального пространства; хотя там не было бытия, но зато оно «содержало» возможности возникновения бытия (потенция бытия), благодаря которому из этого небытия при движении Абсолюта и за ним его эха возникает становление, порождающее, в свою очередь, наличное бытие. Наличное бытие есть предматерия, нечто, подобное конкретному физическому пространству (электромагнитное поле).

Теперь обратимся к результатам современной физики и спросим, как возникают материальные частицы из электромагнитных полей (конкретного физического пространства). В результате в XX веке сделан ряд открытий в области микрофизики; выяснена более или менее природа электромагнитных полей, уяснили, что сама микрочастица (электрон и др.) превращается в электромагнитное поле, что частицы микромира существенно отличаются от корпускул классической теории. Если рассмотреть мягкую компоненту космических лучей, то любой фотон большой энергии (энергия зависит от скорости движения частицы) порождает пару: позитрон —электрон. Частицы этой пары при дальнейшем движении порождают новые фотоны, эти фотоны превращаются в новые фотоны, и т. д., в результате множится число частиц. Приведенный пример достаточно точно показывает происхождение материи. Благодаря электромагнитному полю движущиеся частицы соединяются в различных конфигурациях, составляя все разнообразие атомов материальных тел. Но в основе появления, развития и существования материального мира лежит первичный толчок и движение несовершенного духа — атмана (эхо) за уходящим Абсолютом (Богом). Так как движение этого атмана (эхо) есть движение целеустремленное, т. е движение за Абсолютом или к Абсолюту, то это целеустремление направлено от несовершенного к совершенному, от простого к сложному, от низшего к высшему.

Иначе говоря, это движение есть движение сознательной воли атмана. А несовершенство атмана, т. е его бессознательная воля, создает вокруг себя материальный мир из микрочастиц. Для достижения состояния Бога несовершенному атману необходимо терять свое несовершенство, т. е. самосовершенствоваться. Его самосовершенствование обусловливается его движением в материальном мире через материальный мир, поэтому до некоторой степени можно утверждать, что весь материальный мир пронизан этим атманом. С появлением движения появилась причина, которая породила цепь причин и следствий. Само развитие (движение) идет по закону причины и следствия независимо от того, материальное ли это развитие или развитие духа. Поэтому развитие материального мира иногда кажется идет параллельно развитию духа. Развитие (совершенствование) идет по закону причинности, бесконечно сложные причины (деяния духа) создают бесконечное множество условий для развития духа. Единственным условием его развития (совершенствования) в материальном мире (мире субъектов и объектов) есть борьба, и все ступени исторического развития вселенной — ничто иное, как деяния духа. Поэтому она необходимо совпадает с причинно-следственным развитием атмана.

(Продолжение следует.)

Пока, жду письмо.

Целую и обнимаю, моя Лилия.

Твой Биди.


Наталка! В письме от 30 ноября ты убеждаешь меня не стараться быть йогом. Это меня раздражает до предела. Я ведь говорил тебе, что у меня существует «или — или». Или — путь йога, или — смерть. Ты, к сожалению, мои объяснения поняла неверно. Ты думала, что я лгу тебе, чтобы осчастливить себя? Неверно! Я так лгать во имя Бога и Совершенства не могу, это уж слишком…

Наташа! Обиднее всего то, что ты специально рождена для йоги, нашла тропинку к пути, а сама лезешь в болото, где крокодилы. Если ты не можешь оседлать этих животных, то зачем же предпочитать привязанность к ним нирване?

Наташа! Если ты думаешь, что я тебе все это говорю с корыстной целью, то, клянусь всем, я отказываюсь от тебя, отказываюсь от любви к тебе, лишь бы ты совершенствовалась. Ради этого я готов пожертвовать всем, тогда я буду уверен, что в конечном итоге ты поможешь мне совершенствоваться.

Н. В одном из писем есть фраза — «я хочу родить ребенка». В этом — смысл женщины. Очень хорошо. Но все это — земное, сансара. Прежде всего, нужно думать о путях к йоге. Ведь для этого ты явилась на землю, для этого существовал вечер 3 октября 1956 года. Пойми же все это. Ты мне не нужна теперь как Наташа, носящая тело (мясо), мне нужна Наташа внутренняя, та, которую я искал всю жизнь.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх