Конец 1943 г.

Признание Советским Союзом Французского Комитета Национального Освобождения в Алжире

Первые награждения

26 августа 1943 года СССР признал Французский Комитет Национального Освобождения в Алжире под совместным председательством генералов де Голля и Жиро, которые договорились наконец-то о разделе власти. Де Голль получал в свое ведение все гражданские вопросы. Жиро все военные.

Признание было адресовано на имя представителя «Сражающейся Франции» в СССР Роже Гарро. Советский Союз согласился обменяться представителями. Но соглашался признать в качестве французского представителя только Роже Гарро, что было недвусмысленным жестом поддержки генерала де Голля. Без него СССР не желал признавать новую структуру.

Генералы Жиро и де Голль — два претендента на руководство Францией. Схожие ситуации во время войны.

Де Голль был «сделан» Англией в 1940 г. Труднейший год, когда Великобритания осталась с Германией один на один. Когда ей было нужно иметь хотя бы символического союзника и крайне важно помешать Франции полностью стать на сторону Германии. Число сторонников де Голля было невелико, и во Франции к ним относились с презрением за службу Англии. Но они были, и в безнадежной ситуации сделали все, что могли, для победы над фашизмом. Де Голль, вопреки собственному положению у союзников, делал все возможное, чтобы Францию считали союзником по антигитлеровской борьбе. Чтобы ее считали Великой страной и считались с ней после войны.

Генерал Жиро тоже волей случая оказался во главе Африканской Франции по желанию США. В отличие от де Голля, в Африке были сосредоточены остатки французской армии, авиации и флота. Если у де Голля было 200 военных летчиков, то у Жиро их было 1500. Армия Жиро многократно превосходила численность «Сражающейся Франции». Взгляды союзников на Францию разнились, но не были определяющими в их отношениях во время войны. Очевидно, что они не стали бы ставить свои взаимоотношения в зависимость от того, кто будет руководить «свободными французами». Жиро, имея поддержку США, мог легко добиться поддержки Великобритании, и СССР вынужден был бы поддержать союзников, тем более что у него в запасе был Торез. И, мне кажется, при Жиро возможности коммунистической партии Франции прийти к власти были бы сильнее. Но Жиро не искал расположения союзников и, даже более, вел себя заносчиво, словно фигура, равная Черчиллю, не считаясь с работой, которую проделал де Голль в 1940–1942 годах.

Если бы Жиро вместо того, чтобы ставить вопрос о выводе «Нормандии» из СССР и саботировании ее пополнения, пошел по пути де Голля, используя свои возможности, которых у него было намного больше — отправить несколько частей в СССР, развернуть «Нормандию» до дивизии уже в 1943 г., тогда бы сейчас никто не помнил о де Голле, как мало кто знает сейчас о том, кем был генерал Анри Жиро. У де Голля, по сравнению с Жиро, был крупный козырь — поддержка СССР. И потому он стал национальным героем и спасителем чести Франции.

В результате разногласий между различными французскими центрами была сорвана подготовка к открытию второго фронта во Франции. В Северной Африке фактически находились три французские армии. В распоряжении генерала Жиро около 50 тысяч, в распоряжении де Голля около 30 тысяч. Была начата мобилизация в четвертую армию — Армию Освобождения Франции, в которую американские оккупационные власти надеялись призвать около 300 тысяч. Авиация Франции состояла из шести групп в Англии и одной в СССР. В Африке авиация фактически создавалась заново на американских самолетах, но имела персонал двадцати пяти групп. То есть в четыре раза больше, чем у де Голля. И если летчики де Голля воевали в Великобритании и Советском Союзе, летчики Жиро загорали на пляжах Средиземноморья из-за отсутствия самолетов. Для обучения пилотов полетам на американской технике в США было открыто две школы для французских летчиков. Остатки французского военного флота отказались объединяться с де Голлем и англичанами и были выведены в США.

Союзникам удалось высадиться на Сицилии, что вызвало переворот в Италии. Французам удалось воспользоваться волнением итальянских частей на Корсике, которая стала первой территорией страны, освобожденной после Африки. Генерал Жиро через голову союзников отправил на Корсику свои части, которые прибыли к шапочному разбору. На освобожденном от немцев острове власть захватили коммунисты при участии голлистов. Жиро стал терять авторитет у американцев.

В сентябре в Советский Союз вернулись из Лондона Роже Гарро и генерал Пети, утвержденные в ранее занимаемых должностях.

15 сентября 1943 г. состоялась встреча генерала Пети и Сталина. Генерал благодарил советское правительство за поддержку, выраженную де Голлю, а также просил обеспечить прямую радиосвязь между структурами де Голля и партизанским движением во Франции. И обеспечить советскими самолетами прямую воздушную связь между Алжиром и Москвой. (Для этого СССР пришлось установить дипломатические связи с добивающимся признания независимости Египтом.) Принять 10 французских офицеров для обеспечения работы военной миссии, целью которой явилось бы развертывание авиагруппы «Нормандия» до дивизии и создание пехотной бригады из числа французских пленных и гражданских лиц, задействованных фашистами на объектах организации Тодт. Сталин ответил согласием по всем вопросам. Генерал Пети поблагодарил Иосифа Виссарионовича и сказал, что в других местах, где воюют французы, они не встречают к себе такого хорошего отношения, как в Советском Союзе. Сталин ответил, что люди — это главное, а самолеты дело второстепенное. Если понадобиться, СССР может предоставить столько машин, сколько нужно, поскольку французы в России зарекомендовали себя храбрыми воинами и достойными людьми.

Закончилась беседа любопытным диалогом, который, на мой взгляд, заслуживает, чтобы о нем напомнить:

«Пети говорит, что французы чувствуют и помнят, что они многим обязаны Советскому Союзу.

Сталин отвечает, что Франция в будущем снова возродится и тогда у французов изменится тон.

Пети повторяет, что французы весьма признательны Советскому Союзу и маршалу Сталину за помощь.

Сталин отвечает, что мы и впредь будем помогать французам. До тех пор… пока нам самим не понадобится помощь»[77].

Функции представителя при Французском Комитете Национального Освобождения были переложены все на того же Александра Богомолова, который переехал в Алжир. А послом СССР при Союзных правительствах в Лондоне стал Виктор Лебедев.

* * *

Вскоре началось советское контрнаступление под Курском.

«Нормандия» участвовала в наступлении на Ельню и Смоленск. Снова интенсивные бои и непрерывные вылеты. Новые победы и потери.

К ноябрю полк сбил еще 12 немецких самолетов, но и в строю осталось только 9 летчиков. Среди оставшихся возникло недовольство своим командованием из-за того, что к концу 1943 г. они не были отмечены ни наградами, ни повышениями в званиях. Погибшие не получили орденов. Это была серьезная недоработка военной миссии. Летчики написали петицию новому командующему ВВС в Алжир. Это дошло до советского командования, которое, не поняв, в чем дело, решило, что пилоты в виду хаоса и неразберихи во французском руководстве решили выйти из «Сражающейся Франции» де Голля и присоединиться к генералу Жиро. На подобный политический демарш советское руководство пойти не могло.

СССР не ответил на настойчивые просьбы де Голля о личной встрече со Сталиным. На проходившую в ноябре — декабре 1943 г. конференцию союзников в Тегеране французы не были приглашены, что вызвало неудовольствие де Голля и негативные высказывания в адрес Советского Союза.

Одновременно в Алжире от высланных механиков и пилотов стали распространяться слухи о том, что полк «Нормандия» состоит из неопытных пилотов, неспособных полноценно воевать, что обусловливает высокие потери. Окружение генерала Жиро и до этого активно саботировало набор пополнения для «Нормандии». А теперь еще и сам генерал потребовал вывода авиаполка «Нормандия» из СССР в Алжир.

Сложилась ситуация, когда и советские власти, и оба французских председателя Национального Комитета могли вывести «Нормандию» из России.

В начале ноября остатки «Нормандии» были направлены с фронта в Тулу. Началось тягостное ожидание решения судьбы полка.

Капитан Мирлес, напуганный поворотом событий, из Алжира обратился к Илье Эренбургу за помощью. Писатель встретился с наркомом иностранных дел Вячеславом Молотовым и разъяснил, что демарш летчиков не содержит ничего, кроме желания получить награды. Одновременно в Алжире Мирлес встретился с де Голлем и Буска и ускорил процесс награждения.

* * *

В это время генерал Пети в очередной раз отказал генералу Валену в организации его поездки в СССР для инспекции «Нормандии», прямо написав в телеграмме, что боится, что тот получит негативное впечатление от увиденного[78].

В часть прибыли поодиночке два пилота Ив Мурье и Жюль Жуар, освобожденные из плена. Мурье находился в плену в Турции. Жуар был хорошо знаком пилотам из той части «Нормандии», которые участвовали в 1940 г. в попытке де Голля высадиться в Дакаре. Как помним, попытка была отбита французами, в то время служившими Виши. Жюль Жуар был пленен во время попытки ведения переговоров.

Ив Мурье закончит войну командиром эскадрильи, кавалером ордена Красного Знамени и погибнет в 1948 г. во время тренировочного полета. Жюль Жуар — один из опытных военных летчиков, отметившийся во время кампании 1940 г., к сожалению, не сможет поучаствовать в боях в СССР. Он погибнет в Туле через 2 месяца во время тренировочного полета. Будет похоронен в Москве.

Общим приказом командующего ВВС Франции № 25 14 летчиков «Нормандии» были отмечены благодарностью и награждены Военным Крестом. Четыре советских офицера, три техника и связист, капитан Агавельян, лейтенанты Кунин, Даниленко и Шилинг были награждены Военным Крестом с золотой звездой. Переводчики полка Михаил Шик и Александр Стахович, а также доктор Георгий Лебединский были награждены Военным крестом с бронзовой звездой[79].

Лейтенант Дидье Бегин получил звание капитана, оба Марселя — Альбер и Лефевр — стали лейтенантами. А аспиранты Риссо, Матис и Михаил Шик произведены в младшие лейтенанты.

4 ноября в полк прибыл декрет де Голля от 11 октября о награждении полка французским орденом Освобождения. «Нормандия» стала первой воинской частью, получившей эту награду. В декрете говорилось:

«Авиагруппа, задействованная с 1943 г. на восточном фронте под командованием майора Тюляна, погибшего 17 июля 1943 г., а затем под командованием майора Пуяда, с 1 апреля по 4 сентября 1943 г. записала в свой актив 50 подтвержденных сбитых самолетов противника, 4 возможных, 14 поврежденных. И потеряла 17 пилотов…»

Таков был результат первых месяцев в России.

* * *

Для вручения наград в «Нормандию» прибыл полковник Лионель Мармье, бывший первый командир авиационных частей де Голля. Он прибыл в СССР для переговоров об открытии линии воздушного сообщения Москва — Алжир на собственном самолете, чтобы лично пройти трассу[80]. С ним прибыли два новых переводчика Игорь Эйхенбаум и Павел Пистрак[81]. А еще он привез шестьсот килограммов посылок, собранных Мод Периго в Каире и Барбарой Адле в Тегеране. Это разнообразило рацион пилотов, которые в июле 1943 г. даже обратились в Алжир с просьбой о выплате дополнительного денежного довольствия, а затем, когда выяснилось, что это невозможно, так как «Нормандия», в соответствии с соглашением, оплачивается Советским Союзом, попросили прекратить перевод части зарплаты в Лондон, откуда она должна была пересылаться их семьям. Отправка денег семьям, до освобождения Франции, стала проблематичной. Пилоты писали, что в результате сложностей с привыканием к русской кухне и недостатком питания вынуждены покупать продукты на рынке, что стоит очень дорого, и они не имеют для этого достаточно средств[82].

Генерал Буска разрешил французской военной миссии не отправлять деньги в Лондон, а выдавать их пилотам.

Любопытно, что в то же самое время пилоты, узнав, что их советские механики отказались получать премиальные за сбитые самолеты и перечислили их в Фонд Обороны, совершили аналогичный жест. «Мы не наемники, а добровольцы. Мы приехали сражаться за Родину, а не зарабатывать деньги»[83]. Французские пилоты передали в Фонд Обороны 82 тысячи рублей. Летчики последующего пополнения уже не отличались подобными действиями.

Со стороны де Голля и советского командования вопрос о дальнейшем использовании полка в СССР решился положительно, хотя Пьер Пуяд был вынужден лично, вместе с полковником Мармье, отправиться в Алжир для решения вопросов существования части и пополнения ее личным составом. Он встречался с генералом Буска, с которым был близко знаком по службе и у которого он даже жил во время этой поездки. И с генералом Жиро. В результате блестящего доклада о состоянии дел в «Нормандии», о ее подвигах генерал Жиро наградил майора Пуяда Военным крестом с пальмовой ветвью и привел его в пример всей французской авиации. Авиаполку «Нормандия» за боевые успехи был разрешен к ношению аксельбант цвета ленты ордена Военного креста — сплетенный из желтой и зеленой нити[84].


Примечания:



7

В том числе город Ницца.



8

FREMY D. et M. «QUID.», Paris; Robert Laffont, 2001.



77

Никольский A.B. (под ред.) Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М., Политиздат, 1983.



78

Service Historique de l'Armee de l'Air. Папка 4D7, документ б/н.



79

Service Historique de l'Armee de l'Air. Папка 4D7, документ C19.



80

Французы хотели объединить две линии Алжир — Дамаск и Тегеран — Москва, но не имели достаточного количества самолетов. СССР соглашался предоставить самолеты и даже пошел на признание независимости Египта, над территорией которого проходила трасса, но линия не была открыта по вине французской стороны, не сумевшей проработать все технические вопросы.



81

Биографии в главе «Русские в Нормандии-Неман».



82

Service Historique de l'Armee de l'Air. Папка 4D10, документ б/н.



83

Poype de la R. «L'epopee du Normandie-Niemen», Paris, Perrin, 2007.



84

Service Historique de l'Armee de l'Air. Папка 4D7, документ б/н.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх