Возвращение во Францию

1 июня 1945 г. прозвучал последний звонок — по настоянию де Голля всех пилотов «Нормандии-Неман» было решено отпустить во Францию. Де Голль настаивал, что во Франции ему нужна боеспособная часть. Учитывая его натянутые в то время отношения с союзниками, агрессивные аппетиты на Саар и Рейнланд, ему действительно нужна была армия. А учитывая взаимоотношения между союзниками и то, что во Франции стояла американская армия, и СССР не мешала лояльная французская часть.

По возвращении во Францию полк предполагалось укомплектовать французскими самолетами или самолетами союзников.

Пилоты отправились в Москву. Отправка была запланирована на 11 июня из Москвы через Тегеран — Каир — Тунис — Алжир — Марсель в Париж. Пилоты дивизии «Франция», находившиеся в Туле, должны были быть отправлены по маршруту Бухарест — Вена — Париж.

По просьбе французской военной миссии еще два летчика Жак Андре и Марсель Лефевр посмертно были награждены званием Героя Советского Союза. Представление на звание Героя для Роже Соважа не было утверждено под предлогом, что он лично, а не в группе сбил только 9 самолетов, при необходимом минимуме в 10. Роже Соваж и Пьер Матрас были награждены орденом Александра Невского.

Также орденом Боевого Красного Знамени был награжден генерал Эрнест Пети, глава французской военной миссии в СССР в течение войны.

Указом от 4 июня 1945 г. полк «Нормандия-Неман» был награжден орденом Александра Невского. Все пилоты были награждены медалью «За победу над Германией» и те, кто принимал участие в последних боях, медалью «За взятие Кенигсберга».

По неизвестной причине не была удовлетворена просьба французской военной миссии о награждении орденом Александра Невского командира полка «Нормандии-Неман» подполковника Дельфино и командира дивизии «Франция» подполковника Пуяда. Оба они получили орден Александра Невского только в 1965 году в честь 20-летия Победы.

5 июня пилотам объявили о решении Верховного Главнокомандующего Красной Армии об отправке полка «Нормандия-Неман» во Францию на своих боевых самолетах Як-3. Самолеты передавались советской стороной в качестве подарка.

«Президенту Временного Правительства Франции

Ваше послание от 2 июня получил… Французский авиационный полк „Нормандия-Неман“ находится в Москве и готов к отъезду во Францию… Я считаю естественным сохранить за полком его материальную часть, которой он пользовался на Восточном фронте мужественно и с полным успехом. Пусть это будет скромным даром Советского Союза авиации Франции и символом дружбы наших народов.

Прошу принять мою благодарность за хорошую боевую работу полка на фронте борьбы с немецкими войсками.

(Иосиф Сталин. 5 июня 1945 г.»[121])

Кроме того, Сталин сделал еще один жест — долг Франции СССР, которым по просьбе французской стороны было принято денежное довольствие, выплачиваемое пилотам во время войны, был аннулирован. И сверх того, всем пилотам и семьям погибших летчиков было выплачено денежное вознаграждение, равное 100 % их денежного довольствия за время службы в СССР. Общая сумма выплат составила 236 тысяч долларов. На содержание полка во время войны было потрачено около 4 миллионов рублей[122].

Сын Жана Тюляна Франсуа рассказывал, что их семья получила от имени Советского Союза вознаграждение за службу Жана Тюляна в виде золотых монет, которые помогли семье в первое время после войны, а также помогли ему и его сестре закончить школу. Бесплатно в то время в школе учили только в СССР.

Добавлю также, что это не помешало пилотам востребовать причитающееся еще и с Франции за годы службы во французском подразделении с 1942 по 1945 год.

11 июня при содействии советских властей и нового французского посла генерала Катру Александр Лоран сочетался законным браком с гражданкой СССР Маргаритой Лаува, создав единственную франко-советскую пару в «Нормандии-Неман». В тот же день пилоты вылетели на аэродром Эльбинг для отправки во Францию.

15 июня 1945 г. «Нормандия-Неман» на 42 самолетах Як-3, 40 боевых и двух командных, покинула СССР, завершив героическую эпопею Второй мировой войны. Самолеты были специально подготовлены к вылету, носы раскрашены в цвета французского флага, а на борту всех машин была нанесена белая стрела.

Из воспоминания Героя Советского Союза Ролана де ля Пуапа:

«…15 июня, Эльбинг. В этот раз всё: прозвучал звонок к отправлению. Час прощания боевых товарищей. Русские нас обнимают, дарят подарки. В 13 часов генерал Захаров приспустил красный флаг — взлетает первая эскадрилья, ведомая Марселем Альбером, первым асом „Нормандии-Неман“ с 23 белыми крестами на фюзеляже. Затем вторая, ведомая Риссо… Я поднимаю третью… Следом взлетают две „Дакоты“ с русскими механиками. Несколько минут затем, не скрывая эмоций, генерал Захаров дает старт самолету Дельфино. Командир 303-й дивизии с трудом сдерживает слезы, когда взлетает последний Як его друга Пуяда.

40 Яков уже скрылись из виду, а начальник радиостанции Луничкин продолжает получать последние прощания на частоте „раяк“, закрепленной за Frantzousy из „Нормандии-Неман“.

Через 45 минут мы приземляемся в Познани… обедаем… и летим дальше. Через час мы в Праге, где впервые увидели развевающийся французский флаг рядом с советским. В Праге к нам прибыл советский офицер из посольства и вручил каждому из нас по 500 долларов от имени своего правительства.

Прибытие в Штутгарт было грандиозным. „Главный Визирь“ генерал Де Латтр де Тасиньи нас встречал как глав государств, окруженный „табором“ своих марокканцев. В Штутгарте в то время базировалась 1-я группа „Эльзас“, и мы впервые увидели иных французских пилотов, кроме „Нормандии“, которые с интересом разглядывали нас и нашу технику, раскрашенную по-иностранному. Яки казались маленькими и грубыми рядом с их металлическими Спитфайрами. Я их быстро остудил: „Парни, хихикать будете после того, как увидите, что он может“.

Марши поднялся в воздух и показал такую акробатику, что наши коллеги, привыкшие к Спитфайрам, разинули рты и вспоминали это очень долго.

20 июня перелет в Сан Дизье, где нас встречали высокие персоны. После обеда с ними — последний перелет. В Сан Дизье мы потеряли три самолета. Двое так торопились домой, что столкнулись на полосе, а у третьего случились неполадки. И вот в 17.30 37 оставшихся приближаются к Ле Бурже.

Мы проходим Mo, и через несколько минут я замечаю Нотр-Дам, Сену и Эйфелеву башню. В радио мы слышим парижский говорок моего приятеля Альбера: „Да, други, как все-таки приятно снова увидеть эту груду металлолома!“»[123]

В Штутгарте на самолетах были закрашены красные звезды на хвостах и нарисован знак «Сражающейся Франции» Шарля де Голля — лотарингский крест. В Париже полк встречали командующий ВВС генерал армии Буска, министр аэронавтики и вооружения коммунист Шарль Тиллон, посол СССР во Франции Александр Богомолов и многие другие.

Несмотря на домыслы последних лет, никакой хитрости или пропаганды в жесте Сталина, подарившего самолеты Франции, не было. Полк не предусматривалось расформировывать. Во Франции в то время было совсем мало боеспособных авиационных частей, тем более министром аэронавтики был коммунист.

Если же нужен был пропагандистский жест, то отправить на своих самолетах всю авиадивизию «Франция» тоже не составило бы большого труда.

Это был действительно жест уважения к французским пилотам, не побоявшимся прибыть в Россию и честно сражавшихся здесь за свою родину.

Александр Богомолов писал перед встречей в Ле Бурже: «…де Голль одновременно послал в Лондон и Москву письма с просьбой вернуть во Францию полк бомбардировщиков „Лотарингия“ из Англии и „Нормандию“ из СССР. В письме, адресованном английскому командованию, де Голль просил продать бомбардировщики, на которых французские летчики летали… в течение почти 5 лет. Английское военное министерство согласилось продать самолеты, но запросило очень высокую цену.

Ответ англичан пришел незадолго до послания Сталина, и контраст этих двух ответов взбудоражил все воздушное министерство. В министерстве хотят организовать торжественную встречу „Нормандии“ на аэродроме Бурже»[124].

* * *

К сожалению, «Нормандия-Неман» вылетела из СССР за 9 дней до Парада Победы на Красной площади в Москве.

В то время, когда летчики гостили 3 дня в Штутгарте, в Париже прошел свой Парад Победы, который был проведен 18 июня, в день 5-летия знаменитого теперь воззвания де Голля к Сопротивлению. По Елисейским Полям прошли в пешем строю по девять пилотов от каждого прославленного соединения французской авиации времен Второй мировой войны: «Эльзас», «Лотарингия», «Иль-де-Франс», «Бретонь» и «Нормандия-Неман».

Над Парижем в форме лотарингского креста пролетела бомбардировочная группа «Лотарингия», за десять дней до этого выведенная из Голландии, под руководством бывшего командира «Нормандии» Жозефа Пуликена.


Улица и мемориальный знак «Нормандии-Неман» в г. Дюньи, на территории которого находится аэропорт Ле Бурже. (Фото автора)


Население ДЮНЬИ

Героическим Авиаторам

группы истребителей

«НОРМАНДИЯ-НЕМАН»

за их Подвиги

против нацистского ига.

Прибытие эскадрильи

«НОРМАНДИЯ»

В СОВЕТСКИЙ СОЮЗ В ИВАНОВО

28 ноября 1942 г.

Возвращение полка

«НОРМАНДИЯ-НЕМАН»

ВО ФРАНЦИЮ В ДЮНЬИ

20 июня 1945 г.


Примечания:



1

Lacroix Riz A. «Faces cachees de la seconde guerre mondiale»., Paris, «Le Monde diplomatique», mai 2005.



12

В 1945 г. первый послевоенный посол Франции в СССР. Занимался выводом французских частей из СССР



121

Никольский A.B. (под ред.) Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М., Политиздат, 1983.



122

Маков М.А. Формирование и боевая деятельность истребительного авиационного полка «Нормандия-Неман». Военно-исторический журнал № 5, 2008.



123

Роуре de la R. «L'epopee du Normandie-Niemen», Paris, Perrin, 2007.



124

Никольский A.B. (под ред.) Советско-французские отношения во время Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. М., Политиздат, 1983.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх