Русские в «Нормандии-Неман»

Совершенно не открытая страница, которая только благодаря нашим скромным усилиям в последнее время получила некоторую огласку. Между тем в «Нормандии-Неман» было немало детей русских эмигрантов, с честью сражавшихся за свою Родину.

Прежде всего это, конечно, капитан Мирлес.

Альберт Львович Мирлес

Родился 26 февраля 1914 г. в пригороде Парижа Сюрен. Его родители бежали во Францию из России в 1908 г. после революции 1905 г., в которой принимали активное участие. Во Франции его отец стал одним из ведущих инженеров «Рено», а мать пианисткой. В эмиграции родители принимали участие в революционном движении в России, встречались с Троцким и Лениным.


Альберт Львович Мирлес


В школе Альберт учился в одном классе с дочерью Ильи Эренбурга Ириной, через которую позднее в Москве он привлек знаменитого писателя к участию в судьбе «Нормандии-Неман».

Закончил летную школу в 1932 г., затем поступил в Сорбонну.

Кроме русского, в совершенстве владел немецким. В 30-х годах активно участвовал в различных обществах франко-немецкой дружбы. Ездил в Германию в 1934 г. В Карлсруэ жил у президента общества Германия — Франция Отто Абеца, будущего посла рейха во Франции во время войны. После прихода к власти Гитлера и развития политики антисемитизма в Германии становится убежденным антифашистом.

В 1936 г. в качестве научного сотрудника был откомандирован в распоряжение ВВС. Занимался ракетами и проблемами обледенения самолетов.

В 1940 г. в звании старшего лейтенанта пытался вступить в армию и получил отказ по здоровью. После капитуляции уехал в Бордо, откуда на польском судне «Собеский» вместе с будущими пилотами «Нормандии-Неман» Жаном де Панжем и Михаилом Шиком выехал в Лондон, где примкнул к де Голлю, сменив фамилию на Мирле.

В 1940 г. участвовал в неудачной экспедиции в Дакар, был ранен, избежал плена, оказался в Камеруне, где познакомился с Леклерком. Подхватил тропическую лихорадку и был вывезен для лечения в Лондон. Затем переведен в Британское министерство авиастроения, где занимался инженерными разработками. В частности, работал над проблемой обледенения крыльев самолетов в полете и разработал принцип срезания немецких аэростатов от тросов крепления, что позволяло самолетам преодолевать воздушные заграждения. Его первые аппараты были установлены на самолетах короля и премьер-министра Англии. А затем ими были оборудованы все бомбардировщики англо-американских союзников.

В начале 1942 г., как в совершенстве владеющий русским языком, произведен в капитаны и назначен начальником 2-го отдела ВВС (разведка), получив задачу — формирование французской авиачасти в составе Красной Армии в СССР. Вступил в контакт с советскими дипломатами и военным атташе в Лондоне. Целиком разработал проект, рекомендации и документацию по формированию авиагруппы.

В августе 1942 г. направляется в СССР в качестве заместителя генерала Пети по формированию эскадрильи. Первоначально отправился в Мурманск с английским караваном PQ-17, который был рассеян немецким флотом, сам Мирлес, к счастью, оказался в Исландии. Второй раз он отбыл через Ливан — Иран, в Ливане лично переговорил с каждым из пилотов, вступившим в «Нормандию». В Москве среди прочего встречался с Молотовым, Берией и Морисом Торезом, попутно работал над выявлением агентов НКВД в составе французской военной миссии.

Участвовал в выборе места базирования французской эскадрильи и лично встречал пилотов, прибывших в СССР в декабре 1942 г. Именно он отказался от того, чтобы эскадрилья воевала на иностранных самолетах и потребовал для ее вооружения лучший советский истребитель. И отстоял это решение даже тогда, когда дело дошло до того, что его вызвали в американское посольство и потребовали объяснений. Кроме того, пытался неофициально продвигать свои работы по антиобледенению самолетов.

В начале 1943 г. был отозван в Лондон, как выполнивший задачу по созданию французской части на советском фронте. Но по просьбе советского командования вернулся в апреле 1943 г. в ранге личного представителя де Голля при командовании ВВС Красной Армии. Находился в эскадрилье при ее первых боевых вылетах.

Неурегулированность вопросов субординации между военной и гражданской французскими миссиями породили неудовольствие дипломатического представителя де Голля в СССР Роже Гарро. В июле 1943 г. Роже Гарро обвинил Мирлеса в нелояльности и шпионаже в пользу СССР по причине его присутствия на принятии присяги Войском Польским в СССР, тем самым официализировав французское присутствие с коммунистической стороны Польши. При личной встрече Гарро публично оскорбляет Мирлеса, в результате чего тот подает заявление де Голлю о невозможности работать вместе с ним.

Любопытно, что для улаживания конфликта де Голль предпочел заменить посла. Однако замена Гарро на Гастона Палевского не состоялась, поскольку СССР отказался признать нового посла в случае замены Гарро. И одновременно выставил счет за аренду дипломатических зданий, не оплаченный с 1940 г. Кроме того, СССР соглашался только на Гарро в лице дипломатического представителя Французского Комитета, что было крайне важно для укрепления власти де Голля.

Осенью 1943 г. капитан Мирлес уезжает в Алжир, где первоначально занимается вопросами пополнения «Нормандии», а затем возвращается в Лондон в качестве начальника второго отдела ВВС.

Среди других вопросов, решавшихся при его участии в СССР, было формирование французской авиадивизии и наземной бригады из французских военнопленных Вермахта, для чего он встречался с Берией. Фактически ни тот ни другой вопрос в его отсутствие не были доведены до конца.

В августе 1944 г. был направлен генералом де Голлем для занятия Штаба ВВС в Париже.

В первой половине 1945 г. переведен в отдел научной разведки. Во главе спецгруппы был переброшен в Германию, где организовал захват Вилли Мессершмитта и важной технологической документации из его конторы.

Войну закончил членом подкомитета ООН по атомной бомбе.

После войны вновь меняет фамилию с уже всем ставшей известной Мирле на настоящую — Мирлес в память об отце, расстрелянном в 1942 г. в Париже на Мон-Валериен.

В 50-х годах, совместно с бывшими одесситами Жаком Бержье (во время войны организовал группу из русских эмигрантов, занимавшихся сбором информации по ФАУ в Па-де-Кале, после войны капитан службы промышленного шпионажа и один из соавторов фильмов про Джеймса Бонда) и Владимиром Гавронским создал компанию Recherches et Industrie, в которой занимались изучением и применением секретных немецких разработок, захваченных в начале 1945 г. у Германии. А также разработкой оружия с использованием немецких наработок по тяжелой воде.

В начале 60-х пять лет был экспертом ООН по научно-техническому взаимодействию. Затем работал в Индии.

В 1993 г. участвовал в празднованиях 50-летия «Нормандии-Неман» во Франции и в РФ.

Скончался 12 апреля 1999 г. в Женеве, где провел последние годы жизни. Похоронен в Париже.

Михаил Романович Шик

Родился 24 мая 1918 года в Москве.

Его родители уехали во Францию еще до Гражданской войны. В июне 1940 г. готовился поступать в Высшую Школу Политических Наук в Париже. Бежал в Англию на польском пароходе, на котором познакомился с курсантом летной школы Жаном де Панжем, впоследствии тоже пилотом «Нормандии».

Поступил в авиацию «Свободной Франции» под именем Мишель Германт. Участвовал в операциях в Дакаре, Камеруне. В Ливии занимался воздушной разведкой. Из Ливии был направлен в школу пилотов в Великобритании. Не успел проучиться и полгода, как был отправлен переводчиком «Нормандии», но упросил капитана Мирлеса записать его как пилота связи. Произведен в аспиранты. Осуществлял связь между советским командованием и «Нормандией», вел радиопереговоры во время боевых вылетов. Выполнял полеты на самолете У-2. В самом конце войны сумел выполнить норматив и получил разрешение летать на самолетах Як. Успел совершить несколько боевых вылетов ведомым у Жана Ле Мартело в 3-й эскадрилье. В декабре 1944 г. произведен в лейтенанты. Во время визита де Голля в Москву сопровождал маршала Жуана в качестве переводчика. Награжден орденами Почетного Легиона, Военным крестом, орденом Красной Звезды.

1945–46 гг. преподавал в летной школе для французских пилотов в США.

1946 г. заместитель директора Управления по экспорту авиационной техники в США и Северную Америку.

1951 г. генеральный директор дома моделей «Жак Фат».

1962 г. член правления текстильного комбината в Рубэ, затем президент рекламной компании Мик-Макс.

Скончался в 1995 г. Похоронен в пригороде Парижа. На могиле написано: «Пилот „Свободной Франции“» и перечислены его боевые награды.

Прототип переводчика Гастона из фильма «Нормандия-Неман», с той только разницей, что коренной москвич Михаил Шик говорил по-русски без акцента.

Александр Георгиевич Стахович

Второй переводчик «Нормандии-Неман», родился в 1914 году в Санкт-Петербурге в знатной дворянской семье Елецкого предводителя дворянства, покинувшей Россию после Февральской революции 1917 года и получившей французское гражданство.


А. Г. Стахович


Получил образование в Париже. Затем переехал в Аргентину, где женился на Марине Глебовне Струве, внучке философа Петра Струве, автора «Манифеста РСДРП», начальника управления иностранных дел в правительстве Врангеля.

Его дядя был среди основателей русского храма Христа Спасителя в парижском пригороде Аньере, названный так в честь храма Христа Спасителя, снесенного большевиками в Москве.

В 1941 г. приехал в Лондон, где проживал у своего тестя Глеба Струве. Как французский гражданин вступил в «Свободную Францию» генерала де Голля. Случайно познакомился с Жаном де Панжем, которого в отсутствие Мирлеса уговорил включить его в списки «Нормандии», несмотря на то что к авиации никакого отношения не имел. Был зачислен радистом. В СССР давал пилотам уроки русского языка. По воспоминаниям ветеранов, пилоты первых групп могли объясняться по-русски.

Занимался переводом технической литературы, осуществлял связь с советским командованием, дежурил на рации и выезжал на фронт за подтверждениями сбитых самолетов. Был основным переводчиком между французскими и советскими механиками. Другой переводчик, Анатолий Коро, вспоминал, как однажды они летели в самолете в районе Ельца, и Александр Стахович сказал:

«Знаешь, эта земля там, внизу, принадлежала нашей семье.

Затем, помолчав, добавил:

— Теперь это неважно. Все-таки это моя страна, и я счастлив, что она выигрывает войну»[126].

Покинул СССР вместе с механиками в октябре 1943 г.

После войны был депутатом Европарламента. Погиб в 1972 г. в авиакатастрофе в Аргентине. В его честь был назван один из залов Европейской комиссии в Брюсселе. После перестройки здания в 1991–2004 гг. этаж, где находился зал, был перепланирован, и зал имени Александра Стаховича исчез.

Георгий Лебединский

Бессменный доктор полка и третий переводчик. Летчики называли его на французском военном жаргоне «тубиб», что на арабском языке означает «колдун». Родился в 1912 г. в Киеве в семье инженера. В 1920 г. семья покинула Россию. После попытки обосноваться в Германии его отец нашел работу в Париже.

Во Франции Георгий закончил медицинский институт. Отец уехал работать в нефтяную компанию в Мексике, а его мать переехала в Ниццу, где жила в одном доме с матерью Романа Гари. В 1940 г. был призван в армию и направлен в Тунис. После капитуляции Франции демобилизовался и вернулся к матери. Как еврей попал под запрет на профессию врача. Мать Романа Гари познакомила его с группой поляков, с которыми вместе они решили нанять судно и бежать в Лондон. Попытка была пресечена французской полицией. При помощи одного из своих друзей, чей отец был депутатом в правительстве Виши, получил легальное разрешение на выезд за границу под предлогом поездки к отцу в Мексику. Добрался до Кубы и оттуда через Нью-Йорк уехал в Лондон, где записался в армию де Голля военным врачом. Работал в госпитале в Кемберли. Узнав о формировании «Нормандии» от Жана де Панжа, сумел убедить своего начальника и Альбера Мирлеса, что без доктора, к тому же русскоязычного, им никуда, и был включен в состав группы.


Георгий Лебединский


Первым начал работать, проведя вакцинацию отправляющихся еще в Англии. В СССР от безделья следил за качеством питания, поскольку, по его воспоминаниям, американские консервы, знаменитый «Второй Фронт», которым их кормили в Иваново, бывали протухшими. Благодаря своевременно принятым им мерам по прививкам группа избежала тифа в начале 1943 г.

Во время боев помогал Шику и Стаховичу на радиостанции и в поездках на фронт за подтверждениями на сбитые самолеты, за которыми часто приходилось летать без парашюта в грузовом отсеке истребителя. Дежурил на передовой линии на посту ближнего обнаружения, откуда при необходимости звонил в «Нормандию» и поднимал в воздух истребители. Помогал механикам и офицерам с переводами. По его собственным словам, так много помогал механикам, что сам стал разбираться в авиационных моторах.

Как врачу ему пришлось поработать не много. В основном оказание первой помощи и отправка раненых в госпиталь. Оказывал первую помощь Пьеру Жанелю, повредившему позвоночник, Жану Монсо, подорвавшемуся на минном поле и Марселю Лефевру, обгоревшему при посадке.

Покинул подразделение вместе с механиками осенью 1943 года, но затем по настойчивым просьбам генералов Захарова и Пети вновь вернулся в «Нормандию». У новых групп пилотов приходилось больше оказывать внимания психологическому состоянию. Так, капитан Бегин был при его содействии отправлен в Лондон из-за нервного срыва.

После войны продолжал службу в «Нормандии-Неман» до 1946 г. Затем работал хирургом в Париже. Награжден орденом Почетного Легиона, Военным крестом, Военной медалью, а также орденом Боевого Красного Знамени, орденом Отечественной войны, медалями «За победу над Германией» и «За взятие Кенигсберга». Был одним из активистов ассоциации ветеранов «Нормандии-Неман». Скончался и похоронен в Нюйи-сюр-Сен.

Андрей Борисович Познанский

Родился 30 июня 1921 г. в Австрии в семье эмигрантов из России. Позднее родители переехали во Францию, где он закончил летное училище. В 1940 г. в звании младшего лейтенанта принимал участие в боях во Франции. 7 июля с группой французских пилотов вместе с эвакуировавшимися польскими частями покинул Францию в Порт-Вендре. Ныне там установлен памятник этой эвакуации, на котором нанесено имя Андрея Познанского.

В Лондоне вступил в «Свободную Францию» и был зачислен в 32-й эскадрон RAF. В январе 1942 г. переведен на Ближний Восток в авиагруппу № 1 «Эльзас». Участвовал в боях в Египте.

Когда в Раяке было объявлено о наборе группы пилотов в СССР, в связи с тем, что англичане отпустили не всех добровольцев, записался среди первых. Произведен в лейтенанты. Андрей Познанский был среди трех первых погибших пилотов «Нормандии» 13 апреля 1943 г.

Анатолий Коро

Переводчик второй группы пилотов.

Родился в 1908 г. в Иркутске в семье обрусевших французов.

После Гражданской войны его родители выехали к родственникам во Францию. В 1932 г. защитил диссертацию в Льежском университете. Доктор экономических наук. До войны работал в банках в Индокитае. В 1942 г. оставил высокооплачиваемую работу и уехал в Лондон, где поступил в «Сражающуюся Францию». Попал к Пуяду, формировавшему вторую эскадрилью для «Нормандии», и поступил к нему переводчиком. С ним же поехал в декабре 1943 г. в Алжир за пополнением и был зачислен в штат командования французскими ВВС в СССР полковника Корнильона-Молинье.

После войны был директором представительства London Films на Ближнем Востоке.

Оставил небольшие воспоминания о службе в «Нормандии», полные ностальгии о потерянной родине.

Игорь Всеволодович Эйхенбаум

Родился в Женеве 2 сентября 1910 г. Его родители — видные члены партии эсеров, участвовали в революции 1905 г. и были приговорены к пожизненной ссылке в Сибирь. Отец Игоря знаменитый революционер Всеволод Эйхенбаум, известный по псевдониму Волин, бежал из ссылки в 1907 г. и обосновался в Париже. Его мать Татьяна Салопова эмигрировала в начале 1908 г. Революционная активность заставляла родителей много ездить между Францией и Швейцарией.

После смерти матери Игорь жил некоторое время в Ницце. Его отец женится вторично. После Февральской революции Всеволод Волин возвращается в Россию, где принимает участие в движении анархистов и тесно сотрудничает с Нестором Махно. Его семья последовала за ним, и в день своего семилетия, 2 сентября 1917 года, Игорь впервые оказался в России, не зная ни слова по-русски. Они приехали к отцу после Октябрьской революции, когда Всеволод Волин участвовал в «защите Октябрьской революции от наступающих немцев». По воспоминаниям Игоря, первая фраза, которую он научился говорить по-русски, была «Вся власть Советам!».


И. В. Эйхенбаум


В начале 1918 г. его отправили в Елец в семью друзей отца, где он прожил четыре года, ничего не зная о своей семье. В январе 1922 г. вместе с отцом, братом и сводной сестрой уехал в Германию. Где его с братом оставили у товарищей отца, у которых он прожил в Берлине три года и еще два в небольшом городке Соммерда в Тюрингии. В это время он забыл все остальные языки, кроме немецкого. Ходил в школу возле аэродрома и после уроков смотрел на взлетающие самолеты. Плохо ладил с людьми, у которых жил, и в 1926 году отец забрал его с братом в Париж, где ему пришлось заново осваивать французский. Отец, в соответствии с политическими взглядами, заставил братьев окончить ремесленное училище в Монтруже для получения пролетарской профессии. После окончания училища Игорь работал механиком на заводе Рено.

Год занимался парашютным спортом. Из-за слабого зрения не был принят в аэроклуб. В 1931 г. призван в армию авиационным механиком. Служил в Ливане, затем был переведен на Мадагаскар, где был арестован за проголлистскую агитацию и, чтобы избежать тюрьмы, в декабре 1941 года отправился добровольцем в Джибути, где вишистский гарнизон был блокирован английскими войсками. Прибыл на крейсере «Бугенвилль», который пытался переагитировать перейти к де Голлю. Моряки категорически отказались служить Лондону. В мае 1942 г. англичане блокировали крейсер и предложили сдаться. Французы отказались, и союзники потопили крейсер. В декабре с одним из своих товарищей перелетел на территорию, контролируемую «Свободной Францией», где попал к Роберу Мюллеру, позднее командиру русского отряда французского Сопротивления, а после войны — заместителю Генерального секретаря ООН. За побег заочно приговорен к смертной казни. Был включен в десантный отряд, действовавший в Абиссинии, когда пришла заявка на набор авиамехаников для «Нормандии».

В июне 1943 г. прибыл в Лондон для формирования группы механиков для второй эскадрильи. Группа прибыла в Тегеран, где была распущена, поскольку к этому времени в СССР французских механиков заменили на советских. Ехать переводчиком он отказался, но его не без труда уговорил лично Мирлес. Вместе с Павлом Пистраком 18 сентября 1943 г. он прибыл в СССР, где оставался до конца войны. Провел месяц в Москве, где встречался со своим дядей Борисом Эйхенбаумом, видным советским литературоведом. В октябре произведен в младшие лейтенанты. Прошел всю трудную работу фронтового переводчика. В январе был радионаводчиком на передовой во время прорыва 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса под командованием генерала A.C. Бурдейного в Восточной Пруссии.

После войны с полком «Нормандия-Неман» вернулся во Францию. С 1945 г. сразу после вывода полка во Францию и до конца своих дней был секретарем ассоциации ветеранов «Нормандии-Неман», где в основном занимался перепиской с советскими организациями, переводами писем и прочей канцелярией. Был инициатором создания музея полка. Собрал фотоархив «Нормандии-Неман», фотографии из которого представлены в этой книге. Участвовал в работе обществ франко-советской дружбы. Дважды сопровождал Гагарина в поездках по Франции. Неоднократно посещал Советский Союз. Племянница Игоря Эйхенбаума Елизавета была замужем за Олегом Далем.

В отставку вышел в звании майора. Был награжден офицерским крестом Почетного Легиона, Военным крестом с пальмой и серебряной звездой, орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны и медалями. Скончался в 1987 г.

Ростислав Львович Углов

Родился 4 октября 1919 г. в Троицком. Его отец военный следователь деникинской армии в 1920 г. с семьей эвакуировался из Крыма в Турцию. В Турции семья прожила 9 лет в надежде, что советская власть падет и им удастся вернуться в Россию.

В 1929 г. семья переехала к родственникам во Францию. В 1933 г. отец Ростислава получил французское гражданство, что дало возможность двум сыновьям и дочери учиться. Бывший старший следователь по особо важным делам Лев Углов трудился рабочим на химическом заводе Пешине в Сант-Обане на юге Франции.


Ростислав Львович Углов


Ростислав с 1937 года занимался в аэроклубе и после призыва в армию в 1939 г. попал в авиацию. При поступлении в армию из-за того, что французам было сложно произносить его имя Ростислав, записался под именем отца — Леон. Закончил летное училище в Истре. После начала войны училище было переведено в Оран в Алжире. После высадки союзников в Африке служил в Марокко в эскадрилье «Лафайет» под началом Константина Розанова.

В мае 1944 г. под именем Леон Углов перевелся в авиацию «Сражающейся Франции» и записался добровольцем в «Нормандию». Несмотря на два отказа командования, добился перевода. В октябре 1944 г. произведен в аспиранты и прибыл в СССР. Летал в эскадрилье «Руан» под началом Марселя Альбера, ведомым у Роже Соважа. Первую победу одержал 16 января 1945 г., сбив сразу два самолета противника, один лично и один в группе. Всего в СССР сбил 1 лично, 1 неподтвержденный и 4 самолета в группе. В мае 1945 г. произведен в младшие лейтенанты. Возвращался в составе «Нормандии-Неман» в Ле Бурже. Награжден орденом Почетного Легиона, Военным крестом и орденом Отечественной войны, медалями «За победу над Германией» и «За взятие Кенигсберга».

С ноября 1945 по сентябрь 1946 г. служил пилотом-инструктором в Туре. 25 сентября 1946 г. произведен в лейтенанты и вернулся в «Нормандию-Неман», переведенную в Марокко.

27 июля во время патрулирования в районе города Темара на малой высоте зацепился за телефонную линию и разбился. Похоронен в Аньере.

Одна из улиц в Сан-Обане носит его имя. На аэродроме аэроклуба Сан-Обана установлена мемориальная доска 3 его честь.

Константин Львович Фельдзер

Родился 12 октября 1909 года в Киеве.

В 1918 г. семья через Одессу выехала в Париж, где жила сестра его отца. Учился в одной школе с Альбертом Мирлесом и в одном классе с Анри Труайа. Его отец Лев Фельдшер в Париже занимался различными видами коммерческой деятельности между Францией и РСФСР. В частности, он открыл филиал киностудии Патэ — «Патэ-Норд» в Москве и вместе с Игорем Сикорским занимался открытием авиалинии Москва — Париж. Скончался в 1929 году, не успев определиться с вопросом — жить во Франции или вернуться в Россию.

Старший брат Вадим уехал в Тулузу, где поступил в политехнический институт, а два младших брата Константин и Алексей стали военными летчиками.

Алексей разбился во время тренировок в 1938 г. Константин в 1939 году был переведен в эскадрилью 3/10 на севере Франции. Перед отправлением венчался в храме Александра Невского в Париже с Бланш Бертье, с которой затем прожил всю жизнь.

С первых дней участвовал в кампании 1940 г. Сбил один немецкий самолет. 14 мая 1940 г. сам сбит и объявлен погибшим. Выйдя из окружения, добрался до своей части, которая была переведена в Клермон-Ферран. Узнав о капитуляции Франции, самостоятельно с несколькими польскими и французскими пилотами выезжает в Алжир. После роспуска части и демобилизации пытается добраться на яхте до Гибралтара. Из-за шторма был выброшен на испанский берег, арестован и выслан во Францию. В военном трибунале попадает на знакомого военного юриста, который помогает смягчить приговор и возвращает его в распоряжение командования ВВС в Алжир.

За вторую попытку побега в Гибралтар вновь арестовывается и содержится сначала в Алжире под домашним арестом, а затем военным трибуналом в Тунисе осужден на год тюрьмы за оставление части во время войны. По его воспоминаниям никогда не был религиозным. За всю жизнь трижды посещал церковь, когда крестился, когда отпевали его младшего брата Алексея и когда сам венчался. В Тунисе перед судом он стал регулярно посещать русскую церковь в Бизерте.

В тюрьме получил личное приглашение от Пьера Костантини вступить в антибольшевистский легион в обмен на свободу. Пьер Костантини, один из организаторов легиона французских добровольцев, воевавшего против СССР в составе Вермахта, в то время пытался создать летную часть в составе подразделения.

Отсидев, был восстановлен в армии и служил в Тунисе. В ноябре 1942 г. был дежурным по аэродрому. Во время попытки высадки американцев помог им использовать свой аэродром, за что вновь был арестован после того, как французы отбили американскую атаку. После перехода Туниса к союзникам освобожден и вернулся в авиацию.

Участвовал в боях в Тунисе и Сицилии. Сбил второй самолет. С марта 1943 г. пытался попасть добровольцем в «Нормандию». После отказа переведен инструктором в Марокко. Узнав о саботаже командования набора пилотов в «Нормандию», сам в Алжире начал заниматься формированием группы пополнения, с которой прибыл в СССР Э декабре 1944 г.

Участвовал в боевых действиях в Восточной Пруссии. 1 августа 1944 г. сбит над Кенигсбергом, выпрыгнул из горящего самолете и получил тяжелые ранения с временной потерей зрения. Был объявлен погибшим, и его жене во второй раз была отправлена «похоронка». Посмертно награжден орденом Освобождения. Но он попал в плен, где провел восемь месяцев. Содержался вместе с другим пилотом «Нормандии» Жаном Байсадом в лагере для военнопленных советских летчиков. Байсад тяжело переносил условия плена, в результате чего они решили обратиться в Красный Крест, чтобы перейти к французским военнопленным. Комиссия Красного Креста отказалась их признать французами по факту службы в Красной Армии. Тогда они решили бежать. При побеге потеряли друг друга. Байсаду бежать не удалось, а Константин Фельдзер с двумя советскими офицерами бежал из плена.

Добрался до Парижа. По его воспоминаниям, в штабе ВВС отказались говорить о восстановлении в армии и не имели никаких документов о его службе в армии после 1943 г., производстве в офицеры и переводе в «Нормандию». Зато имелись две «похоронки», полученные его «вдовой», и пенсии на погибшего, которую его попросили немедленно вернуть. Попытка провести взаиморасчет между полученной уже пенсией на погибшего летчика и неполученной задолженностью по зарплате не увенчалась успехом, поскольку в штабе имелись документы, по которым он числился сержантом в Алжире, а не младшим лейтенантом в СССР. На его удачу попал к генералу Валену, одному из организаторов «Нормандии» в 1942 г. Был восстановлен в армии в звании лейтенанта. Потребовал возвращения в «Нормандию», несмотря на категорический отказ, находившегося в Париже Пьера Пуяда, который считал, что ему требуется лечение после плена. С отпускниками «Нормандии» вернулся в часть.

После окончания войны пытался поступить добровольцем в Красную Армию для участия в войне против Японии. И из-за острых конфликтов с руководством ВВС Франции в 1945 г. был вынужден покинуть армию в звании капитана запаса.

Был заместителем директора авиации в Медоне. Участник нескольких обществ франко-советской дружбы. Не однократно бывал в СССР. В 1948 году вместе с супругой совершил путешествие на автомобиле «Ситроен 2CV» от Парижа до Красноярска. В конце 60-х годов работал корреспондентом журнала «Международная авиация» в Москве. Работал во внешнеторговой горно-металлургической компании Карбонаж де Франс по связям с СССР. Занимался продвижением французских разработок в СССР и советских во Франции. Благодаря его участию, СССР построил несколько доменных печей во Франции, последнюю, под Марселем, уже при перестройке. А также способствовал советскому участию в строительстве тоннеля под Ла-Маншем.

Имел друзей в Театре на Таганке и участвовал в его гастролях во Франции. Был знаком с Мариной Влади и Владимиром Высоцким.

Принимал участие в работе ассоциации «Нормандия-Неман», дружил с Жозефом Пуликеном.

Скончался в 1988 году в Париже. Похоронен на Пер-Лашез. За службу в военной авиации был награжден офицерским крестом Почетного Легиона, орденом Освобождения, Военным крестом с пятью пальмами, двумя орденами Отечественной войны. Медалями «Сопротивления», «За ранение», «За побег из плена», «За победу над Германией».

Младший сын его брата Вадима, погибшего в Сопротивлении, Жерар Фельдзер ныне является директором музея авиации и космонавтики в Ле Бурже, в котором установлен Як-3 полка «Нормандия-Неман» и который ныне занимается вопросами, связанными с переносом музея из Анделиз.

Павел Пистрак

Шестой переводчик полка «Нормандия-Неман».

Родился 13 июля 1916 года в Петрограде. Во время Гражданской войны родители переехали к родственникам в Париж.

Служил в авиации, из-за перелома руки не смог летать, Поэтому стал авиамехаником. После высадки союзников в Африке выехал из Франции через Испанию в Алжир, где поступил в авиацию «Сражающейся Франции», и затем выехал в Лондон, где был включен в состав второй группы авиамехаников для «Нормандии». Как и Игорь Эйхенбаум, после отказа «Нормандии» от французских механиков рыл произведен в аспиранты и зачислен переводчиком. Вместе с Эйхенбаумом прибыл в СССР и оставался до Оконца войны в «Нормандии-Неман», выполняя всю трудную работу переводчика.

Вместе с «Нормандией-Неман» вернулся в Ле Бурже. Был награжден Военным крестом, орденом Красной Звезды, медалями «За победу над Германией» и «За взятие Кенигсберга».

После войны служил в авиации. Погиб 4 мая 1951 г. в автомобильной аварии.

Жорж де Фридэ

Седьмой переводчик. Как и Анатолий Коро, сын обрусевших французов из Севастополя, где он родился 16 сентября 1916 г. Родители уехали во Францию во время Гражданской войны.

В 1935 г. поступил в военную авиацию.

После освобождения Франции был направлен в «Нормандию-Неман» в качестве переводчика. Прибыл в СССР 1 октября 1944 г. Вместе с полком вернулся во Францию и продолжал в нем службу до 1947 г. Затем служил переводчиком в представительстве французских ВВС при командовании Группы советских войск в Германии.

В отставку вышел в 1968 г. в звании майора. Скончался в 2006 г.

В составе группы командования военно-воздушными силами Франции в СССР под началом полковника Эдуарда Корнильон-Молинье, которую планировалось отправить в СССР в течение 1944 года, входили четверо русских:

— капитан Емельян Матвеевич Рублев, 1901 года рождения, Париж, начальник летной школы по подготовке французских пилотов в СССР;

— адъютант командующего аспирант Анатолий Коро, служивший в «Нормандии» до 1943 г.;

— Генрих Смолин, родился в 1901 г. в Чернигове, старший сержант, переводчик;

— сержант Козлов, переводчик.

* * *

В составе авиадивизии «Франция», сформированной в СССР к лету 1945 года, было предусмотрено 12 русских переводчиков, по 3 на каждый полк и три при штабе дивизии. Из них к марту 1945 г. были зачислены в штат:

— младший лейтенант Беленко, переводчик командования дивизии;

— аспирант Соколов, переводчик штаба дивизии;

— аспирант Пономаренко, переводчик полка «Нормандия-Неман»;

— аспирант Чистоганов, переводчик полка «Аквитания».


Примечания:



1

Lacroix Riz A. «Faces cachees de la seconde guerre mondiale»., Paris, «Le Monde diplomatique», mai 2005.



12

В 1945 г. первый послевоенный посол Франции в СССР. Занимался выводом французских частей из СССР



126

Anatole Corot, «Le bouquet du printemps», в revue ICAR № 62, «NORMANDIE-NIEMEN», t. I, SNPL, 1972.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх