Фильм о «Нормандии-Неман»

Любопытно, что, несмотря на громкую славу, особенные романтические и героические обстоятельства истории «Нормандии-Неман», большое количество книг, статей и документальных фильмов, до сих пор снят только один художественный о легендарном французском авиаполке, не считая десятиминутного эпизода в киноэпопее «Освобождение».

Это первый совместный франко-советский фильм Раймона Древилля «Нормандия-Неман», вышедший на экраны в 1960 году.

Этот фильм представляет квинтэссенцию легенды о «Нормандии-Неман» и является главным источником ее популярности. До сих пор большинство людей судит об этой группе по этому фильму, и даже слово «эскадрилья» по отношению к полку, состоявшему из 4 эскадрилий, приклеилось из-за этого фильма.

История создания его не менее увлекательна, романтична и трагична, чем история самой «Нормандии-Неман». И заслуживает того, чтобы о ней немного рассказать.

Инициатором и автором первого сценария стала в 1946 г. супруга писателя коммуниста Луи Арагона французская писательница Эльза Триоле. Она же Элла Юрьевна Каган, которая родилась 12 сентября 1896 г. в Москве в семье адвоката и пианистки. С детства увлекалась литературой и поэзией. На одном из литературных вечеров познакомилась с Владимиром Маяковским, который стал за ней ухаживать. Однажды он пришел с новой поэмой, которую написал для нее. Элла привела его в дом своей старшей сестры Лили, которая в то время уже была замужем и носила фамилию мужа — Брик. Маяковский забыл про Эллу и посвятил поэму «Облако в штанах» Лили и остался у нее жить. А Элла вышла замуж за Андре Триоле и уехала с ним во Францию, где стала Эльзой Триоле.

Андре Триоле перевели служить на Таити, где Эльза тяжело переносила тропический климат, и в конце концов они разошлись. Она вернулась в Европу, где погрузилась в мир русской эмиграции. После неудачного романа с Виктором Шкловским в Берлине в 1924 г. переехала в Париж. В 1925 г. вышла ее первая книга, и она впервые встретила Арагона. До встречи с ним и первое время после она писала по-русски. Три ее первые книги вышли в Париже на русском языке. Арагон в то время уже побывал в России и был в восторге от свершений в СССР. Вступил в компартию Франции, что позволяло ему с женой посещать Советский Союз. Женой стала Эльза.

Во время войны она вместе с Арагоном участвовала словом в Сопротивлении. Под чужой фамилией в Ницце они писали воззвания. За написанный в годы войны сборник рассказов о Сопротивлении «За порчу сукна — штраф двести франков» она получила Гонкуровскую премию. В 1946 г. она присутствует на Нюрнбергском процессе. Переводит на французский книги Чехова и стихи Маяковского.

В 1957 г. Арагон получает международную Ленинскую премию, а она премию за роман «Незваные гости», направленный против антисемитизма. В том же году в романе «Монумент» она первый и последний раз критикует Сталина.

В 1963 г. переводит на французский Солженицына. В 1965 г. выступает с заявлениями, что в СССР фальсифицировали биографию Маяковского, и пишет две книги о нем. В 1968 г. вместе с Арагоном подписывает письмо протеста против ввода советских войск в Чехословакию. Скончалась в 1970 г. от сердечной недостаточности. Похоронена в одной могиле с Арагоном в их имении Мулен-де-Вильнев возле Рамбуе. За свою жизнь написала 33 книги и сценарий фильма «Нормандия-Неман»…

Первый вариант сценария она написала в 1947 г. Он не был принят из-за протестов офицеров авиаполка. Видоизмененый вариант сценария приняла к реализации киностудия «Азюр». Далее начался длительный, нервный и трагический процесс согласования.

Прежде всего в 1947 г. началась холодная война. Франция выслала военного атташе СССР и потребовала вывода советских войск с французской территории, а полк «Нормандия-Неман» из Ле Бурже перевели в Марокко. Идея фильма была не совсем своевременна. И в СССР тоже идею фильма приняли не сразу. В сценарии Эльзы Триоле натурные съемки в Советском Союзе занимали большую часть фильма, действие происходило в Москве, Туле, под Орлом и в Прибалтике и заканчивались триумфом в Ле Бурже. Советские власти настороженно восприняли эту идею и предложили снять «натуру» без французов, а затем по сметной стоимости переслать во Францию. Кроме того, опасаясь антисоветской пропаганды, потребовали совместной реализации и включения в состав сценаристов своего автора. Благодаря Илье Эренбургу это все удалось более-менее урегулировать, правда, самому ему в соавторстве отказали и утвердили Константина Симонова.

Теперь уже французы начали опасаться активного скатывания в просоветскую пропаганду. Фильм взяли под контроль министерства иностранных дел обеих стран.

В работу над фильмом включились пилоты, бывшие и действующие, «Нормандии-Неман», и киностудия потребовала согласования с ними сценария. Мнения пилотов разделились поровну. Условно говоря, на «русскую» партию, руководимую киевлянами Фельдзером и Лебединским, при участии Игоря Эйхенбаума. И «французскую» под началом действующего командира «Нормандии-Неман» кавалера орденов Боевого Красного Знамени и Александра Невского майора Матраса и Героя Советского Союза Жака Андре, настроенных категорически против фильма в том виде, как его предлагала Эльза Триоле.

Полковник Дельфино, например, писал в своем отзыве на сценарий, что «в нем русские представлены рыцарями без страха и упрека и без малейшего изъяна. И хотя так оно и было на самом деле, французы в сценарии на этом фоне выглядят весьма уныло».

Капитан Фельдзер, в целом одобряя, считал, что Триоле перегнула с любовными сценами, и просил их убрать. Впрочем, на этом настаивали обе группы хором. Особенно всех огорчил эпизод с гибелью секретаря «Нормандии-Неман» советской девушки Нины Горчаковой, у которой был роман с Марселем Альбером и которая погибла в конце войны. В сценарии сцена гибели выглядела так, что во всем был виноват французский летчик. Эта сцена не была принята никем из пилотов, кроме того, она повлияла на то, чтобы вывести летчиков в фильме под псевдонимами.

Герой Советского Союза Жак Андре писал: «Плачущий пилот это хуже, чем плохой пилот, потому что такого не было. Мы не плакали, когда теряли товарищей во время войны, мы мстили за них. Умирающие в госпиталях пилоты не произносили многословных и бессмысленных монологов»[128].

В одном из эпизодов, по замыслу Эльзы Триоле, появлялась эскадрилья советских Яков с пилотами-женщинами, что тоже вызвало недовольство. Летчики считали, что их пытаются показать легкомысленными ловеласами, которые во время войны только и делали, что «шлялись по бабам», в то время как эти самые «бабы» сбивали за них немецкие самолеты.

Часть считала, что фильм получается слишком документальным и лучше его сделать в стиле американских развлекалок, другие, как майор Матрас, наоборот, полагали, что фильм мало документален и легкомыслен, настаивая на создании киноэпопеи, и требовали включения в состав авторов сценария кого-нибудь из бывших пилотов.

Все кончилось тем, что в 1948 г. киностудия «Азюр» разорвала договор с Эльзой Триоле и прекратила работу над фильмом «до достижения согласия между автором и пилотами». И хотя согласие и было в конце концов достигнуто, эта студия больше не возвращалась к фильму.

Идея была воскрешена в 1957 г. по инициативе «Мосфильма». В этот раз начали с продюсера. Любопытно, что, по инициативе советской государственной киностудии № 1, им стал белоэмигрант Александр Каменка (в русскоязычном варианте фильма его фамилия в титрах отсутствует). Александр Каменка — во время Гражданской войны выехал в Париж, где создал киностудию «Ермольев и Каменка», из которой после переезда партнера в Мюнхен возникла студия «Альбатрос», которая снимала фильмы с участием русских актеров. Она исчезла в конце 30-х, как с выходом в тираж артистов, так и окончательной победой звука — в те времена еще не додумались дублировать одного актера голосом другого.

Эмигрант Каменка хотя и согласился на участие Эльзы Триоле в фильме, нанял другого сценариста бельгийца Шарля Спаака, работавшего с Дювивье, Ренуаром, Фейдером. Кроме того, он родной брат бельгийского премьер-министра, ярого антисоветчика Поля-Анри Спаака, одного из основоположников объединенной Европы, которого обвиняют в несостоятельности предвоенной политики, в результате которой Бельгия была оккупирована в считаные дни. Сам Спаак успел уехать в Лондон, где, в то время как «Нормандия-Неман» сбивала немецкие самолеты в России, руководил правительством Бельгии в изгнании.

Шарль Спаак переписал полностью сценарий фильма, хотя Эльза Триоле не отставала от него ни на шаг, и конфликт был неизбежен.

Каменка также нанял режиссера-постановщика Жана Древилля. С советской стороны был представлен соавтор сценария Константин Симонов, сорежиссер Дамир Вятич-Бережных. Советниками фильма с французской стороны были ветераны полка капитаны Константин Фельдзер и Игорь Эйхенбаум, с советской стороны командир 18-го авиаполка генерал Голубов и полковник Селенчук.

Во время поездки для съемок фильма в СССР Каменка даже не включил Эльзу в список на визу. Она писала Симонову, который устроил приглашение в СССР Арагону, и она приехала как бы невзначай с мужем, но ни на секунду не покидала съемочной площадки.

Жан Древилль был очень доволен тем, что половина сметы была оплачена «Мосфильмом», и в итоге фильм получился в 8 раз дешевле, чем планировалось. Был в диком восторге от комбинированных съемок в СССР, считал, что с этим делом на «Мосфильме» прямо как в Америке, но был недоволен волокитой и бюрократизмом, когда из-за того, чтобы поменять одну декорацию, приходилось ждать сутки. Он лукаво вспоминал: «Сценарий был полностью написан Спааком. С советской стороны был представлен великолепный писатель Константин Симонов. Нам сказали, что он будет подавать идеи. Он действительно появился один раз с какой-то идеей, которую мы отсняли, но потом при монтаже она не вошла в фильм. Что касается Эльзы Триоле, то она только путалась под ногами. Была настолько придирчива, с такой немецкой строгостью и педантичностью, что никакая дискуссия с ней была невозможна»[129].

Эльза действительно была скорее цензором фильма, но многое сделала для того, чтобы в фильме все-таки была показана русская сторона. И на песне в фильме настояла она. Кроме того, Спаак, не владевший русским, не мог использовать советские материалы по «Нормандии», которые для Эльзы собрал Эренбург.

Ей не нравилось, что по сравнению с ее сценарием Россия показана намного меньше, почти никак. Древилль придумал сцену, где французский летчик попадает в немецкий плен, но умирает от ран, что вызывает сожаление немецкого командующего. Это вызвало целую истерику со стороны Эльзы, которая считала, что все немцы нацисты и звери, а Древилль настаивал, что и среди них могут быть рыцари. В итоге по настоянию Эльзы Триоле возник гестаповец, требующий расстрела пленного француза.

Второй крупный скандал был из-за сцены, где пленный немецкий офицер в госпитале отказывается от переливания неарийской крови. Режиссер посчитал это лишним, в очередной раз обидев Эльзу.

Константин Фельдзер вспоминал скандал из-за сцены в несколько секунд, когда на экране французский летчик записывал в дневник: «Орел взят, русские продвинулись на несколько километров, мы перебазируемся на новый аэродром». Эльза Триоле объявила эту фразу фашистской диверсией. Она считала, что фраза должна звучать так: «Орел ОСВОБОЖДЕН. МЫ продвинулись на несколько километров». Для улаживания конфликта пришлось вызывать Симонова, который находился в поездке в Малазию. Слово МЫ не понравилось Древиллю, для которого Красная Армия это не МЫ. В итоге в фильме эта фраза, на которую не каждый-то и обратит внимание, прозвучала так: «Орел освобожден. Русские продвинулись на несколько километров»[130].

Зато, несмотря на мнение пилотов, был включен эпизод, когда французский летчик сбил по ошибке советского.

Любопытно, что персонаж капитан Флавье, списанный с Луи Дельфино, возник не сразу, а появился после приезда на съемки фильма в СССР ветеранов полка. На одном из обедов в их честь два генерала, два боевых командира «Нормандии-Неман» Пуяд и Дельфино, разругались вдрызг из-за того, что последний служил вишистам до конца, а затем, вовремя перейдя в «Нормандию», стал героем.

В ролях в фильме снимались значительные персоны.

В роли лейтенанта Бенуа снялся знаменитый тогда Жорж Ривьер. Пьер Трабо в роли капитана Шарбона, сбившего советского летчика.

Жерар Бюр, приятель Жерара Филиппа, снимавшийся с ним во многих картинах, а в ролях второго плана с Омаром Шерифом, Питером О'Туллом, Аленом Делоном, Марлоном Брандо, Томом Крузом, снялся в роли неказистого капитана де Лиро.

Николя Батай, сыгравший роль переводчика Гастона, по-русски говорил сам. Он закончил драматическую школу Татьяны Балашовой в Париже. У него было несколько ролей русских эмигрантов в кино. А в 1997 г. он поставил спектакль о Маяковском, в котором сам сыграл главную роль.

Для сына эмигрантов Андрея Уманского это был дебют в кино.

В небольшой роли аспиранта Пикара снялся знаменитый художник Мишель де Серевилль. В юности он танцевал в «Русском Балете», но в 1953 г. в результате аварии ему ампутировали ногу. Иллюстрировал множество книг. Проводил несколько персональных выставок в СССР по приглашениям Андрея Вознесенского и Евгения Евтушенко. Проводил выставки в Киеве уже после перестройки. В фильме специально для него Эльза Триоле ввела эту маленькую роль, чтобы он мог приехать в СССР, где Мишель де Серевилль мечтал познакомиться с певцом Иваном Паторжинским. Из-за него он и будет так часто приезжать в Киев.

Несколько ролей сыграли актеры, редко появляющиеся на экране и занимающиеся дубляжем. Ролан Менар, снявшийся в роли маркиза де Вильмон, дублировал Шона Коннери, Марчелло Мастроянни, Алексея Баталова в «Летят журавли». Воплотивший образ Флавье Жан-Клод Мишель дублировал все фильмы с Джеймсом Бондом и Клинтом Иствудом. Марк Кассо, игравший майора Марселена, дублер Пола Ньюмана, ныне дублирует профессора Дамблдора в фильмах о Гарри Поттере.

Роль доктора Лебединского, который появляется в начале фильма по сценарию Эльзы Триоле, а в последующих сценах исчезает в сценарии Спаака, сыграл актер Ролан Шалосс, который в конце 60-х годов был заместителем министра культуры Андре Мальро, а затем директором театра Агора в Лионе.

В роли лейтенанта Леметра снялся Джани Эспозито, актер, поэт, певец и композитор, который, как и Николя Батай, закончил школу Татьяны Балашовой в Париже.

С советской стороны снимались такие звезды, как Николай Рыбников, Виталий Доронин, Владимир Гусев, Юрий Медведев.

В роли полковника Синицына, прототипом которого был командир 18 ГИАП полковник Голубов, снялся Николай Лебедев, который сам воевал, встретил войну в 1941 г. на западной границе, попал в окружение, а затем в плен, в котором пробыл до конца войны.

Напряжение в съемочной группе стало наконец беспокоить и советскую сторону, которая желала завершить первый франко-советский кинопроект в сердечной обстановке. Тем более что Каменка с Дервиллем впоследствии организовали компанию по дублированию и распространению советских фильмов во Франции, и с советской стороны имелся еще и практический интерес.

Симонов и Триоле вместо работы над фильмом обменивались письмами по сложившейся ситуации. Интересно, что в письмах Симонов всегда обращался к ней Элла Юрьевна. В июне 1958 г. уже вся группа написала Симонову письмо о том, что присутствие Эльзы Триоле представляет опасность для фильма. Симонову с участием Министерства кинематографии удалось пригласить Эльзу в Москву, где она все поняла: «…я чувствую себя больной. Меня держат за злую истеричную мегеру. В течение 10 лет я тратила все мои силы на создание достойного, порядочного и честного фильма. Но меня никто не слушает, не верит, не уважают ни мою работу, ни мои седые волосы. Я больше не могу продолжать…»

Она уехала во Францию, и съемки закончили без нее, но фамилия осталась среди авторов.

Фильм вышел на экраны в 1960 г. Был представлен на Каннском кинофестивале. Имел успех во Франции и Бельгии, где получил приз. И способствовал возобновлению дружеских отношений между Францией и СССР после пика напряженности холодной войны.

Во Франции фильм показали за 3 недели перед официальным визитом Никиты Хрущева. Оба события — выход фильма и визит Хрущева (среди прочего установившего мемориальный знак маршалу Малиновскому, воевавшему в Первую мировую войну в составе русского экспедиционного корпуса во Франции) имели такой успех, что в журнале «Экспресс» была помещена карикатура известного французского художника Тима — де Голль и Никита Хрущев в форме пилотов «Нормандии-Неман».

А в фильме осталась песня «Татьяна» на стихи Симонова, на которой настояла бывшая москвичка Элла Каган.



Примечания:



1

Lacroix Riz A. «Faces cachees de la seconde guerre mondiale»., Paris, «Le Monde diplomatique», mai 2005.



12

В 1945 г. первый послевоенный посол Франции в СССР. Занимался выводом французских частей из СССР



13

Филипп Отеклок, вступивший в «Свободную Францию» под именем Жака Леклерка и вошедший в историю под этим именем. Участвовал в боях в Ливии, Египте и Тунисе, командовал французскими частями во время высадки в Нормандии и взятии Парижа. Затем командовал Французскими частями на Дальнем Востоке, от имени Франции подписывал капитуляцию Японии. Посмертно произведен в маршалы Франции.



128

Marina Arias, «Le travail d'Eisa Triolet sur le scenario du film „Normandie-Niemen“».



129

Glatre P. «Jean Dreville, cineaste», Paris, Creaphis, 2006.



130

Feldzer C. «On у va!», Boulogne, AXIS, 1987.






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх