ПРЕДИСЛОВИЕ

Гаральд норвежский наш
Дочь Ярослава русского посватал.
Но не был он в ту пору знаменит
И получил отказ от Ярославны.
Тогда, в печали, бросился он в сечи,
В Сицилии рубился много лет
И в Африке, и наконец вернулся
В град Киев он, победами богат
И несказанной славою, и
Эльса Гаральда полюбила.[1]

Как лаконично и как точно, в соответствии с источником, рассказывает Алексей Константинович Толстой в «Царе Борисе» о весьма бурном десятилетии в жизни норвежского конунга Харальда Сурового Правителя! В процессе работы над трагедией, во время разысканий о «норманнском периоде нашей истории», он наткнулся, – как мы знаем из его письма М. М. Стасюлевичу, – на «факт вполне известный, но весьма мало использованный, а именно – замужество дочерей Ярослава».[2] Дальнейшие сведения А. К. Толстой почерпнул из «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина и в 1869 г. опубликовал в «Вестнике Европы» не перевод, но прелестную балладу по мотивам «Вис радости» Харальда, адресованных Елизавете, и назвал ее «Песня о Гаральде и Ярославне».[3] Знакомые с детства, слова этой баллады рождают в нас ощущение ее исконности, ее принадлежности нашей, русской, жизни. Трудно поверить при этом, что о браке Харальда и Елизаветы Ярославны не знает ни один древнерусский источник. Как не знают они и о многом другом.

В этой книге читатель познакомится с целой совокупностью содержащихся в памятниках древнескандинавской письменности сведений о пребывании на Руси в конце X и в первой половине XI века четырех норвежских конунгов – сведений, не известных источникам древнерусским.


Примечания:



1

См.: Толстой А. К. 1981. Т. II. С. 301.



2

См.: Толстой А. К. 1981. Т. I. С. 549.



3

См. ее текст в Главе 4.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх