ВЛАСТЬ, РОЖДЕННАЯ В БОЯХ


27 декабря 1917 года инициативная большевистская группа образовала городской Совдеп (Ревком) во главе с Тимофеем Ивановичем Бочком. Он же, Бочок, был избран и председателем первой акмолинской большевистской организации.

Местные толстосумы, аристократия, буржуазные группировки в первые дни не признавали полномочий городского Совдепа и его комиссаров, старались скомпрометировать их в глазах населения. Совдеп стал готовить созыв уездного съезда городских и волостных делегатов, чтобы окончательно решить вопрос о власти. Буржуазия в свою очередь вела подготовку к уездному земскому съезду. Борьба все более обострялась, хотя вначале никому не приносила существенных результатов. Лишь 29(16) января 1918 года, когда земский съезд все же был созван, большевистская группа одержала важную победу. Проникнув в зал заседания, перед делегатами выступили большевики — председатель городского Совдепа Тимофей Бочок, Нестор Монин, Сакен Сейфуллин, Степан Лозяной, Василий Грязнов. Их простые, убедительные речи, разоблачающие эсеро-меньшевистскую политику, произвели на собравшихся впечатление. Съезд был сорван. Очевидец В. Ф. Грязнов[71] так рассказывает об этом:

«Присутствующие в своем большинстве перешли на нашу сторону. Президиум съезда... удалился. Место председателя занял Бочок, и съезд превратился в митинг, на котором нас признали как временную власть»[72].

Через месяц, 28(15) февраля 1918 года, в помещении тогдашнего кинотеатра «Прогресс» — деревянном здании летнего типа с фоне и зрительным залом, со своеобразным плоским фасадом, обитым сверху донизу в шахматном порядке крашенными в два тона одноцветными зелеными листами жести, — открылся наконец уездный съезд рабочих, крестьянских, солдатских и мусульманских депутатов. Присутствовало на нем 224 делегата. Вступительную речь произнес председатель городского Совдепа Т. И. Бочок. После голосования места в президиуме заняли В. З. Шишкин, С. Д. Щербинин, В. О. Павлов, Ф. Я. Марков и Ф. Н. Кривогуз. Председателем съезда единогласно избрали Т. И. Бочка. Он же сделал доклад о политической обстановке в уезде и задачах съезда[73]. В прениях абсолютное большинство высказалось за то, чтобы политическую, административную и хозяйственную власть в уезде передать Совету. Был избран уездный Совдеп из 79 человек, в том числе 30 от русских и 24 от казахских волостей.

4 марта (19 февраля) на пленарном заседании избирается президиум. Председателем уездного Совдепа по большинству голосов стал присланный из Омска исполкомом Западно-Сибирского совета крестьянских депутатов З. П. Катченко, заместителями его от русских Т. И. Бочок, от казахов Б. Серикбаев, секретарем Ф. Н. Кривогуз.

5 марта в типографии В. П. Палкина был отпечатан, расклеен в общественных местах города и разослан с нарочными по уезду следующий исторический документ:

«Согласно постановлению Первого съезда Советов рабочих, крестьянских, солдатских и мусульманских депутатов Акмолинского уезда от 2 марта (17 февраля) 1918 года, избранный этим съездом Совет объявляет:

1) Единственной политической и экономической властью в Акмолинском уезде является Совет рабочих, крестьянских, солдатских и мусульманских депутатов, действующий в полном контакте с декретами и постановлениями Центральной власти — Совета Народных Комиссаров Российской Федеративной Советской Республики (так в оригинале. — А. Д.).

2) Поэтому вся власть во всей ее полноте с 3 сего марта (18 февраля) перешла в руки названного Совета, который по всем отраслям жизни, ее запросов и нужд выдвинул соответствующие секции, на обязанности которых возложено изыскать средства и способы, дабы немедленно ввести жизнь населения в нормальное русло.

3) В силу сказанного все государственные учреждения и общественные организации разного наименования как в городе Акмолинске, так и в его уезде, переходят в непосредственное ведение и подчинение названного Совета Р.К.С. и М. депутатов, и посему действия таковых учреждений и организаций должны быть строго согласованы с постановлениями и распоряжениями этого Совета и декретами Центральной власти.

4) В случае же неподчинения Советской власти и проявления каких-либо контрреволюционных действий или агитации против власти Советов, виновные в этом лица будут привлекаться к суду революционного трибунала и караться по всей строгости закона Республики.

Именем Республики Российской

Председатель Акмолинского уездного Совета Р.К.С. и М. депутатов — Катченко.

Товарищ председателя — Бочок.

Секретарь — Кривогуз»[74]

О результатах съезда было немедленно сообщено телеграммой В. И. Ленину:

«Петроград. Из Акмолов.

Председателю Совнаркома.

Уездный съезд крестьянских, рабочих, киргизских и солдатских депутатов создал второго марта Совдеп. Весь съезд единогласно признал власть Совета рабочих и крестьянских депутатов, Правительство Всенародных Комиссаров (Совнарком.— А. Д.), постановил безотлагательно проводить в жизнь все декреты съезда, горячо приветствует истинных борцов за народ, Совнарком, ЦИК.

Председатель Совета Бочок»[75].


Разместился уездный Совдеп на Училищной улице в двухэтажном кирпичном доме.

18 апреля 1918 года президиум уездного Совдепа рассмотрел вопрос о реорганизации исполнительного комитета и его отделов.

Председателем был единогласно избран Т. И. Бочок, а З. П. Катченко назначен на посты заведующего военным отделом исполкома и коменданта города[76]. Т. И. Бочок вошел также в состав революционного трибунала.

Совдеп многое сделал для нормализации жизни уезда и упрочения Советской власти. В соответствии с декретами Совнаркома РСФСР, были национализированы промышленные предприятия уезда, принадлежавшие иностранным и российским компаниям (Спасский медеплавильный завод, Успенский рудник, Карагандинские угольные копи и другие), в акмолинском отделении Сибирского банка конфискованы капиталы крупных предпринимателей и торговцев, наложена контрибуция на купечество, создан отряд Красной Армии, открыты первые советские больницы и школы, оказана посильная помощь беднейшим крестьянам, инвалидам войны, семьям красноармейцев, начата борьба с бандитизмом, саботажем и спекуляцией.

И без того трудная обстановка осложнялась послевоенной разрухой, острой нехваткой грамотных кадров для нового советского государственного аппарата, отдаленностью Акмолинска от железной дороги (около 500 верст), отсутствием надежной связи с волостями и областным центром — городом Омском, антибольшевистской агитацией враждебных элементов.

Потерпев поражение в октябре 1917 года, русская буржуазия не сдалась. Силы международного империализма организовали с весны 1918 года поход против Советской республики. Одновременно готовился взрыв изнутри. Бывшие «хозяева жизни» концентрировали силы в Сибири и Казахстане, рассчитывая на поддержку русского сибирского казачества и зажиточного крестьянства.

В крупные торговые села и станицы, Омск, уездные центры Петропавловск, Кокчетав, Атбасар и Акмолинск тайно стягивались антисоветские элементы. Особенно много офицеров 1-го, 4-го и 7-го Сибирских казачьих полков сосредоточилось в окрестностях Кокчетава, в котором прежде находился штаб Первого военного отдела Сибирского казачьего войска.

25 мая 1918 года от Волги до Владивостока вспыхнул зловещий белогвардейский мятеж. На охваченной им территории Советы были свергнуты.

В Акмолинске заговорщики действовали весьма осмотрительно, до времени ничем не проявляя своих намерений. Этому способствовало и то, что продолжало обособленно существовать станичное правление. У казаков сохранилось много личного оружия. Уполномоченный кокчетавского заговорщического штаба хорунжий Н. П. Кучковский, возглавлявший акмолинскую группу, ждал условного сигнала.

В ночь на 3 июня дружинники Кучковского арестовали поодиночке на квартирах почти всех членов Совдепа, захватили почту, телеграф, банк, транспортные средства, продовольственные склады, перекрыли ведущие из города дороги. Красноармейский отряд был разоружен. Согнанных на станичную площадь арестованных совдеповцев стали жестоко избивать, особенно Тимофея Бочка, Захара Катченко, Сакена Сейфуллина, командира красноармейского отряда балтийского матроса Михаила Авдеева, Нестора Монина, Бакена Серикбаева, Феодосия Кривогуза, Жумабая Нуркина. Затем их заперли в пустующих магазинах. Днем 4 июня арестованных перевели в городскую тюрьму, предварительно заковав наиболее видных членов Совдепа в кандалы.

Несколько месяцев длились допросы. Из общей группы заключенных выделили 57 человек и 5 января 1919 года этапным порядком направили в Петропавловск для предания военно-полевому суду.

Но никто арестованных не судил. Их просто погрузили в «вагоны смерти» атамана Анненкова, затем доставили в омский концентрационный лагерь, где многие из них погибли, в том числе Бочок, Монин, Кривогуз, Смокотин, Пионтковский, Дризге и другие.

Однако срок торжества колчаковщины был недолгим. Красная Армия перешла в наступление по всему Восточному фронту. Во второй половине 1919 года части 5-й армии под командованием М. Н. Тухачевского освободили Златоуст, Екатеринбург, Троицк, Кустанай, Петропавловск и Омск. Для улучшения оперативного руководства частями Реввоенсовет 5-й армии образовал две специальные группы войск — Семипалатинскую и Кокчетавскую.

Кокчетавская группа войск была образована 12 ноября 1919 года. Вошли в нее 59-я стрелковая дивизия в составе 1-й, 2-й, 3-й, Крепостной и Отдельной Степной стрелковых бригад (всего 15 полков) и 13-я Сибирская кавалерийская дивизия в составе 65-го, 66-го и 1-го Оренбургского казачьего добровольческого имени Степана Разина кавалерийских полков. Общее руководство Кокчетавской группой осуществляли начальник 59-й дивизии Карл Иванович Калнин (Калниньш), комиссар Александр Иванович Самсонов и начальник штаба Федор Тимофеевич Губанов.

Ломая сопротивление Южной армии атамана Дутова, Кокчетавская группа занимала все новые и новые населенные пункты. 23 ноября 1-й Оренбургский добровольческий полк имени Степана Разина под командованием Самокрутова, взаимодействуя с остальными полками 13-й кавалерийской дивизии, овладел Атбасаром, после чего двинулся в сторону Акмолинска. Одновременно через Оксановку, Елизаветинку, Таволжанку, Петровку и Максимовку к Акмолинску приближалась Отдельная Степная бригада.

У Отдельной Степной бригады по-своему примечательная история. Сформирована она была осенью 1919 года в Кустанайском уезде из числа партизан и добровольцев в составе 1-го кавалерийского полка, 1-го Акмолинского и 2-го Кустанайского стрелковых полков. Возглавил ее Гарри Юльевич Нейман. В боях на подступах к Акмолинску и при овладении городом 1-м Акмолинским полком командовал Юрасов, 2-м Кустанайским — попеременно Варфоломеев, Краснов и Кириллов[77].

По диспозиции, разработанной штабом Кокчетавской группы войск, Акмолинск планировалось окружить и взять 29 ноября при обязательном взаимодействии всех частей группы. Однако Г. Ю. Нейман, отличавшийся некоторой горячностью, видя беспорядочное отступление белых, увлекся преследованием, намного вырвался вперед и решил, не дожидаясь подхода других, действовать только силами Отдельной Степной бригады. 2-й Кустанайский полк достиг северо-западной окраины Акмолинска, развернулся в цепь. Артиллеристы выпустили несколько шрапнельных снарядов. Посланная вперед конная разведка под командой Борозенцова сообщила, что сам Дутов, его штаб и все боеспособные части белых уже покинули город. Не встретив сопротивления, Отдельная Степная бригада 25 ноября заняла Акмолинск[78]. Отступавшие в спешке белые бросили много оружия, военного имущества.

На пожарной каланче около бывшей городской управы взвился флаг с четко выделявшимися буквами «Р.С.Ф.С.Р».

После акмолинской операции Отдельная Степная бригада продолжала преследование отступавшего противника и хорошо показала себя в боях. Поэтому еще в декабре 1919 года она была преобразована в 105-ю кадровую бригаду 35-й стрелковой дивизии. Полки ее получили наименования 314-й Акмолинский и 315-й Кустанайский. Затем она стала называться 7-й Туркестанской. В мае 1920 года ее передали в распоряжение Ферганской армейской группы Туркестанского фронта для борьбы с басмачами.

К 7 декабря 1919 года Акмолинский уезд был полностью очищен от белых. На освобождаемой территории создавались ревкомы — чрезвычайные органы власти военного времени. Председателем Акмолинского уездного ревкома был назначен Александр Данилович Еремин.

3 января 1920 года с помощью политотдела 59-й (51-й) стрелковой дивизии вышел первый номер газеты «Известия Акмолинского уездного Революционного комитета» (вскоре она была переименована и стала называться «Красным вестником») — предшественницы «Целиноградской правды». Тогдашний юный сотрудник редакции, а впоследствии известный писатель С. Н. Марков вспоминал:

«В небольшом домике, стоявшем возле бревенчатой крепостной башни, завертелось колесо машины — «американки», и рядом с ней выросла высокая стопка экземпляров «Известий Акмолинского Революционного комитета».

Газету, пахнущую свежей типографской краской, принесли из крепости в Казанцевский дом. Сотрудники редакции склонились над своим детищем.

Дольше всех газетный лист рассматривал высокий черноволосый человек с коротко постриженными усами. Он был одет в офицерскую бекешу с большим нагрудным карманом. Это был Лотоцкий — первый редактор «Известий» и «Красного вестника»[79].

Первый номер «Известий» ревкома открывала крупно набранная шапка через всю полосу: «На южном фронте красными войсками взяты города: Киев, Полтава, Константиноград, Харьков, Чугуев, Купянск, Царев. Деникин бежит к Ростову, Таганрогу, Новочеркасску». Ниже и чуть помельче еще одно важное сообщение:

«Томск, Колывань, Ново-Николаевск (ныне Новосибирск.— А. Д.), Барнаул, Бийск, Кузнецк, Усть-Каменогорск, Семипалатинск и Каркаралинск взяты красными войсками. Разбитые армии Дутова в беспорядке отступают к Сергиополю».

Газета занималась повседневными делами уезда, разоблачала и бичевала врагов Советской власти, помогала строить новую жизнь на приишимской земле. Это была первая ласточка большевистской печати в Акмолинске.

В 1921 году газета получает название «Коммунист», затем выходила под заголовками «Маяк степи», «Новая степь», «Акмолинский ударник».




Примечания:



7

См. История Казахской ССР. Алма-Ата, 1957, с. 235.



71

В. Ф. Грязнов входил в Акмолинскую инициативную группу большевиков. Впоследствии был избран членом первого уездного Совдепа.



72

В огне революции. Сборник воспоминаний. Алма-Ата, 1957, с. 159.



73

Протокол съезда — ГАОО, ф. 284, оп. 1. д. 107.



74

Оригинал — в ГАОО, ф. 284, оп. 1, д. 23. Опубликован в кн.: Дубицкий А. Где течет Ишим. Алма-Ата, 1965, с. 88—89.



75

Оригинал — Центральный государственный архив Октябрьской революции СССР, ф. 130, оп. 2, д. 448. Опубликовано в кн.: Дубицкий А. Где течет Ишим. Алма-Ата, 1965, с. 87.



76

Государственный архив Целиноградской области (далее — ГАЦО), ф. 110, оп. 1, л. 1.



77

ЦГА Советской Армии, ф. 1494, оп. 1, д. 43.



78

Там же.



79

Марков Сергей. Начало начал. — Простор, 1971, № 1, с. 92.






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх