ТОРГОВЫЙ ГОРОД


Годовой торговый оборот Акмолинска, составлявший первоначально около 10 тысяч рублей, в течение пятнадцати лет круто поднялся вверх и к 1865 году достиг полутора миллионов рублей. Главной статьей торговли был скот, животноводческое сырье, хлеб, промышленные изделия, бухарские и ташкентские шелка, ковры, сладости, фрукты и т. д. Например, в 1864 году только ташкентцы закупили в Акмолинске 30 тысяч овец, а в 1865 году — 10 тысяч пудов сырого и топленого сала.

В 1868 году Акмолинск стал уездным центром (городом шесть лет спустя, 25 мая 1874 года). К концу 1869 года в нем проживало 5 172 человека.

В 1869 году, как изжившие себя, упразднены Акмолинский внешний округ и приказ, а в 1876 году и Акмолинское укрепление.

Наиболее заметный рост города отмечен в 1890—1891 годы. С увеличением бюджета началось строительство здания городской управы, гостиного двора, пожарной каланчи, Александро-Невской церкви, купеческих особняков, магазинов, складских помещений. Неурожай и голод, вновь постигшие Центральную Россию в 1891 году, усилили приток в Акмолинск переселенцев.

В 1893 году по инициативе уездного начальника подполковника Троицкого у Ишима закладывается городской парк. Одновременно по приказу начальника местной военной команды Трегубенко в крепости на месте современного стадиона «Энергия» субалтерн-офицер Жузлов разбил Солдатский сад. В закладке заишимского парка (питомника) самое деятельное участие принимал владелец аптеки П. Е. Путилов.

Несмотря на свое торгово-экономическое значение, Акмолинск был типичным захолустным городком Российской империи. Абсолютное большинство его жителей не умело читать и писать. Лишь 4 сентября 1897 года при Александро-Невской церкви синод открыл начальную церковноприходскую школу. Ее посещали 44 мальчика — дети состоятельных родителей, да и то не всех, так как образование в ту пору считалось здесь не обязательным. Казахское население общеобразовательных школ не имело вообще. Отдельные казахские дети занимались в крохотном татарском медресе или на дому у мулл, изучая примитивные основы грамоты и коран.

В 1903 году П. Головачев, после посещения им Акмолинска, напечатал в географическом сборнике свою статью «В Степном крае», где привел довольно красочные детали:

«На видном месте, на одной площади с собором, думой и гостиным двором, находится острог, квадрат в 20 сажень, по сторонам огороженный «палями» (заостренными бревнами), сажени в три высоты. У ворот острога стоит единственный часовой... Есть даже несколько каменных домов скучной мещанской архитектуры, принадлежащие местным богатым купцам... Улицы Акмолинска, конечно, не освещаются. Несколько фонарей стоят только у больших магазинов... В обычное время эти широкие и длинные улицы никогда не подметаются, хотя и унавожены гораздо лучше крестьянских полей в центральных губерниях; их очищают ветры, часто поднимающие целые тучи пыли и затхлого навоза... На хлебном базаре находится несколько десятков «кумысен». Эти кумысни представляют собой ряды деревянных маленьких лавочек, на дверях которых красуются «русские» надписи: «кымызами», «кумузной» и т. п. Возле хлебного базара находятся сартовские (узбекские.— А. Д.) рестораны, где продаются «манты» (пельмени), пилав (плов) и кумыс. Соблазнительная вывеска — блюдо с как бы летящими мантами и горизонтально направленная к нему вилка (произведение местного киргизского художника) — указывает вход в гостеприимный ресторан, где посетителей встречает хозяин-повар с низкими поклонами и прижиманиями к сердцу левой руки»[54].

Регулярно проходили «сатовки», или ярмарки. Славилась Константиновская ярмарка (с 21 мая по 10 июня), обороты которой в иные годы превышали четыре миллиона рублей за сезон в денежном выражении того времени. Несколько меньшей но размерам и оборотам была Дмитриевская ярмарка, с 22 октября по 22 ноября. Ярмарки раскидывались на обширной площади около менового двора на северо-восточной окраине города, неподалеку от Чубарского лога.

Акмолинск делился на Крепость, Город, Слободку и Казачье (Станицу). Существовало еще три «выгона» — Западный, Северный и Восточный. На выгонах обычно селились мещане, содержавшие ветряные мельницы. По словам все того же П. Головачева, город был окружен «целой сотней ветряных мельниц, которые, словно добрые великаны, отмахивают от него своими длинными руками злых духов степи»[55].

Мололи муку для продажи на ярмарках и вывоза в другие губернии и области. Позднее появились механические мельницы. Неподалеку от города, на Ишиме и Нуре, существовало еще несколько «водянок».

В праздники, особенно на масленицу, убранные коврами и лентами купеческие тройки, одноконные «скачки» и «кошовки», простые сани-розвальни, ватаги верховых станичных казачат-подростков под песни и звон колокольцев с гиком носились по улицам.

Дома строились деревянные, одноэтажные, иногда двухэтажные, комбинированные (низ кирпичный, верх деревянный) или же целиком кирпичные. Саманные встречались редко. Названия улиц в какой-то степени отражали историю и положение города: Торговая, Большая Базарная, Малая Базарная, Гостинодворская, Караванная, Чернобродская, Акмолинская, Крепостная, Станичная, Церковная, Мечетная, Степная, Постояльская, Думская, Татарская, Тюремная и т. д.

На 1 января 1912 года в Акмолинске значилось 14 756 жителей, а на эту же дату 1923 года — 10 686.




Примечания:



5

См. Казахско-русские отношения в XVI—XVIII веках (сборник документов). Алма-Ата, 1961, с. 3.



54

Азиатская Россия, М., 1903, с. 340—343.



55

Там же, с. 343.






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх