5. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО И ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО ПО РУССКОЙ ПРАВДЕ

Древнерусское гражданское право не знало единого понятия права собственности – содержание его было различным в зависимости от того, кто был субъектом и что фигурировало в качестве объекта права собственности. Однако право собственности уже отделяется от права владения. В Русской Правде нашел свое отражение процесс значительного усиления охраны частной собственности (особенно феодальной).

В результате установления частной собственности развивается и наследственное право. В частности, по общему правилу наследовать могли только сыновья а отцовский двор переходил к младшему сыну. В наследственном праве отражается сословное неравенство: в порядке исключения боярам и дружинникам, при отсутствии сыновей, могли наследовать и дочери, что было совершенно невозможно для смердов.

Русская Правда повествует о существовании нескольких видов договоров, типичных для древнерусского гражданского оборота: о договоре купли-продажи, о договоре займа (отдельно выделялся договор займа между купцами), о договоре личного найма.

В связи с правовой регламентацией договоров возникает и развивается древнерусское обязательственное право, касающееся прежде всего обязательств из договоров. Для Русской Правды характерна не только имущественная, но и личная (вплоть до продажи в рабство) ответственность не исполнившего свое обязательство должника.

Для древнерусского права характерен классический состязательный процесс с процессуальным равенством сторон при пассивной роли суда. Суд был гласным и открытым. Судопроизводство носило устный характер.

Суды не были отделены от княжеской администрации. Каких-то особых форм судебного процесса не было, он не разделялся на уголовный и гражданский. Вместе с тем только по уголовным делам было возможно «гонение следа», т. е. расследование преступления по горячим следам. Особой формой предварительного расследования дела был «свод». Свод начинался «закличем» – публичным объявлением например, о краже. Если законный собственник находил человека со своей вещью, тот (новый владелец вещи) должен был объяснить, где и у кого он ее приобрел и т. д.; человек, который не мог объяснить происхождение похищенной вещи, объявлялся вором и подлежал соответствующей ответственности «Крайним» (т. е. вором) объявлялся также тот, в чьих руках находилась вещь до того, как ее следы уходили в другую землю. Также собственник забирал свою вещь, если свод доходил до третьего, а третий сам продолжал свод.

Свидетели делились на «послухов» (рассказывали про образ жизни подозреваемого и пр.) и «видоков» (очевидцев происшествия). Признавались и вещественные доказательства, например «поличное» – украденная вещь.

Особым видом доказательства была «ордалия» («суд божий») – испытания железом и водой в целях установления «истины».






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх