6. ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ ПО РУССКОЙ ПРАВДЕ

Уголовная ответственность в Киевской Руси наступала после нанесения «обиды» и за «разбой» Древнерусскому уголовному праву (что обычно для древности) была свойственна казуальность (стремление предусмотреть все жизненные ситуации).

В Русской Правде упоминаются преступления против личности, против частного имущества, однако нет указаний на государственные и некоторые другие преступления (наверное, ответственность за их совершение устанавливалась другими законодательными актами или по княжескому произволу). Правда Ярослава еще допускала кровную месть за убийство. Ярославичи заменили кровную месть вирой (штрафом за убийство). Остальные штрафы именовались продажей. Вира платилась только за убийство свободных людей. За убийство привилегированных лиц (бояре, огнищане и др.) назначалась двойная вира.

За отсечение руки и, видимо, за убийство женщин назначалось полувирье. За убийство княжеского холопа назначалась продажа в 12 гривен, за убийство холопа (и смерда, хотя многие исследователи считают, что за убийство смерда взималась полная вира) назначалась продажа в 5 гривен.

Устанавливалась продажа за нанесение телесных повреждений (отсечение различных частей тела), за «муку» (не совсем понятно, что это такое, возможно, побои или пытка).

Виры и продажи, по всей вероятности, шли князю (через специальных вирников). Помимо виры выплачивалось «головничество» (денежный выкуп) семье потерпевшего. Также виновный платил лекарю «мзду» за лечение потерпевшего.

Дикая вира платилась вервью (общиной) по принципу круговой поруки, в случаях если след преступника оканчивался в данной деревне, а также если виру не мог заплатить общинник. Судя по всему, преступника, который не мог заплатить виру, ждали поток и разграбление.

В Русской Правде не упоминаются различные формы вины, однако учитываются обстоятельства совершения преступления. Так, при убийстве «в обиде» назначалась предусмотренная вира, а при убийстве «в разбое» – высшая мера наказания, т. е. поток (телесные наказания или продажа виновного в рабство вместе с семьей) и разграбление (конфискация имущества виновного). Русская Правда не предусматривала смертной казни, хотя она практиковалась. Вместе с тем по Русской Правде преступника можно было убить на месте преступления в случаях убийства огнищанина (княжеского слуги) у клети (ведь он защищал не свое, а княжеское имущество), при воровстве в ночное время. А вот убийство вора в дневное время расценивалось уже как превышение пределов необходимой обороны.

Кражи дифференцировались не по размеру, а по виду украденного имущества.

На грани преступления и гражданского правонарушения находились такие действия, как перепахивание межи и уничтожение межевых знаков.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх