Глава 21

Восстанавливая в памяти события того последнего боя, я прихожу к мысли, что в стремлении достичь согласия с противником гораздо больше красоты и величия, чем в победе над ним.

Вернувшись в Европу, мы обнаружили, что у военных моряков нет прежнего энтузиазма и желания воевать. Победа теперь была не целью, а вопросом времени. У экипажей военных кораблей, встретившихся нам на пути домой, не было прежней решимости и уверенности. Каждый из них чувствовал себя частицей огромной структуры и понимал, что от усилий одного человека мало что зависит.

Аден. Суэц. Порт-Саид. Мальта. Гибралтар. Клайд. Эти названия ассоциировались у меня с гвоздями, вгоняемыми в крышку гроба врага. Война подходила к концу.

Было немного грустно и в то же время чрезвычайно приятно возвращаться в мир, где нет темноты джунглей. Англия еще подвергалась ракетным атакам, кое-где действовали концентрационные лагеря, но в Европе подобные вещи не могли продолжаться долго. Другое дело – Восток. Менталитет японцев, сформировавшийся во времена самураев, засел глубоко в их подсознании, и, как ни старались реформаторы, его тяжело было изменить.

Европа встретила нас радушно. Англия. Мы вошли в залив Клайд, когда вереск стал темно-лиловым, а рябина только начинала краснеть. Когда прошли боновое заграждение и двигатели притихли, появилось странное чувство, как будто все, через что мы прошли, было сном и мы никуда отсюда не уезжали. Над перископом взметнулось что-то белое – это подняли вымпел окончания кампании. Рядом развевался на ветру «Веселый Роджер». Последний поворот и прямо по курсу старая плавучая база, слегка покачивающаяся на приливной волне. Я снимаю бинокль с шеи и вешаю его на переговорную трубу – печальный и в то же время триумфальный завершающий жест. Лодка слегка дрожит, двигаясь к пирсу задним ходом.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх