27 сентября 1939 г.

9.00. Капитуляция Варшавы. А также Модлина. Роммель (из польской армии) находится в 3-й армии. 8-я армия завершает операцию. Разговор с Фельбером.

Ешоннек. Доклады об обстановке в Варшаве.

17.00. Совещание у фюрера.

Общий обзор.

Все понимают, что войну нельзя затягивать. Казалось бы, все доводы говорят в пользу этой точки зрения. Однако было бы опасным путать надежды с реальностью. Не всегда приходится действовать так, как подсказывает разум. Многое зависит от национальных интересов, престижа – факторов, которые трудно оценить. Обстановка требует продолжения войны.

ВЫВОДЫ. Нынешняя обстановка уже сложилась; через шесть месяцев она будет иной; достигнутые соглашения не являются твердой основой для ее оценки. Национальные интересы важнее соглашений (Бисмарк, примеры из недавнего прошлого). Единственным долговременным фактором является успех и сила.

Любые долгосрочные прогнозы сейчас невозможны.

Большинство нейтралов дрожит перед нами и в нашей «ненасытности» видит самую большую для себя опасность. Они привыкли к той политике твердой руки, которую по отношению к ним проводит Англия, но в то же время они понимают, что их существованию ничто не угрожает. В качестве примера можно привести Португалию. Эти страны нас не беспокоят. Их восхищение подобно трепету птицы перед змеей.

Великие державы видят в нас величайшую опасность, силу, способную изменить сложившийся в Европе порядок вещей. Война, которую мы ведем, сделала этот страх и уважение еще сильнее. Никто не любит Германию. Каждый должен осознать это.

Никто не может с уверенностью сказать, что через семь, восемь или десять месяцев приверженность стран к нейтралитету останется такой же, как сегодня, перед лицом побед немецкого оружия. Англия будет вести работу против нас. Зная об этом, никто не может быть уверен в будущем. Со временем обстановка должна ухудшиться.

Время тоже будет работать против нас, если мы не сможем использовать его эффективно. Экономически наш противник сильнее. Враг в состоянии закупать и перевозить. В военном отношении время тоже не работает на нас.

Есть надежда на то, что после того, как будет продемонстрирована мощь, дело увязнет в песке. Чемберлен пересмотрел цели войны. Уже готовится повестка дня для мирных переговоров (вопрос Польши при этом исключается).

Нам необходимо продолжать заниматься другим делом (продолжением войны). Конфликт должен быть разрешен военным путем. С учетом продолжения боевых действий должны проводиться и военные мероприятия. Но, с учетом психологических и материальных факторов, время в военном отношении работает против нас.

Психологическая сторона. Операция против Варшавы закончилась. Войска действовали выше всяких похвал. Рост престижа. Но история учит, что любые успехи не ведут никуда, если их не развивать. Вражеская пропаганда попытается принизить наши успехи. Миф о том, что немецкая пехота стала качественно слабее, якобы даст противнику шансы на Западе. Этот взгляд на вещи вдохнет во врага храбрость и сделает его более упорным. О великих победах очень быстро забывают. К сильному противнику можно привыкнуть. К первому столкновению даже слабые войска сумеют стать сильнее. Через шесть месяцев французы могут стать сильнее, чем сейчас. Отсюда ясно следует, что время работает не против наших врагов.

В стане французов сегодня каждый уверен в том, что англичане не хотят наравне с ними нести бремя военных тягот. Когда англичане прибудут на континент, это мнение изменится. Через один-два года англичане внесут в общее дело свой вклад в виде многочисленных дивизий, которые, хотя и не вполне хороши в наступлении, достаточно эффективны в оборонительных действиях. Такие перемены ослабят нынешние аргументы французов. К тому же всем известное британское упорство укрепит дух и французских войск.

Настроения в других странах. Наша пропаганда неубедительна. Боевая техника. Перевооружение армии не завершено. Соотношение материальных возможностей будет меняться не в нашу пользу. Постепенно противник станет сильнее качественно:

а) Опыт Польской кампании позволит повысить характеристики противотанковой артиллерии.

б) Зенитная артиллерия и сейчас обладает неплохим качеством, а через шесть месяцев будет значительно лучше. Возможность вести наступательные действия обусловлена степенью подавления средств обороны противника. Оборонительное оружие выбивает наступающие танки.

Широкое использование моторизованных войск возможно только при господстве в воздухе. Моторизованные войска уязвимы от атак противника с воздуха. Значение зенитной артиллерии. Сейчас противник очень слаб в этой области. Ключом к нашему успеху являются танковые войска и военно-воздушные силы. Если бы у поляков были противотанковые средства, мы не имели бы возможности праздновать победу.

Сегодня западные союзники не обладают достаточным количеством такого оружия. В течение шести – восьми месяцев их положение улучшится. За это время они смогут преодолеть имеющиеся трудности.

Однако самые крупные проблемы не обусловлены психологическим или чисто материальным фактором, а напрямую связаны с развитием стратегической ситуации. Кто-то может полагать, что Франция и Англия предпримут наступление на Западный вал с целью поскорее закончить войну. Такие предположения были и будут. Но французы не пойдут на такое наступление.

Если бы они и решились на это, попытавшись оккупировать как можно большую территорию, этот путь может привести только к их разгрому. К тому же при этом пришлось бы нарушить нейтралитет Бельгии и Голландии. Для нас это означало бы угрозу Рурскому бассейну.

Огонь дальнобойной артиллерии. Каждый прорыв увеличивает опасность. Нашим военно-воздушным силам требуется в три-четыре раза больше горючего, чем противнику. Последствия для предприятий в районе Рура и угледобывающей промышленности.

Рано или поздно кольцо блокады ослабнет. Бельгия и Голландия – не нарушать нейтралитет. Постепенная переброска бельгийских войск с французской на нашу границу (через 10 – 12 часов). При особой необходимости они могут двигаться и быстрее. Мы можем запоздать с контрнаступлением. Если они (союзники) подойдут к нашей границе, даже не занимая нашей территории, они смогут разрушить Рур.

Отсюда следует, что мы не должны ждать подхода врага. Если мирное урегулирование не состоится, необходим стремительный удар на запад. Чем раньше, тем лучше. Не ждать нападения противника, а самим наступать при малейшей возможности. То же касается и ВМС. Действовать безжалостно. Потерянного времени не вернуть.

Примерная оценка возможностей, исходя из наличия войск, техники и вооружений.

В зимнее время сформировать как можно больше новых частей. Англичане поступят так же, исходя из примера с армией Китченера, в которую никто из военных не верил. Как и в 1914 году, на нашей стороне превосходство, опыт и настойчивость. Несколько очень эмоциональных замечаний о ведении наступления на хорошо подготовленную оборону противника.

Нет сомнений, что бронетанковые войска и войска ПВО противника находятся не в лучшем состоянии. Однако это может измениться через шесть – восемь недель. Мины будут играть все большую роль; возрастет количество зенитной артиллерии малых калибров.

Эшелонирование зенитных орудий в глубину невозможно. Глубина боевых порядков дивизии составляет 30 – 40 км и более.

Каждая дорога на Западе должна быть использована. Войска на марше должны сопровождать зенитные орудия. Кроме того, для обеспечения надежной защиты передвигающихся войск на каждые 10 – 15 км необходимо иметь одну стационарную зенитную батарею, которая также будет обеспечивать защиту войск на марше. Сейчас только мы можем осуществлять переброску войск с использованием средств моторизации. У противника такой возможности нет.

Откуда у французской армии 600 зенитных батарей? И еще 700 зенитных орудий в войсках? Зачем было французам развивать этот вид артиллерии в то время, когда в Германии не было военной авиации? Оценка на основе реальных данных. У англичан положение еще хуже, чем у французов. В том, что касается средств ПВО, наш противник находится в худшем, по сравнению с нами, положении. Если бы у них была возможность оказать помощь полякам, они, конечно, сделали бы это. Но они не смогли, поскольку у самих ничего не было.

У противника гораздо хуже, чем у нас, обстоят дела с оружием, позволяющим быстро переходить от жесткой обороны к наступлению. Наше наступательное оружие продемонстрировало свою мощь в Испании и Польше.

На этих соображениях основывается наша убежденность в том, что было бы непозволительно дать противнику возможность диктовать нам характер боевых действий. Растет искусство наших войск и в ведении оборонительной войны.

В случае, если нас вынудят к позиционной войне, нашим единственным шансом на успех будет использование подводных лодок и боевых самолетов. Однако лучшим способом подорвать боевой дух противника остается наземная наступательная операция. На протяжении всей истории мы побеждали французов в войнах, в которых выступали единым народом.

Население! Имеющиеся данные о численности французской армии вызывают сомнение. Они не готовы к маневренной войне. Немецкая дивизия обладает лучшей боеспособностью, по сравнению с французской. Французы еще менее боеспособны, чем поляки. Крепость нервов! Противотанковая оборона! Решающим фактором будут англичане.

Очень важно немедленно подготовить планы наступления на Францию. Два значительных преимущества даже при ограниченных успехах: появление новых возможностей для использования военно-морских и военно-воздушных сил.

Можно ли требовать чего-то большего от войск? Значительная часть солдат и офицеров не участвовала в боевых действиях. Другие участвовали в боях, которые предъявляли мизерные требования. (В Первую мировую войну для пополнения 70% потерь войскам требовалось 10 дней.)

Через несколько недель начнется период дождей. Польская кампания была лучшей практикой – почти маневры. Через десять дней войска снова будут под полным контролем.

Техника и вооружение. Незначительные потери. Необходимо перевозить столько боеприпасов, сколько расходуется. Маневренная война требует меньше боеприпасов.

Моторизованные части: потери в средних танках восполнены, из легких танков потеряно около 50 машин – разбиты гусеницы. Если войска не смогут восстановить эти потери за 20 дней, то это плохие войска.

Гудериан. Потери от 15 до 20%, которые быстро будут восполнены. Общая замена не представляется возможной. Мнение о новых танках массой 30 – 40 тонн: Т-Ш с 50-мм пушкой и T-IV. T-IV – лучший танк.

Обсуждать наши дела с возведением понтонных мостов смешно. То же самое касается авиации: весной будет лучше, но мы не можем ждать.

Во Франции не хватает людей. В этом их слабое место. Наступать будет не сложнее, чем в Польше. Если мы не уничтожим противника, он создаст новые позиции с тысячами бетонных бункеров. Нашей целью является уничтожение французской армии.

Силы и средства. Использовать все, что удастся собрать. Как можно больше дивизий. Качество не так важно. Возможно, нам придется перейти к дивизиям двухполкового состава, что позволит сократить время обучения солдат до четырех недель. Всегда можно найти задачи для таких соединений, если только они будут способны постоять за себя.

В 1940 году только погода может быть лучше, чем при наступлении в 1918 году – вспомнить Верден. При нормальной погоде решающее значение будут иметь первые три-четыре недели. Именно этот период определит успех в проведении операции.

Расход горючего для ВВС. Цель – добраться до промышленного сердца противника (Англия?!). Самый главный принцип на случай затяжной войны: захват как можно большей территории. Это минимум. Основная цель будет достигнута только после разгрома противника. Италия откажется от своего принципа невмешательства и примет участие в войне. Все это, возможно, произойдет через три недели. Если мы не сможем успешно завершить войну, значит, заслуживаем того, чтобы самим стать побежденными. Использование зенитных орудий в интересах пехоты.

К решению можно прийти следующим путем:

1. Отказаться от всего и договориться с Чемберленом. Мы больше не правим, зато сохраняем безопасность.

2. Если это невозможно, обрушиться на противника, пока он не будет разбит.

Цель – поставить Англию на колени. Разгромить Францию. Самые большие шансы у нас на севере; успех в этом районе имеет решающее значение.

Фон Вайцзеккер. Вечер. Роль нейтральных государств. Не верить России. Фюрер следит за теми шагами, которые предпринимает итальянская сторона для достижения мира.

Фон Браухич. Вечер. Разговор о выполнении задач, поставленных нам на совещании у фюрера 27 сентября.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх