НИЧТОЖНЫЕ ПОВОДЫ ДЛЯ ССОР

– Из-за чего вы, двое, деретесь?

– Как из-за чего? У меня серые глаза, а у него голубые.

Наши читатели могут развеселиться, когда узнают, что эти слова взяты из «Альманаха Бедного Хэмфри», где они приводятся в субботу 21 марта 1829 года, в тот самый день, когда его светлость Веллингтон и герцог Уинчилси сошлись в смертельной схватке, которой можно было бы легко избежать, обратись они к суду чести.

«Конфликты такого рода, – говорит Джонас Хануэй, – в любом случае должны быть представлены суду чести, который сможет легко уладить подобную ссору, если ее участники в самом деле готовы действовать по-человечески».

Лейтенант Ньюмен был убит собратом-офицером в Атлоне (Ирландия). Причиной ссоры стало мелкое замечание, полученное, когда обе стороны играли в чехарду. Ньюмен был ранен в нос, в страшных мучениях прожил какое-то время и умер буквально от голода, поскольку не мог глотать; он оставил жену и четырех безутешных детей скорбеть по мужу и отцу.

Племянник французского министра был убит в Страсбуре (Франция) на дуэли, которая состоялась из-за вопроса, можно ли необъезженную лошадь приручить за три дня.

На дуэли в Айркорте мистер Доннелан убил мистера Калланана, который был его закадычным другом и одноклассником. Ссора возникла из-за шейного платка, который мистер Калланан одолжил у своего приятеля, когда того не было дома.

Фатальная для сэра Джорджа Рамсея дуэль состоялась в 1790 году из-за толчка, который у дверей эдинбургского театра нанес капитану Макрею слуга сэра Джорджа, и отказа последнего уволить этого слугу за подобное оскорбление. Пуля прошла рядом с сердцем, и сэр Джордж в страданиях прожил еще несколько дней. Его смерть оказала такое воздействие на несчастного слугу, что тот впал в психическое расстройство, от которого так и не оправился.

Гибельная дуэль между господами Монтгомери и Макнамарой возникла из-за легкого шлепка, которым один из этих джентльменов наградил собаку другого; в соответствии с дополнительными свидетельствами, на того, кто оказался слишком нетерпим, легла тень смерти, и он сошел под сень гробницы.

Один ирландский офицер сказал в военной кофейне на Сент-Мартинс-Лейн, что видел пространство в пятьдесят акров, буквально заполненное анчоусами, что вызвало в компании недоверчивые возгласы. Возмущенный такой реакцией на свои слова, он обозвал негодяем того, кто усомнился в них. Состоялась встреча, и, когда соперники были готовы обменяться вторыми выстрелами, ирландец подошел к своему противнику и извинился за свою столь явную ошибку, когда употребил слово «анчоусы» вместо «каперсы».

В июле 1828 года на Боу-стрит два джентльмена поссорились из-за вопроса использования угольной ямы, из-за чего один послал приглашение другому – не окажет ли тот одолжение явиться и получить пулю перед завтраком.

Доктор Додд рассказал нам, что однажды вызов был послан джентльмену, который демонстративно вышел из комнаты, в которой оскорбленный вел разговор на какую-то тему, показав тем самым, что она интересна для других, но не для него.

Отец Стерна (Лоренс Стерн (1713 – 1768), выдающийся английский писатель. – Ред.) дрался с капитаном Филипсом из-за гуся. Майор Д’Арси вывел из себя майора Доусона, попросив того принести «другой стакан» для напитка. Но наверное, случай с генералом Барри и капитаном Смитом стал самым необычным из всех, которые только случались. Редактор «Морнинг кроникл» привел нижеследующее описание его, но полный отчет мы сознательно оставляем для раздела «Ссоры между моряками и военными».

«Случай на Боу-стрит представляет собой яркую иллюстрацию тех трудностей, когда приходится противостоять готовности к ссоре. Капитан Смит и генерал Барри были пассажирами на одном из пароходов, которые ходили из Ирландии, и как-то за обедом капитан предложил генералу выпить с ним вина, но тот отказался, потому что в море спиртные напитки вызывают у него недомогание. Другая сторона сочла этот отказ оскорблением, которое требует объяснения – или же встречи.

Не будь у генерала Барри здравого смысла, этот инцидент мог бы закончиться потерей человеческой жизни. Англичанину трудно представить, как кто-то может увидеть в таком инциденте основание для личной обиды и последующей ссоры. Он может почувствовать себя обиженным, уязвленным, но ему никогда и в голову не придет вызвать на поединок и заколоть того, чье поведение не соответствует его представлениям о хорошем тоне. Он не в состоянии представить, что способен дойти до того, чтобы лишить жизни другого человека или рисковать своей собственной, не имея для того достаточных оснований, которые могли бы успокоить его совесть».






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх