22 августа 1941 г.

Директива фюрера от 21 августа ? 441412/41. Она имеет решающее значение для исхода всей кампании:

«Предложения главного командования сухопутных войск о дальнейших операциях на Востоке от 18 августа не соответствуют моим планам. Настоящим приказываю:

1. Важнейшей целью, которая должна быть достигнута до прихода зимы, является не захват Москвы, а скорее решение задач на юге, а именно оккупация Крыма, захват промышленных и угольных районов на реке Донец. Кроме того, необходимо отрезать Россию от нефтяных месторождений на Кавказе. На севере нашей целью является окружение Ленинграда и соединение с финскими войсками.

2. Оперативная обстановка сложилась для нас однозначно благоприятно. Это выражается в том, что нам удалось выйти на рубеж Гомель – Почеп. Необходимо немедленно развить этот успех нанесением концентрических ударов силами внутренних флангов групп армий «Юг» и «Центр». При этом следует провести операцию таким образом, чтобы не допустить простого вытеснения русской 5-й армии силами одной только 6-й армии, а разгромить противника, не дав ему прорваться на оборонительный рубеж: река Десна – Конотоп – река Сула. Тем самым группа армий «Юг» получит возможность выйти в район восточнее среднего течения Днепра и на центральном участке и на левом фланге продолжить наступление в направлении на Ростов и Харьков.

3. Независимо от того, как будут осуществляться последующие операции, группе армий «Центр» необходимо выделить достаточные силы для решения задачи по ликвидации русской 5-й армии. В то же время она должна оставить достаточно сил для отражения ударов противника на центральном участке своего фронта с минимальными потерями с нашей стороны. Принятое ранее решение выдвинуть левый фланг группы армий «Центр» на возвышенность в районе Торопца, где он соединится с правым флангом группы армий «Север», остается в силе.

4. Захват Крымского полуострова имеет первостепенное значение для обеспечения поставок нефти из Румынии. В связи с этим необходимо бросить все имеющиеся силы, в том числе подвижные войска, для немедленного форсирования Днепра и наступления на Крым прежде, чем противник перебросит на это направление свежие силы.

5. Не ранее, чем будет обеспечено совместно с финнами плотное окружение Ленинграда и уничтожена русская 5-я армия, возникнут предпосылки высвобождения сил, необходимых для успешного наступления и разгрома войск противника на фронте Тимошенко, как это было определено в дополнении к Директиве ? 34 от 12 августа».

[...]

Памятная записка фюрера главнокомандующему. В ней он упрекает ОКХ в неумении проводить операции в соответствии с замыслами фюрера и пытается доказать необходимость переноса основных усилий на юг и на север. При этом Москва становится второстепенной целью, чем и объясняется перенос сроков наступления на этом направлении. Меморандум полон противоречий. Кроме того, в нем рейхсмаршал (Геринг) намеренно ставится выше главнокомандующего. Главнокомандующего обвиняют в отсутствии лидерских качеств, вследствие чего он якобы находится под влиянием личных интересов командующих группами армий.

В течение всей второй половины дня и вечера – совещание с главнокомандующим и начальником оперативного отдела. Наши оперативные указания, предназначенные командующим группами армий «Юг» и «Центр», должны быть временно сведены к приказу группе армий «Центр» бросить все имеющиеся силы из Гомеля на Чернигов с целью, пока не поздно, отрезать русскую 5-ю армию. Обсуждение подробностей операции и того, как ее проведение может отразиться на состоянии дел на восточном участке фронта фон Бока, состоится завтра.

Я считаю сложившуюся в ОКХ обстановку невыносимой из-за постоянного вмешательства в наши дела со стороны фюрера. Никто другой, кроме самого фюрера, не должен нести ответственность за те метания из одной крайности в другую, к которым приводят его непрекращающиеся приказы. Да и нынешний состав ОКХ, который руководит уже четвертой по счету победоносной кампанией, только позорит свое доброе имя выполнением таких приказов. Более того, недопустимо и то, как обращаются лично с главнокомандующим. Я предложил главнокомандующему потребовать его и моей отставки. Он отказался, мотивируя это тем, что отставка все равно не будет принята. Это значит, что ничего не изменится. Наш спор в середине дня прервал телефонный звонок фельдмаршала фон Бока. Он вновь подчеркнул, что не способен долгое время удерживать фронт на Московском направлении, если его войска получат приказ прекратить наступление.

[...]






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх