ОРУЖИЕ И ВОЙСКА

У них было оружие для нападения и защиты. Для нападения были луки и стрелы, которые они носили в своих колчанах, с кремнями в качестве наконечников и зубами рыб, очень острыми; ими они стреляли с большим искусством и силой. Их луки были из превосходного жёлто-бурого дерева удивительной прочности, скорее прямые, чем изогнутые, а тетивы — из конопли. Длина лука всегда несколько меньше, чем тот, кто его несёт. Стрелы были из тростника, очень тонкого, который растёт в лагунах, длиной свыше пяти пядей. Они пригоняли к тростнику кусок тонкой палочки, очень прочной, к которой был прикреплён кремень. Они не употребляли и не знали применения яда, хотя имели в изобилии яды, которыми можно отравить стрелы.

У них были топорики из определённого металла такой формы, которые прилаживали к деревянной рукоятке. Они служили оружием и для обработки дерева. Лезвие делали ударами камня, так как металл мягкий. У них были короткие дротики в один эстадо длиной с наконечниками из твёрдого кремня, и они не имели другого оружия, кроме этого.

Для защиты у них были щиты, которые они делали из расщеплённого тростника, тщательно сплетённые, круглые и отделанные кожей оленя. Они делали панцири, стёганные из хлопка и крупной соли, набитой в два ряда или слоя, и они были крепчайшие. Некоторые сеньоры и капитаны имели как бы шлемы из дерева, но их было немного. С этим оружием они ходили на войну; плюмажи и шкуры тигров и львов надевали те, кто их имел.

У них были всегда два капитана, один постоянный и наследственный, другой избранный со многими церемониями на три года, чтобы устроить праздник, который справлялся в их месяц Паш и приходился на 12 мая, или в качестве капитана другого отряда на войне. Они называли его након; он не должен был в эти три года знать женщину, даже собственную жену, и есть мясо; они оказывали ему большое почтение и давали ему для еды рыб и игуан, которые подобны ящерицам. Он не опьянялся в это время и имел в своём доме сосуды и вещи для своего пользования отдельно; ему не служили женщины, и он не общался много с народом.

Когда три года проходили, все было как прежде. Эти два капитана обсуждали военные дела и приводили свои дела в порядок. Для этого в каждом селении были люди, избранные как солдаты, чтобы при нужде прийти на помощь с оружием; их называют хольканы, и если не хватало этих, собирали ещё людей, приводили в порядок и делили между собой. С высоким знаменем во главе они выходили в глубоком молчании из селения и так шли атаковать своих врагов, с большими криками и жестокостями, где заставали врасплох.

На дорогах и в проходах враги выставляли против них лучников в укреплениях, обычно сделанных из камня или из дерева и кольев. После победы они вырывали у мёртвых челюсть и, очищенную от мяса, держали в руке. Во время своих войн они приносили большие жертвы из добычи, а если брали в плен какого-либо выдающегося человека, его тотчас приносили в жертву, потому что не хотели оставлять в живых того, кто мог бы причинить вред после. Остальные люди, взятые в плен, были во власти того, кто их захватил.

Этим хольканам, кроме военного времени, не платили жалованья, а тогда им давали капитаны известную сумму денег, но немного, потому что она была из их средств; если не хватало, то селение ему помогало. Селение давало им также пищу, и её приготовляли для них женщины; её носили на спине из-за недостатка вьючного скота, и поэтому их войны длились недолго. Закончив войну, солдаты совершали многие бесчинства в своих селениях, пока сохранялся дух войны; сверх того, они привыкали к служению и усладам, и если кто-либо убил на войне какого-нибудь капитана или сеньора, его очень почитали и чествовали.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх