Загрузка...


  • 1. Ленинская программа подъема экономики национальных республик. Взаимопомощь народов в индустриализации страны
  • 2. Общие направления и особенности промышленного развития национальных республик
  • Глава шестая

    СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ИНДУСТРИАЛИЗАЦИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕСПУБЛИК

    1. Ленинская программа подъема экономики национальных республик. Взаимопомощь народов в индустриализации страны

    Переход к социалистической индустриализации означал начало нового этапа в развитии экономики национальных республик Советского Союза. В ходе социалистической индустриализации здесь решался широкий круг социально-экономических задач. Индустриализация обеспечивала неуклонное повышение роли социалистической крупной промышленности в хозяйстве республик, явилась фактором упрочения социалистического уклада, развития социалистических производственных отношений.

    Подъем экономики ранее отсталых районов при одновременном развитии крупнейших индустриальных центров отвечал общесоюзным интересам создания мощной тяжелой индустрии и на этой основе реконструкции всех отраслей народного хозяйства, превращения страны в могучую индустриально-аграрную державу. Социалистическая индустриализация предполагала такое перераспределение промышленного производства между районами, которое обеспечило бы коренное изменение социально-экономических условий в национальных республиках, полную ликвидацию эксплуататорских классов на всей территории Союза. Фактическое равноправие трудящихся бывших национальных окраин дореволюционной России обеспечивалось развитием экономики, повышением материального благосостояния и культурного уровня народов республик.

    Индустриализация национальных республик осуществлялась в соответствии с ленинскими принципами размещения производительных сил. Важнейший момент рационального размещения промышленности — подъем экономики отсталых в прошлом районов и национальных республик.

    Важнейшее значение для решения общих задач индустриализации национальных республик имела разработка единого плана хозяйственного строительства, ибо только в рамках такого плана можно было объединить совместные усилия народов, направить их на создание общей для всей страны материально-технической базы социализма при одновременном развитии экономики всех национальных районов и республик. Определяя перспективы социалистического строительства, партийные организации национальных республик в решениях по хозяйственным вопросам исходили из интернациональных задач, способствуя тем самым экономическому сближению народов нашей страны. Так, V съезд КП(б) Армении (ноябрь 1927 г.), устанавливая задачи социалистического преобразования экономики, поручал правительству республики при разработке планов индустриализации исходить прежде всего из перспектив развития народного хозяйства СССР633. Так обеспечивалось сочетание общесоюзных и национальных интересов в экономической политике Советского государства.

    Коммунистическая партия исходила из того, что социализм можно было построить лишь при условии ликвидации существовавших диспропорций в экономической структуре национальных и центральных районов, такого роста производительных сил ранее отсталых окраин, который обеспечил бы всемерное развитие социалистических производственных отношений на всей территории страны.

    Новая территориальная организация промышленности создавалась в острой борьбе с буржуазными влияниями в области планирования и попытками применить в социалистическом хозяйстве буржуазные теории размещения производительных сил. Партия боролась и против великодержавного шовинизма и местного национализма, игнорировавшего общие закономерности социалистического строительства. Поэтому разоблачение оппортунистических теорий приобрело исключительно важное практическое значение.

    В противоположность буржуазным экономистам, советские плановые органы определили темпы и пропорции индустриального развития республик исходя не из какого-нибудь отдельного фактора, а из всей суммы задач социалистического строительства, с учетом социально-экономических, природных, исторических и национальных особенностей республик. Социалистическая индустриализация национальных республик обеспечивала развитие крупного промышленного производства средств производства и предметов потребления. Большое внимание уделялось местной промышленности. Улучшение условий жизни наций и народностей стало одним из важнейших разделов народнохозяйственных планов.

    Современные буржуазные фальсификаторы пытаются представить в искаженном виде политику Советского государства в деле индустриализации национальных районов. Они утверждают, что эта политика игнорировала реальные условия и интересы отдельных наций и народностей. В действительности же ленинская программа индустриализации страны предусматривала тщательный учет местных особенностей национальных республик в интересах ускоренного подъема хозяйства каждой из них и страны в целом. В рамках добровольного союза наций и с помощью, которую высокоразвитые промышленные районы им оказывали, трудящиеся республик перестраивали экономику на социалистических началах. Советское государство, намечая перспективы промышленного развития национальных республик, исходило из конкретных условий каждой из них и принимало во внимание национальные интересы всех народов.

    Руководствуясь ленинскими принципами национальной политики, Коммунистическая партия определила основные направления развития экономики союзных республик. XV съезд партии (декабрь 1927 г.) в Директивах по составлению пятилетнего плана народного хозяйства указал, что «план должен уделить особое внимание вопросам подъема экономики и культуры отсталых национальных окраин и отсталых районов, исходя из необходимости постепенной ликвидации их экономической и культурной отсталости, соответственно предусматривая более быстрый темп развития их экономики и культуры, исходя из увязки нужд и потребностей этих районов с нуждами и потребностями Союза»634. Первый пятилетний план наметил более высокие темпы развития промышленности национальных республик, чем в среднем по СССР, с целью подтягивания их промышленного уровня, повышения удельного веса республик в валовой продукции промышленности страны. Тенденция ускоренной индустриализации национальных республик отражалась в планируемом на пятилетие соотношении темпов роста основных производственных фондов государственной промышленности по отдельным республикам и по стране в целом. Если рост основных фондов по СССР в целом должен был составить за пятилетку 289% (1932/33 г. в % к 1928/29 г.), по Центрально-Промышленному району — 199 и Ленинграду — 211, то по ЗСФСР (без Азнефти) — 302, УССР — 308, БССР — 442, республикам Средней Азии — 494 и Казахстану — 549%635. Важное место в пятилетнем плане занимала проблема подготовки в национальных республиках кадров промышленных рабочих и специалистов. Пятилетний план предусматривал сочетание общесоюзных и национальных интересов при особом внимании к нуждам малых народов.

    Надо отметить, что установленные в первом пятилетнем плане задания по республикам в ходе выполнения пятилетки уточнялись и изменялись в соответствии с растущими возможностями индустриального развития. Так, в Таджикистане, бывшем одной из самых отсталых республик, в первом пятилетнем плане ставилась задача создать главным образом промышленность по переработке сельскохозяйственного сырья, а также осуществить разведку и приступить к использованию полезных ископаемых636. Но I съезд Компартии Таджикистана (январь 1930 г.) выдвинул ряд новых задач в области развития тяжелой промышленности (топливной, электроэнергетики, химической, добычи полезных ископаемых)637. В резолюции XVI съезда ВКП(б) указывалось на необходимость форсированного развития промышленности в восточных районах, в том числе в республиках Средней Азии и в Казахстане, опирающейся на местные сырьевые ресурсы638.

    Социалистическая индустриализация национальных республик явилась важнейшим рычагом подъема экономики и культуры, решающей предпосылкой социалистического преобразования сельского хозяйства. Решение проблем индустриализации в конечном итоге подчинялось единой цели — ликвидации экономической и культурной отсталости национальных республик и созданию в каждой из них материальной основы для развития социалистических производственных отношений.

    Трудящиеся советских республик создавали материально-техническую базу социализма объединенными усилиями в рамках единого многонационального государства. Осуществление плана индустриализации потребовало прежде всего крупных капиталовложений. Однако та экономическая база, которой располагали национальные республики, не могла дать сколько-нибудь достаточных накоплений. Поэтому в создании промышленности национальные республики непосредственно опирались на помощь Союзного государства, которое эффективно использовало механизм планомерного распределения и перераспределения экономических ресурсов в пользу республик, особенно нуждавшихся в них.

    Часть мобилизованных государственным бюджетом СССР ресурсов перераспределялась в качестве дотаций республиканским бюджетам. Причем в бюджетах экономически наиболее слабых республик, как, например, республик Средней Азии, эти дотации занимали наибольший удельный вес. Так, дотации в бюджете Туркменской ССР за 1926—1932 гг. составляли свыше 50%, а в бюджете Таджикской ССР в 1926 г. — 84,4%, в 1927 г. — 92,2%, в 1928 г. — 79,7%, в 1929 г. — 72,6%639. Вложения по союзному бюджету (включая и республиканские бюджеты) в хозяйство и культурное строительство республик Средней Азии составили за годы первой пятилетки 2,5 млрд. руб., а удельный вес союзных, вложений в общей сумме вложений увеличился с 42,4% в 1928/29 г. до 62,2% в 1932 г. В годы первой пятилетки планируемая сумма капиталовложений в промышленность Узбекской ССР обеспечивалась общесоюзными средствами на 57,7%, а средствами самой республики — на 42,3%640. В наиболее отсталых республиках роль общесоюзных дотаций в развитии промышленности была гораздо выше.

    Советское государство финансировало важнейшие отрасли хозяйственного и культурного строительства БССР, где на сооружение таких промышленных объектов, как фабрика искусственного волокна в Могилеве, Кричевский цементный завод, Бобруйский и Гомельский деревообрабатывающие комбинаты, Гомельский стекольный и другие заводы было затрачено более 100 млн. руб., на развитие железнодорожного транспорта — более 115 млн. руб. Объем же накоплений промышленности БССР на основе роста ее социалистического сектора составил за четыре года пятилетки 158,6 млн. руб., т. е. меньше суммы вложений, финансируемой за счет госбюджета.

    С расширением внутриреспубликанских возможностей увеличения накоплений уменьшался удельный вес общесоюзных дотаций в общей сумме поступлений республиканских бюджетов. Снижение доли дотаций из общесоюзного бюджета в общей сумме бюджетных ассигнований республик на народное хозяйство происходило при одновременном росте абсолютной величины этих дотаций. Так, общая сумма дотаций республиканским бюджетам за 1928—1932 гг. выросла в 3,6 раза, в том числе по Украинской ССР с 0,1 млн. до 16,9 млн. руб., в Туркменской ССР — с 14,8 до 65,3 млн. руб., в Узбекской ССР — с 29,3 до 31,8 млн. руб.641

    Конечно, за счет лишь мобилизации внутриреспубликанских ресурсов в республиках Средней Азии, Закавказья, Белоруссии, Казахстане невозможно было осуществить программу промышленного строительства. Значительную помощь оказало государство и развитой в индустриальном отношении Украинской ССР, на территории которой было сконцентрировано большое число крупнейших предприятий тяжелой индустрии общесоюзного значения.

    Развитые промышленные районы страны оказывали поддержку национальным республикам в самых разнообразных формах. Так, московские и ленинградские заводы изготовляли оборудование и механизмы для промышленных предприятий республик, в строительстве которых непосредственно принимали участие тысячи инженеров, квалифицированных рабочих из центральных областей. Помощь опытом и кадрами новостройкам национальных районов со стороны старых индустриальных центров — важная форма помощи национальным районам. Посылка в 1931 г. Донбассом 400 квалифицированных рабочих и специалистов в Караганду — яркий пример такой поддержки передовых отрядов рабочего класса страны в деле создания промышленных очагов в национальных районах.

    Буржуазные фальсификаторы истории советской экономики не упоминают о помощи отсталым районам со стороны высокоразвитых индустриальных центров. Они сознательно затушевывают тот факт, что в ряде национальных республик СССР накануне индустриализации преобладали отсталые формы хозяйства. А главное, численность населения и наличие сырьевых ресурсов отнюдь не определяют темпов и уровня промышленного развития. Рост накоплений на первых этапах социалистической индустриализации национальных республик зависел прежде всего от масштабов помощи, оказываемой отсталым окраинам центральными районами. Очевиден классовый смысл «теорий», выдвигаемых противниками индустриализации и самостоятельного пути развития молодых государств, — желание сохранить отсталые страны на положении сырьевых придатков империалистических держав. Опыт СССР показывает, что при условии поддержки со стороны экономически развитых стран народы слаборазвитых районов могут в течение сравнительно короткого отрезка времени создать собственную машинную индустрию.

    Материальная помощь, оказываемая Советским государством национальным республикам, обеспечивала высокие темпы роста их бюджетных вложений в народное хозяйство, что явилось условием преодоления в кратчайший срок их экономической отсталости. Так, сумма бюджетных вложений в народное хозяйство и культурное строительство в целом и расход этих средств в расчете на душу населения особенно быстро увеличивались по республикам Средней Азии и Белоруссии.

    Осуществление индустриализации национальных республик, опиравшееся на помощь ведущих высокоразвитых экономических районов страны, сопровождалось все более активным использованием внутриреспубликанских ресурсов, ставшим одним из факторов ускоренной индустриализации каждой республики и страны в целом.

    В образовании накоплений в преимущественно аграрных республиках, каковыми были, например, республики Средней Азии, ведущую роль на первых этапах индустриализации играло сельское хозяйство. Расширению масштабов накопления в сельском хозяйстве республик способствовала помощь Союзного государства, которое финансировало строительство ирригационных сооружений, способствовало развитию отдельных отраслей сельского хозяйства посредством льготной для крестьянства бывших национальных окраин налоговой политики. По мере развития и повышения рентабельности крупной промышленности возрастает роль последней в формировании государственных накоплений: путем отчислений от прибылей промышленности642. Роль промышленности в формировании ресурсов накопления была неодинакова в различных республиках.

    В процессе индустриализации строительство крупных промышленных предприятий на территории республик финансировалось преимущественно по общесоюзному бюджету. Данные табл. 1 характеризуют финансирование промышленности национальных республик в первые годы социалистической индустриализации643.

    Таблица 1

    Бюджетные расходы на финансирование промышленности
    1926/27 г. 1927/28 г. 1928/29 г.
    млн. руб. % к итогу млн. руб. % к итогу млн. руб. % к итогу
    СССР 314,0 69,1 508,4 77,0 805,2 80,6
    РСФСР 78,4 17,3 93,6 14,3 124,1 12,4
    УССР 37,6 8,3 23,4 3,6 22,6 2,3
    БССР 3,8 0,8 6,9 1,1 11,2 1,1
    ЗСФСР 12,7 2,8 16,6 2,5 23,2 2,3
    Туркменская ССР 3,2 0,7 4,6 0,7 4,9 0,5
    Узбекская ССР 4,7 1,0 5,2 0,8 8,3 0,8
    Итого по республиканским бюджетам 140,4 30,9 150,3 23,0 194,3 19,4
    Всего 454,4 100,0 658,7 100,0 999,5 100,0

    В состав общесоюзной промышленности входили наиболее крупные предприятия, которые имели межреспубликанское и общесоюзное значение. Их строительство требовало больших вложений, а в течение пятилетки возрастала доля затрат на новое строительство как по стране в целом, так и в отдельных республиках.

    Мобилизация внутриреспубликанских ресурсов позволила расширить масштабы накопления и увеличить бюджетные ассигнования на развитие промышленности.

    Важную роль в мобилизации ресурсов для развития народного хозяйства играли государственные займы, поступления от реализации которых составили, например, в Узбекской ССР в 1926—1929 гг. более 23 млн. руб.644 Осуществление режима экономии на промышленных предприятиях республик способствовало повышению их рентабельности.

    Проведение в республиках классовой налоговой политики позволяло через бюджет перераспределять ресурсы из частного сектора на развитие крупной государственной промышленности.

    Постепенно становились рентабельными многие предприятия тяжелой промышленности. Однако поступления от тяжелой промышленности в бюджет лишь частично компенсировали ассигнования на ее дальнейшее развитие645. Это было обусловлено низкой рентабельностью отраслей тяжелой индустрии, плановым перераспределением бюджетных средств в пользу этих отраслей.

    В Украинской ССР бюджетное финансирование покрывалось платежами промышленности в бюджет из прибылей данного года в 1926/27 г. на 23%, а в 1927/28 г. до 35%646. Такой низкий сравнительно с СССР в целом процент покрытия был обусловлен значительно более низкой рентабельностью промышленности Украины, в которой преобладали отрасли тяжелой индустрии.

    Промышленность Узбекской ССР в 1924/25 г. вообще не дала отчислений в бюджет; в 1932 г. они составили уже 2,5% бюджетных поступлений. А по СССР и РСФСР этот показатель составлял соответственно 9,6% и 5,6%647.

    Если Советское государство оказывало систематическую помощь национальным республикам и районам, то в свою очередь каждая республика непрерывно увеличивала свой вклад в формирование экономических ресурсов. Однако перераспределение общесоюзных средств в пользу республик происходило на всем протяжении строительства социализма.

    На первом этапе индустриализации Киргизии основным источником капитальных вложений являлись бюджетные ассигнования Союза и РСФСР, так как в годы первой пятилетки местный бюджет был дефицитным, а внутрипромышленное накопление — невелико. Доля союзного и федеративного бюджета в бюджетных ассигнованиях Киргизии за первую пятилетку в среднем составила 96,3%, тогда как доля местного бюджета не превышала 3,7%648.

    Государство оказывало огромную помощь республикам в организации и проведении разведок полезных ископаемых.

    Вовлекая местное население в социалистическое строительство, партийные организации национальных республик направляли свои усилия на мобилизацию средств для ускоренного развития промышленности. Например, трудящиеся Таджикистана в первые годы социалистической индустриализации добивались развития тех отраслей сельского хозяйства, и прежде всего хлопководства, которые, как отмечалось в резолюции II Таджикской областной партийной конференции (февраль 1929 г.), явились бы основой для расширения сырьевой базы индустриализации страны649. Экспорт сырья, производимого в республиках, давал возможность увеличить валютные запасы, столь необходимые для приобретения оборудования на мировом рынке650. Все это свидетельствует о многостороннем вкладе национальных республик в решение задач социалистической индустриализации уже на первых ее этапах.

    Увеличение накоплений в республиках базировалось на улучшении использования не только материальных, но и трудовых ресурсов. В резолюции совещания Закавказского Крайкома ВКП(б) (май 1926 г.) отмечалось, что необходимость накопления средств для индустриализации требует, чтобы республиканские партийные организации вовлекали в социалистическое строительство самые широкие слои местного населения651. Рост численности рабочих в промышленности стал одним из факторов увеличения производства чистой продукции в этой отрасли народного хозяйства.

    2. Общие направления и особенности промышленного развития национальных республик

    Наиболее существенные стороны процесса социалистической индустриализации были общими для всех республик. Вместе с тем конкретное решение задач индустриализации в каждой республике имело свои особенности, которые проявлялись в динамике промышленного производства, в изменении структуры народного хозяйства. Эти особенности определялись спецификой условий в отдельных республиках.

    Для того чтобы планомерно развивать экономику национальных республик в соответствии с интересами страны целом, необходимо было учитывать как общие закономерности переходного периода, так и экономические и природные условия, национальные особенности отдельных районов. На это указывал В. И. Ленин652. Эти особенности вытекали прежде всего из различий в уровнях экономического, социального и культурного развития республик, которые были еще очень велики.

    Одним из основных районов фабрично-заводской промышленности страны была Украина. В 1927 г. на ее долю приходилось 77,5% добываемого в стране угля, 72,8% производимого чугуна и более половины продукции сельскохозяйственного машиностроения. В то же время в республиках Средней Азии и Казахстане не было развитой крупной промышленности, а те предприятия, которыми они располагали, имели слабую техническую базу. Чрезвычайно противоречивый характер носила экономика Закавказья, где существование очагов добывающей промышленности в нескольких районах сочеталось с отсталыми формами хозяйства на остальной территории.

    К концу восстановительного периода еще сохранялся разрыв в уровнях экономического развития центральных районов РСФСР и Украины, с одной стороны, и отсталых национальных республик — с другой. Так, если удельный вес фабрично-заводской промышленности в общем объеме основных фондов и оборотных средств крупной промышленности страны составлял в 1926/27 г. — 22,4%, то в промышленности Средней Азии и Казахстана он составил всего лишь 1,3%, Белоруссии — 0,7%. Естествен отсюда и низкий удельный вес фабрично-заводской индустрии в общем объеме промышленного производства в национальных республиках, явившийся следствием господствовавшей при капитализме неравномерности промышленного развития отдельных районов и колониальной политики царского правительства.

    В национальных республиках чрезвычайно широкое распространение получило кустарно-ремесленное производство, удовлетворявшее большую часть потребностей населения в обуви, одежде и домашней утвари. Если в целом по СССР в 1926/27 г. мелкая промышленность по отношению ко всей промышленности, крупной и мелкой, составила по числу занятых в ней лиц 57,1% и в валовом обороте — 22,4%, то в национальных республиках, кроме ЗСФСР и УССР, мелкая промышленность по числу лиц занимала от 72,3% в БССР до 94,3% в Туркменской ССР, а в валовом обороте республик — от 34,1% в Дагестанской АССР до 65% в Киргизской АССР. В Казахстане мелкая промышленность давала в 1927/28 г. 57% всей промышленной продукции. Ее удельный вес в 1926/27 г. в металлообрабатывающей промышленности достигал 91%, в деревообрабатывающей — 82%, в маслобойной — 70%, в производстве одежды и предметов туалета — 98%653. Особенно велика была роль мелкой промышленности в удовлетворении насущных потребностей населения республик.

    В народном хозяйстве национальных республик преобладающее место занимало сельское хозяйство. Промышленность национальных республик, за исключением Украины и Закавказья (добывающих и использующих горное и горнозаводское сырье), использовала преимущественно сельскохозяйственное сырье, что обусловливало большую зависимость промышленности от уровня развития сельского хозяйства. В то же время отсталая обрабатывающая промышленность была не в состоянии поглотить всю массу производимого в них сельскохозяйственного сырья, которое вывозилось в центральные районы и частично поступало обратно в виде готовой продукции.

    Цензовая промышленность национальных республик имела к началу индустриализации в основном тот производственный состав, который сложился в дореволюционной России. Отраслевая специализация фабрично-заводской промышленности среднеазиатских республик, Казахстана не только свидетельствовала об отсталости их экономики, но и, будучи крайне односторонней, не могла служить базой для расширения промышленного производства быстрыми темпами.

    Существенные диспропорции имелись и в промышленности УССР. В 1926 г. на каменноугольную и металлическую промышленность Украины приходилось 41,6% всей валовой продукции, в том числе на машиностроение — 8,6%654. Отсутствие ряда отраслей тяжелой и легкой промышленности, особенно таких, как химическая, хлопчатобумажная, не давало возможности комплексно использовать сырьевые ресурсы, вызывало нерациональные перевозки сырья и готовой продукции. Низкий удельный вес машиностроения сдерживал выполнение тех задач, которые были поставлены перед народным хозяйством УССР, в частности снабжение отсталых национальных республик и окраин машинами и оборудованием.

    В Белоруссии такие отрасли промышленности, как лесопильная, фанерная, стекольная, бумагоделательная, занимали в валовой продукции промышленности республики 38,2%, а на металлообрабатывающую промышленность приходилось всего 2,8%. Имевшиеся в Белоруссии зачатки тяжелой промышленности были ликвидированы в период империалистической и гражданской войн.

    Промышленность Среднеазиатских республик и Закавказья имела крайне одностороннюю специализацию, около 2/3 производства крупной промышленности в республиках Средней Азии приходилось на долю хлопкоочистительной промышленности. В Закавказье однобокость промышленного развития нашла свое отражение в том, что удельный вес нефтяной промышленности в валовой продукции составлял 68,1%, а добыча и выплавка цветных металлов — 1,4%. Хлопкоочистительная промышленность Средней Азии и добывающая промышленность Закавказья удовлетворяли потребности центральных районов страны и, развиваясь обособленно от других отраслей, были слабо увязаны с экономикой республик в целом.

    Положительным фактором было то, что в крупной промышленности развитых республик к концу восстановительного периода господствовали социалистические формы хозяйства. Но социалистический сектор в республиках Средней Азии, Казахстане и Закавказье вследствие слабого и однобокого развития крупной промышленности и высокого удельного веса мелкой промышленности (в общем объеме промышленного производства и по количеству занятых в ней лиц) не имел такой прочной базы, как в центральных районах страны. Например, в мелкой промышленности среднеазиатских и закавказских республик преобладал частный сектор, который по количеству занятых в нем и валовому обороту составлял в 1926/27 г. в ЗСФСР соответственно — 99,5 и 99,4%, в Узбекской ССР — 94,5 и 87,4%, в Туркменской ССР — 99,7 и 97,9%655.

    В целом экономика национальных республик к началу индустриализации носила еще преимущественно аграрный характер. Крайне неудовлетворительная производственная структура, недостаточное развитие отраслей тяжелой промышленности при значительном удельном весе мелкотоварного производства склоняли чашу весов в пользу частного сектора.

    В ходе индустриализации совместными усилиями наций и народностей Советского Союза создавалась единая для всей страны, для всех национальных республик, материально-техническая база социализма. Создание и развитие промышленности в каждой республике, масштабы и структура промышленного производства определялись необходимостью решения общих для страны задач с учетом потребностей и особенностей национальных республик и областей.

    Помощь, оказываемая важнейшими индустриальными районами, и мобилизация внутренних ресурсов республик позволили приступить к развернутому промышленному строительству на их территории. В 1928 г. резко возросли капиталовложения в промышленность национальных республик. По сравнению с затратами, произведенными до начала пятилетки в планируемую ВСНХ промышленность, вложения в промышленность в первый год пятилетки увеличились в БССР в 4 раза, ЗСФСР — в 7, УССР — в 40, Башкирии — в 90 раз. Это знаменовало собой начало нового этапа в развитии промышленности национальных республик.

    Национальные республики играли неодинаковую роль в промышленном развитии страны. Поэтому распределение средств, направляемых на капитальное строительство в промышленность, осуществлялось в соответствии с тем вкладом, который каждая из республик могла внести в общее дело индустриализации страны. Одновременно учитывался и структурный фактор народного хозяйства республик, а также складывающиеся между ними экономические связи, обусловленные направлением их специализации. Самая высокая доля затрат, как показывают данные по капиталовложениям государственных и кооперативных организаций и предприятий в промышленное производство (табл. 2), приходилась на РСФСР, УССР и республики Закавказья. В процентах это составило за годы первой пятилетки соответственно 69,1; 20,6; 5,2. Наибольший удельный вес в общей сумме капиталовложений приходится на РСФСР, Украину и Закавказье, поскольку, во-первых, большие средства были необходимы для расширения и реконструкции существующих заводов, и, во-вторых, в ряде случаев здесь особенно было выгодно создавать новые промышленные предприятия.

    Таблица 2

    Капитальные вложения государственных и кооперативных предприятий и организаций в промышленность по союзным республикам (в сопоставимых ценах, млн. руб.) *
    1918—1928 гг. (без IV квартала 1928 г.) Первая пятилетка Первая пятилетка, в к 1918—1928 гг. Распределение капитальных вложений в промышленность по союзным республикам, %
    1918—1928 гг. (без IV кв. 1928 г.) Первая пятилетка
    СССР 643 2897,6 450,5 100 100
    РСФСР 441,2 2002,6 453,9 68,6 69,1
    Украинская ССР 119,3 596,0 499,6 18,5 20,6
    Белорусская ССР 4,6 24,3 528,3 0,7 0,8
    Казахская АССР 36,2 76,8 212,2 5,6 2,7
    Республики Средней Азии 13,3 47,1 354,1 2,1 1,6
    Узбекская ССР 7,3 29,2 400,0 1,1 1,0
    Киргизская АССР 1,1 3,5 318,2 0,2 0,1
    Таджикская ССР 3,6 8,0 222,2 0,6 0,3
    Туркменская ССР 1,3 6,4 492,3 0,2 0,2
    Республики Закавказья 28,7 149,4 520,6 4,5 5,2
    Грузинская ССР 9,2 43,1 468,5 1,4 1,5
    Азербайджанская ССР 17,2 90,7 527,3 2,7 3,1
    Армянская ССР 2,3 15,6 678,2 0,4 0,6

    * «Капитальное строительство в СССР». Статистический сборник. М., Госстатиздат, 1961, стр. 110.

    С переходом к индустриализации страны соотношение между затратами на новое строительство и на расширение и реконструкцию старых предприятий изменилось в границах экономических районов в сторону повышения доли первого. Эта тенденция наблюдалась по всем национальным республикам, в каждой из них она получила свое особое преломление из-за разных сроков окончания восстановительного периода. Если Украина завершила восстановление своей промышленности в 1925 г., то Закавказье — в 1926 г., а республики Средней Азии и Казахстан — лишь к 1928 г. Поэтому те республики, в которых восстановление промышленности закончилось раньше, получили возможность резко повысить объем капиталовложений, направляемых на новое строительство.

    В целом за первую пятилетку для всех республик был характерен более высокий удельный вес нового строительства в капитальных затратах, чем в среднем по стране. Так, если по Союзу капиталовложения в новое строительство (в % ко всей сумме капиталовложений в промышленность) составили 42,4%, то по ЗСФСР — 65,0, по БССР — 58,3, по Казахстану — 63,0, по Туркмении — 74,3%.

    В начальный период индустриализации значительная часть капиталовложений направлялась в наиболее развитые в промышленном отношении районы страны с целью форсированного подъема отраслей тяжелой промышленности, играющих решающую роль в техническом перевооружении народного хозяйства и укреплении оборонной мощи страны. Так, в промышленность Украины в течение 1925/26—1927/28 гг. было вложено 50% всех капиталовложений в промышленность страны656.

    Необходимо отметить, что в некоторых республиках, например в Белоруссии, фактически доля затрат на новое строительство была гораздо выше, чем 58,3%, так как на деле реконструкционные работы завершались почти полным обновлением предприятий. Так, в БССР за 1928—1932 гг. число предприятий, вновь построенных и реконструированных более чем на 80%, составило 66,2%, в том числе в топливной промышленности — 94,7, в металлообрабатывающей промышленности — 90,9, химической — 83,3, в швейной и обувной промышленности — 100%. На долю указанных предприятий приходилось 79,7% рабочих, 76,7% основных фондов и 81,2% валовой продукции657. В тех республиках, где крупная промышленность была особенно слабо развита, например в Средней Азии и Казахстане, подавляющая часть капиталовложений направлялась на новое строительство. Основное внимание при выполнении строительной программы в этих республиках сосредоточивалось главным образом на строительстве крупнейших предприятий общесоюзного значения.

    При низком исходном уровне промышленности в национальных республиках ввод в действие новых и коренным образом реконструированных предприятий резко повышал темп их промышленного развития. Но удаленность от индустриальных центров, неразвитость транспортной системы и слабая изученность территории национальных окраин замедляли рост промышленности, ибо здесь на каждую единицу прироста продукции в абсолютном выражении требовалось гораздо больше капиталовложений, чем в центральных районах, где при создании фабрик и заводов использовались преимущества концентрации производства. Слабое развитие транспорта затрудняло само расширение промышленного строительства. Среднеазиатские республики испытывали особый недостаток в топливе, в строительных материалах, что вызывало необходимость развития в этом районе электроэнергетики, более широкого использования местных топливных и других ресурсов.

    Несмотря на все трудности, промышленное строительство развивалось в национальных республиках быстрыми темпами, в результате чего значительно расширилась их материально-техническая база. Об этом свидетельствуют показатели прироста основных производственных фондов крупной промышленности за 1927/28—1932/33 гг. (млрд. руб.)658:

    1927/28 г. 1932/33 г. 1932/33 г. к 1927/28 г., во сколько раз
    СССР 10,3 22,6 2,0
    УССР 2,1 4,5 2,1
    БССР 0,082 0,313 3,8
    ЗСФСР 0,576 1,394 2,3
    Казахстан 0,064 0,164 2,5
    Республики Средней Азии 0,083 0,312 3,7

    Быстрые темпы роста основных фондов в прошлом экономически отсталых республик Средней Азии, Белоруссии и Казахстана были вызваны не только увеличением капиталовложений в их промышленность, но и высокой степенью освоения этих вложений. Так, в промышленности БССР было построено и введено в действие за годы пятилетки 78 крупных и около 460 мелких предприятий, организовано 25 новых производств659. Вновь созданные крупные предприятия дали в 1932 г. около 52% всей валовой продукции крупной промышленности республики.

    В Казахстане только по промышленности Наркомтяжпрома, Наркомлегпрома и Наркомснаба вступили в строй 37 новых и заново переоборудованных предприятий. За пятилетие основные фонды промышленности Наркомтяжпрома возросли более чем в 3 раза. На основе имеющихся в Казахстане ресурсов была почти заново создана промышленность строительных материалов, коренным образом реконструирована цветная металлургия, построен ряд предприятий кожевенно-обувной и пищевой промышленности.

    Из крупнейших предприятий Казахстана, давших продукцию в первой пятилетке, следует отметить Иртышский медеплавильный и свинцовый заводы, Карагандинские, Ленгерские, Берчогурские, Чакпакские угольные копи, два кальцитовых завода, Темирские нефтепромыслы, Талды-Курганский и Семипалатинский кожзаводы, обувную, швейную, шорноседельную, шелкомотальную фабрики и кожзавод в Алма-Ате, два войлочно-валяльных завода и рисовый завод в Кзыл-Орде, две электростанции. Кроме того, в первой пятилетке было начато строительство 14 крупных предприятий тяжелой и легкой промышленности, электростанции.

    За годы первой пятилетки в республиках Средней Азии возник ряд новых отраслей и коренным образом были переоборудованы старые отрасли. Постройкой Ташсельмаша было положено начало созданию сельскохозяйственного машиностроения в Средней Азии. Новыми отраслями для среднеазиатских республик явились: серная промышленность, по которой они стали ведущими в СССР, основная химия на базе мирабилита Кара-Бугаза. Были построены Ферганская и Ашхабадская хлопчатобумажные фабрики — первые текстильные фабрики в Средней Азии, Маргеланская, Ходжентская, Сталинабадская, Чарджуйская шелкомотальные фабрики, крупный сахарный завод в Киргизии. В 1932 г. вступили в эксплуатацию крупные предприятия пищевой промышленности — консервный завод (Каунчи), мощный Ферганский маслозавод, маслозаводы в Каттакургане и Курган-Тюбе; закончено строительство Кувасайского цементного завода, капитально реконструирован химический завод и начал строиться ряд других предприятий тяжелой промышленности.

    В Узбекистане в 1925 г. функционировало 118 предприятий, представляющих 21 отрасль, а уже к началу 1928 г. промышленность Узбекистана насчитывала 35 отраслей со 166 предприятиями660. Хотя новые отрасли были представлены одним-двумя маломощными предприятиями, был сделан значительный шаг на пути индустриализации Узбекской ССР.

    Уже в итоге первой пятилетки наметилась новая промышленная специализация республик и место каждой из них в общественном разделении труда. Промышленность Средней Азии, БССР, ЗСФСР стала выпускать машины, химикалии, искусственное волокно. Наряду с развертыванием отраслей добывающей промышленности создавались предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья, строились и другие предприятия обрабатывающей промышленности.

    Формирование новой промышленной структуры республик и углубление их специализации вело к расширению как межрайонных, так и внутрирайонных экономических связей. Развитие последних имело особенно важное значение для Среднеазиатского экономического района, где с точки зрения экономии общественного труда было целесообразно создавать комплекс отраслей промышленности, обеспечивающих в максимальной степени потребности края. Это способствовало сокращению перевозок ряда промышленных изделий из далеко расположенных промышленных районов. Потребности республик Средней Азии в топливе, строительных материалах и предметах потребления теперь покрывались в значительной степени за счет увеличения объема их производства внутри региона.

    Увеличение объема промышленного производства и возникновение новых отраслей происходило на базе рационализации размещения промышленности внутри Среднеазиатского экономического района. Это нашло выражение в расширении отраслевой структуры промышленности ранее отсталых республик и в концентрации ряда специализированных производств в республиках, располагающих благоприятными природными и экономическими условиями для их размещения. Например, развитие цементной и обувной промышленности в Узбекской ССР; производство хозяйственного стекла, рыбной и соляной промышленности — в Туркменской ССР, угольной и сахарной — в Киргизской АССР, т. е. отраслей, в продукции которых нуждались все среднеазиатские республики, что обусловливало необходимость расширения как внутрирайонных, так и межрайонных экономических связей.

    Расширение материально-технической базы национальных республик послужило основой высоких темпов роста валовой продукции их промышленности.

    Рост промышленного потенциала республик обеспечивал увеличение вклада каждой из них в создание материально-технической базы социализма, повышение их роли в территориальном разделении труда. Увеличение добычи нефти в Бакинском районе Азербайджана, производства цветных металлов и добычи угля в Казахстане, производства хлопка в Средней Азии имело общесоюзное значение и непосредственно влияло на развитие промышленности других республик и всей страны.

    Перевыполнение трудящимися республик плановых заданий обеспечивало получение дополнительной, необходимой стране промышленной продукции.

    Благодаря технической реконструкции нефтяной промышленности, усовершенствованию методов бурения, добычи и переработки нефти первый пятилетний план в этой отрасли был выполнен в 2,5 года661. Индустрия ранее отсталых республик, особенно крупная, развивалась, как показывают данные табл. 3, более быстрыми темпами по сравнению с центральными районами СССР и Украинской ССР, которые до начала пятилетки в индустриальном отношении стояли на первом месте (1913 г. = 1).

    Таблица 3

    Темпы роста промышленной продукции
    1928 г. 1932 г. 1932 г. % к 1928 г. (крупная промышленность)
    вся промышленность крупная промышленность вся промышленность крупная промышленность
    СССР 1,3 1,5 2,7 3,5 231,5
    Украинская ССР 1,2 1,4 2,4 3,2 229,0
    Белорусская ССР 2,0 9,3
    Грузинская ССР 1,3 1,8 3,6 9,5 527,2
    Армянская ССР 2,2 5,5
    Азербайджанская ССР 1,3 1,4 2,4 2,8 200,7
    Казахская АССР 1,0 1,4 2,1 4,6 319,5
    Узбекская ССР 0,9 1,1 1,5 2,3 217,7
    Туркменская ССР 1,1 1,5 2,02 3,8 220,9
    Таджикская ССР 1,0 8,2 1,4 43,7 532,9
    Киргизская АССР 1,0 8,0 2,8 40,0 500,0

    Хотя объем промышленного производства увеличился во всех республиках, однако различие в темпах роста промышленности привело к изменению их удельных весов в противоположных направлениях. Так, удельный вес Украины в валовой продукции крупной промышленности страны снизился с 19,1% в 1927/28 г. до 17,7% в 1932 г., а доля ЗСФСР упала с 5,4% в 1927/28 г. до 2,2% в 1932 г.662 В то же время высокий темп роста промышленной продукции в БССР привел к повышению ее удельного веса с 1 % в 1927/28 г. до 4,3% в 1932 г.

    Для развития отсталых районов было закономерно не только повышение роли промышленного производства, но и относительное увеличение их удельного веса в общем производстве страны, вследствие наиболее высоких темпов роста их промышленности (как это и было предусмотрено пятилетним планом). Так, наибольший удельный вес в 1927/28 г. в общем объеме промышленного производства РСФСР среди автономных республик занимали Башкирская и Татарская АССР663. До начала индустриализации и эти республики не имели достаточно развитой промышленности. Для Башкирии и Татарии было особенно характерно несоответствие между имевшимися природными богатствами (железная руда, медь, нефть — в Башкирской АССР; гидроресурсы, торф, горючие сланцы, сельскохозяйственное сырье — в Татарской АССР) и уровнем их индустриального развития. За годы пятилетки в Башкирии было введено в эксплуатацию 35 новых промышленных предприятий и 10 предприятий было реконструировано на 80%. В итоге основные фонды промышленности республики увеличились более чем в 4 раза, валовая продукция выросла в 2,5 раза664. В Татарии за этот период было вновь построено и введено в эксплуатацию около 20 предприятий. Основные фонды крупной промышленности Татарии выросли в 2,7 раза665.

    Кроме введенных в строй предприятий, в годы первой пятилетки было начато строительство еще 15 предприятий, в том числе таких крупных объектов общесоюзного масштаба, как вагоностроительный завод, машиностроительный комбинат, завод синтетического каучука.

    Трудности индустриализации национальных республик, обусловленные их хозяйственной отсталостью, отсутствием квалифицированных кадров, неграмотностью значительной части населения, наличием в ряде национальных районов пережитков докапиталистических отношений, неразвитостью железнодорожной сети, были особенно ощутимы на первых этапах индустриализации. Они влияли на эффективность капиталовложений, темпы их освоения, на динамику промышленного производства в республиках.

    Новая промышленность в национальных республиках с самого начала создавалась на высокой технической основе и оборудовалась совершенными машинами. Только за 1929—1932 гг. в этих районах было установлено около половины наличного на конец пятилетки металлообрабатывающего оборудования.

    В БССР и в республиках Средней Азии удельный вес установленного оборудования за 3 года и 3 месяца первой пятилетки превысил средние показатели по стране. Так, по Таджикской ССР за указанный период было установлено 88,9% наличного металлорежущего оборудования, а по Узбекской ССР — 100% наличного числа машин для холодной обработки проволоки и волочения, в то время как в старом центре машиностроения — в Ленинградской области — этот показатель составил 32,4% по металлорежущему и столько же по металлодавящему оборудованию. Несколько ниже был удельный вес установленных за пятилетку машин на Украине, которая еще до революции располагала известной базой машиностроения. В Закавказье с 1918 по 1927 г. было установлено 43,7%, а за 4 года и 3 месяца пятилетки — 39,7% от имевшихся на конец пятилетки металлообрабатывающих станков, или всего за 1918—1932 гг. 83,4%666. Это означало, что вместо мелких мастерских кустарного типа за годы Советской власти в РСФСР было создана собственная база машиностроения.

    В интересах индустриального развития национальных республик необходимо было коренным образом изменить структуру их народного хозяйства, в том числе и промышленности. С целью преодоления аграрного характера экономики национальных республик капитальные вложения за годы пятилетки направлялись преимущественно в промышленность.

    Распределение капиталовложений в народное хозяйство по отдельным республикам было неодинаковым. Если сумму капитальных вложений в народное хозяйство принять за 100%, то капиталовложения в промышленность составили по РСФСР — 44,0%, по УССР — 47,9, по БССР — 18,5, по Казахстану — 35,1, по Узбекской ССР — 21,2%, по Киргизской АССР — 15,9, по Таджикской ССР — 13,9, по Туркменской ССР — 16,6, по Грузинской ССР — 35,2, по Азербайджанской ССР — 64,1, по Армянской ССР — 37,2%667.

    Капиталовложения в тяжелую промышленность Узбекистана возросли с 5,4% в 1928/29 г. до 43,5% в 1932 г.668

    Приведенные данные показывают, что удельный вес промышленности в капиталовложениях был наиболее высоким в УССР, что объяснялось в первую очередь наличием здесь благоприятных условий для расширения металлургического производства, развития электроэнергетики, угольной промышленности, машиностроения, и в Азербайджанской ССР, где общесоюзное значение имела нефтедобывающая промышленность. В Закавказье также большая часть капиталовложений была направлена в промышленность. При этом учитывалась сложившаяся специализация промышленности и наличие благоприятных условий для расширения добычи нефти, марганцевой руды, угля. В указанном районе был создан ряд отраслей промышленности, связанных с ведущими отраслями добывающей промышленности: нефтебурмашнностроение, нефтеперерабатывающая промышленность, сернокислотное производство, производство ферросплавов. Возникли и другие отрасли промышленности, что позволило полно и комплексно использовать природные ресурсы ЗСФСР и ликвидировать тем самым односторонность ее промышленного развития.

    По остальным республикам доля капиталовложений, направляемых в промышленность, была ниже, что было связано не только с недостаточным уровнем их индустриального развития, а главным образом с необходимостью всемерного развития производства сырья для легкой и пищевой индустрии, преодоления отставания транспорта и т. д. Так, по Казахстану, который занимал важное место в производстве животноводческих продуктов и зерновых, 21,5% составили капиталовложения в сельское хозяйство и 20,7% в транспортное строительство и связь669. В республиках Средней Азии, в основном хлопковом районе СССР, в связи с поставленной задачей освобождения страны от импорта хлопка, вложения в сельское хозяйство составили 49,1% от общей суммы капиталовложений в их народное хозяйство.

    В результате крупных вложений в промышленность за 1928—1932 гг. произошло резкое повышение уровня индустриального развития национальных республик, что нашло свое выражение в росте удельного веса валовой продукции промышленности в общем объеме продукции промышленности и сельского хозяйства (общий объем продукции промышленности и сельского хозяйства равен 100%)670.

    СССР * УССР ** БССР ЗСФСР Казахстан *** Туркменская ССР Узбекская ССР ****
    1928 г. 54,5 50,1 41,3 51,0 16,8 23,0 30,2
    1932 г. 70,7 72,4 67,0 73,3 43,9 44,0 53,1

    * Вместо 1928 г. взят 1929 г. ** Данные за 1927/28 г. и 1933 г. *** Вместо 1928 г. взят 1929 г. **** Вместо 1928 г. взят 1927/28 г.

    Ввиду различий в уровне промышленного развития к началу реконструктивного периода в годы первой пятилетки индустриальный уровень каждой национальной республики повышался в неодинаковой степени. Так, Украина и республики Закавказья за этот период стали индустриально-аграрными республиками. Удельный вес промышленной продукции этих республик в общем объеме производства был выше, чем в среднем по СССР. На путь промышленного развития вступила и Белоруссия, которая по степени индустриализации к концу восстановительного периода стояла в одном ряду с республиками Средней Азии и Казахстаном.

    Хотя республики Средней Азии и Казахстан добились больших успехов в индустриальном развитии, к концу первой пятилетки в их совокупной продукции наибольший удельный вес занимало сельское хозяйство. Несмотря на своеобразие процесса индустриализации в таких республиках, как УССР, БССР, Казахстан и в республиках Средней Азии, в итоге произошло значительное сближение экономических уровней их развития.

    В период реконструкции народного хозяйства особое значение приобретала задача создания тяжелой промышленности в национальных республиках, решение которой обеспечивалось путем направления основной массы капиталовложений в производство средств производства. Удельный вес тяжелой индустрии в капиталовложениях в промышленность за пятилетку составил (в % к итогу): в УССР — 87,0%, в БССР — 67,6, в ЗСФСР — 88,7, в Казахстане — 84,0 и несколько ниже в Средней Азии — 41,4%671.

    Каждая республика развивалась в общесоюзной системе территориального разделения труда, и это позволяло Советскому государству, обеспечивая в целом по стране ускоренное развитие тяжелой индустрии, начинать индустриализацию в отдельных республиках с легкой и пищевой промышленности. Например, в Туркменистане и Таджикистане вначале создавались предприятия легкой и пищевой индустрии, что вызывалось необходимостью использования сельскохозяйственных сырьевых ресурсов, вовлечения трудоспособного населения в промышленность и увеличения производства предметов потребления. Впоследствии, уже в годы первой пятилетки, и в этих республиках разворачивается строительство предприятий тяжелой индустрии, базирующихся на использовании природных богатств.

    Распределение капиталовложений между отраслями промышленности в пределах каждой республики определялось в решающей степени характером специализации республик и их участием в общественном разделении труда. Такая политика капиталовложений обеспечивала высокие темпы расширенного воспроизводства промышленности как всей страны, так и национальных республик. Благодаря планомерному перераспределению накопленных средств в пользу ранее отсталых республик стал возможным быстрый подъем их экономики. При увеличении вложений в промышленность страны в 3,9 раза в 1932 г. по сравнению с 1928/29 гг. капиталовложения в промышленность Карелии возросли в 5 раз, Башкирии — 7,4 раза, а Казахстана — более чем в 14 раз. Значительные капитальные вложения в Узбекской ССР за годы первой пятилетки привели к увеличению основных производственных фондов в легкой промышленности с 2,8 млн. руб. до 23,0 млн. руб.672 В Молдавской АССР за годы первой пятилетки основные фонды возросли в 5 раз673.

    В распределении капиталовложений между отдельными крупными отраслями народного хозяйства и между отраслями промышленности в республиках отражается, с одной стороны, учет особенностей социально-экономических условий в каждой республике и общие направления индустриализации республик.

    Резкое преобладание доли I подразделения в общей сумме капиталовложений в промышленность Казахстана определялось необходимостью развития цветной металлургии и угольной промышленности, а по Закавказью — расширения добычи нефти, марганца, гумбрина, т. е. отраслей, имевших жизненно важное значение для обеспечения потребностей СССР и освобождения от иностранной зависимости. В Средней Азии свыше 2/5 капиталовложений в промышленность приходилось на химическую промышленность, цветную металлургию и электроэнергетику. В промышленности национальных республик, таким образом, выдвигаются на первый план топливная, металлическая, химическая промышленность, промышленность стройматериалов, т. е. отрасли, развитие которых являлось основой быстрого роста совокупного общественного продукта и расширения социалистического сектора народного хозяйства.

    В результате крупных капиталовложений в тяжелую промышленность изменились пропорции в распределении основных фондов (а вслед за этим и рабочей силы) между отраслями тяжелой и легкой промышленности. Новая структура основных фондов промышленности была создана в Белоруссии, в Казахстане и в республиках Средней Азии, где решающую роль к концу пятилетки стали играть отрасли тяжелой промышленности, о чем свидетельствуют данные о росте удельного веса отраслей группы «А» в общем объеме основных фондов и валовой продукции за 1928—1932 гг. (в %)674:

    СССР * УССР ** БССР *** Казахстан **** Туркменская ССР *****
    Удельный вес отраслей группы «А»
    в основных фондах
    1928 г. 57,2 67,2 46,8 80,6 48,9
    1932 г. 72,1 75,6 59,3 80,0 51,2
    в валовой продукции
    1928 г. 39,5 53,4 46,4 35,1 61,6
    1932 г. 53,4 60,6 35,0 50,6 55,9

    * «Социалистическое строительство СССР», 1934, стр. 10; «Народное хозяйство СССР в 1953 году». Статистический ежегодник. М., Госстатиздат, 1959, стр. 147.

    ** Вычислено по данным статистического справочника «УССР в цифрах». Харьков, 1936, стр. 6, 52 (вместо 1928 г. взят 1927/28 г.).

    *** Вычислено по данным «Итоги выполнения первого пятилетнего плана развития народного хозяйства БССР», стр. 125, 128 (вместо 1928 г. взят 1927/28 г.).

    **** «Социалистическое строительство Казахской АССР». Экономико-статистический справочник. Москва — Алма-Ата, 1935, стр. 10; вычислено по данным: С. Нейштадт. Социалистическое преобразование экономики Казахской ССР, 1917—1937 гг. Алма-Ата, Казгосиздат, 1957, стр. 207—208.

    ***** А. Аннаклычев. Развитие промышленности Туркменистана за годы Советской власти. 1921—1937 гг. Ташкент, 1958, стр. 75, 78 (вместо 1928 г. взят 1927/28 г.).

    Преимущественное развитие отраслей первого подразделения обеспечило расширенное воспроизводство и высокие темпы развития народного хозяйства всех республик.

    Крупнейшим достижением первой пятилетки явилось изменение промышленной структуры наиболее отсталых ранее республик, которые прежде специализировались преимущественно на переработке сельскохозяйственного сырья, а теперь быстрыми темпами развивали каменноугольную промышленность, цветную металлургию, производство стройматериалов (Казахстан), химическую и металлообрабатывающую промышленность (Средняя Азия).

    Однако в промышленности Среднеазиатских республик, например Туркменской ССР, удельный вес I подразделения, включая хлопкоочистительную промышленность, в валовой продукции снизился. В связи с этим наблюдалось несоответствие роста валовой продукции увеличению объема основных фондов. Это было вызвано как сравнительно медленным ростом продукции хлопкоочистительной промышленности, занимавшей наибольший удельный вес в производстве средств производства, так и недостаточным использованием основных фондов. Отставание темпов роста продукции I подразделения от увеличения объема основных фондов наблюдалось и в промышленности Белоруссии, что объяснялось недостаточным освоением и загрузкой предприятий отраслей группы «А» и тем, что ряд предприятий, законченных в 1932 г., не успел дать продукцию в первой пятилетке.

    Поскольку условия для развития отдельных отраслей в каждой республике были различны, постольку не мог стоять вопрос о создании в них одинаковой промышленной структуры или аналогичных соотношений между подразделениями общественного производства. Более того, так как в пределах Союза обеспечивалось преимущественное развитие тяжелой промышленности, становилось возможным в отдельных республиках изменить соотношение между подразделениями в пользу развития отраслей легкой и пищевой промышленности.

    К концу пятилетки производство консервов в Молдавской АССР составило 13% союзного производства и 30% всей консервной промышленности Украины. Дальнейшее развитие получили винодельческая, сахарная, сыроваренная и другие отрасли пищевой промышленности675. Так, в Закавказье более быстрое развитие получило II подразделение. Дело в том, что, несмотря на благоприятные условия для развития легкой и пищевой промышленности (наличие хлопка, кожсырья, шерсти, сырья для шелковой промышленности), эти отрасли были представлены к 1926 г. мелкими заведениями и носили кустарный характер. Недостаточное развитие отраслей II подразделения грозило стать серьезным препятствием для расширения производства в промышленности, вовлечения в промышленность дополнительного числа рабочих и использования сельскохозяйственного сырья.

    Дальнейшее отставание этих отраслей затруднило бы укрепление экономической смычки промышленности с сельским хозяйством, а следовательно, проведение социалистических преобразований. В дореволюционном Закавказье вне всякой связи с легкой и пищевой промышленностью иностранные и российские монополии односторонне расширяли добычу полезных ископаемых.

    С целью ликвидации разрыва между отраслями I и II подразделений в ЗСФСР были созданы предприятия легкой промышленности, реконструированы предприятия в старых отраслях промышленности (табачной, рыбной, мукомольной, консервной) и организованы новые отрасли пищевой промышленности (сахарная, маргариновая). Если объем основных фондов всей промышленности увеличился за пятилетие в 2 раза, то фонды пищевой промышленности — в 3 раза, легкой — в 4 раза. Движению основных фондов промышленности ЗСФСР соответствовал более быстрый рост продукции отраслей группы «Б», удельный вес которой повысился с 17,9% в 1928 г. до 23,9% в 1932 г.

    В результате роста крупной промышленности и кооперирования мелкой кустарной промышленности во всех национальных республиках был в течение короткого периода времени достигнут равный уровень обобществления промышленности. В 1932 г. удельный вес социалистического сектора в валовой продукции всей промышленности, крупной и мелкой, составил в республиках Закавказья 99%, в Казахской ССР — 98,9%, в Узбекской ССР — 98,5% при 99,5% в среднем по СССР. Утверждение безраздельного господства социалистического уклада в промышленности республик обеспечивалось как неуклонным ростом крупной государственной промышленности, так и последовательным кооперированием кустарей и ремесленников.

    В итоге первой пятилетки глубокие различия в уровнях индустриального развития ранее отсталых республик и наиболее развитых экономических районов страны были преодолены лишь частично. Выполнение пятилетнего плана означало лишь первые шаги, сделанные в формировании комплексов отраслей промышленности в Казахстане, в республиках Средней Азии и Закавказья.

    В ходе непрерывного расширения масштабов промышленного строительства и ввода в строй новых предприятий в национальных республиках неуклонно возрастала потребность в рабочей силе, особенно квалифицированных рабочих. Социалистическая индустриализация требовала создания в каждой республике собственных кадров промышленных рабочих, которые должны были сыграть решающую роль в укреплении социалистического сектора во всех отраслях экономики. В результате массовой организации подготовки национальных кадров и планомерного распределения их между отраслями и районами к концу пятилетки увеличилась численность самодеятельного населения, причем число рабочих фабрично-заводской промышленности в национальных республиках увеличивалось гораздо более высокими темпами, чем в среднем по стране.

    Рост численности промышленного пролетариата в национальных республиках сопровождался повышением удельного веса рабочих местных национальностей, что составляло важную отличительную черту расширенного воспроизводства рабочей силы в период первой пятилетки. Так, в Казахстане и республиках Средней Азии удельный вес рабочих местных национальностей вырос по ряду отраслей промышленности с 20% к началу пятилетки до 50% в 1932 г. Однако в некоторых республиках рост национальных кадров промышленного пролетариата был недостаточным. Например, в то время как в Татарской АССР удельный вес национальных кадров в общей численности промышленных рабочих на 1 января 1933 г. составил 45% против 21% на 1 января 1927 г., в Башкирской АССР — лишь 14% на 1 января 1932 г. против 6,2% в 1928 г. Неравномерность в вовлечении рабочих местных национальностей в промышленность по отдельным республикам была вызвана не только недостатками организационного порядка, но и определенными объективными причинами, к числу которых относились степень индустриального развития этих республик, характер производственного состава республиканской промышленности (в отраслях легкой и пищевой промышленности этот процесс шел быстрее).

    Вовлечение в промышленность сотен тысяч рабочих, рост концентрации производства в городах привели к значительному увеличению городского населения национальных республик. Удельный вес городского населения составил в 1926 г. в целом по Союзу 17,9%, в УССР — 18,5, в ЗСФСР — 24,0, в Среднеазиатских республиках — 18,1%, а в 1932 г. соответственно 23,9; 22,6; 28,7 и 21,8%. Рост городского населения в ряде республик был связан и с развитием старых городов и возникновением новых.

    Социалистическая индустриализация привела к коренным изменениям в социальной структуре населения национальных республик. Создание кадров рабочего класса в республиках, вовлечение широких слоев местного населения в промышленность укрепляло позиции социализма на бывших национальных окраинах и способствовало упрочению союза рабочего класса и крестьянства.

    В результате успешного выполнения первого пятилетного плана, последовательного осуществления ленинской национальной политики в стране началось сближение уровней промышленного развития национальных республик, что способствовало более полному использованию природных и трудовых ресурсов в целях подъема всего народного хозяйства СССР.

    В итоге выполнения первой пятилетки во всех национальных республиках была заложена прочная основа для последующего развертывания промышленного строительства и повышения роли каждой из них в межреспубликанском разделении труда. Итоги первой пятилетки показали, что последовательное осуществление ленинской национальной политики обеспечивало форсированный подъем уровня промышленного развития каждой республики при всестороннем использовании преимуществ специализации и кооперирования производства, планомерного территориального разделения труда.

    Построение фундамента социалистической экономики укрепило и расширило социально-экономическую базу братского сотрудничества и взаимопомощи наций и народностей Советского Союза.


    Примечания:



    6

    «КПСС в резолюциях…», т. 4, стр. 17.



    63

    СЗ СССР, 1928, № 38, ст. 350.



    64

    «Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам», т. 2, стр. 137—139.



    65

    Ю. К. Авдаков, В. В. Бородин. Производственные объединения и их роль в организации управления советской промышленностью (1917—1932 гг.). Изд-во МГУ, 1973, стр. 214.



    66

    «Советы народного хозяйства и плановые органы в центре и на местах (1917—1932)». Сборник документов. Госполитиздат, 1957, стр. 216.



    67

    Ф. В. Самохвалов. Советы народного хозяйства в 1917—1932 гг. М., изд-во «Наука», 1964; В. 3. Дробижев. Главный штаб социалистической промышленности. (Очерки истории ВСНХ. 1917—1932 гг.). М., изд-во «Мысль», 1966.



    633

    «Очерки истории Коммунистической партии Армении». Ереван, изд-во «Апастан», 1967, стр. 306.



    634

    «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», т. 4. Политиздат, 1970, стр. 45.



    635

    «Пятилетний план народнохозяйственного строительства СССР», т. III. М., 1929. стр. XXXVII.



    636

    «Очерки истории Коммунистической партии Таджикистана». Душанбе, изд-во «Ирфон», 1967, стр. 70.



    637

    Там же, стр. 87.



    638

    «КПСС в резолюциях…», т. 4, стр. 442.



    639

    «История таджикского народа», т. III. М., изд-во «Наука», 1964, стр. 204.



    640

    О. Б. Джамалов и др. Экономические закономерности и преимущества некапиталистического пути развития. Ташкент, изд-во «Фан», 1967, стр. 181.



    641

    «Братское содружество союзных республик в развитии народного хозяйства СССР. 1917—1971». М., изд-во «Мысль», 1973, стр. 149, 150.



    642

    В работе О. Б. Джамалова и др. «Экономические закономерности и преимущества некапиталистического пути развития» дан обстоятельный анализ расширения возможностей накопления в Узбекистане.



    643

    «Индустриализация СССР. 1929—1932 гг. Документы и материалы». М., изд-во «Наука», 1970, стр. 26.



    644

    Ш. Н. Ульмасбаев, С. А. Слива. Индустриальное развитие Узбекистана за годы Советской власти. Ташкент, изд-во «Узбекистан», 1966, стр. 76.



    645

    «Индустриализация СССР. 1929—1932 гг. Документы и материалы», стр. 95.



    646

    «Промышленность и рабочий класс Украинской ССР в период построения фундамента социалистической экономики (1926—1932 гг.). Сборник документов и материалов». Киев, Политиздат Украины, 1966, стр. 170.



    647

    О. Б. Джамалов и др. Экономические закономерности и преимущества некапиталистического пути развития, стр. 174.



    648

    С. Аттокуров. История индустриального развития Киргизии (1917—1937 гг.). Фрунзе, изд-во «Киргизстан», 1965. стр. 228.



    649

    «Очерки истории Коммунистической партии Таджикистана», стр. 68.



    650

    Там же, стр. 45—46.



    651

    «Очерки истории Коммунистической партии Армении», стр. 296.



    652

    В. И. Ленин. Полное собрание сочинений, т. 36, стр. 152.



    653

    «Построение фундамента социалистической экономики в СССР. 1926—1932 гг.». М., Изд-во АН СССР, 1960, стр. 168—169.



    654

    Эти и следующие показатели производственного состава цензовой промышленности национальных республик в 1926/27 г. вычислены по данным статистического справочника «Итоги десятилетия Советской власти в цифрах. 1917—1927 гг.». М., изд-во «Мосполиграф», 1927, стр. 292—299.



    655

    «Статистический справочник СССР за 1928 год». М., Статиздат, ЦСУ СССР, 1929, стр. 503.



    656

    «Братское содружество союзных республик в развитии народного хозяйства СССР. 1917—1971 гг.». М., изд-во «Мысль», 1973, стр. 114.



    657

    «Итоги выполнения первого пятилетнего плана развития народного хозяйства БССР». Минск, 1933, стр. 133—134.



    658

    «СССР — страна социализма». Статистический сборник. М., ЦУНХУ Госплана СССР, 1936, стр. 10, 125—164.



    659

    «Итоги выполнения первого пятилетнего плана народного хозяйства БССР», стр. 132.



    660

    Ш. Н. Ульмасбаев, С. А. Слива. Индустриальное развитие Узбекистана за годы Советской власти, стр. 79.



    661

    С. А. Алиев. Развитие Бакинской нефтяной промышленности в первой пятилетке. — «Труды Азербайджанского института нефти и химии им. М. Азизбекова», вып. XXII. Баку, 1960, стр. 186.



    662

    «Построение фундамента социалистической экономики в СССР. 1926—1932 гг.», стр. 182.



    663

    «Народное хозяйство и культурное строительство РСФСР», Статистический справочник. М., ЦУНХУ РСФСР, 1935, стр. 37.



    664

    «Социалистическое строительство Башкирии за пятнадцать лет», Экономико-статистический справочник. М., 1934, стр. 5, 10—11.



    665

    «Революция и национальности», 1933, № 8—9, стр. 78—79.



    666

    «Итоги выполнения пятилетнего плана развития народного хозяйства ЗСФСР», 1934, стр. 65.



    667

    «Капитальное строительство в СССР». Статистический сборник. М., 1961, стр. 80, 82, 84, 86, 88, 90, 92, 100, 102, 104, 106.



    668

    Ш. Н. Ульмасбаев, С. А. Слива. Индустриальное развитие Узбекистана за годы Советской власти, стр. 103.



    669

    «Капитальное строительство в СССР», стр. 88.



    670

    «Построение фундамента социалистической экономики в СССР. 1926—1932 гг.», стр. 186.



    671

    «Построение фундамента социалистической экономики в СССР. 1926—1932 гг.», стр. 187.



    672

    Н. Д. Джеббаров. Промышленность Узбекистана в период создания фундамента социалистической экономики (1928—1932 гг.). — «Научные записки» (Ташкентский институт народного хозяйства), вып. 19. Ташкент, 1962, стр. 103.



    673

    П. Г. Богатый. Деятельность партийной организации Молдавии по созданию и развитию промышленности в годы первой пятилетки, — «Ученые записки Тираспольского пединститута», вып. 21, ч. 1—2. Кишинев, 1969, стр. 107.



    674

    «Построение фундамента социалистической экономики в СССР. 1926—1927 гг.», стр. 188.



    675

    П. Г. Богатый. Деятельность партийной организации Молдавии по созданию и развитию промышленности в годы первой пятилетки. — «Ученые записки Тираспольского пединститута», вып. 21, ч. 1—2, стр. 107.







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх