Федор Федорович Ушаков

(1744–1817)



Адмирал Ушаков смог совершить небывалое – атакой с моря взял сильнейшую крепость французов на острове Корфу. Великий Суворов откликнулся на этот подвиг вдохновенными словами:

– Ура! Русскому флоту! Я теперь говорю самому себе: зачем не был я при Корфу хотя бы мичманом!

Парусный флот России к концу XVIII столетия достиг своего пика – обладал значительным количеством первоклассных кораблей, опытными капитанами и хорошо обученными моряками. Он вышел на просторы Атлантики и Тихого океана. Флот имел и выдающегося флотовождя – Федора Федоровича Ушакова.

Он родился в 1744 году в сельце Бурнаково Ярославской губернии. Отец, отставной офицер-преображенец, считал, что сын пойдет по его стопам. Однако мальчик мечтал о море, о кораблях и морской службе. 1761 год решил судьбу Ушакова. Он поступил в Морской шляхетный кадетский корпус.

Корпус был разделен на три класса, составлявших три роты. Кадеты «за высокие успехи в учебе» выпускались на флот в чине мичмана. Для перехода из класса в класс необходимо было пройти широкий и разнообразный курс наук. Достойные переходили из третьего класса во второй и из второго – в первый. В первом классе кадеты получали звание гардемарина («морского гвардейца» по-французски). Гардемарины проходили практику в море. В 1764 году гардемарин Ушаков совершил первое плавание на корабле «Св. Евстафий» по Финскому заливу.

Знания кадеты для того времени получали отменные. Математика и астрономия, кораблестроение и такелажное дело, иностранные языки (английский, французский, немецкий) и танцкласс, картография и «художества» и т. д. Преподавали эти дисциплины замечательные морские офицеры: Петр Чаплин, Григорий Спиридов, Харитон Лаптев, Иван Голенищев-Кутузов и др.

Федор Ушаков учился весьма прилежно. Он окончил корпус четвертым по набранным баллам, опередив сотню сверстников, и получил в 1766 году первый офицерский чин – мичмана.

Далее последовало назначение молодого офицера на пинк «Наргин» и переход вокруг Скандинавии в Архангельск и обратно. В первом заграничном плавании мичман обрел уверенность и опыт, почувствовал себя настоящим моряком.

1770 год стал рубежным в жизни Ушакова. Двадцатишестилетний лейтенант был назначен командиром прама – плоскодонного парусного судна, вооруженного пушками. Тихоходный, неповоротливый прам являлся, по сути, плавучей батареей, причем речной. Но это был первый корабль, которым молодой офицер самостоятельно командовал. Вместе с другими судами прам Ушакова охранял реку Дон. Шла первая русско-турецкая война, противник мог напасть на донские верфи, а они были единственными, откуда Азовско-Донская флотилия получала корабли.

Мелководность Дона и Азовского моря не позволяла строить корабли с большой осадкой, а задачи содействия войскам в Крыму требовали кораблей с достаточно сильным артиллерийским вооружением. Русские мастера создали специальные корабли, получившие наименование «новоизобретенных». Они имели осадку около 2,5 м и по своим тактико-техническим данным напоминали небольшие фрегаты. Одним из таких кораблей, носившим название «Модон», стал командовать Ф. Ушаков. Его корабль оказывался то в Таганроге, то в Балаклаве, то в Кафе, то в Керчи, участвуя в разведке, охране берегов, защите крепостей побережья от турецких десантов. Черное море стало для молодого командира морем познания морского ратного труда, первой боевой школой командования людьми и кораблями. В 1775 году Ушаков был переведен в Петербург и получил чин капитан-лейтенанта.

В 1776 году Федор Федорович стал командиром настоящего морского фрегата. Его «Св. Павел» сопровождал русские торговые суда в плаваниях по Средиземному морю. Около трех лет Ушаков бороздил средиземноморские просторы. Он много повидал за это время, многому научился, имя его упоминалось в Адмиралтейств-коллегии, среди влиятельных чиновников, в придворных кругах.

В 1780 году Ушакова назначили командиром императорской яхты «Штандарт». Командовать таким судном было легко и выгодно. В шторм и под выстрелами на яхте не плавали, а за прислуживание августейшей фамилии полагались ордена, чины, поместья с крепостными крестьянами. Однако боевой офицер недолго был на новой должности. Он добился возвращения на военный корабль. Это был 64-пушечный «Виктор», способный плавать и воевать в любых водах.

В течение двух лет «Виктор» под командованием Ф. Ушакова вместе с другими русскими кораблями эскадры адмирала Сухотина осуществлял «вооруженный нейтралитет», боролся с морским пиратством, обеспечивал свободу коммерческого мореплавания.

В 1783 году капитан второго ранга Ушаков с большим отрядом матросов отправился из Кронштадта в Херсон. Он получил назначение на юг, на Черноморский флот, командиром строящегося корабля № 4. Работы по строительству семи кораблей велись на пределе сил. А тут началась эпидемия чумы. Люди гибли во множестве. Пришлось прервать строительство судов и вывести матросские команды из города в степь. Только с наступлением холодов возобновились работы на верфи. В команде корабля № 4 благодаря стараниям и заботам Ушакова умерших было мало. За сбережение матросских жизней Федор Федорович был награжден орденом св. Владимира 4-й степени, произведен в чин капитана первого ранга. К двум радостям вскоре прибавилась третья – был спущен на воду 66-пушечный линейный корабль № 4, названный «Св. Павел».

В мае 1784 года Федора Федоровича назначили командиром этого линейного корабля, к осени «Св. Павел» прибыл в Севастополь. Морскую подготовку экипажа временно пришлось отложить, город и порт строились, и каждая пара рук была на счету. Команда корабля почти вся оказалась на берегу.

Зато весь 1776 год корабли молодого Черноморского флота провели в непрерывных учениях: экипажи учились выходить на ветер, ставить паруса, распознавать сигналы, метко стрелять. Ушаков сделал все, чтобы его корабль стал лучшим. Флот готовился к встрече императрицы и сопровождавших ее важных персон.

В 1787 году высокие гости воочию убедились: Черноморский флот существует, выучка экипажей кораблей достаточно высока. Екатерина II, весьма довольная произведенным на иностранцев впечатлением, щедро наградила флотских начальников. Федор Федорович Ушаков, фактически руководивший боевой подготовкой всего флота, был произведен в капитаны бригадирского ранга.

Присоединение Крыма к России и создание русского флота на Черном море привели к новому обострению отношений с Турцией. Подстрекаемая Англией и Францией, Высокая Порта 13 августа 1787 года объявила России войну и через месяц начала военные действия на море. Однако блокировать Днепровско-Бугский лиман и с помощью десанта овладеть крепостью Кинбурн турецкому флоту не удалось.

Тем временем командующий Севастопольской эскадрой контр-адмирал граф Войнович вел корабли (3 линейных корабля и 7 фрегатов) к Варне. Перед ним была поставлена задача истребить главные силы капудан-паши, а затем двинуться к Очакову и, действуя совместно с Херсонской эскадрой, добить турецкую эскадру в лимане. План был хорош, но Войнович действовал не лучшим образом. Русская эскадра встала у мыса Калиакрия в дрейф. А далее начался жестокий шторм, разметавший корабли на большом пространстве. Фрегат «Крым» затонул со всем экипажем. «Марию Магдалину» ветром и течением отнесло к Стамбулу, где ее пленили турки. В тяжелейшем положении оказался «Св. Павел», которым командовал Ушаков. Корабль лишился двух мачт, все паруса и такелаж были изорваны. Превратившись в беспомощную игрушку волн и ветра, он оказался у берегов Абхазии.

Ушаков и его моряки сделали почти невозможное: с маленьким парусом на оставшейся мачте судно пришло в Севастополь. Сюда же собралась вся эскадра, за исключением двух кораблей. Но из участия в боевых действиях она выбыла на год с лишним. Предстоял долгий ремонт кораблей. Русский Черноморский флот получил суровый урок.

Лишь 18 июня 1788 года Севастопольская эскадра в составе 2 линейных кораблей, 10 фрегатов и 24 мелких вооруженных судов двинулась в направлении Очакова. Бригадир Ф. Ушаков командовал авангардом – передовым отрядом эскадры. В районе острова Фидониси (теперь о. Змеиный), против устья Дуная, обнаружился турецкий флот. У турок было 17 линейных кораблей, 8 фрегатов и 24 других корабля. Силы были явно неравные. Войнович пал духом и послал Ушакову распоряжение:

– Если подойдет к тебе капудан-паша, сожги, батюшка, проклятого.

Всем кораблям приказано было следовать за авангардом. Так Ушаков оказался командиром всей эскадры.

Капудан – паша Гасан и его английские советники не сомневались в своей победе. Он даже решил не вводить в бой малые корабли. Большие турецкие корабли построились в линию и двинулись на русскую эскадру. Ушаков внимательно следил за действиями противника и утром 3 июля он решительно повел свой отряд на сближение с турецкими судами. Гасан направил три линейных корабля против «Св. Павла», два других и свой флагманский он устремил на два русских фрегата. Турки открыли ураганную пальбу.

Капитаны русских кораблей выполняли приказ бригадира и открыли огонь лишь на дистанции картечного выстрела. И сразу же ясно стало, что Ушаков недаром обучал своих моряков и артиллеристов: они творили чудеса, держа скорость и прицельно поражая ядрами флагманский корабль турок. Капудан-паша вынужден был бежать, еще раньше это сделали другие турецкие корабли. Победа была полная, особенно прекрасная тем, что одержана не числом, а умением.

За отличное руководство кораблями в этом бою Федор Федорович Ушаков был награжден орденом св. Владимира 3-й степени, а через некоторое время за храбрость и мужество в том сражении – орденом св. Георгия 4-й степени.

В марте 1790 года контр-адмирал Ф. Ф. Ушаков возглавил Черноморский флот. Вступив в командование, он энергично принялся готовить флот к активным наступательным действиям. Адмирал разработал и применил на практике глубоко продуманную систему боевой подготовки личного состава, и прежде всего командиров кораблей и комендоров, которых рассматривал в качестве главного звена, обеспечивавшего успех в бою.

Сложились в основном и положения новой тактики морского боя, которые Ушаков с успехом применял в дальнейших боях. Адмирал отказался от обязательного обычая занимать место в линии баталии строго по номерам. Затем впервые в морской военной практике он выделил фрегаты в резервный отряд. Одним из основных принципов его военных действий было – знать, где находится противник, в каком количестве, каковы его намерения. Собрав эти сведения, проанализировав их (ибо нередко это были противоречивые известия), Ушаков к началу операции знал больше о противнике, чем тот о нем.

Одна из главных задач, которая ставилась перед флотом, – не допустить высадки турецких десантов на побережье Крыма. Ф. Ф. Ушаков вел систематическую разведку, используя фрегаты и мелкие быстроходные суда. Ему удалось своевременно обнаружить сосредоточение десантных сил в Анапе. В начале июня русские корабли атаковали турецкие суда, стоявшие под защитой береговых батарей. Однако сжечь турецкую эскадру не удалось из-за отсутствия бомбардирских судов и брандеров.

Правильно определив место и время высадки турецкого десанта, адмирал Ушаков 2 июля 1790 года вывел эскадру из Севастополя. Русская эскадра, заняв удобную позицию, встала на якорь недалеко от Керченского пролива. В составе эскадры было 10 линейных кораблей, 6 фрегатов и около 20 вспомогательных судов (всего 860 орудий).

Ф. Ф. Ушаков не ошибся в своих расчетах. Утром 3 июля со стороны Анапы показался турецкий флот под командованием капудан-паши Хусейна. В его составе было 10 линейных кораблей, 8 фрегатов и 36 вспомогательных судов с десантом (всего 1100 орудий). Турецкие корабли двигались наветренным курсом и в полдень атаковали русскую эскадру, снявшуюся с якоря.

Ушаков разгадал намерения турок. Он усилил свой авангард и создал из нескольких быстроходных фрегатов тактический резерв для использования по обстановке. Подпустив неприятеля на близкое расстояние, русские корабли открыли сокрушительный орудийный огонь, сосредоточив его на флагманском судне противника.

Около 15 часов направление ветра изменилось в пользу русских. Воспользовавшись этим, адмирал приблизился к турецким кораблям и усилил огонь. Турки не выдержали артиллерийской атаки и повернули обратно. Ушаков сделал неожиданный поворот и приказал своим кораблям «ступить ему в кильватер по способностям», «без соблюдения порядка номеров». Турецкий флот бежал. Таким образом, вступив в бой с превосходящими силами турецкого флота и применив ряд новых тактических приемов, контр-адмирал Ушаков добился решительной победы, в результате которой была сорвана попытка противника высадить десант в Крыму.

Ушаков внимательно следил за перемещениями турецкого флота. С теми же силами, что и у Керчи, он внезапно появился у острова Тендры утром 28 августа 1790 года. У турок было 14 линейных кораблей, 8 фрегатов, 23 мелких корабля (1400 орудий). Застигнутые врасплох, турки обрубили якорные канаты и поспешно начали отходить в юго-западном направлении. Федор Федорович приказал немедленно атаковать турецкие корабли, не перестраивая своей эскадры из походного порядка в боевой, что явилось полной неожиданностью для противника.

Около 12 часов, когда русские корабли приблизились к концевым турецким судам и открыли ураганный огонь, командующий турецким флотом приказал основным силам прикрыть арьергард. Но тут вступили в бой фрегаты русского резерва. После напряженного полуторачасового сражения турецкий флагман дал сигнал к отступлению. До темноты корабли русской эскадры преследовали противника, а затем бой прекратился.

Утром сражение возобновилось, когда русская эскадра под полными парусами преследовала турецкий флот, бегущий к Босфору. В ходе преследования русские уничтожили линейные корабли «Капудание» (с грузом сокровищ, вывозимых из Крыма) и «Арнаут-Асан-Капитан». Корабль «Мелеки-Бахри» попал в плен (после ремонта он вошел в состав русского флота под названием «Иоанн Предтеча»). Пленен был турецкий адмирал трехбунчеджный паша Сеид-бей, турецкий флот потерял свыше 2500 человек. Это была блестящая победа. Пальма первенства на Черном море прочно перешла к русскому флоту. Адмирал Ушаков был награжден орденом св. Георгия 2-й степени.

Однако решающим событием на Черном море, ускорившим капитуляцию Турции и заключение мирного договора, явился разгром турецкого флота у мыса Калиакрия. Он полностью развеял надежды Оттоманской Порты на военный успех.

В этом заключительном и решающем сражении соотношение сил сложилось следующим образом. Русская эскадра во главе с контрадмиралом Ф. Ушаковым имела 16 линейных кораблей, 2 фрегата, 2 бомбардирских корабля, 19 вспомогательных судов (998 орудий). Турецкий флот, которым командовал капудан-паша Хусейн, состоял из 18 линейных кораблей, 17 фрегатов и 43 вспомогательных судов (свыше 1800 орудий).

Производя поиск противника вдоль Румелийского побережья, Ф. Ф. Ушаков 31 июля 1791 года обнаружил турецкий флот, стоявший на якоре. Застигнув противника врасплох, он решил атаковать его немедленно, не перестраиваясь из походного порядка в боевую линию. При этом не со стороны моря, а с берега, что явилось полной неожиданностью для турок, не готовых к отражению атаки с этого направления. Между берегом и турецкими кораблями проходили последние русские суда. Турецкие артиллеристы береговых батарей, опешив, побежали к пушкам, но посланные вдогонку ядра вреда принести уже не могли.

Пройдя между берегом и турецким флотом, русская эскадра отрезала корабли противника от берега, а затем атаковала с предельно короткой дистанции, сосредоточив практически весь огонь на флагманских кораблях. Турки отчаянно сопротивлялись, но выдержать губительный огонь русских не смогли и в беспорядке начали отступать к Босфору, неся большие потери. Лишь наступившая темнота и разыгравшийся шторм прервали бой и не позволили русским полностью уничтожить неприятельский флот, укрывшийся в Босфоре.

В бою у мыса Калиакрия Ф. Ф. Ушаков впервые в мире предпринял атаку со стороны берега, при этом из походного порядка, развил идею тактического резерва, применив для этой цели не одну, а две группы кораблей, усиливавших атаку на направлении главного удара – против турецких флагманских кораблей. Победа была полной.

Адмирал Ушаков получил в награду за сражение при Калиакрии орден Александра Невского. Более победоносного адмирала в русском флоте в то время не было, однако слава не вознесла его высоко по лестнице власти. 5 октября 1791 года скончался начальник Черноморского флота князь Потемкин-Таврический, а 29 декабря в Яссах был заключен мир с Турцией.

Смерть выдающегося преобразователя и устроителя юга России многое изменила в судьбах Черноморского флота и самого Федора Федоровича. Заслуги перед флотом и Отечеством отодвигались теперь на второй план.

Действительный начальник и глава флота – адмирал Ушаков – поступал под команду к адмиралу Мордвинову. Ушакову оставалось лишь неустанно заниматься флотом, боевой выучкой экипажей, снабжением, строительством и украшением Севастополя. Именно в межвоенный период Ушаков развернулся как замечательный администратор, хозяйственник, строитель. Севастополь становился при нем настоящим городом.

Федор Федорович был обижен. Он сердился и недоумевал, почему его, победителя турецкого флота, отодвинули и подчинили кабинетному адмиралу. Таковым он считал Мордвинова. Судя по всему, Екатерина II понимала двусмысленность положения заслуженного адмирала и, предполагая, что он еще понадобится русскому флоту, произвела Ушакова 2 сентября 1793 года в вице-адмиралы.

В 1798 году войска генерала Наполеона Бонапарта захватили Мальту и низвергли орден мальтийских рыцарей. Император Павел принял решение выступить на стороне антифранцузской коалиции. Обстоятельства, сложившиеся в Средиземноморье, подтолкнули к союзу вчерашних врагов – Россию и Турцию. Вице-адмирал Ушаков – грозный Ушак-паша – возглавил объединенный русско-турецкий флот.

1 октября 1798 года союзники начали боевые действия по освобождению Ионических островов. К концу ноября все острова были очищены от французских войск. Все, кроме Корфу, а на этом острове решалась судьба операции в целом. Адмирал понимал, что с ходу атаковать Корфу нельзя: гарнизон сильный, припасов довольно, крепостные стены высоки и надежны. Да и редки были в военной практике атаки крепостей с моря.

Приближаясь к Корфу и захватывая с помощью греческого населения остров за островом, Федор Федорович накапливал опыт, вел агитацию среди населения, усиленно осуществлял разведку и собирал сведения о противнике. В 20-х числах октября началась осада острова. Ушаков стягивал войска и корабли к Корфу.

25 октября началось формирование дружин повстанцев. Французское командование стянуло все предместные посты и гарнизоны в цитадель, боясь столкновений с греческим населением. Русские корабли расположились полукольцом, на берег был высажен десант, стали возводиться батареи. Однако адмиралу с первых дней было ясно, что крепости с наличными силами и вооружением не взять. Не было осадных орудий, мощных гаубиц, лестниц, умелых подкопщиков, способных фугас заложить. А главное, не хватало войск, превосходивших числом осажденных. Тем не менее, Ушаков собирал все силы, все запасы в один кулак, он готовил штурм.

Тщательная рекогносцировка подсказала русскому адмиралу решение: ключом к обороне французского гарнизона является каменистый, хорошо укрепленный островок Видо. К началу февраля 1799 года Ушаков досконально знал расположение батарей, систему укрытий, мели, изгибы бухточек и т. д. К этому времени он сделал все возможное для штурма: собрал сколько мог турецких и албанских войск, сберег имевшиеся заряды для артиллерии, провел необходимую разведку, отработал сигналы, взаимодействие кораблей, артиллерии, пехоты. Умельцы-плотники сбили штурмовые лестницы, подготовили щиты.

В 6.30 18 февраля начался победоносный штурм Корфу. Первым пал Видо, а на следующий день капитулировал гарнизон крепости Корфу. Адмиралу Ушакову удалось совершить невозможное – атакой с моря взять сильнейшую крепость французов. Потеряв 36 человек убитыми и 55 ранеными, он пленил 3 тысячи французов с тремя генералами, взял линейный корабль, фрегат, бомбардирское судно, тысячи ружей и много пушек. Сам Суворов высоко оценил эту победу, а Павел I даровал Ушакову чин адмирала.

Далее предстояло решить вторую задачу – помочь очистить от французских войск Южную Италию. По просьбе неаполитанского короля и указанию Павла I Ушаков направил десантный отряд капитан-лейтенанта Белли, который стремительным броском вышел к Неаполю. В июне столица была освобождена русским отрядом и войсками кардинала Руффо.

Русские корабли под командованием контр-адмирала Пустошкина блокировали Анкону. Ушаков готовил остальные суда к переходу в Италию. Адмирал установил постоянную связь с фельдмаршалом Суворовым. Успехи русских союзников крайне встревожили правителей Вены, Константинополя, Лондона и Неаполя. 16 августа 1799 года Суворов получил предписание покинуть Италию и направиться в Швейцарию. Сложным стало и положение адмирала Ф. Ф. Ушакова. Здесь следует отметить, что во время средиземноморского похода он проявил себя как искуснейший политик и дипломат.

В октябре 1799 года к Ушакову обратился адмирал Нельсон с просьбой помочь при штурме Мальты. Федор Федорович серьезно отнесся к просьбе и 20 декабря повел 16 кораблей к острову, имея на их бортах 2 тысячи гренадеров. Можно предположить, что судьба Мальты была решена.

Однако в Мессине адмирал получил от царя указание о возвращении русской эскадры в черноморские порты. 1 января 1800 года эскадра вышла из Мессины, взяв курс на Корфу, ставший центром греческой Республики Семи Островов. В становлении этой республики, в разработке ее конституции Ф. Ф. Ушаков принимал самое активное участие.

Адмирал Ушаков возвратился из средиземноморской экспедиции в Севастополь на «Св. Павле» 26 октября 1800 года. Заслуги выдающегося флотоводца не были должным образом оценены молодым императором Александром I. Царь назначил Ушакова на второстепенную должность командующего Балтийским гребным флотом.

Прославленного адмирала верховная власть и высший свет просто не замечали. Ф. Ф. Ушаков понял, что его талант, знания, умение не нужны, и 19 декабря 1806 года подал прошение об отставке. В 1807 году отставка была принята, великий флотоводец отправился в Тамбовскую губернию, в свое имение.

В 1812 году адмирал был избран начальником ополчения Тамбовской губернии, но возраст и здоровье не позволили ему воевать. Однако щедрой была его денежная помощь раненым и покалеченным героям войны 1812–1813 годов. Умер Федор Федорович Ушаков 2 октября 1817 года и похоронен в Санаксарском монастыре близ Темникова.

Не стало великого флотоводца, но в памяти благодарных россиян остались его решимость и настойчивость, выдержка и стремительность, беззаветное служение Отечеству и человеколюбие.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх