Хрущев на Украине

Хрущев возглавлял партийную организацию и был и председателем Совета Министров Украины с 1938 по 1948 год, то есть одиннадцать лет. На этот период пришлись четыре года войны, послевоенный голод и начало репрессий.

Так получилось, что он оказался настолько связан с советской историей Украины, что, как уже говорилось в одной из предыдущих глав, многие считают Хрущева украинцем, хотя на самом деле он родился в Курской области. Но свою трудовую деятельность он начинал действительно на Украине, в Донбассе.

Хрущев родился в селе Калиновка Дмитриевского уезда Курской губернии. Известно, что это было в 1894 году, в апреле. В официальной биографии стоит дата 5 апреля по старому стилю и 17 по новому. Но несколько лет назад удалось по метрике установить, что на самом деле день рождения Хрущева 15 апреля (3 апреля по старому стилю). Сергей Хрущев, узнав об этом, специально ездил в Калиновку и проверял – оказалось, так оно и есть.

Из Курской губернии отец Хрущева переехал в Донбасс, там Никита Хрущев и начал свой осознанный жизненный путь. Учился в техникуме, потом оказался связан с политическими делами: он участвовал в протестах в связи с Ленским расстрелом в 1912 году и был зафиксирован полицией как участник этих протестов. Там же в Донбассе, в Юзовке, Хрущев познакомился с Кагановичем, по рекомендации которого позже и занял первые высокие посты в московской партийной организации.

Но во время работы на Украине Хрущев симпатизировал троцкистам. Об этом мало кто знает, поскольку такой момент его биографии, разумеется, в советские времена не афишировался. В Донбассе он подпал под влияние очень колоритного человека – партийного деятеля по фамилии Хоречко. Тот был убежденным троцкистом, что неудивительно, ведь на Украине даже первый серьезный лидер правительства Христиан Раковский был, что называется, «отпетым» троцкистом. Об этом факте своей биографии Хрущев вспомнил потом в самое страшное время, в 1937 году, когда заполнял анкету и вынужден был написать «симпатизировал одно время». А потом троцкизм ему припомнили Молотов и Каганович в 1957 году, когда он боролся с «антипартийной группой».

В 1938 году, после того как Хрущев побыл первым секретарем Московского областного комитета и Московского городского комитета партии, его вновь отправили на Украину, теперь уже первым секретарем ЦК Компартии большевиков Украины – КП(б)У. А одно время он заодно был еще и первым секретарем Киевского обкома и горкома. Потом Хрущев в своих мемуарах вспоминал, как приехал на Украину и пришел в ужас – по республике как будто Мамай прошел, вообще не было ни одного первого секретаря обкома партии, все были уничтожены во время репрессий. Поэтому первое, с чем он столкнулся, это – где взять людей. Потому что все более или менее опытные люди были уничтожены.

Тем более Хрущев получил от Сталина конкретное задание – решить кадровые вопросы. Собственно, для этого тот его на Украину и отправил. Самым надежным и опытным специалистом по украинским делам, конечно, был Каганович, который уже был там первым секретарем в 1925–1928 годах. Но и Хрущев в 1929 году был помощником секретаря Киевского окружного комитета партии. Потом уже Сталин его по достоинству оценил в Москве.

Кроме кадрового вопроса, Хрущеву было дано задание наладить сельское хозяйство. С тех пор он и стал активно интересоваться сельскохозяйственными вопросами.

В каком-то смысле Хрущеву повезло, что его как раз в те годы отправили из Москвы в провинцию – так он, вероятно, избежал репрессий. К тому же для него это было повышение, хотя бы чисто формально: в Москве он был кандидатом в члены Политбюро, а на Украине стал его полноправным членом. Это был статус, а кроме того, была какая-то самостоятельность.

Формально во время войны он сохранял должность первого секретаря Компартии Украины и одновременно был членом Военсоветов различных фронтов, даже получил генеральское звание. Но на самом деле во время войны Хрущев занимался именно политическими вопросами.

Еще он курировал вопросы об украинском правописании. Комиссия, которая в очередной раз приблизила украинский язык к русскому – этот возврат происходил постепенно, после сильного отхода в результате принятия «скрипниковского»[16] правописания в 1928 году, – заседала как раз во время войны, когда уже началось освобождение Украины.

Сам Хрущев по-украински не говорил. Он только вставлял в речь отдельные слова и любил украинские песни. Очень любил слушать, например, Довженко – они общались некоторое время, пока Довженко не начали критиковать. Хрущев очень любил украинскую культуру. Но для него языковой проблемы как таковой не существовало, потому что все украинцы легко могли общаться на русском языке, и все руководители именно на русском и общались. Хотя выступления Хрущева с какого-то времени записывались – сохранилось делопроизводство, и видно, что документы велись на двух языках.

У украинских политиков есть такая шутка: на чем всегда горели руководители Украины? На хлебе и на национальном вопросе. Хрущев знал, что такое Украина, а с национальным вопросом, по мнению Сталина, у Хрущева все было в порядке, ведь он был русский и точно – интернационалист: в украинском национализме его нельзя было заподозрить. Хотя в 1946 году, когда Хрущев обратился в Москву за помощью в связи с голодом, Сталин как раз ему и сказал: мол, тебя окрутили украинские националисты, и ты сам стал националистом. Сохранились воспоминания первого секретаря одесского обкома партии Алексея Кириченко, который поездил по селам во время голода 1946–1947 и рассказал Хрущеву ужасные вещи. Хрущев увидел цифры – за эти два года на Украине по официальной статистике умер один миллион людей. Он действительно хотел помочь и обратился к Сталину, но в итоге едва не поплатился карьерой, а возможно, и жизнью.

Когда Украинская Повстанческая армия, то есть националисты, начала кооперироваться с советскими партизанами и было проведено несколько совместных акций против немцев, Хрущеву пришлось вплотную рассмотреть и этот вопрос. Но посоветовавшись с Москвой, он издал документ, предписывающий никаких контактов, даже в совместных выступлениях против немцев, с УПА не иметь.

Украинские националисты, особенно на Западной Украине, были достаточно активны и после войны: стрельба шла еще несколько лет. В 1947 году Украинской Повстанческой армии как таковой уже не было. Тогдашний командующий Роман Шухевич сказал, чтобы она трансформировалась, и они все ушли в подполье, пошли в советские органы – в колхозы, совхозы, в легальные структуры. Но само столкновение продолжалось, и с 1944 по 1954 год члены националистического подполья совершили много терактов и разного рода диверсий, в которых погибло более тридцати тысяч советских активистов. В ответ советская власть в Западной Украине репрессировала около пятисот тысяч человек. Хрущеву приходилось удерживать режим самыми жесткими методами, ведь тогда советская власть фактически существовала только днем, а ночью людям было страшно выходить на улицу.

Период жизни Хрущева после войны имел свои особенности и определенные циклы. После голода он, как говорилось выше, временно потерял доверие Сталина. Но Хрущев был уникальный в этом смысле человек, ему как-то все сходило с рук. Уже довольно скоро его вернули в Москву и доверили ему московскую партийную организацию.

Что интересно – после войны Хрущев попросил Ивана Александровича Серова, который возглавлял КГБ СССР, вывезти компрометирующие документы с Украины. Но поскольку архивы обычно бывают не в одном экземпляре, многое осталось, в том числе документы с визами Хрущева «арестовать». Впрочем тот факт, что в репрессиях он принимал личное участие, является бесспорным: так действовали все партийные лидеры того времени. Но это участие не было ни особо рьяным, ни фанатичным.

В памяти советских людей Хрущев остался противоречивой фигурой. Одни люди считают, что Никита Сергеевич сделал много хорошего, другие – что он был чуть ли не дурачок, заставлявший всех сажать кукурузу. А какое отношение к Хрущеву на Украине? Такое же противоречивое, или за почти двадцать лет независимости было некое переосмысление роли и места Хрущева в истории именно Украины?

«В украинском национальном историческом нарративе Хрущев занимает весьма достойное место. То есть его никто не „отбеливает“, условно выражаясь, никто не рисует его портрет розовыми красками, но в то же время нет какого-то такого субъективизма, что ли, предубежденности к его фигуре. Очень интересная, совершенно наглядная вещь, раз уж мы заговорили о Хрущеве и Украине, его национализме, – это памятник Ватутину в Киеве. Обратите внимание – возле Верховного Совета Украины есть памятник Н.Ф. Ватутину, советскому генералу, которого убили как раз воины Украинской Повстанческой армии. Когда его хоронили, решили поставить памятник, Хрущев предложил написать – там была Комиссия, но он настоял: „генералові Ватутіну від українського народу“. Хрущеву опять, в очередной раз сказали, что он националист. То есть не „от народа“ Украины. Но Хрущев оказался страшно упорным, упертым, и эта надпись до сих пор существует. Конечно, если говорить об Украине, то вот эта доминанта в его отношении, понимании, как мне кажется, специфики Украины, какой-то еще особой роли – неоднозначной роли и в его судьбе, и в судьбе СССР – хочу подчеркнуть, это важно – это было».

(Юрий Шаповал в эфире «Эха Москвы»)

На Украине Хрущева оценивают достаточно позитивно. Его мать похоронена в Киеве, на Лукьяновском кладбище, и сохранился особняк, где он жил. В телепроекте «Имя Украины» он был в числе номинантов конкурса. Но тем не менее там нет ни памятника ему, ни названных его именем улиц[17].






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх