Телевидение во времена Хрущева

Телевещание в годы правления Никиты Хрущева хотя и было не таким распространенным, как радио, становилось все более популярным. Телевизор «КВН-49» стал по-настоящему народным телевизором именно в 50-е годы.

В 1951 году была создана Центральная студия телевидения. В 1955 году началось ежедневное вещание телевидения, появился замечательный журнал «Искусство», редактором которого был очень образованный, яркий человек Андрей Донатов, который потом вместе с режиссером Колосовым создавал на «Мосфильме» киностудию «Телефильм». Был тележурнал «Юный пионер», режиссером и одним из создателей которого был Авенир Зак. В то время приходило на телевидение немало людей, выпущенных на свободу из лагерей, в том числе режиссер Варпаховский. Он был соратником Мейерхольда, за что и оказался в лагере. Художественным руководителем Центрального телевидения был назначен лауреат Сталинской премии Роман Иринархович Тихомиров.

Количество телеприемников в семьях простых советских граждан во второй половине десятилетия перевалило за миллион. Первый миллион зрителей советское ТВ набрало уже в середине 50-х. В это время вещали пять телецентров, запустили вторую программу, которая получила название «Московской». По Первой программе в то время транслировались передачи Центральной студии телевидения с Шаболовки. Был построен самый большой в Европе павильон, который занимал шестьсот квадратных метров и назывался «Студия Б».

Средняя советская семья могла себе позволить телевизор. Конечно, за ним надо было отстоять огромную очередь, но цена была вполне доступной. Она составляла примерно половину достаточно невысокой зарплаты. Сначала телевидение было вечерним, и канал был только один: вторая программа вышла в эфир в феврале 1956 года, во время съезда. Первое время программу телевидения составляли отдельные передачи и «пакеты программ», как их тогда называли, журналы: «Искусство», «Экран международной жизни», «Юный пионер», «Знание», «Журнал для женщин», «Медицинский журнал».

Для «Экрана международной жизни» передачи брали из-за рубежа. При Хрущеве телевидение имело относительную свободу, поэтому просто писали письма в Англию на ВВС, и оттуда охотно присылали коробки с программами.

Объем трансляций нарастал, и с 1955 года они перешли в ежедневный формат. Начались разговоры о необходимости строительства в Москве специального телецентра, объединяющего несколько студий, передающую станцию и башню высотой не менее полукилометра, чтобы сигнал ловился в радиусе от ста двадцати километров от Москвы. Добро на строительство телецентра в Останкино было дано.

По мере того как телевидение распространялось по стране, менялась и система управления им. До 1957 года оно находилось в ведении Министерства культуры, потом был создан Комитет по телевидению и радиовещанию при Совете Министров СССР, и руководство телевидением было передано ему. При Хрущеве начались первые эксперименты с цветным вещанием.

Это было время появления многих известных теперь программ. Стали выходить новостные выпуски, вроде еженедельной «Эстафеты новостей». Весной 1962 года появилось «Телевизионное кафе», за короткое время ставшее «Голубым огоньком», – сначала периодической, а затем приуроченной к праздничным датам передачей. Примерно в то же время появилась «Кинопанорама», а чуть раньше на экраны вышел «Клуб кинопутешествий» во главе сначала с Владимиром Шнейдеровым, а затем Юрием Сенкевичем. После фестиваля молодежи и студентов в Москве на Центральном телевидении была образована и молодежная редакция, там появился «Вечер веселых вопросов». Закрытая со скандалом, эта передача переродилась уже в начале 60-х в «Клуб веселых и находчивых».

Одновременно с развитием советского телевидения появилась целая плеяда дикторов и ведущих: Игорь Кириллов, Анна Шилова, Валентина Леонтьева, Анна Шатилова, Нонна Бодрова и Светлана Жильцова.

В годы правления Хрущева у телевидения была довольно любопытная функция, которая вряд ли могла существовать в любое другое время. Как все руководители, Никита Сергеевич Хрущев ездил с зарубежными визитами. Когда он возвращался в Москву, то с аэродрома ехал прямо в Лужники, где выступал с речью. И эта речь, точнее – живой рассказ главы государства, шел в прямом эфире, без редакции и цензуры. Иногда в нем проскакивали совершенно невообразимые ляпы.

«Да здравствует вечная и нерушимая дружба между советским народом и народами Индии, Индонезии и Афгавнистана».

(Из речи Хрущева в Лужниках после поездки по Азии)

В те годы сама власть еще толком не понимала, что это такое – телевидение. Все свои премьерные фильмы студии кино были обязаны отдавать телевидению.

Театры были обязаны допускать телевизионные камеры к себе на премьеры. Сегодня это совершенно невозможно представить себе. Ясно, что для театров и кинозалов это была потеря зрителей, потеря финансов. Но в 50-е годы мощи телевидения, его влияния на людей и массовости его как вида искусства и вида СМИ просто не понимали.

Первым руководителем телевидения был вообще инженер, главный инженер телевизионного центра А. Сальман. А первым генеральным директором Центральной студии телевидения была Валентина Шароева – очень яркая, интересная женщина, противоречивая до невероятности, прежде работавшая в отделе кадров Министерства культуры. Потом на какое-то очень короткое время руководителем телевидения стал главный редактор журнала «Вокруг света». Понимание силы телевидения начало приходить к властям во время фестиваля молодежи, поэтому именно после молодежного форума и начался расцвет телевидения. Советскому Союзу фестиваль был нужен для того, чтобы показать всем, что у нас строится иная, послесталинская страна, что у нас свобода и что народ теперь тоже иной. К нам весь мир приехал. И телевидение показывало пестрые толпы молодых людей разных национальностей: косоглазых, черных, желтых, в обнимку с москвичами. Это была первая пропагандистская акция, которую великолепно провело телевидение.

Во время фестиваля появилось много нового на самом телевидении, например прямые телевизионные репортажи и репортажное телевизионное кино. Весь выпуск операторского факультета ВГИКа был направлен на телевидение, были созданы мобильные репортажные группы. Военные по распоряжению лично Хрущева выделили этим группам военные «газики», выкрашенные в зеленый цвет, и на них разъезжали, как правило, оператор, редактор, он же автор сюжета, и шофер, он же ассистент.

Готовиться к фестивалю начали заранее и для освещения событий создали довольно любопытную школу репортеров. Среди новоиспеченных журналистов было много людей уже довольно известных в своих нетелевизионных профессиях. Их нужно было «натаскать» на телевидение. И делалось это так. Человек садился в кинопросмотровый зал, ему сообщалась минимальная информация, к примеру – «ты будешь смотреть документальный фильм об Индонезии». Ставился микрофон, и запускалась пленка. Человек должен был с ходу вести репортаж о том, что он видит. Все записывалось на магнитофон, а потом эта пленка тщательно анализировалась и разбиралась. Такие тренировки шли на протяжении месяца. И только после этого репортеров выпустили в эфир для освещения фестивальных событий. Причем событий самых разных. Впервые все шестнадцать передвижных телевизионных станций Советского Союза были собраны в Москве, чтобы можно было охватить наибольшее количество точек.

Были и случаи, когда телевидение непосредственно влияло на жизнь конкретных людей. В одном из выпусков тележурнала «Знание» показали репортаж о лаборатории сверхвысоких давлений. Находилась она где-то на задворках на Ленинском проспекте, в маленьком сараеобразном здании, руководил ею молодой кандидат наук. Репортаж сняли о том, каким способом можно создавать детали из сверхпрочных материалов методом давления, сверхдавления и так далее. И вдруг на следующий день после показа на телецентре раздался звонок из Кремля: «Сейчас к вам приедет фельдъегерь, выдайте, пожалуйста, ему материалы вчерашнего журнала „Знание“. Приехал младший лейтенант с погонами КГБ, забрал папку текстов и пленку. На студии все страшно испугались. Несмотря на то что в хрущевское время страх, который существовал до ХХ съезда, начал понемногу пропадать, люди все еще очень всего боялись. Через некоторое время этот же офицер вернул материалы, никаких санкций не последовало, и словно ничего и не было. И вдруг лабораторию, о которой шла речь в репортаже, преобразовали во Всесоюзный НИИ, а ее руководитель очень быстро, в течение двух-трех лет стал доктором наук, потом действительным членом Академии наук и, наконец, лауреатом Ленинской премии. Так что телевидение контролировалось, и за содержанием передач внимательно следили.

Цензурный отдел, конечно, тоже существовал, но поскольку все шло в прямом эфире, для него заранее делался план – какие вопросы будут заданы, примерные ответы, что может на это последовать. Эту папку подписывал ответственный редактор, и после ее изучения передачу разрешали или не разрешали.

Но тем не менее это было достаточно веселое и свободное время. А в 1957 году на телевидение пришел руководитель, о котором и сейчас вспоминают как об одном из лучших за всю историю советского ТВ – Владимир Спиридонович Осьминин. Он был человек решительный, все понимающий, очень творческий по натуре, и он очень многое пропускал, даже не обращая внимания на цензуру.

Его сняли после программы «Вечер веселых вопросов», когда одним из заданий, которое должна была получить телевизионная аудитория, было такое: приз достанется тому, кто первым явится в зал, откуда идет передача – в валенках, в шубе и с фикусом в руках. И тут вмешались две случайности. Во-первых, ведущий забыл упомянуть про фикус. В задании остались валенки и шуба. А во-вторых, рядом со зданием телевидения размещались бараки, в которых жили строители, бывшие заключенные, достраивавшие здание Университета. И у каждого из них были и валенки, и какой-нибудь зипун. День был выходной, большинство строителей были пьяны. Они быстро облачились в зимнюю одежду и толпой ринулись, смяв милицию, в зал через служебный вход. Прямой эфир, конечно, пришлось прервать, запустили видовой фильм о каком-то озере. Но в зале находилось как минимум два десятка зарубежных корреспондентов, которые все это и засняли. Буквально на следующий день в зарубежной прессе появились оборванные, пьяные, заросшие физиономии с ужасными подписями в духе «Народ-победитель через 12 лет после победы – вот каков он»[27].






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх