последних был в этом деле чемпион, Иван Утицкий, который мог стоять без движени...

последних был в этом деле чемпион, Иван Утицкий, который мог стоять без движения, раскинув в стороны руки, с вечера до полуночи а потом сваливался пластом; в это время «благодать спускалась на'него в виде огненного клуба»1. Такого рода явления не редкость и у католических мистиков; но для хлыстовских общин важно сочетание мистического опыта с коллективной моторной практикой.

Как и при других измененных состояниях сознания, например, наркотическом, достижению экстаза во время радения учились. «Не навыкшего вертеться по кругу навыкший берет под руки, и оба вместе проворно вертятся на одном месте, а после не навыкший уже и один вертится». Без особого состояния сознания такая моторная практика была бы невозможна: «я знаю, что человек, не имевши в себе духа, так сильно и долго на одном месте радеть не может», -доносил в 1826 году раскаявшийся хлыст. При обучении употреблялись медитативные инструкции: «в беседах учитель мои приказывает Божьим (людям), чтобы во время радения человек вовсе замолчал и ничего бы не помышлял, то в такого человека Бог и вселится; а если кто с помышлениями радеет, то в такового Бог не вселит» .

К кружениям добавлялось особое, ритуально усиленное дыхание. «Скоро ходят кругом по солнцу [...] и сильно же дышат отрывисто, враз с топанием ног», - доносил некий Андреянов в 1834 году, «вертятся на левой ноге до истощения сил (...] Потом бегают друг за другом- [ ] потом, ставши по одному, прыгают на одном месте, дыша с сильным напряжением», - тогда же сообщали скопчихи из Тамбовской губернии. Пели в это время тоже о духе: «Ах, Дух, Святой Дух», или «Ай Дух! Царь Дух»; или просто непрерывно повторялось во время радения: «А! Духа, Духа»1. При вступлении саратовского купца Чек-менева в общину саратовских скопцов пророк, по показанию купца, «пришел в исступление, начал часто дышать и едва было совсем не задохся», а потом стал пророчествовать'. Многие из физиологических феноменов, возникавших по достижении сектантами экстаза, - воздыхания, рыдания, всхлипывания, неудержимый хохот, икота, зевание протяжные стоны, животноподобные крики - связаны именно с дыхательной функцией5. Пензенский священник с возмущением доносил что местные хлысты и в церкви не молились, а только дышали особым образом: «простоит этак пеньком, а потом начнет голову кверху, глаза в потолок и сильно дыхнет грудью. И все они так: придут в церкву, да одно дыхание без молитвы и пущают»'.

Из конспиративных соображений многолюдные радения устранились в душных помещениях, часто в подвалах. По некоторым сви-кчсльствам, окна в этих помещениях, если они были, специально скрывались. Радениям предшествовал, как правило, длительный мост. Все вместе взятое — физическое утомление, вестибулярный икбаланс, гипервентиляция, недоедание и, конечно, истовая вера — |ц по к психомоторным эффектам, по своей интенсивности сравнимым с эффектами наркотического опьянения. Не зря сектанты на-,1.1 пали радения своим 'духовным пивом'; что касается алкоголя, та-м,| ка и наркотиков, то они не употреблялись. У участников возникали галлюцинации, эпилептические и истерические припадки, не-

¦ н»|,1кновенные бредовые феномены, эйфория, радостное чувство

¦ >1>ьединения с группой. Это был максимально интенсивный эмоциональный опыт, 'религиозный экстаз', как назвали это явление впер-iii.ic занявшиеся психологией исследователи начала 20 века. Именно ни состояния ценились хлыстами более всего; и наоборот, в право-

¦ пивной службе они не находили «будто бы никакой видимой перемены, ничего подобного тому, что испытывают хлысты во время сво-пч радений»1.

Зги люди, не знавшие ни кино, ни спорта, ни наркотиков, обнаружили, что определенная работа тела способна вести к самым не-ооычным для их мира эффектам. Как формулировал свои размышления безымянный автор Записки о хлыстах по Саратовской губернии !S39 года:

Могло статься, что движение несколько помогло вниманию к молитве. Затем телодвижения умерены, усилены, и вышло хлыстовское топанье, хлыстовское верченье [...] введшее в обман, в мечтательство, в исступление [...] От усиленного телодвижения обыкновенно кровь приходит в постепенное волнение, теплота часто приятная разливается по телу, мысли делаются живее, быстрее, какая-то светлость появляется в душе и человек становится веселее. Это [...] плотское действие счел первый хлыст за прилив благодати, за пришествие в его душу духа святого [...] Услаждение, происходящее от сей пляски, в самом грубом теле скоро проявляется, сильно дает себя чувствовать самым дебелым людям [...] От сего происходит, что когда такие люди сравнят то, что они чувствуют в церкви или дома при молитве, с тем, что они чувствуют при плясках, находят по неопытности своей, что хлыстовское дело слаще2.

В попытке сравнить этот эффект с доступным опытом радение сравнивается с танцами: «Если бы хлыст был на мирских танцах, то с ним то же бы случилось». По вполне оригинальным размышлениям этого саратовского автора, хлысты поклоняются собственному гелу и его эффектам («волнению крови»), они суть «самопоклонники и идолопоклонники», а «хлыстовское молитвословие есть демо-1 юслужение». Ни посты, ни трезвость, ни безбрачие не помогут хлыс-1ам, потому что «бес и сам не ест, не пьет, не блудит».






 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх