***


По делу Ющинского, в защиту Бейлиса, было написано письмо, подписанное цветом русской интеллигенции. "Прямой путь" комментировал, что все подписавшиеся продались жидам, хотят погубить Россию. На защиту поднялись не только "жиды, но и те жидовские попихачи (?), у которых русская только внешность, а нутро насквозь пропахло цимесом" (Там же. С. 355).

Михаил Иванович Глинка, покидая в 1846 г. Россию, вышел у заставы из кареты и, перейдя прусскую границу, сказал: "Когда бы мне никогда более этой гадкой страны не видать" (БСЭ. М., 1930. Т. 17. Стлб. 229). Менее чем через год композитор скончался в Берлине.

Карл Брюллов, уезжая в 1849 г. из России, на границе (кажется, у Вержблово), раздевшись догола (правда, уже в Пруссии), швырнул одежду через шлагбаум покидаемой им отчизны (Лесков Н.С. Островитяне // Собр. соч.: В 11 т. Т. 3. С. 64; Петров-Водкин К.С. Хлыновск. Пространство Эвклида. Самаркандия. М., 1982. С.287).

"Сифилитический патриотизм" – Герцен (Чуковский К.И. Поэт и палач. Л., 1922).

Корней Чуковский: "Поэт и палач" – малопривлекательный образ Некрасова, торгаша, выжиги и политического труса; последнее – "как и все". В его отрицательной характеристике сходились все: Белинский, Герцен, Грановский и шестидесятники – Успенские, Салтыков-Щедрин и др. Разгадка в двойственности биографии поэта. С одной стороны, помещик, член Английского клуба, с другой – разночинец. Но откуда у него коммерческая жилка? Несложный биографический экскурс приводит нас к его матери, урожденной Закаржевской, польке. Но наш опыт учит, что с польками происходили разные метаморфозы. Ее отец – магнат Анджей Закаржевский – имел герб Самсона, ветхозаветного героя, что безусловное свидетельство еврейского происхождения. Он не был одинок: герб Самсона имели и другие роды шляхтичей – Маславские, Косицкие, Яромерские (см.: Mieses M. Z rodu zydowskiego. W-wa, 1991.p28).

Бутми де Кайман Г.В. Тайные общества и иудеи // Прямой путь. 1913. № 1.

Манихейская ересь – исчадие иудейства. Мани, Мание, или Манихей, – основатель ереси (около 200 г. н. а). По второй версии, его имя было Кубрик, и он был куплен богатой вавилонянкой,

оставившей ему наследство. По третьей версии, он был евреем (С. 33 со ссылкой на французскую работу). Филологическое объяснение слова "манда": по-сирийски (арамейски) оно означает знание, по-гречески гнозис. Мание был казнен в 276 г. – с него тростником содрали кожу. В VII в. в Персии существовала секта "мастеков", отрицавших собственность, брак, религиозные и государственные установления, всеобщее равенство, свободу, все религии. К этой секте принадлежал один из царей персов, Кобад (С. 36).

В основе учения манихеев лежит идея существования двух высших начал – бога добра и бога зла, соприкасающихся друг с другом, один властелин царства духа и света, другой – царства материи (?) и тьмы. Оба выделяют из себя божественную энергию (зоны).

"Важнейшее в Каббале: 1) Вечность в единство первоначальной материи. 2) Весь мир в его разнообразных формах и проявлениях создался и развился из этой вечной и единой первоначальной материи по тем же самым законам, по которым рождается и развивается все существующее в природе. 3) Основной же закон, по которому создался и существует мир, зиждется на первоначальном различии полов. Согласно этому закону, металлы размножаются таким же образом, как животные и растения, т. е. благодаря взаимодействию двух различных полов. На принципах единства материи и размножения всех тел через различие полов были основаны и попытки найти философский камень, при помощи которого можно было бы искусственно делать золото и серебро" (Там же. № 7. С. 26-27).

Надпись "Три Гермеса" на смарагдовой доске, найденной в долине Хеврона Саррой:

"Истинно, не лживо и по всей наивысшей правде то, что находится внизу, подобно тому, что вверху, и этим можно создать Miracula, или чудеса Единой Единственной Вещи. И подобно тому, как все вещи созданы из Единой Вещи волею и велением Единого Единственного, по замыслу его, так и происходят и выходят все вещи от той же самой Единой Вещи, волею судьбы и взаимосцепления" (С. 28). Комментарий антимасона.

Разберем значение пресловутой надписи Гермеса:

"Истинно, не лживо и по всей наивысшей правде то, что находится внизу, подобно тому, что вверху, и этим можно создать Miracula, или чудеса Единой Единственной Вещи…" – тут и идея о единстве материи, которая служила руководящим принципом для искателей философского камня, и отрицание независимого от природы Высшего Божественного Начала, и вместе с тем обожествление всего существующего, ибо если то, что мы почитаем Высшим, подобно низшему, то, стало быть, это низшее также божественно, как и Высшее.

Затем далее: "И подобно тому, как все вещи созданы из Единой Вещи волею и велением Единого Единственного, по замыслу его, так и происходят и выходят все вещи от той же самой Единой Вещи, волею судьбы и взаимосцепления" – тут вся теория мироздания каббалистов и гностиков. Прежде всего, что такое Единый Единственный и Единственная Вещь? Не надо думать, что под Единым Единственным разумеется Бог Творец мира, как мы Его называем, так как известно, что Бог каббалистов существо бессознательное, "он не сознавал даже собственного своего существования и не ведал самого себя". Известно также, что у каббалистов и гностиков "первоначальное различие полов" почиталось единственным источником мироздания. Поэтому в надписи Гермеса "Единый Единственный" означает не что иное, как начало мужское, т. е. природу действующую, а "Единая Единственная Вещь" означает начало женское, или приемлющее, т. е. природу пассивную. Из взаимодействия этих двух начал, по бессознательной воле начала, происходят "все вещи", т. е. весь мир, силою взаимосцепления, т. е. последовательного развития многообразных форм природы из первоначальной материи. В Каббале эти многообразные формы или проявления божества (т. е. первоначальной материи), вытекающие из него и друг из друга, называются сефиротами, у гностиков – зонами.

Это… религия природы, обожествления вселенной, т. е. чистейший пантеизм, сущность которого определяется следующими словами А. С. Шмакова:

"Все заключается в верховном же Всем, в первоначальном Бытии, которое развивает непрерывно и в разнообразии проявлений (эманации) силу, созидающую и его самого и его личные атрибуты, т. е. весь мир".

Согласно этому миросозерцанию, природа, созданная бессознательною волею (похотью) действующего мужского начала, является единственным Богом, сотворившим самого себя, а человек – венцом создания, выше которого уже ничего нет в мире, ибо он один способен постигнуть тайну мироздания и из нее вывести нравственные законы.

Поэтому-то и гностики учили, что "превысшая всего и всесодержательная сила называется человеком".

"На этом языческо-каббалистическом учении основаны и то философское направление, которое под названием гуманизма, т. е. обожествления человека, всесильно владело умами в эпоху Возрождения, и та религия Природы и Разума, которую иудеи через посредство тайных обществ до сих пор стремятся навязать христианскому миру" (Там же. С. 28-29).

Интеллектуализм создателей подлога ГТСМ очевиден: например, они почти наверняка знали утопию английского политического деятеля и философа Фрэнсиса Бэкона (1561-1626) "Новая Атлантида" (до 1617 г.). Бэкон изобразил модель государства, стремящегося к мировому господству, управляемого монархом и парламентом при помощи тайного общества "Соломонова Храма".

Бэкон Ф. Новая Атлантида. М., 1962.

Спустя 20 лет после воскресения Спасителя у острова наблюдалось редкое атмосферное явление – свечение ночью в виде колонны, вершину которой венчал крест, еще более яркий, чем свечение столпа. В одной из лодок, окружавших колонну, сидел мудрец из числа членов Соломонова дома, "а это… зеница ока нашей страны" (С. 11). Чудо разрешилось появлением ковчежца, где хранились книги Ветхого и Нового Заветов, а также еще не написанный Апокалипсис. Кстати сказать, среди разноплеменных жителей острова были иудеи. Из рассказа сторожила явствует, что государь острова именовался Саломона (неясно, почему флексия – "а").

Основной закон, на котором зиждется благосостояние страны – это утверждение "некоего Ордена, или Общества, называемого нами Дом Соломона, – благороднейшего… учреждения на земле, служащего стране нашей путеводным светочем. Оно посвящено изучению творений Господних… я полагаю, что оно (учреждение. – С. Д.) в честь царя иудеев, прославленного у вас и нам также небезызвестного. Ибо у нас имеются некоторые его сочинения, считающиеся у вас утерянными, а именно его Естественная история, трактующая обо всех растениях, от кедра ливанского до иссопа, растущего из стены, и обо всем, чему присуща жизнь и движение. Это заставляет меня думать, что государь наш, видя, что деятельность его во многом совпадает с деяниями иудейского царя (жившего за много лет до него), почтил его память этим названием. В этом мнении меня еще более утверждают древние летописи, иногда называющие Дом Соломона Коллегией шести дней творения; откуда очевидно, что достойный государь наш знал от иудеев о сотворении мира и всего в нем сущего в шесть дней…"

Дрейер В.Н. фон. На закате империи. Мадрид, 1965*.

Одна из редких книг, написанная человеком, дожившим до глубокой старости.

Изданная на Западе, она примыкает к книгам советских, но бывших царских генералов – А.А. Игнатьева, А. А. Самойло и М.Д. Бонч-Бруевича. Созданные на разных берегах, они существенно дополняют одна другую.

Фон Дрейер родился в военной семье, его отец – полковник, служил в Туркестанском крае (во время рождения сына – капитан за штатом, ибо, работая по дипломатической миссии эмира Бухарского, за острый язык был отчислен). Родился наш герой в Ташкенте, а когда подрос, был послан родителями в Оренбург в кадетское Неплюевское училище. Детали: знакомство и совместная учеба в ташкентской гимназии с А.Ф. Керенским. Очень похвально отзывается о семье будущего премьера, в частности о его матери, культурной и образованной женщине.

Сестра А.Ф. Керенского вышла замуж за адъютанта генерал-губернатора Вревского Алферьева. Отмечает, что Вронский в "Анне Карениной" списан Толстым с Вревского.

Оценка, данная им кадетским училищам, в принципе невысокая, приравнивается к реальным училищам. Учителя в общем разные, но большинство не на месте.

Единственное, что он почерпнул в училище, – знание французского языка, впоследствии ему пригодившееся.

Стасова Е.Д. Воспоминания. М., 1969.

Интересно, что ее отец материально поддерживал Н.Г. Чернышевского (вероятно, семью ссыльного. С. 14). Среди "подвигов" ее дяди, В. В. Стасова, числится такой: получив медаль с изображением Александра III, он повесил ее в уборной. Никто не смог уговорить его перенести медаль в более подходящее место (С. 16-17).

Вспоминаю некоторых диссидентов в Ленинграде: вешали портреты Ленина в туалетах – бессилие гласности, кукиш в кармане. Тот же Стасов отказался от должности директора Публичной библиотеки, так как в читальных залах дежурили переодетые в штатское "библиографы-консультанты" и шпики (С. 16). Святая простота! В советское время специальных стукачей в Публичке, думаю, не было – и так доносили.

Один из моих приятелей (шахматист-антисемит Марченко) году в 51-м заказал том БСЭ, мотивировав это тем, что занимается музыкой и что ему требуется том со статьей "Шопен". 1-е издание БСЭ выдавалось по особому разрешению. Когда мой приятель пришел получать злополучный том, изданный еще во времена Н.И. Бухарина, библиотекарь стал на него кричать, ибо понял, что друга моего интересует не Шопен, а Шопенгауэр! А ведь правда.


***

* Издание автора!


***

Умный был…

Дрейер В.Н. фон. Крестный путь во имя родины: Двухлетняя война Красного Севера с Белым Югом 1918-1920 года. Берлин(?), 1921. С. 156.

Еврейский вопрос в устах генерала П.Н. Врангеля (1878-1928) сводился к следующему: "Утром бьют евреев, а вечером любого". "В народных массах действительно замечается обострение ненависти к евреям. Чувство это развивается все сильнее в русском народе. В последних своих проявлениях противоеврейские настроения буйно разрастаются на гнойнике большевизма. Народ не разбирается, кто виноват. Он видит евреев-комиссаров, евреев-коммунистов и не останавливается на том, что это часть еврейского населения, может быть, оторвавшаяся от другой части еврейства, не разделяющего коммунистических учений и отвергающих советскую власть. Всякое погромное движение, всякую агитацию в этом направлении я считаю государственным бедствием и буду с ними бороться всеми имеющимися у меня средствами (курсив мой. – С. Д.). Всякий погром разлагает армию. Войска, причастные к погромам, выходят из повиновения. Утром они громят евреев, а к вечеру они начнут громить остальное мирное население". Кроме того, Врангель закрыл газету "Русская правда" за антисемитскую пропаганду: "Неоднократно указывалось, что в настоящий грозный час лишь в единении всех русских граждан спасение Родины. Всякая национальная, классовая или партийная вражда, исключая возможность деловой работы, недопустима" (Из правительственного сообщения. С.114-115).

Одно время в Крыму подвизался читать публичные лекции антисемитского содержания протоиерей Востоков. Врангель вызвал его к себе и предупредил, что в случае повторения им погромных речей он будет немедленно выслан за пределы территории Крыма, не только он, но всякий – независимо от сана, чина или звания, – кто сеет политическую или национальную рознь.

Одними из пороков, погубивших армию Деникина, были мародерство и бандитизм в войсках. Новый Главнокомандующий приказал предавать виновных в этих преступлениях военно-полевому суду. Список лиц, поплатившихся жизнью за свои преступления, свидетельствует о той строгости, с какой они карались (С. 115).

О жестокости белых к военнопленным и перебежчикам (С. 113). Генерал Покровский!

Высокое мнение о Кривошеине и его программе (С. 108-111). Танки у белых (С. 24, 31). Дегенеративное лицо генерала Слащева на фотографии – похож на Павла I (С. 77). Разгром корпуса Жлобы летом 1920 г. повлиял на исход польской войны.

Врангель отвлек на себя 63 пехотных и 32 конных красных полка, из коих 3/4 уже направлялись на западный фронт (С. 137). Насколько был прав Врангель – это дело его совести. Поляки же положили на него… бросив на произвол судьбы "единую и неделимую". И поделом…

Рейснер М.* Предисл. // Лазар Б. Антисемитизм и революция. Пг., 1919.

Важнейшее, что сделали евреи для процветания христианского мира: "…мы обязаны еврейскому народу глубокой благодарностью, справедливым признанием его незабвенных услуг. Отметим самое главное.

Евреям прежде всего мы обязаны тем, что не погибла для человечества великая наука древних халдеев, или Вавилона. Они же в свое время соединили мудрость Древней Греции с мудростью Востока. Во время нашествия варваров на Европу евреи сберегли величайшие сокровища греческой и римской культуры.

При создании новых форм европейского хозяйства, при создании городов и богатства новой жизни, при открытии Америки и установления заокеанской торговли евреи сыграли выдающуюся роль. Не менее обязано им и новое государство: первыми министрами финансов в Испании, Германии и Англии были как раз евреи.

Но они же создали крепкий оплот свободы в своей Библии, которая стала законодателем Европы. В еврейской Библии впервые были обоснованы права человека, его свобода и равенство как сына Божьего. В ней благословил Господь не царство, а сам народ, и этим было основано народовластие (демократия). Завет, заключенный между Богом и еврейским народом, стал образчиком для всех последующих договоров, в которых народ определил границы власти над Конституцией – неизменным образцом для конституций земных.


***

* Отец Ларисы Рейснер (1895-1926).


***

Но евреи сделали еще больше: еще в древней Иудее они выставили таких защитников народной свободы и правды, как ветхозаветные пророки Исайя, Михей, Амос. Из еврейских рядов вышел впоследствии великий философ Борух Спиноза, возвестивший новое учение о разумной справедливости, об освобождении человека от темного господства страстей… Недаром среди еврейского народа пришел Христос, которого христиане почитают Богом. Он проповедовал в еврейской синагоге, а все первые его ученики были евреи…" (С. 3-4) Идеал библейской жизни – землепашество. Иосиф Флавий писая: "Что касается нас, мы не приморские жители, торговлю не особенно долюбливаем… наши занятия состоят из возделывания прекрасной земли, на которой мы живем". Все предписания Библии аграрного свойства. Пророки выдвинули культ бедняка, униженного, неимущего, и яростную ненависть к богатству. Для пророков (Осия) торговец есть синоним пройдохи (Ос. 12:8). Сирах отмечал, что торговец не может не причинять зла (26:27). Земельным проблемам посвящены одиннадцать трактатов Талмуда, составлен особый полевой кодекс Седер-Зераим. Рабби Элиезер писал, что настанет время, когда все люди отдадутся земледелию (Бондарев!). О ростовщичестве – отрицательно (Исх. 22:4). Есть понятие "авак рибит" – пыль ростовщичества (процентов) (С. 11-12, 17). Талмудисты изощрялись, стремясь ограничить получение кредитором процентов, равно как преждевременных и запоздалых подарков, но самое главное – словесного, т. е. морального, выражения благодарности "из желания угодить кредитору"! Все талмудическое толкование призвано защитить бедняка и трудящегося! (С. 17). Шейлок практиковал только в Риме, т. е. был детищем римского права и только его! Ибо римское законодательство основывалось на жесткой защите собственности. Введение имущественного ценза (Цицерон); Катон высасывал все соки из своих должников, Брут брал 48%, стоик Сенека задушил Британию своим ростовщичеством (см.: Лазар Б. Общественные идеалы еврейского народа. СПб., 1908).

Кто поставлял техническую интеллигенцию и промышленных рабочих для Турции?

Изгнанные евреи, – слова Лоренца Великолепного, обращенные к венецианскому сенату и Людвигу Моченому (Там же).

Причина антисемитизма – в существовании евреев (Лазар Б. Еврейский национализм.

СПб., 1906. С. 9). Ясно, что причина полонофобии в существовании поляков и т. д.

Не особенно умная мысль. Важнее другое, что борьба с антисемитизмом обречена на неудачу, из нее нельзя выйти победителем. Но борьба необходима, ибо, когда на тебя нападают, надо всегда защищаться (С. 15). Пути еврейства – жалкие и безвольные – креститься, покинув знамена обреченных (С. 23), считал Лазар. Мое мнение, что крещение для индивидуума – единственный выход. Уйти от обреченного народа, обязательно в тень, скрывшись, как Александр I в образе Федора Кузьмича.

Фредро Максимилан, граф (1820-?), художник-карикатурист, друг А.Г. Рубинштейна, в 1840-1850 гг. участник музыкальных и литературных вечеров в салоне братьев Матвея и Михаила Виельгорских и В.А. Соллогуба, на которых часто ставили его пьесы. После восстания 1863 г. Фредро долго жил за границей. С Антоном Рубинштейном познакомился в Баден-Бадене и сразу подружился, постоянный участник музыкальных вечеров у Полины Виардо и И.С. Тургенева. Писал декорации и эскизы костюмов для певицы. После 1869 г. его следы теряются (см.: Тургенев И.С. Поли, собр. соч. и писем: В 28 т. М.; Л., 1960-1968. Т. 6. С. 634). Для нас интересен тем, что был женат на потомке вице-канцлера П.П. Шафирова (1669-1739) – Голицыной.

О рассказе "Жид", публикация которого вызвала некоторые трения с французским издателем Марешалем: «…я хочу предложить на ваш суд одно соображение. Не думаете ли вы, что было бы предпочтительнее дать в заглавии просто: "Сцена из военной жизни"? Ибо, если заглавие "Жид" могло бы задеть кое-кого, то "Шпион" заранее откроет читателю маленький секрет автора и значительно ослабит тот интерес, который мог бы вызвать рассказ. Предлагаемое мною название кажется мне наилучшим…» Там же. Т. 7. С. 438).

Евдокия Ростопчина:


Пускай в России нет дворян,
Пускай все русские вельможи –
Из чухон, ляхов и армян,
На русских вовсе не похожи… ….
Пускай и самый наш народ,
Враг ненавистный иноземцев,
По праздникам мертвецки пьет,
А буднями работает на немцев.
Пускай казна истощена,
И нам по-прежнему пристала
Пусть фраза та, что "Русь обильна и сильна,
Да только в ней порядка мало

"*.

1840-е годы.


***

*Ростопчина Е. Стихотворения, проза, письма. М., 1986. С. 274-275.


***

Вера Инбер:


Сотни лет и рвала и метала,
Распирала обручи границ,
Как медведица нору, меняла
Местоположение столиц.
Анна Ахматова:
Дай мне долгие годы недуга,
Задыханье, бессонницу, жар.
Отыми и ребенка и друга
И таинственный песенный дар –
Так молюсь за святой литургией
После стольких мучительных дней:
Чтобы солнце над милой Россией
Стало нимбом в сиянье лучей.
Михаил Лермонтов:
Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, послушный им народ.
Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей

1841 г.

Или:


Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит ее рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью… ….
Но я люблю – за что, не знаю сам…

Начало 1841 г.

В конце концов, эта "странная любовь" к России ничем не лучше тютчевского "общего аршина", отвергающего логику (ум) при оценке своей отчизны и успокаивающего самого себя "слепой верой". (Стихотворение "Умом Россию не понять…" от 28 ноября 1866 г.) Странная любовь… Впрочем, самые страшные стихи о родине написаны Анной Ахматовой, готовой заплатить "за нимб над милой Россией" собственной жизнью, жизнью мужа и сына… Ни одна поэтесса в мире никогда не могла бы так сказать. Это языческое, идущее от Древнего Рима, имперское, когда во

жертву Молоху войны отдают собственных детей. Для меня – неприемлемо. Я слишком еврей, для меня чадо – все; культ евреев – это в первую очередь безопасность детей!

Есть у Лермонтова* эпиграмма-экспромт на Мартынова, где он обыгрывает его отчество:


Он прав! Наш друг Мартыш не Соломон,
Но Соломонов сын,
Не мудр, как царь Шалима, но умен,
Умней, чем жидовин.
Тот храм воздвиг и стал известен всем
Гаремом и судом,
А этот храм, и суд, и свой гарем
Несет в себе самом

1841 г.

Кроме известного анекдота о картине А.А. Иванова "Явление Христа народу" – "Семейство Ротшильдов на водах", у Тютчева есть очень теплый экспромт "Нашему милому гостю д-ру Вольфсону":

Недаром русские ты с детства помнил звуки И их берег в себе сочувствием живым – Теперь для двух миров, на высоте науки Посредником стоишь ты мировым…** 1861 г.

Экспромт требует комментария. Федор Иванович, будучи дипломатическим агентом, будировал общественное мнение Запада в пользу России еще во времена русско-турецкой войны 1827-1829 гг. И удачно. Знакомство Тютчева с Гейне привело к тому, что барабанщик революции произвел Николая I в "гонфалоньера свободы" (!?). Вильгельм Вольфсон (1820-1865), уроженец Одессы, известный немецкий поэт и драматург.

Фердинанд Лассаль писал о нем, что он "преследует красивую цель: он борец за еврейство" (см.: Еврейская энциклопедия. СПб., Т. V. Стлб. 756). Действительно: почти юношей в 1843 г. он с большим успехом читал лекции о немецкой литературе, и ему была предложена кафедра, но при условии крещения. Это предложение он отверг. Был русским агентом в Европе, сослужил России великую службу, издавая в Германии "Russishe Revue" (получал от российского правительства ежегодное пособие в размере 3000 рублей серебром; сколько получил певец "Романсеро", история умалчивает, а ведь получал, как впоследствии от Орлеанов) и переведя на немецкий язык многих русских писателей, в том числе "Кто виноват?" А.И. Герцена. Вольфсон – автор исторической драмы о Петре Великом "Zar und Burger", в свое время имевшей большой успех. В 1861 г. приезжал в Петербург на юбилей князя П.А. Вяземского. В первой строке экспромта – намек на одесское происхождение знаменитого писателя.


***

* Эту эпиграмму, как и ряд других экспромтов, лермонтоведы относят к "Стихотворениям, приписываемым Лермонтову" (см., например: Лермонтов М.Ю. Собр. соч.: В 4 т. М;. 1959. Т. 1. С. 588). – Примеч. ред. ** Тютчев Ф.И. Полн. собр. стихотворений. Л., 1957. С. 269.


***

Владимир Александрович Луговской (1901-1957) был очень образованным человеком, но как большой поэт, пожалуй, не состоялся. Причина? Время! Сломался. Навсегда осталось лишь "Девочке медведя подарили…" Наверное, я субъективен. А начинал как гений. Написал самые жуткие, на мой взгляд, стихи о родине, страшнее розенгеймовских* и лермонтовских; в них то же признание своего бессилия и отсутствия малейшей возможности – у страны и отдельного человека – вырваться из рабства.

Дорога


Дорога идет от широких мечей,
От сечи и плена Игорева,
От белых ночей,
Малютиных палачей,
От этой тоски невыговоренной;
От белых поповен в поповском саду,
От смертного духа морозного,
От синих чертей, шевелящих в аду
Царя Иоанна Грозного,
От башен, запоров и рвов, и кремлей,
От лица Рублевской троицы,
И нет еще стран на зеленой земле,
Где мог бы я сыном пристроиться.
И глухо стучащее сердце мое
С рожденья в рабы ей продано.
Мне страшно назвать даже имя ея
Свирепое имя родины

(курсив мой. – С. Д.)**. 24 мая 1926 г.


***

* Михаил Павлович Розенгейм (1820-1887), поэт, издатель сатирического еженедельника "Заноза" (1863-1864). – Примеч. ред. ** Луговской Вл. Стихотворения и поэмы. М.; Л., 1955. С. 50-51.


***

В начале 20-х годов XX в. литературовед Семен Моисеевич Шпицер (1885-?) обнаружил в одном из архивов стихотворение Д.В. Веневитинова (1805-1827) "Родина", которое он отнес к 1826 г. Стихотворение резко выпадает из небольшого наследия безвременно ушедшего поэта. Оказывается, поклонник западной философии и любомудр очень пессимистично оценивал историю своего народа. Понятно, что в советское время в сборники это стихотворение не включали…


Природа наша точно мерзость.
Смиренны плоские поля.
В России самая земля
Считает высоту за дерзость.
Дряные избы, кабаки,
Брюхатых баб босые ноги,
В лаптях дырявых мужики,
Непроходимые дороги
Да шпили вечные церквей –
С клистирных трубок снимок верный,
С домов господских вид мизерный,
Следы помещичьих затей.
Грязь, мерзость, вонь и тараканы,
И надо всем хозяйский кнут:
И вот что многие болваны
"Священной родиной" зовут*.

17 июня 2000 г.

Закончить следующие главы:


1. Русско-еврейская женщина. 2. Андрей Соболь – обличитель мирового заговора. 3. Еврейская одаренность (Биншток-Залесский) – Яков Молешотт, голландский еврей-энциклопедист Гранат. 4. Иван Аксаков (но здесь проблемы). 5. От Луки Жидяты до отца Меня (священнослужители-выкресты: Бужинский, Крыжановский, Паисий Величковский, отец Слепян, протоиерей Семенов). 6. Русские иконописцы – Познанский и др. 7. Отец Крыжановский: "Мой дед еврей, бабка с голоду жевала пырей, отец иерей, а я архиерей". ____________________ * Шпицер С. Неизданное стихотворение Д.В. Веневитинова // Жизнь искусства. Л., 1924. № 6. С. 19. 233


Поминальник Не живи как хочешь, а живи как можешь

1. Абрам Абишеевич Клевань. 2. Николай Павлович Полетика. 3. Александр Давидович Копелевич. 4. Эдик Капитайкин. 5. Моше и Анна Барсела. 6. Дядя Саша Фрид. 7. Муля. 8. Мама. 9. Раиса Ефимовна Рутман и ее муж. 10. Агурский. 1 1. Яков Моисеевич Кельман. 12. Шмуэль Эттингер. 13. Семен Ланда (из Ленинграда). 14. Никита Ильич Толстой. 15. Иосиф Ирмович Вайнберг. 16. Реувейн Синай. 17. Профессор Натан Шпигель. 18. Хона Шмерук, да будет земля им пухом.

Сытин В. Люди среди людей. М.; СПб., 1980.

Одно из самых удачных названий книги. Автор – калужанин, родина Циолковского, он и о нем писал. Книжки Циолковского: "Горе и гений", "Любовь к самому себе, или Истинное себялюбие", "Монизм вселенной".

Личность выше позиций. Член ЦК Дмитрий Алексеевич Поликарпов (1905-1965).

Могилевский о слухах о его полуеврейском происхождении. Необычен – точно.

Рассказ о том, как морозной ночью три часа без перерыва читал "Орлеанскую девственницу" Вольтера наизусть! (С. 200-202). Помог с "Советиш Геймланд" (С. 197-199). Чрезвычайно интересно о Волховском фронте, о 2-й ударной армии, о Власове. 2-я ударная была прекрасно экипирована, ее ядро составляли сибирские дивизии. Подслушанный разговор Власова с командующим фронтом. «И я услышал слова, больно царапнувшие сознание. Власов: "…этих евреев и чучмеков всяких вы гоните…

Посылайте ко мне на связь только русских…"» (С. 96). Так-то Савелий Юрьевич, был Власов жидомором и им же и остался вплоть до Пражского манифеста! О Сытине неплохо отзывались Калик и Серманы.

Жемчужников Л.М. Мои воспоминания из прошлого. М., 1926. Вып. 1.

У меня оказался экземпляр Марка Алданова. Как? Дело темное.

Художник Жемчужников (1828-1912), родной брат поэта Жемчужникова и двоюродный поэта Алексея Константиновича Толстого. Долгая и интересная жизнь, одногодок Толстого, но и его пережил. Ненавидел Николая I.

Кадетский корпус: порка и педерастия (подробно С. 60). В корпусе мальчик, у которого горцы убили всю семью, увели всех жителей села. Спасся вместе с сестрой, кормя ее кошачьим молоком. Государь наградил медалью и принял сироту в корпус (С. Николай играл с детьми (С. 17), добрый…

Преподавал французский язык бывший барабанщик наполеоновской армии, оставшийся в России.

Агасфер! Запрещение папы читать роман Эжена Сю вывешено на костеле католического собора в СПб. на Невском. Недурно!

Друг по Пажескому корпусу Башмаков Сергей Дмитриевич; не потомок ли иконописца Башмакова? 24 июня Ромм М.И. Устные рассказы. М., 1989.

Жутко интересно. Еврейство и антисемитизм. Выступление черносотенца Астахова, директора сценарной студии. Кстати сказать, и физически уродца. Ратовал за русскую кинематографию. "Есть грузинская, есть украинская, а русской нет", надо создать "Росфильм", который возглавит "чисто русский режиссер" Сергей Герасимов.

"Не знал бедный Астахов, что у Герасимова-то мать еврейка. Шкловский у нас считался евреем потому, что у него отец был раввин, а мать поповна, а Герасимов русский потому, что Апполинариевич. А что мама – еврейка, это как-то скрывалось" (С. 78). Кто-то мне сказал, что "храбрый" Герасимов "прятал" мамочку на даче, чтобы, не дай Бог, ее кто-нибудь не улицезрел. О tempora, о mores!

Выступление М. Ромма в ВТО (ноябрь 1962): «У нас действительно создались некоторые навыки, с которыми следует бороться… прежде, чем говорить о традициях, новаторстве, хотелось бы разобраться в некоторых традициях, которые сложились у нас. Есть очень хорошие традиции, а есть совсем нехорошие. Вот у нас традиция: два раза в году исполнять увертюру Чайковского "1812 год".

Товарищи, насколько я понимаю, эта увертюра несет в себе ясно выраженную политическую идею – идею торжества православия и самодержавия над революцией.

Ведь эта дурная увертюра, написанная Чайковским по заказу. Это случай, которого, вероятно, в конце своей жизни Петр Ильич сам стыдился. Я не специалист по истории музыки, но убежден, что увертюра написана по конъюнктурным соображениям, с явным намерением польстить церкви и монархии. Зачем советской власти под колокольный звон унижать "Марсельезу" – великолепный гимн Французской революции?

Зачем утверждать торжество черносотенного гимна? А ведь исполнение увертюры вошло в традицию. Впервые после Октябрьской революции эта увертюра была исполнена в те годы, когда выдумано было слово "безродный космополит", которым заменялось слово "жид". Впрочем, в некоторых случаях и это слово печаталось» (С.174)›

Михаил Ильич не наивен: он говорит на языке, понятном номенклатуре, вместо революционного гимна "Марсельезы" исполняют царский. Ромм бьет в десятку. Что же касается тезки по отцу, то Чайковский абсолютно не испытывал никаких угрызений совести, увертюрой он рассчитывался за выпрошенный им у Победоносцева "государственный паек". Есть еще недоумение: "1812 год" создавался во времена укрепления франко-русского союза, а "Марсельеза" "контрабандой" проникла и на музыкальные подмостки… 29 июня Булгаков С., протоиерей. Автобиографические заметки. Париж, 1946.

Самое интересное – это "Софиология смерти". Для меня, кажется, актуально.

Не любил евреев. В 1934 г., отправляясь на пароходе "Европа" под нацистским флагом со свастикой в Америку на богословский конгресс, не постеснялся привести из Зомбарта: "America ist ein Judenland" и прокомментировать в духе "Протоколов", что все сводится к "одному – фактическому завоеванию Израилем мира" (С. 114).

Недурно для того времени, когда только слепой не видел, что ожидает "Россию-родину и… Израиль" (С. 56). О Николае Последнем просто: самоубийство. Все, что делал, вело к гибели империи, семьи, народа: "Теперь, после всего, что мы уже знаем о царе и об его царствовании, это выступает с очевидностью. Раньше могло казаться, что революцию сделали революционеры… К несчастью, революция была совершена помимо всяких революционеров самим царем, который влекся неудержимой злой силой к самоубийству своего самодержавия, влекся чрез Ялу,

Порт-Артур и Цусиму, чрез все бесчисленные зигзаги своей политики и последний маразм войны". Царица Александра "революционерка", она позволила революции проникнуть в царские покои. Речь идет о Распутине. Его убийство – это уже революция (С. 73-74, 77, 88).

Айя-София – прекрасно и трагично. И увы, апологет "софии", впадает в софистику, считая, что уж лучше турки, чем местническая церковь в Царьграде. Москва – Третий Рим, а точнее и второй – "вариант и продолжение второго" – лучше не скажешь (С. 94-102).

Сикстинская мадонна. Социал-демократия отвергала саму идею богоискательства, вульгарщина, но и Лев Толстой непристойно говорил о Богоматери. Тонкое замечание о Ренессансе как искусстве человеческой гениальности, но ни в коем случае не религиозное вдохновение: "Его красота не есть святость, но то двусмысленное, демоническое начало, которое прикрывает пустоту, и улыбка его играет на устах Леонардовых героев". В сноске о Достоевском, знавшем о наличии в этой красоте содомии, арене борьбы Бога с Дьяволом. Итак, красота Ренессанса не может спасти мир (С. 102, 107).

О большевизации среднего слоя западной интеллигенции в межвоенную эпоху (С. 122). 2 июля В 1717 г. среди английского духовенства появилось движение в пользу объединения англиканской церкви с православной. Считая себя наследниками британской церкви, принявшей Евангелие от пришельцев из Иерусалима, два епископа – Иеремия Коллер и Арх(ч)ибальд Кампбелл – обратились с соответствующими письмами – от 8 октября Петру I и от 9 октября канцлеру Головкину. Понятно, что из этой затеи ничего не вышло. Но вот что интересно для нас. Авторы писем называли себя наследниками древнего православия в Британии и требовали, чтобы Иерусалимская церковь была признана родоначальницей и столпом всех церквей, вследствие чего иерусалимский епископ должен председательствовать над всеми другими христианскими епископами.

Константинопольский епископ (патриарх) должен быть равен римскому первосвященнику. Ответ православного конклава, состоявшего из "вселенского патриарха константинопольского нового Рима", иерусалимского и александрийского патриархов, относительно подчинения иерусалимскому патриарху звучал так: "…если британское духовенство, признавая, что получило свет истинной веры из Иерусалима, хочет быть непременно под властию иерусалимского патриарха, то это ему позволяется".


Что же касалось икон, то англиканское духовенство просило изменить толкование девятого правила Никейского собора таким образом, "чтоб всякое погрешение было предупреждено и всякий соблазн отнят", ибо почитание икон ведет к идолопоклонству. Ответ православных весьма интересен: "Взирая на изображение святых и подвигов их, христианин возбуждается к подражанию, ибо живопись есть молчаливая история, так как история есть вещающая живопись (курсив мой. – С Д.).

Боитесь соблазнить иудеев, магометан и некоторых, называемых иконоборцами; но о разрешении субботы многие жиды соблазнялись, однако Господь и апостолы не обращали внимания на этот соблазн и продолжали разрешать субботу" (Соловьев С.М.

История России с древнейших времен. М., 1963(?- Д.Т.). Т. 17-18, кн. IX. С. 327-330). 4 июля Купил книгу о Камиле Писсарро (1831-1903) Конья Р. Писсарро. М., 1991. Этот художник, родился на острове Святого Фомы (Антильский архипелаг), в то время принадлежавшем Дании (куплен США в 1916 г.), в семье французского еврея португальского происхождения, т. е. сефарда, и матери-креолки. Кто мать по национальности, непонятно. Обнаружил несколько занимательных черт в его биографии. "Писсарро был до крайности, до анархизма свободолюбив…" (С. 5). Я не понимал этой фразы, пока не нашел описание эпохи 90-х годов XIX в., времени создания ПСМ: «Само время было полно противоречий между рутиной и свободой; диссонансами была богата политическая и общественная жизнь. Правительственные круги сотрясали скандалы, связанные с разного рода махинациями, совершавшимися под покровом демократии и компрометировавшими самых видных политических деятелей.

Под маской свободы в интеллектуальные круги проник анархизм, который вел к насилию, достигшему высшей точки в терроре и убийстве президента Карно, но многие оправдывали эти преступные действия. Достаточно в этой связи просмотреть подшивку газеты "Тюр питюд Сосиаль", которая клеймила "социальную гнусность"» (С. 51). Под махинациями имелась в виду "Панама", под гнусным террором – взрыв (12 февраля 1894 г.) в кафе "Терминус", когда погибли абсолютно безвинные и случайные люди. Именно тогда в журнале "Тюр питюд Сосиаль" Писсарро хотел опубликовать серию социальных рисунков и среди них один под названием "Это война экспроприируемых против экспроприаторов…" в 1890 г. На рисунке на фоне Эйфелевой башни изображен помост, окруженный бунтующей толпой. На помосте стоит типичный карикатурный еврей-буржуй, со скрещенными руками, прижимающий к груди мешок с надписью "Капитал" и, вероятно, клянущийся в своей невиновности. Вся работа выполнена под сильнейшим влиянием Домье (С. 74). После убийства в июле 1894 г. Карно мэтр скрылся в Бельгии, боясь репрессий. Он писал сыну о хваленой французской демократии: "Боюсь, мне придется некоторое время оставаться за границей. После недавнего закона, принятого французскими палатами, никто не может себя чувствовать в безопасности. Подумай только, консьержкам разрешено вскрывать письма, достаточно доноса, чтобы человека отправили в тюрьму и ссылку, и нет никакой защиты. Друзья один за другим покидают Францию. Мирбо, Поль Адан, Бернар Лазар, Стейнлейн, Амон должны быть арестованы, но они успели вовремя скрыться. Беднягу Люса арестовали, вероятно, по доносу. Я не доверяю некоторым людям в Эраньи, которые имеют на нас зуб, потому остаюсь за границей" (С. 75).

Документ потрясающий. Привлекают внимание две фигуры – писателя Поля Адана (1862-1926), аристократа по происхождению и автора романа "Кларисса", и Бернара Лазара (1865-1902), еврея, защитника Дрейфуса и автора книги об антисемитизме. Что до торжества демократии во Франции, то отсылаю читателя к моей записи от 16 сентября 1999 г. (С. 203) и книге А.А. Игнатьева "Пятьдесят лет в строю" (М, 1959. Т. 2. С. 28).

Возникает вопрос, существуют ли стерильные демократические режимы? Ответ понятен.

Ну, а мне, советскому человеку, стоит лишь улыбнуться по поводу страхов художника, писавшего о доносах и перлюстрации писем консьержками. Его поместить бы в иные границы. Не обязательно советские а, скажем, нацистские. 29 июля В России оппозиция всегда равнялась на правительство (не только в России).

Короче – зеркальное отражение. Хорошо писал отец Печерин Герцену о коммунизме:

Николаевский режим наизнанку.

Что же касается, скажем, "зверя" Ивана Грозного и его оппонента "западника" князя Курбского, то к евреям они относились одинаково зверски. Здесь их разнила лишь мера власти: возможности царя и князя неодинаковы. Царь топил несчастных в Полоцке подо льдом. Не тогда ли родилась поговорка "Жида крести, да под лед пусти". А князь Андрей Курбский, бежавший в Литву и получивший большие владения, стал "своевольничать" – грабить и убивать своих соседей и, увы, евреев. Как сказано, "схватил за долги двух жидов ковельских и жидовку в субботу, в школе на молитве, посадил в яму, наполненную водою, запечатал в домах их и в домах других жидов лавки и пивницы" (см.: Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М, 1989. Т. 7/8, кн. IV. С. 148). Но происходило это все-таки в Польше, где действовали иные, чем в России, законы, в частности по защите личности. Они плохо соблюдались, но все же были писаны на бумаге. Евреи пользовались королевскими привилегиями, они пожаловались, и согласно королевскому указу Курбский должен был освободить несчастных, открыть синагогу и лавки. Соседям Курбского – христианам доставалось не меньше: одного несчастного, предварительно ограбив его имение, он шесть лет держал в собственном узилище, подвергая пыткам. Таков "западник" Курбский (см.: Там же. Т.15/16. С. 148-149).

30 июля Московское правительство времен Михаила Федоровича требовало возвращения на родину молодых людей, посланных Борисом Годуновым для обучения на Запад. Как известно, никто из них возвращаться не хотел. Тонкий историк А.А. Лебедев в монографии "Чаадаев" (М., 1965) заметил, что это было бы возвращение из бытия в небытие. Подьячий Грязев писал, что англичане "совратили их в свою веру", а один из них, Никифор, "поставлен" в попы в Лондон, другой – королевский секретарь в Ирландии, двое в Индии занимаются торговлей. Значит, талантливых юношей отправил Годунов. Тот же Никифор Арефьев, сын боярский, отказываясь от возвращения на родину, Бога молил за тех купцов, которые вывезли его из Московии. Один из посланных, по словам посла Мерика, искренним или неискренним, уже умер (Соловьев С.М. История России с древнейших времен. М., 1990. Т. 9-10, кн. V. С. 90, 135). 2 августа, вечер.

Читаю "Письма к другу. Дмитрий Шостакович Исааку Гликману". СПб., 1993.

Рассуждение о гениальности и странностях музыкального вкуса. Д. Ш:. "У меня в юные годы был один знакомый, очень хороший музыкант, который ставил Мейербера выше всех оперных композиторов мира". И. Г.: «Я по этому поводу заметил, что четвертый акт из "Гугенотов", на мой вкус, выше всех похвал и ничуть не уступает лучшим страницам Верди». Д. Ш:. "Это, пожалуй, верно, но сколько у Мейербера всякой дряни. Впрочем, гении знают, сколько надо сочинить хорошего и сколько посредственного" (С. 218). 22 сентября Давно ничего не заносил в дневник. Совсем забросил свою книгу. В главе, посвященной Бондареву, рассказывая о евреях – исследователях Сибири, забыл упомянуть Ивана Семеновича Полякова (1847-1887), зоолога, антрополога и этнографа. А ему в Брокгаузе и Ефроне отведены две колонки: написано, что происходит из забайкальских казаков. Но казак был евреем, в чем может убедиться каждый, открыв книгу Адольфа Когута "Знаменитые евреи – мужчины и женщины" (Одесса, 1902-1903. Т. П. С. 237). Поляков окончил СПб. университет; магистр зоологии и хранитель Зоологического музея при Академии наук.

Совершил несколько научных экспедиций по Русскому Северу, Сибири, Прибалхашью, Сахалину и многим другим регионам империи. Перечень его научных трудов занимает множество строк. Поляков, как сказано о нем в энциклопедии, был неустанным и разносторонним изыскателем. Редактором "Записок Им. Географического общества".

Его обширная коллекция поступила в Академию наук. 8 ноября Давно не писал. В "Парадоксах" у меня несколько слов сказано о народовольце и поэте Петре Филипповиче Якубовиче-Мельшине (1860-1911) и его взглядах на сионизм (Л. Мельшин – его псевдоним).

Связать свою судьбу с судьбой России, решить социальные и правовые проблемы в рамках Великой страны, обрести Обетованную землю и т. п. – все это было прекраснодушной мечтой. Чего стоит один из ответов Якубовича на вопрос о сионизме. К идее сионизма он относился скептически и предсказывал усиление мирового антисемитизма после возможного создания еврейского государства в Палестине в ближайшие 30-50 лет (ответ относится к самому началу XX в.). Мельшин же предсказал, что ко времени реализации идеи сионизма численность евреев в России достигнет 20 миллионов! (Гордон Г.И. Сионизм и христиане. М., 1902. С. 15).

Но впереди евреев вновь ждали погромы, "простые", мирного времени и мировой и гражданской войн. Репрессии, общие и национальные, и, самое главное, впереди была страшная война, унесшая миллионы жизней евреев. Не осуществилась мечта Петра Филипповича: не будет в России 20 миллионов еврейских тружеников.

Обетованная земля обернулась Еврейской автономной областью. (Официальная статистика никакого представления о действительности не дает. Цифры следующие: с 1811 по 1917 г. на территории империи зафиксировано 76 погромов, число жертв – чуть менее 3 тысяч человек.) Это все правильно. Народоволец Мельшин глубоко уважал еврейский народ и преклонялся перед собственным русским народом. Конечно, не он был автором гнусных антисемитских листовок, распространяемых некоторыми народовольцами в погромные дни 1881-1882 гг. Очень давно эти прокламации не цитировались. А из моей книги "Парадоксы" они были изъяты ввиду большого объема. Все же стоит привести их хотя бы частично.

Напомню, что писаны они (за исключением заголовка) на украинском языке, точнее, на той языковой смеси, где главный компонент – южнорусское наречие. Примерно, как у Григория Сковороды, базисный язык которого – говор Слободской Украины (Харьков и его округа). Итак:

"Исполнительный Комитет – Украинскому народу. Объявление Люди добpi, честний народ Український.

Тяжко стало людям жити на Україні, та чiм далі, все тяжче стає.

Hixтo ніде правди не находить. Б’ют вас скажені врядникі, їдять вас поїдом пани, граблять жиди – іуди непотрібні.

Од жиддв гiрше всього терплять люди на Україні.

Хто забрав у cвoi руки землі, ліса, та корчми? – Жиди.

У кого мужик, часом крізь сльози, просить доступитися до свого лану, до своєї царапи? – У жидів. – Куди не глянеш, до чого не приступиш, жиди усюди. Жид чоловіка лає, а він його обманює, п’е його кров – Нема у селі життя від жида"*.

Вывод напрашивается один: дестабилизация общества, достигаемая ценой еврейских погромов, желательна, так как "еврейская кровь должна быть смазочным маслом на колесах русской революции" (Бухбиндер Н.А. Прокламация "Земли и Воли" // Еврейский вестник. 1922. № 3. Июнь. Стлб. 25). Возникавшие еврейские беспорядки воспринимались как симптомы революционной ситуации (Любатович О.С. Далекое и недавнее: Воспоминания из жизни революционеров, 1878-1881 гг. // Былое. 1906. № 6. С. 146). Слово из песни не выкинешь – эта прокламация была одобрена членом Исполнительного комитета, евреем по национальности… (Богучарский В.Я. Указ. соч. С. 221. Примеч.).

Вера Фигнер на свой страх и риск изымала этот мерзостный призыв (найти в ее воспоминаниях). Петр Филиппович хорошо относился к многострадальному народу.

Женился на еврейской девушке, подвижнице, Розе Франк, также народоволке. Их арестовали в один и тот же день (по наводке Дегаева) 15 ноября 1884 г.: его – утром, ее – вечером. Посадили Якубовича в Трубецкой бастион и после почти трехлетнего заключения приговорили к смертной казни через повешенье. Приговор он встретил с величайшим мужеством, но был поражен его несправедливостью.


***

* См.: Драгоманов М. Еврейский вопрос на Украине // Вольное слово. 1882. № 41, 45; см. также: Богучарский В.Я. Из истории политической борьбы в 70-х и 80-х гг.

XIX века. М, 1912. С. 220-221.


***

Дело в том, что Якубович не принимал участия в терроре, хотя и был лидером "Молодой народной воли". Задачей партии он считал расширение социальной базы для государственного переворота. Он вел пропаганду среди рабочих и сотрудничал в нелегальных изданиях: писал статьи, стихи, распространял нелегальную литературу.

Ему повезло: смертную казнь заменили 18-летней каторгой в страшном Акатуе, воспетом не одним политзаключенным. Потрясающе, что у уголовников он пользовался непререкаемым авторитетом. Это было обусловлено двумя обстоятельствами: необыкновенной физической силой и нравственным превосходством. Все это описано им впоследствии в книге "В мире отверженных". Срок каторги был сокращен манифестами на треть. В ноябре 1893 г. с него сняли кандалы, а осенью 1894 г. в Кадаинский рудник к нему прибыла невеста, Р. Франк. После десятилетней разлуки они обвенчались.

Началось постепенное возвращение Мельшина в большую литературу. В молодости он дружил с С.Я. Надсоном и Н.М. Минским. Дмитрий Сергеевич Мережковский, трудно в это поверить, в молодости "благоговел" перед Якубовичем. Сам же Петр Филиппович восхищался "хрустальной правдивостью" Надсона. На литературный вкус Якубовича оказал влияние круг многочисленных знакомых: М.Е. Салтыков-Щедрин, А.Н. Плещеев, С.А. Венгеров, Я.П. Полонский, И.И. Ясинский, фольклорист П.В. Шейн (крещеный еврей, о нем особый рассказ), художник К. Коровин и др. В 1882 г. он окончил Петербургский университет со степенью кандидата. Работа Якубовича "Внутренняя жизнь Лермонтова по его произведениям и письмам" была высоко оценена профессором М.И. Сухомлиновым. К диссертации он приложил собственные обратные переводы приписываемых Лермонтову стихов, известных по немецким текстам Фридриха Боденштедта. Любовь к поэзии Лермонтова он сохранил навсегда.

Романтическая любовь Якубовича к Франк вылилась в прекрасное стихотворение, навеянное библейской притчей. Наш праотец Иаков семь лет отслужил Лавану за Рахиль*. Многие, вероятно, помнят стихи А. Ахматовой на данный сюжет. У Якубовича современная ему жизнь вторгается в прошлое.


***

* И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее (Быт 29: 29).


***
Терпенье, кроткое терпенье!
Не вечно льется братьев кровь –
Исчезнут злые сновиденья…
У гроба встретимся мы вновь.
До нас, любя, несчастны были:
Семь лучших жизни лет губя,
Иаков ждал своей Рахили…
Я – трижды семь прожду тебя!
И буду скот пасти Лавану,
И буду слуг его рабом;
Иаков новый, не устану
Всю ночь бороться с божеством.
Но прозвучит труба рассвета,
Услышат внуки нашу быль,
И вдохновишь ты мысль поэта,
Моя любовь, моя Рахиль!*

Декабрь 1890 г.

Пересмотрел ли свои взгляды на сионизм Якубович после Кишиневского погрома?

Собственно, для еврейства России Кишинев стал рубежом. Попустительство (или даже участие) властей в ужасном избиении толкнуло евреев в сторону революции. Старому народовольцу, который носился с идеей народа-богоносца, увидеть его во всей "погромной красе" было крайне тяжело. Да, власть устраивает погромы, но исполнители – христиане, т. е. "народ".


Дни скорби и стыда…
Сжимают горло слезы,
– Мне стыдно за тебя, возлюбленный народ!
Так скоро отцвели мечтаний ярких розы,
Так он далек опять, спасительный исход!
И с болью вижу я, что над твоей душою
Еще простерта ночь, витают злые сны,
И ты не видишь их, укрытых темнотою,
Всесильных хищников родимой стороны!
На них поднялся б ты могучей бурей мщенья,
Из жалкого раба бойцом свободным стал…
Но ты на слабого напал без сожаленья,
Ты у несчастного младенцев растерзал!
Позора, скорби дни…**

1903 г. После Кишинева В примечании редактора говорится, что погром глубоко взволновал поэта (Там же. С. 256, 462). "Ужасная кишиневская трагедия до сих пор не может ни у кого из головы выйти", – писал 16 мая 1903 г. В. Г. Короленко.


***

* Якубович П.Ф. Стихотворения. Л., 1960. С. 168-169. ** Там же. С. 256, 462.


***

Фрума Фрумкина – одна из тех, кого погром привел в ряды революционеров.

Приговоренная в 1905 г. к 11 годам каторги в Сибири, она бежала и была затем повешена в Бутырской тюрьме в июле 1907 г. Из тюрьмы она обратилась к Якубовичу с просьбой написать предисловие к брошюре, в которой будет собран весь материал по ее процессу: «…не сомневаюсь, что исполните мою просьбу и напишите так, как писали лучшие места из "Мира отверженных"» (Там же. С. 469-470). 10 ноября Мне приходилось писать о влиянии Надсона на Заболоцкого. Заболоцкий, читатель внимательный и придирчивый. Как ни странно, но его знаменитые "Журавли" написаны под влиянием "Журавлей" Якубовича.


В заветный, чудный край с решимостью стремясь,
Они, спокойные, необозримой цепью,
Красиво выстроясь, с вождями впереди,
Медлительно плыли раздольной вольной степью…
В заветный чудный край! Отважны их вожди,
Бестрепетны сердца, могучи, быстры крылья!
Но трудный ждет их путь, великие усилья
И жертвы без конца… Жестокою рукой
Их будет человек губить без сожаленья,
Рассеет ураган не раз во тьме ночной,
И много смельчаков в часы изнеможенья,
Поглотит океан в пучине роковой!
И точно клятвою пред небом и землей,
Со славой пасть, не изменив решенья,
Вдруг криком радостным ответил брату брат.
И этот гордый клич свободы непродажной,
Могучий зов борьбы великой и отважной,
Над оргией людской раздастся, как набат!..*

1886 г.


***

*Там же. С. 139-140.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх