Еще немного о Нилусах


Я уже писал о том, что когда-то работал в Центре восточноевропейского еврейства при Иерусалимском университете, который возглавлял ныне покойный профессор Шмуэль Эттингер. Центр занимал обширное подвальное помещение. И друзья, и недруги профессора называли его "подвал имени Эттингера". Я обретался в самом отдаленном углу, отгороженном от библиотеки гофрированной пластиковой стенкой, куда мне удалось втиснуть огромный стол, от которого все отказались, а мне он нравился – именно размерами. Стол мой был весь завален книгами, бумагами, карточками и прочими атрибутами псевдоактивной деятельности. Гордостью моего уюта были разнообразного содержания плакаты, вызывавшие восторг многочисленных посетителей. Кроме них, висела огромная карта Советского Союза с пришпиленным к ней плакатом с надписью "Я славлю начальство, которое есть, но трижды, которое будет!" Ниже – та же надпись, но с вопросительным знаком. (Позднее одна доброхотка объяснит преемнику Эттингера смысл надписей – и я буду изгнан из Рая.) Кроме карты и плакатов, на той же стене примостилось большущее генеалогическое древо Петра Павловича Шафирова, которое иногда приносило "урожай". Так, Евгений Евтушенко, увидев у меня одну редкую фотографию (группа мужиков, у некоторых в руках – скрипки и виолончели), вынужден был нарисовать свое семейное древо, включая родственников-субботников из сибирского городка Зима, дабы доказать, что на фотографии зафиксировано освящение синагоги в этой далекой глуши. Надпись на другом плакате гласила: "Книга – вместо водки", и как раз из-за него при нужде извлекался сосуд, из коего я потчевал посетителей, не забывая, разумеется, о себе. Было еще несколько плакатов, которые любил Эттингер. Например, вариации на тему "Сумасшедшего дома" А.Ф. Воейкова:

Я за водку – христианин,
За карьеру – мартинист,
Из-за женщин – мусульманин,
А по службе – сионист.

К слову сказать, Евгений Александрович спросил, кто такие мартинисты, пришлось объяснить.

Одним плакатом я особенно гордился: на нем был изображен заяц. (Рисовала плакаты по моей просьбе сотрудница издательства "Алия", что помещалось двумя этажами выше, Ирина Фумбарова.) При чем здесь заяц? А все просто: он олицетворял Саввину максиму: "И зайца в Палестине можно научить зажигать субботние свечи".

А вот дивная цитата из публициста и погромщика А. С. Шмакова: «Или вот еще "русская" скульптура. Кто ея творцы: Антокольский, Гинзбург, Аронсон, Бернштам, Синаев-Бернштейн – русскому человеку хоть с моста в воду». И то правда… И, наконец, печальное резюме: "Каждый Савка – кузнец своего несчастья".

Особо выделялся на стене портрет благообразного старца с роскошной бородой и сократовским лбом. Посетители иногда вопрошали: "Савва, а зачем тебе портрет Маркса?" Торжествующий озорник ответствовал – это не автор "Коммунистического манифеста", а Сергей Александрович Нилус, незабвенный редактор и издатель манифеста антисемитов, или "Протоколов сионских мудрецов"1.

Итак, что нам известно о семье Нилуса? Вот выписка из дворянской родословной книги от 14 января 1858 г.: "Нилус Александр Петрович (родился в 1816 г. – С. Д.), титулярный советник, сорока одного года, в отставке, жительствует в Мценском уезде. Холост. Недвижимого имения за ним в Мценском уезде крестьян 202 души.

Титулярный советник Александр Петрович Нилус, указом Герольдии, последовавшим в Смоленский Кадетский корпус 18 октября 1823 г. за № 7257, по заслугам отца его генерал-майора Петра Богдановича Нилуса признан в дворянском достоинстве. (Дед Сергея Нилуса, П.Б. Нилус, был не столбовым, а личным дворянином. – С. Д.). В дворянском депутатском собрании определение состоялось 1854 года июня 17 дня".

Титулярный советник Александр Нилус "утвержден в дворянстве указом из Герольдии, последовавшим 14 генваря 1858 года за № 362"2. О личных качествах отца С.А.

Нилуса и его дяди можно судить по переписке семейства Аксаковых: "В самом деле – как это глупо, звать к себе людей порядочных и Нилуса, известного мошенника", – писал И.С. Аксаков в письме от 6 октября 1845 г. В примечаниях к переписке говорится, что, возможно, Петр Нилус был агентом III отделения. Отец Ивана Аксакова С.Т. Аксаков предостерегал сына и знакомых от всяких дел и общения с Нилусом, памятуя о его весьма неблаговидной деятельности в Калуге. Однако авторы комментариев к "Неизвестному Нилусу", стараясь обелить "героя", считают, что, возможно, негативные факты биографии относятся не к отцу Нилуса, а к его дяде 3.

Фамилия Нилус достаточно редкая. Вероятно, происходит от древнегреческого названия реки Нил4. На иврите Нил так и называется "Нилус". Возможно, имя Нил, например Нил Сорский, тоже производное от "Нилус".

Граф А. дю Шайла (со слов Сергея Александровича) утверждал, что род Нилуса по отцовской линии происходил от плененного во время одной из кампаний Северной войны (1700-1721) шведа5. Родословная матери будущей знаменитости (будем объективны – знаменитости в не таких уж широких кругах имперской элиты) ведет свое начало от Малюты Скуратова6. Мать звали Натальей, ее девичью фамилию установить не удалось, равно как число членов семьи Нилусов. Известно лишь, что родной брат Сергея, Дмитрий Александрович Нилус, дослужившийся до чина действительного статского советника (1902), был председателем Московского окружного суда. В частности, вел дело Н. Баумана7. Братья не дружили и даже враждовали. Сергей считал Дмитрия атеистом, тот, в свою очередь, считал брата сумасшедшим.

Из других Нилусов (однофамильцев или, может быть, родственников), родившихся до революции 1917 г., известны следующие*:

Нилус А. (других данных, увы, нет), автор юридических заметок в "Киевлянине" (1880).

Нильский (настоящая фамилия Нилус) Александр Александрович (1841-1899), актер.

Родился в Москве, окончил здесь гимназию, затем – театральное училище в Петербурге. Автор воспоминаний "Закулисная хроника". В некрологе, опубликованном в "Ниве", сказано, что долгое время был премьером Александрийского театра. Своим дебютом на этой сцене ему обязана знаменитая М.Г. Савина. Короткое время возглавлял антрепризу русского театра в Гельсингфорсе.

Нилус Александр Богданович, архитектор конторы строений (в 1785 г. в чине капитана).


***

* Часть сведений о Нилусах взята из "Азбучного указателя имен русских деятелей…

Русского биографического словаря" (СПб., 1887-1888. Ч. 2).


***

Нилус Александр Михайлович, преподаватель Института путей сообщения.

Нилус Андрей Александрович (1858-1941), генерал-лейтенант артиллерии, военный писатель, профессор Михайловской артиллерийской академии, автор нескольких учебников по артиллерийскому искусству и ряда статей, в том числе: "Полевые орудия будущего"; "О звуковых явлениях, сопровождающих полет снарядов". Изобрел светящийся снаряд для полевых мортир (удостоенный серебряной медали на выставке в Париже), кроме того, изобрел прибор для ночной наводки орудий береговой артиллерией. Это лишь малая часть информации о его многогранной деятельности.

После революции – в эмиграции, сначала в Югославии, затем в Сирии. Некоторые исследователи считают его братом С.А. Нилуса, что маловероятно8.

Нилус Богдан Михайлович, московский губернский архитектор, гражданский инженер, автор "Сборника проектов договоров по подрядам на строительство" (М., 1909).

Явный потомок упомянутого ранее А.Б. Нилуса, архитектора конторы строений.

Нилус Богдан Иванович, генерал-поручик (1795); генерал-майор (1787), в службе с 1757 г., умер в 1800 г. Кое-какие сведения о нем можно почерпнуть из "Записок" Ф.Ф.

Вигеля, в частности, что немец Богдан Иванович был артиллерийским генералом, весьма преклонных лет, но, несмотря на возраст, руководил танцами молодежи, а порой сам лихо выплясывал. Вигель дружил с его сыном, пошедшим по стопам отца, имени которого не называет. В примечаниях сказано: "…почтенный друг мой Нилус в генеральском мундире, покрытый ранами и крестами Русскими и иностранными, окончил достославный поход 1812-1813 и 14 годов, бывши везде примером храбрости.

Прослужив еще несколько лет и женившись, он нашел успокоение в окрестностях Одессы, и император Александр, сохранив ему все содержание, дал бессрочный отпуск"9.

Нилус Е.Х., агент Правления Общества КВЖД, автор "Исторического обзора КВЖД" (Харбин, 1923). К сожалению, расшифровать инициалы не удалось.

Нилус Николай Богданович, автор книги "К 25-летию деятельности Одесского городского Кредитного общества" (Одесса, 1896).

К этой же фамилии мы можем отнести мать декабристов Булатовых – Марию Богдановну Булатову, урожденную Нилус, жену генерал-лейтенанта М.Л. Булатова. Ее сын – Михаил Михайлович оставил воспоминания, в том числе и о матери, частично опубликованные в "Русской старине" в 1874 г.

Однако наибольший интерес для нас представляет Петр Александрович Нилус (1869-1943), художник, литератор, друг И.А. Бунина и А.И. Куприна, член Товарищества передвижников10. Окончив в 1896 г. Одесскую рисовальную школу, он поступил в Петербургскую Академию художеств, в класс И.Е. Репина. Не раз участвовал в выставках передвижников11. После удачного дебюта в столице вернулся в конце 80-х годов в Одессу, где к этому времени образовалось Товарищество южнорусских художников, членом которого Нилус оставался многие годы.

Г.В. Шварц-Бостунич счел П.А. Нилуса родственником Сергея Нилуса. П.А. Нилус какое-то время после революции жил в Болгарии, что, по словам Бостунича, и привело к путанице. Англичане, издавшие "Протоколы Сионских мудрецов", искали Петра Александровича в апреле 1921 г. в Сербии, ошибочно приписав ему этот труд12.

Но не только англичане ошиблись. Так, престарелый И.Е. Репин писал Куприну из Финляндии, что наслышан об успехах Нилуса в Париже: "За Петра Алекс. Нилуса радуюсь. В Париже нам редко кому счастливится. Как бы я желал прочитать нашумевшие его книги"13. Никакого литературного успеха Петр Нилус в Париже не имел – речь явно идет о скандальной славе Сергея Нилуса.

О П.А. Нилусе известно сравнительно много. Он родился на Украине в деревне Бушены Подольской губернии в семье помещика. Отец был юристом, а дед генералом, участником Отечественной войны14.

В начале творческого пути П.А. Нилус всецело разделял художественные вкусы и принципы передвижников. Его связь с И. Репиным и В. Стасовым в этот период не случайна. Но особый факт его биографии – дружба с Иваном Буниным, продолжавшаяся более четырех десятков лет (они познакомились в 1898 г. в Одессе). Их переписка огромна. Сохранилось более ста писем Нилуса Бунину. Дружбу украшали (нынче не скажешь) взаимные дары: Бунин посвятил Нилусу стихотворение "Счастье" (Нет солнца, но светлы пруды, 1901), а Нилус в тот же год посвятил Бунину картину "Одиночество".

В 1906 г. П.А. Нилус написал первый рассказ "Утро", который тоже посвятил Бунину, считая его своим крестным отцом в литературе. Конечно, он был многим обязан мэтру, но критики единодушно констатируют, что Нилус не поддался искушению писать, как Бунин, сохранив индивидуальность, свое литературное лицо. (Через сорок лет, в 1946 г., И.А. Бунин напишет в короткой заметке "Памяти П.А. Нилуса":

«Наследие оставил он большое… картины его находятся во многих русских и европейских музеях и частных собраниях: в Одессе… в Третьяковской галерее, в бывшем музее Александра III и в музее Академии Художеств, в Париже, Страсбурге, Гренобле, Лондоне, Нью-Йорке, Загребе, Белграде, Софии… Был он и талантливым беллетристом, – повесть его на "На берегу моря"… книга рассказов… имели крупный успех; был знатоком музыки, обладал чуть ли не абсолютным слухом; пленял всех знавших его добротой, благородством, вечной молодостью сердца…»15 В годы Гражданской войны и в эмиграции Нилус и Бунин были вместе. В Париже Бунины, Куприны и Нилусы какое-то время жили в одном доме. Я так подробно рассказываю о П.А. Нилусе не случайно. Сын помещика Подольской губернии был женат на… Берте Соломоновне. Как в те времена православный мог соединить судьбу с еврейкой, не очень понятно. Если она перешла в православие, то как сохранила имя и отчество? Официальный брак был возможен только в том случае, если Берта Соломоновна "восприняла" евангелическое-аугсбургское (протестантское) вероисповедание. Известно, что Петр Александрович с большим сочувствием относился к евреям и их проблемам. Так, в 1906 г. он вместе с К. Чуковским, С.

Юшкевичем (и другими) принял участие в "Литературно-художественном сборнике. В пользу еврейских детей, осиротевших во время октябрьского погрома в Одессе".

Есть интересная запись в дневнике И.А. Бунина во время его путешествия по Святой земле в 1907 г.: "Капернаум. Жарко, сухо, очаровательно. У берега олеандры.

Развалины синагоги. Раскопки… Из Коп[ернаума] в Тубху, на лодке же. Из гребцов один молодой красавец, другой похож на Петра Ал. в валеной ермолке" (курсив мой.

– С.Д.)16. Бунину показалось, что Нилус похож на семита: восприятие внешности человека (да и не только внешности) субъективно. Дочь А.И. Куприна описывает Нилуса иначе: "лицо у него широкое, калмыцкое, всегда немного загорелое, как у капитана дальнего плавания"17. Он ей напоминает отца, в жилах которого текла татарская кровь…

Подвожу некий итог: в небольшом списке Нилусов наличествуют представители технической и творческой интеллигенции. Принадлежат ли они к одному семейному корню – сказать трудно.

Редактор и издатель "Протоколов сионских мудрецов" С.А. Нилус в первые годы советской власти скитался по градам и весям России. Его несколько раз арестовывали, но, к удивлению мемуаристов, отпускали. Часть из них считает, что недремлющие органы не знали, кто он. Последнее опровергается свидетельскими показаниями. Я уже высказывался по этому поводу – мне кажется, что советская власть в 20-х годах до "кондиции еще не дошла": сумасшедших тогда не расстреливали. Во время скитаний Нилус два года прожил в Чернигове – с апреля 1926 по май 1928 г. (с перерывом в апреле-мае 1927 г., когда его в четвертый раз арестовали и перевезли в киевскую тюрьму, но, как и в прежние разы, вскоре выпустили)18. В Черниговском архиве, по моему разумению, должно было храниться его дело. Странно, что оно до сих пор не опубликовано и никто из писавших о Нилусе на него не ссылался. В первую очередь, это упрек издателям двухтомника "Неизвестный Нилус". Может быть, не ссылаются потому, что образ борца-мученика против всемирного еврейского заговора не вырисовывается? Кстати сказать, даже Григорий Васильевич Шварц, будущий обер-штурмбанфюрер СС Грегор Вильгельм Шварц-Бостунич, называл Нилуса кликушей19. Как бы то ни было, я хотел ознакомиться с делом Нилуса и обратился в Черниговский архив. Каково же было мое удивление, когда мне сообщили, что оно отсутствует. Кто и с какой целью его изъял, неизвестно. Мой черниговский корреспондент Семен Григорьевич Бельман (которому я приношу благодарность) "в качестве компенсации" выслал мне копии дел двух других Нилусов, находящихся в местном архиве.

Первое дело – штабс-капитана Богдана Богдановича Нилуса – начато 27 мая 1895 г. и закончено 17 августа 1896 г. (всего на 6 листах), весьма простое. Холостяк 62 лет, отставной офицер, не имея пенсии и проживая из милости в частном доме, просит вспомоществования. Чем закончилась его "эпопея", из дела неясно. Обращает внимание опросный лист, высланный из Высочайшей канцелярии: он мало чем отличается от анкеты, которую заполняли в отделе кадров в советские времена. Что же касается имени и отчества этого Нилуса, то можно предположить, что штабс-капитан приходится каким-то родственником Сергею Александровичу Нилусу. Напомню, что отчество деда было Богданович, равно как отчество генеральши Марии Булатовой, урожденной Нилус, жены генерал-лейтенанта и генерал-губернатора Сибири (1760-1825) и матери детей-декабристов20. Имя Богдан, видимо, семейное – оно дважды встречалось у известных нам Нилусов (архитектора и финансиста).

Второе дело несравненно интереснее: некий еврей Борух Мордух Нилус, житель села Чернина Дукинской волости Остерского уезда, просит разрешить ему перебраться в какое-нибудь соседнее село, так как произошедший 19 июня 1897 г. пожар уничтожил его дом и прочую недвижимость, вероятно, склад с лесом, которым он торговал, и бакалейную лавку21. Проситель – немолодой вдовец (возраст не указан), отец шести детей, не имеет приюта, так как в уцелевших от пожара домах живет по несколько семей.

Борух Нилус писал, что не может переехать в город по материальным соображениям, а также из-за привычки жить в деревне, но имеет приглашение из соседних "обществ", знающих его не как "эксплуататора, как принято считать нас, евреев, а человека, живущего личным честным трудом". Крик отчаянья не был услышан. Черта оседлости не была упразднена для одного еврея, даже в пределах самой черты, ибо в правление Александра III началось наступление на те крохотные права еврейского меньшинства, которые оно обрело в предыдущее царствование. Прошение Боруха Мордуха "оставлено без удовлетворения, в силу закона 3 мая 1882 г., воспретившего евреям вновь селиться вне городов и местечек и Высочайшего повеления 29 декабря 1887 г., воспретившего евреям переход из одной сельской местности в другую". Кстати сказать, Черниговская губерния не была самым густо населенным местом черты оседлости, а Остерский уезд был вторым (из 15 уездов губернии) по площади – 4385,7 км2, население которого, согласно переписи того же 1897 г., составляло 153 179 человек. Евреев в Черниговской губернии проживало всего лишь 5,1%22. Еврейские источники приводят весьма близкие данные, например, в Остерском уезде без г. Остера все население составляло 144 998 душ, в том числе евреев – 4 759, т. е. 3,5%, что меньше, чем в целом по губернии23.

Дело закончилось тем, что с Нилуса потребовали две гербовые марки достоинством 80 копеек каждая и расписки в том, что он уведомлен об отказе в прошении (мера предосторожности на тот случай, если Борух Мордух все же куда-нибудь переселится и преследовать его можно будет не только на основании закона, но и расписки, лишавшей его возможности сослаться на неведение). Вот это дело.

Дело Боруха Нилуса № 229 (1001) Нилус Борух







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх