26. Награждение Тайра-но Садамори и других

Тем временем помощник правителя Мусаси Минамото-но Цунэмото, старший помощник правителя Хитати Тайра-но Садамори, начальник карательных войск земли Симоса Фудзивара-но Хидэсато и другие, получили весть о признании их заслуг и проявленной доблести, не могущей оставаться без награды. В девятый день третьего месяца они верноподданнейше доложили в государеву канцелярию о ходе сражений, предъявили головы мятежников и изложили о своих воинских заслугах.

Цунэмото, хоть и ложным было донесение его, но вскорости обернулось правдой[64], была пожалована младшая степень низшего пятого ранга. Садамори сражался долго, но победы не одержал. Однако, объединившись с Хидэсато, вместе смогли срубить головы мятежникам. Это было признано проявлением воинского опыта Хидэсато, и ему пожаловали младшую степень низшего четвёртого ранга. Признано заслугой Садамори, что после долгих сражений он всё-таки покарал злодеев, и ему была пожалована старшая степень высшего пятого ранга.

Если говорить о награждённых и о мятеже, то Масакадо, хоть и канул в небытие из-за своих чрезмерных желаний, но стал причиной награждения тех, кто его усмирил. Злобы нет в его сердце, ибо сказано: «Тигр оставляет после себя шкуру, а человек оставляет по себе имя.» Но печально, что для того, чтоб прославились другие, пришлось ему пожертвовать жизнью своей.

Ныне, если подумать о произошедшем, в древности измена шести ванов ввергла в бедствие семь стран, нынче же из-за мятежа одного мужа поднялась смута в восьми землях. Подобное своеволие — невиданная редкость и в старину, и в наши дни. Что и говорить, в нашем государстве не было такого, начиная с эры богов и поныне. Из-за этого жёны и дети мятежников скитаются по дорогам, кусая пупок от стыда, а лишившиеся дома братья их не имеют места, куда скрыться.

Войска, что были как туча, бесследно рассеялись в тумане, воины, что следовали за господином как тень, попусту сгинули на дорогах. Одни остались в живых и блуждают в поисках родителей и детей, ищут их в горах, разыскивают у рек. Другие — в тоске разлуки с супругами спрашивают о них в своих землях и разузнают за их пределами. Хоть и не птицы, а разлетелись неведомо куда. Хоть и не горы, а познали горечь разлуки с теми, с кем произросли из одного корня. Виновные и безвинные равно страдают, подобно травам благовонным и смердящим, что растут вперемешку. Мутные воды и чистые воды рек Цзин и Вэй смешались в едином потоке. Громы и молнии слышны за сотню ри, а зло, учинённое Масакадо, разнеслось на тысячу ри. Превыше всего возлюбил он дела Тай-кана, и утратил путь Сюань-вана[65]. (В «Шан шу»[66] сказано, что Тай-кан вопреки нравственности возлюбил охоту и сгинул в Восточной столице. В «Царской охоте»[67] говорится, что Сюань-ван почитал старину. Потому так и сказано.) Таким образом Масакадо, лелея в сердце недоброе, оспаривал престол у государя. Из-за чрезмерной заносчивости утратил он своё имя. В наказание за своеволие осталось после его смерти лишь прозвище.



Примечания:



6

[6] Ошибка переписчика; в данном случае речь идёт о пиках с флажками и бунчуками из бычьих либо конских хвостов.



64

[9] Донос Цунэмото, в котором он обвинял Масакадо и Окиё-но Оокими в мятеже (см. гл. 12).



65

[10] Тай-кан (годы правления — 1994–1982 гг. до н. э.) — правитель из династии Ся. Чрезмерно возлюбив развлечения, забросил государственные дела и был изгнан. Сюань-ван (годы правления — 827–782 гг. до н. э.) — сын Ли-вана, императора династии Чжоу. Из-за дурного правления отца был изгнан, но смог возродить династию.



66

[11] «Шан шу» («Книга преданий») — другое название для «Шу цзин» («Канон истории») — одного из канонических конфуцианских текстов.



67

[12] Имеется в виду стих «Царская охота» из раздела «Малые оды» «Книги песен» («Шицзин», II, III, 5).






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх