Глава 5

«Прозрачные» языки

Что такое «прозрачные» слова?

«Прозрачными» мы будем называть такие слова, которые любой начинающий заниматься данным языком понимает сразу и без долгих объяснений. Их нетрудно находить в тексте и легче всего запоминать. Когда мы имеем дело с языком, где таких «прозрачных» для нас слов много, то можем уделять им меньше внимания, сосредоточив взамен свои силы на словах, которые остается считать «непрозрачными» условно.

Чем язык «прозрачнее» – тем легче его изучать. Это общее правило. Можно заметить, что уже с древних времен понятие «прозрачности» использовалось «явочным порядком» – к примеру, при общении носителей разных семитских языков. Да и в более поздние времена «прозрачные» слова составляли собой нечто вроде красной нити, которой придерживались итальянцы, изучая латынь: русские, принимаясь за другие славянские языки, и так далее. Несмотря на это, в современной шведской школе понятию «прозрачности» или его аналогам не придается особого значения. Исключение составляют лишь сопоставления, которые довольно систематично проводятся по ходу изучения латыни и древнегреческого (а также при прохождении курса общего языкознания, при сравнении классических языков с современными индоевропейскими).


Чем полезна «прозрачность»?

«Прозрачность» полезна прежде всего в пассивном отношении – то есть она помогает при чтении. В то же время она дает полезную опору и при устном общении. Между обоими этими аспектами (активным и пассивным) есть значительные расхождения. Однако при всем при том от пассивных стимулов совсем нетрудно переходить к активным.

Имея дело с родственными языками, весьма поучительно и интересно бывает составлять списки «прозрачных» слов. Таким образом, можно в самом первом приближении наметить схождения между звуками двух близких языков, угадать кое-какие закономерности и таким образом придать учебе дополнительную основательность. Приведем для примера короткий список соответствий между звуками немецкого и шведского языков. В левом столбце будем записывать определенный звук (или их сочетание), а в скобках приводить какое-либо немецкое слово, в котором он встречается (например, дифтонг EI (произносится «ай») и слово Seite (страница, произносится «зайтэ»). В правой колонке будем давать то же самое слово по-шведски, и выделять звук (или их сочетание), который соответствует немецкому звуку. В данном случае это будет звук «I» (произносится «и») и слово «sida» (страница), произносится просто «сида».


Немецкий – Шведский – Русский

EI (Seite) – I (sida) – страница

AU (Haus) – U (hus) – дом

СН (Buch) – К (bok) – книга

PF (Pfeil) – P (pil) – стрела

SCHL (schlagen) – SL (sIa) – бить

SS (lassen) – T (lata) – позволять

D (danken) – T (tacka) – благодарить


Правилам, которые намечены в этой табличке, следует довольно много самых простых слов. Однако и отклонения от данных образцов встречаются весьма часто, так что для вскрытия «прозрачности» в некоторых языках будут нужны специальные процедуры.

Так, например, когда жители Фарерских островов говорят на своем фарерском языке, а исландцы – на исландском, то им иногда трудно понять друг друга. Но если и те, и другие постараются говорить не в обычном темпе, а очень медленно и четко, то сразу же обнаружатся «прозрачные» слова. Это неудивительно – ведь оба языка происходят от общего корня. В конечном счете они взаимно «прозрачны» почти на 90 %. Так что вскрытие «прозрачности» – это в большой степени дело навыка.

Когда швед приезжает в Исландию, он слышит сразу, что вокруг говорят на явно скандинавском языке, но о чем говорят, ему, как правило, не понятно. На слух даже кажется, что у исландского выговора есть что-то общее с финским. Однако, прожив на острове две-три недели, швед обнаруживает, что начинает понимать все больше и больше. А как же иначе – ведь оба языка родственны, и весьма близко.


«Прозрачность» в языках Западной Европы

Если принять за основу список из 2000 наиболее часто встречающихся слов, то можно вывести примерное значение коэффициента взаимной «прозрачности» для разных языков. Мне доводилось заниматься этим время от времени в течение последних 20 лет, так что сейчас я могу предложить вниманию читателя некоторые результаты своих изысканий.


– Итак, более 90 процентов словарного запаса датского или норвежского языка «прозрачны» для шведа; примерно то же самое характерно для нидерландского языка, если его изучает немец; для португальского, если его изучает испанец; и для словацкого, если его изучает чех;

– уровня почти 90-процентной «прозрачности» достигают испанский или португальский языки для итальянца; болгарский язык для русского;

– приблизительно 70 % «прозрачности» достигает немецкий язык для шведа; испанский, итальянский, португальский – для француза; русский – для чеха; эстонский – для финна;

– примерно 50 % достигает «прозрачность» итальянского или французского языка для румына; шведского, немецкого или голландского языка для англичанина;

– не менее 35 % достигает «прозрачность» французского или испанского – для англичанина; саамского языка – для финна;

– примерно 25 % «прозрачности» достигает французский или испанский язык для шведа;

– и, наконец, низкой степенью «прозрачности» обладают: русский для шведа – примерно 10 %; финский для шведа – всего около 5 %, или венгерский для финна – не более 2 %.


«Промежуточный язык»

Под «промежуточным языком» мы будем понимать язык, который может употребляться как вспомогательный, необходимый для изучения какого-либо другого языка.

Естественно, для такой роли подходят языки, взаимная «прозрачность» которых находится на уровне, близком к 90 процентам. Например, изучив испанский язык, вы попутно достигнете вполне удовлетворительного понимания письменного текста на португальском языке, а очень часто начнете понимать и разговорную речь многих португальцев. В этом смысле испанский язык может служить «промежуточным языком» для изучения португальского языка, и наоборот.

Другой пример – русский язык. Овладев им, учащийся как правило получает хорошую фору для изучения чешского языка. Разумеется, для этого нужно изучить русский не кое-как, а настолько хорошо, чтобы он обнаружил свою взаимную «прозрачность» с другими славянскими языками.

Еще один пример – если бельгиец, говорящий на французском языке, овладевает голландским, то ему очень просто перейти к германским языкам Скандинавии, родственным голландскому, а именно к шведскому, датскому или норвежскому.

Часто доводится и немцам сначала учить испанский, а от него сразу переходить к португальскому. Дело в том, что, как мы уже говорили, человек, хорошо знающий испанский язык, тем самым получает доступ не менее чем к 90 % базового частотного словаря португальского языка.

Для финна изучение шведского языка обычно оказывает хорошую помощь при подходе к английскому языку.

Для венгра овладение немецким языком также может помочь на первых порах при изучении английского. Дело в том, что немецкий язык весьма хорошо известен многим венграм, поскольку Германия расположена рядом и контактов всегда много. В то же время хорошее знание немецкого дает быстрое понимание не менее чем половины базового словарного состава английского языка.

Любопытно, что благодаря достаточно большому количеству слов, общих с романскими языками, английский язык может служить «промежуточным» при овладении такими языками, как итальянский.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх