УРОК ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТЫЙ

Учитесь говорить без акцента. Английского…

Известный советский поэт Владимир Маяковский как-то очень точно заметил:

“Язык Америки— — это воображаемый язык Вавилонского столпотворения, с той только разницей, что там мешали языки, чтобы никто не понимал, а здесь мешают, чтобы понимали все. В результате из английского языка получается язык, который понимают все нации, кроме англичан. Недаром, говорят, в китайских лавочках вы найдете надпись: “Здесь говорят по-английски и понимают по-американски”.


Но это тогда, в двадцатые годы. Теперь пи одна китайская лавка не отважится так написать. Кто такие ныне англичане по сравнению с американцами? Периферия! В США, что меня сперва очень насмешило, даже есть такое понятие — “говорить с английским акцентом”. То есть не они, англичане, придумали свой язык, а янки — так получается! Правда, потом, привыкнув в Америке к америкэн инглиш, я и сам уже думал, разговаривая с англичанами и канадцами (у канадцев английский ближе к британскому варианту), что у тех и других некий странный акцент. Так что выбирайте, какой акцент вам ближе, и избавляйтесь от русского.

А вот если в США вам говорят, что вы говорите с французским акцентом, то не очень-то гордитесь этим. Это не комплимент. Это значит, что ваш русский акцент достаточно режет ухо, а у американцев он ассоциируется с французским, ввиду плохого знания нас, русскоговорящих. А все потому, что мы, русскоговорящие, как французы и итальянцы, имеем достаточно сильную фонетику. Проще говоря, наши звуки более четкие и сильные в отличие от английских. Научитесь произносить их звук [b] почти как наш [п], огрубленни, при малом участии голосовых связок. Я уже говорил, что в детстве принимал их слово baby за “пэйба”. Именно так они его и произносят. Чекают и цекают при произнесении Т, а их звук [ш] ближе к нашему [щ]. Поэтому she произносите как названия традиционного русского супа — щи, Короче, если у вас хоть мало-мальски развит музыкальный слух, то слушайте их речь и старайтесь в точности пародировать их звуки. И здесь очень поможет лингафонный кабинет. Не ленитесь, ходите в лабораторию и слушайте все тексты, которые вам дают учить. Но если в вашем вузе нет лингафонного кабинета, как в инязе, то слушайте кассеты с английской музыкой, со Стингом, с “Битлз”, Крис де Бургом, с “Доорз”, с “U-2”, с другими группами и исполнителями, где есть хорошая лирика, а не два-три слова, как у некоторых “технологов” и попсовиков. В этом плане здорово помогают те кассеты и диски, где написаны тексты несен. Можно читать и слушать. Это, можно сказать, собственная карманная лингафонная лаборатория получится. Слушать и читать.

И тогда вас примут за своего, как однажды приняли меня в штате Роуд Айленд. Нет, не совсем за своего. Сидим мы, значит, в пабе с другом-канадцем и двумя американцами. Американец, который меня совсем не знал, говорит: “А ты ведь не отсюда, мэн”. Я даже расстроился: вот как быстро меня вычислили, и уже было рот открыл, чтобы сказать, что, мол, да, мэн, угадал, мэн, я из Минска, мэн, но американец меня опередил: “Ты из Миннесоты. Говоришь в точности, как они”. А я там и не был ни разу.


Несогласные согласные

Но не думайте, что все у меня так уж гладко складывалось. Вышеприведенный случай произошел уже на третьем месяце моего житья-бытья в США. А до того у меня и французский акцент вылезал, и “гэканье” было. Кстати, про “гэканье”. Я после двухнедельного пребывания в Америке спросил у американцев на счет своего английского. Что не так? Они мне ответили, что меня выдает сильное [г]. Американцы все согласные звуки произносят легко, ненапряженно. Но это не значит, что они полностью глотают конечное [г] или мешают его, как это делаем мы, со звуком [к]. К примеру, слова “сток” и “стог” мы произносим одинаково — как “сток”. Говорим не маркетинГ, а “маркетинК” и т. д. У них таких лаж нет. Они хоть и легко и непринужденно произносят свои согласные, произносят их, тем не менее, как разные звуки. Нa stock говорят [сток], а на dog — [дог], но не [док], как мы иногда можем ляпнуть. То же касается и произношения звуков [д] и [т] на конце слова. В словах did, sead, bad, and они на конце звук [д] не оглушают, произносят его именно как [д]. Ну а в слонах want, spot и прочих также четко слышится [t]. Четко их разделяйте, но при этом абсолютно не напрягайте связки и голос.

Но так ли уж американцы аккуратны в сохранении своих [t] и [d]? Не всегда. В словах с двойным [t] посередине слова (а иногда и с одним) они вместо того, чтобы как люди четко эти [t] выделять, наоборот, их оглушают и произносят настолько слабо, что нам слышится звук [d], а иногда даже и [г]. К примеру: letter [лэда], better [бэда], gotta [года], water [уодэ]. Вот видите, как оно все повернулось-то? Финны и эстонцы, которые слово Таллинн пишут со всеми двойными согласными и все их произносят(!), такого кощунства над письменным языком не поймут!

Самая большая наша ошибка при произношении их согласных состоит в том, что мы произносим их слишком мягко. Американец не скажет “люблю”, но “лублу”. Англичанин не скажет “нет”, но “ньет”. Слово “быль” он же произнесет как “бъил”, без мягкого [ль] и с твердым [б]. А вот мы вместо их слова bill скажем “бил”, хотя надо “был”, а все потому, что их краткий звук [и] совсем не похож на наш [и]. Это, скорее, просто нейтральный звук, что-то среднее между нашими [ы] и [э]. Вот почему мы говорим на их baby “бэйба”, а когда американец но имени Тим представляется, то нам кажется, что его зовут “тым” ИЛИ даже просто “тм”. Когда я в Штатах первый раз услышал, как они произносят слово six (шесть), то мне показалось, что они говорят слово “секс”. Британцы же говорят все-таки “сикс”, ближе к нам.

Ну, на этом пока все. Тренируйтесь. Бай, гайз!






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх