УРОК ТРИДЦАТЫЙ

Учитесь, г-н Жванецкий

Знаменитый советско-русско-одесский сатирик Михаил Жванецкий как-то по телевизору с легкой ироничной улыбкой рассказывал, как его шутки абсолютно не проходили в США. Американцы долго и задумчиво по несколько раз выслушивали рассказ о том, что вчера продавались раки по пять рублей, а сегодня по три рубля. Но те, что продавались вчера, были больше. Это тоже тонкий английский юмор, только русский. Карцев смешно читает этот текст. По как его перевести? Господин Жванецкий недоумевал, мол, было два переводчика, но американцы (во тупые!) так ничего и не поняли. А ведь и в самом деле, вдумайтесь, ну что здесь смешного? Ну вчера раки продавались большие, а сегодня меньше! И стоили по-разному! Здесь переводчик не просто должен перевести ситуацию, но перевести так, как читает эту репризу Карцев. Или Жванецкий. В этой ситуации артистизм нужен больше, чем перевод!

Иной раз, чтобы правильно перевести шутку, нужно не переводить слово “рак”, как “рак”. Абстрагироваться можно от раков и взять нечто более типичное для американцев. Прикинуть нужно, что они там с пивом употребляют. Ничего? Ну, тогда хот-дог. И порассуждать по примеру раков Жванецкого. Только американцы все равно подумают, что здесь идет простое обсуждение того, чтобы сэкономить лишние центы, чем они всю жизнь и занимаются. Значит, нужно вообще на хрен выбросить эту шутку и взять другую. Элементарно, Ватсон! Когда кукольное “Маппет-шоу” транслировали по телевидению, думаю, многие, и я в том числе, ничего не понимали в тонком английском юморе. Казалось, что смеяться там вообще не над чем, хотя из-за кадра постоянно доносился смех. Но позже я подумал, что, вероятно, во всем были виноваты не сами англичане с их шоу, а наши переводчики, которые порой один к одному переводили английские шутки на русский язык.

Вот почему так трудно читать знаменитую английскую юморную повесть “Трое в лодке (не считая собаки)” или “Алису в Стране чудес”, где сносок, объясняющих тот или иной прикол, больше, чем самого текста сказки, Куда как лучше получился литературный пересказ-перевод этой сказки у писателя Бориса Заходера. Он, зная английский язык и обладая прекрасным чувством юмора, переписал сказку под русского читателя без всяких сносок и пояснений. И это у него здорово получилось.

У меня тоже был опыт, когда шутки, наши советско-русские анекдоты, нужно было рассказывать американцам. Во разминочка была! Маслякову такое и не снилось. Там не тридцать секунд, там секунды две на обдумывание было!

Сидим мы, значит, вечером на бейсбольном поле в штате Нью Йорк, томно, лайтбагз (светлячки то бишь) в кустах фосфорицируют, а мы глушим на пятерых мою бутылку “Зубровки” и травим анекдоты. Точнее, травлю я. Американцы только смеются. С нами еще один парень из Англии был, Эдди. Он тоже травил, но его шутки были такие длинные и, скорее всего, тонкие, что я терял нить, тем более что к английскому акценту Эдди еще пока не привык. Ну, значит, я травлю анекдоты про ковбоя и его внутренний голос. Помните такие? Едет ковбой по Гранд Каньону. Впереди обрыв. “Не перепрыгну”, думает ковбой. “Постарайся. Ты сможешь перепрыгнуть”, — говорит его внутренний голос. Ковбой собрался с силами и прыгнул. II перепрыгнул. Едет дальше. Впереди еще один обрыв, никак не меньше, а даже больше. “Не перепрыгну. Слабо”, — думает ковбой. “Перепрыгнешь. Это тебе по плечу. Точно”, — говорит внутренний голос, и ковбой вновь перепрыгивает препятствие. И вновь перед ним обрыв. Еще больший. “Этот я точно не перепрыгну”, — думает ковбой. “И этот ты перепрыгнешь”, говорит внутренний голос. “Ну, внутренний голос никогда меня не подводил”, думает ковбой и вновь прыгает, но… стал падать вниз, не достигнув противоположного края обрыва. А внутренний голос и говорит: “Ну и грохнемся же сейчас!” Но вот когда я дошел до этого самого финала анекдота, то с холодеющим лбом сообразил, что точно так же, слово в слово, один к одному, не скажешь по-английски. По крайней мере, я не могу сказать так. Может, когда-нибудь в будущем, смогу, но не сейчас. До сих пор все было alright, а сейчас я понял, что вот-вот может пострадать репутация даже не Беларуси, о существовании которой мои собу… собеседники, поди, и не знают, а необъятной России (вкупе с Украиной, Казахстаном и даже маленькой гордой Эстонией, о которой американцы тоже даже не подозревают), представителем которой для США оказывается любой русскоговорящий, особенно славянин. И тут я (не зря был чемпионом белорусского КВН-турнира!) говорю первое, что приходит на ум: “Oh, shit!” вместо “Ну и грохнемся сейчас!” Американцы покатились со смеха: “Слушай! Классные у вас шутки! Такие же, как и у нас!” Репутация великой державы была спасена.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх