3.2 ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ И ЯЗЫК


Человек познает мир с помощью различных средств. Он осваивает мир, в том числе, с помощью языка. Традиционное базисное рассмотрение проблемы «язык и познание» предполагает, прежде всего, выяснение его основных и вспомогательных функций в получении и выражении знания. В этом случае, на первый план выходят вопросы терминов теории познания, отношения чувственного опыта к эмпирическим понятиям, выявление способов и предназначений в употреблении языка для передачи информации (коммуникации), эмоций, выражения не только индивидуального, но и общего знания, социальных функций – ведения дел с внешним миром по средством знаков (символов), наконец, осуществления самого мышления.

Интерес к языку был всегда присущ философии. Уже начиная с Платона и Аристотеля, постепенно все более четко осознается мысль о связи языка и мышления, и соответственно повышается внимание к языку как к орудию мысли.

Классики Марксизма существенно развили и углубили тезис о связи мышления и языка: «На духе с самого начала лежит проклятие – быть отягощенным материей, которая выступает здесь в виде движущихся слоев воздуха, звуков – словом, в виде языка… Язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также и для меня самого, действительное сознание…».

Материалистическое познание истории человеческого общества позволило глубже понять природу языка как социального явления, оценить его роль в формировании мышления, раскрыть его функции в практической деятельности человека и в познании им окружающего мира. Вопрос о соотношении мышления и языка до сих пор остается одним из традиционных источников, поддерживающих интерес к языку и марксистской философии.

Какие же факторы заставляют нас обращаться к языковой проблематике? Грубо говоря, можно указать как минимум на три таких фактора: логико-семантические исследования; отдельные идеи и результаты современной лингвистики; критика позитивистских направлений, занимающихся анализом языка.

На первое место по справедливости должен быть поставлен логический анализ языка. Бурное развитие символической логики с середины XIX века позволило Г. Фреге и Б. Расселу применить ее средства для анализа содержания фундаментальных материалистических понятий. Впоследствии этот анализ был распространен на языки других наук и даже на понятия философии. Широкую известность получило логико-семантическое исследование понятия истины.

Результаты, полученные в ходе логического анализа языка науки, в настоящее время общепризнанны. Продолжается уточнение структуры научных теорий, описание различных форм предложений науки и их логических взаимосвязей; формулировка логических требований к основным положениям научных теорий; выявление научных понятий; выявление логической структуры научных объяснений.

Развитие логики в нашей стране привело к появлению работ, в которых ее средства применяются для изучения языка науки.

Второе обстоятельство изучения – критика логического позитивизма, представители которого объявили этот анализ единственным средством философского исследования.

Критика верификационной теории значения, доказательство неосуществимости эмпирической редукции теоретического знания, защита философии от дискредитации ее неопозитивистами – все это способствовало привлечению внимания к проблемам значения языковых выражений.

Интерес к языку, вызванный обсуждением проблем его логического анализа, являлся поверхностным, что обусловлено спецификой метода.

Логический анализ опирается на построение и исследование искусственных, формальных языков с простой структурой и бедным содержанием. И лишь в той малой мере, в которой эти формальные языки отображают свойства реальных языков науки или естественного языка. Результаты исследования способны пролить свет на особенности естественного языка. Например, различные системы логического следования описывают отдельные стороны содержания союзов естественного языка: «и», «или», «если», «то».

Модальные логические системы описывают некоторые взаимоотношения между понятиями «возможно», «необходимо». Логики времени уточняют содержание понятий «раньше», «позже», «было», «будет». Логики норм имеют дело с понятиями «разрешено», «запрещено». Точное описание отдельных, порой очень важных, понятий естественного языка в формальных системах логики, несомненно, помогает лучше понять некоторые языковые явления, однако логический анализ не изучает языка как явления культуры. В лучшем случае он может служить лишь одним из вспомогательных средств такого изучения. Проблема логики порождена тем обстоятельством, что выражение мысли в языке приводит к искажению характера знания. По выражению Людвига Витгенштейна, язык переодевает мысли, причем переодевает столь неузнаваемо, что внешняя форма одежды не позволяет судить о форме облаченной в нее мысли.

Меньшей известностью среди гносеологов и методологов пользуются лингвистические теории, хотя они и дают более верное представление о естественном языке, нежели формальные системы символической логики.

Столь же небольшой известностью у нас пользуется философия лингвистического анализа, разработанная в Кембридже и Оксфорде последователями Мура и позднего Витгенштейна. Эта философия была подвергнута критике как одно из течений неопозитивизма.

Долгое время находилось в тени направление западноевропейской философии – философская герменевтика. Возникнув как искусство и теория истолкования текстов, герменевтика в XIX веке стала трактоваться и разрабатываться как специфический метод познания в гуманитарных науках. А в XX веке благодаря усилиям М. Хайдеггера, Э. Бетти, Г. Гайдамера, П. Рикера она превратилась в особое философское направление. Основной проблемой герменевтики была и остается проблема понимания языковых текстов. За почти двадцатилетний период развития герменевтика накопила богатый материал, относящийся к анализу процедур понимания, процессов коммуникации, к исследованию места и функций языка в системе культуры.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх