1 ЯЗЫК КАК ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ



Если язык не народное явление, то, следовательно, его место среди явлений общественных. Это решение правильное, но, для того, чтобы была полная ясность, необходимо выяснить место языка среди других общественных явлений. Это место особое благодаря особой роли языка для общества.

Что же общего у языка с другими общественными явлениями и чем же язык от них отличается?

Общее у языка с другими общественными явлениями состоит в том, что язык – необходимое условие существования и развития человеческого общества и что, являясь элементом духовной культуры, язык, как и все другие общественные явления, немыслим в отрыве от материальности.

Функции языка и закономерности его функционирования и исторического развития в корне отличаются от других общественных явлений.

Мысль о том, что язык не биологический организм, а общественное явление высказывалась и ранее у представителей «социологических школ» как под флагом идеализма (Ф. де Соссюр, Ж. Вандриес, А. Мейе), так и под флагом материализма (Л. Нуаре, Н.Я. Марр), но камнем преткновения было непонимание структуры общества и специфики общественных явлений.

В общественных явлениях наука различает базис и надстройку, т.е. экономический строй общества на данном этапе его развития и политические, правовые, религиозные, художественные взгляды общества и соответствующие им учреждения. Каждый базис имеет свою надстройку.

Никому не приходило в голову отождествлять язык с базисом, но включение языка в надстройку было типично как для отечественного языкознания прошлого столетия (т.е. советского), так и для зарубежного.

Наиболее популярным мнением у антибиологистов было причисление языка к «идеологии» - к области надстроек и отождествление языка с культурой. А это влекло за собой ряд неверных выводов.

Почему же язык не является надстройкой?

Потому, что язык не является порождением данного базиса, а средством общения данного человеческого коллектива, складывающимся и сохраняющимся в течение веков, хотя бы в это время и происходили смены базисов и соответствующих им надстроек.

Потому, что надстройка в классовом обществе является принадлежностью данного класса, а язык принадлежит не тому или иному классу, а всему населению и обслуживает разные классы, без чего общество не могло бы существовать.

Н.Я. Марр и последователи его «нового учения о языке» считали классовость языка одним из своих главных положений. В этом сказалось не только полное непонимание языка, но и других общественных явлений, так как в классовом обществе общим для разных классов является не только язык, но и экономика, без чего бы общество распалось.

Сторонники классовости языка воспринимали противоположность интересов буржуазии и пролетариата, их классовую борьбу как распад общества и считали, что раз нет больше единого общества, а есть только классы, то для общества не нужно и единого языка.

Однако без языка, общего и понятного для всех членов общества, общество прекращает производство, распадается и перестает существовать как общество.

Данный феодальный диалект был общим для всех ступеней феодальной лестницы «от князя до холопа», а в периоды капиталистический и социалистический развития русского общества русский язык также хорошо обслуживал русскую буржуазную культуру до Великой октябрьской социалистической революции, после нее, как он обслуживал социалистический строй и социалистическую культуру, как и сейчас обслуживает демократический строй и демократическую культуру русского общества.

И так, классовых языков нет и не было. Иначе дело обстоит с речью.







 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх