Частные детективы

Почему полиция обращалась за консультациями именно к Шерлоку Холмсу, а не к другим частным детективам, и чем таким Холмс выделялся среди своих коллег-конкурентов?

Для начала заглянем в известный лондонский «Почтовый справочник Келли» на 1881 г. Под рубрикой INQUIRY OFFICES, «Конторы по наведению справок», что в современном английском скорее обозначает справочное бюро, нежели сыскное агентство, 18 записей. Среди них Игнатиус Пол Поллаки, корреспондент «Иностранной полицейской газеты», и Томас Джолли Дейт, в будущем неплохо развернувший свою деятельность. Death, т. е. Смерть («Словарь английских фамилий» А. И. Рыбакина дает такие варианты: Дейт, Дет, Дит, Диат) — хорошая фамилия для частного сыщика.

Есть фамилии, о которых мне ничего не удалось узнать — видимо, они недолго продержались в этом бизнесе.

«Флинт & Ко.», британское и иностранное коммерческое справочное бюро. А также «Стаббс & Ко.», тоже коммерческое справочное бюро, располагавшее для своих подписчиков более чем 2 миллионами записей о различных коммерсантах и фирмах. Двое из частных детективов, Чарльз Уэрледж и Урия Кук, держали офисы в №№ 8 и 9 по Крейгс-корт близ Чаринг-Кросса в Уайтхолле, во дворе по соседству со старым Скотланд-Ярдом, в котором в течение всей жизни Холмса непременно квартировали какие-нибудь детективные агентства.



Раздел лондонского почтового справочника Келли на 1891 год, посвященный частным детективам. Так он должен был выглядеть в год исчезновения Холмса, если бы великий детектив был реальным человеком


Особенно интересны две фамилии: Натаниэль Драскович с Саут-Ламбет-роуд, 64, в южном Лондоне и Джон Миклджон с Йорк-билдингс, 20 в Адельфи. В 1870-х старшие инспекторы Детективного отдела Скотланд-Ярда Драскович и Миклджон были весьма успешными сыщиками, а Драскович пользовался заслуженной славой лучшего сыщика Великобритании. Более того, известность его была вполне международной. Когда в 1879 г. Степан Кравчинский убил кинжалом главноначальствующего Третьего отделения Мезенцева, сменивший на короткое время убитого генерал Селиверстов предполагал обратиться к «знаменитому сыщику Друсковицу» для организации заграничного сыска за народовольцами. Но сделать он этого не смог. Потому что тот находился в это время в тюрьме. Равно как и Миклджон. В 1877 г. разразился грандиозный скандал, приведший к реформированию уголовного розыска в лондонской полиции. Оба детектива были арестованы и вместе с еще одним своим коллегой обвинены в коррупции. Выйдя на свободу в 1880, оба занялись тем, что умели лучше всего — сыском. Драскович даже опубликовал свою рекламу в «Таймс», но в конце 1881 умер. Миклджон же еще, по крайней мере, до начала XX века продолжал свою деятельность.

Еще один частный детектив, отсутствующий в этом списке, стал известен публике из-за дела об исчезновении немеца-булочника Ибера Наполеона Штангера. Звали детектива Уэндел Шерер, он проживал в Байсуотере на Чепстоу-плэйс, 28. В апреле 1882 года Шерер поместил в прессе объявления, предлагая вознаграждение в 50 фунтов за любую информацию относительно местонахождения исчезнувшего из своего дома Штангера. Штангер так и не был найден, но благодаря частному сыщику перед судом предстали вдова и хозяин пекарни Франц Феликс Штумм. Дело против фрау Штангер развалилось, а Штумм был приговорен к 10 годам исправительных работ за подделку и использование чека на 76 фунтов 15 шилл., выписанного от имени Штангера.

Если взглянуть в справочник на 1894 год — год «воскрешения» Шерлока Холмса, то сразу бросается в глаза увеличившееся количество частных детективов. Среди них опять же выделяется группа бывших офицеров полиции: например, Моррис Моузер, бывший инспектор Особого Ирландского отдела, во времена борьбы с ирландскими террористами во второй половине 1880-х наблюдавший за портами во Франции, или Джон Праунсмандел, также бывший детектив из Скотланд-Ярда, начавший частный детективный бизнес одновременно с Шерлоком Холмсом. Есть здесь и мистер Смерть, Томас Джолли Дейт, который нашел для себя видных австралийских нанимателей — Артура Кабитта, агента по розыску пропавших друзей и наведению справок из Сиднея, и частного детектива Доудена из Мельбурна. В Сити появилась своя частная сыскная контора, управляющим которой был Генри Слейтер.

Когда Шерлок Холмс удалился от дел, частный сыск принял уже вполне современные формы. Чего стоило ведущее детективное агентство Джона Баркли, располагавшееся на Стрэнде, 380! Оно имело штат детективов, среди которых были как мужчины, так и женщины. В перечень услуг входили тайная слежка, расследования, сбор информации, представление свидетельств на суде, бракоразводные процессы и т. д. Но основной костяк частных сыщиков по-прежнему составляли выходившие на пенсию инспекторы Скотланд-Ярда. После пенсионной реформы 1890 года у офицеров, раненных во время исполнения служебных обязанностей, или чье здоровье ослабело на службе, появилась возможность досрочно выйти в отставку с улучшенной пенсией, и многие пользовались этой возможностью. В отставке, будучи еще вполне деятельными людьми, они продолжали заниматься тем, что умели, только уже частным образом. Среди частных детективов были такие известные полицейские офицеры, как Абберлин и Рид, охотившиеся в свое время на Джека Потрошителя, Джон Конкуэст из Скотланд-Ярда и однофамилец нашего Холмса Фредерик Холмс из полиции Сити. Главный враг ирландских террористов в 1883–1893 годах старший инспектор Джон Литтлчайлд, руководитель Секретного отдела (впоследствии Особого отдела) Департамента уголовных расследований Скотланд-Ярда, тоже был на пенсии успешным частным детективом. Именно доказательствам, собранным частным сыщиком Литтлчайлдом, был обязан своим тюремным заключением Оскар Уайльд.

В роли частных агентов бывшие полицейские действовали теми же методами, что и на службе: опросы свидетелей, собственные осведомители, часто шантаж и подкуп. Они не могли предложить ничего нового своим коллегам, продолжавшим служить в полиции. Среди частных сыщиков, не имевших полицейского опыта, тоже мало было тех, кто мог предложить что-то новое. Та же слежка, осведомители и шантаж. Тем более что среди них часто попадались люди с уголовным прошлым. Например, детектив Легран, нанятый Уайтчеплским комитетом бдительности и газетой «Ивнинг Ньюс» для поисков Джека Потрошителя в 1888 году, в действительности являлся недавно выпущенным из каторжной тюрьмы преступником, шантажистом, содержателем борделей и, не исключено, самим Потрошителем. Поэтому Шерлок Холмс с его совершенно новым подходом к расследованию был настоящей находкой для Скотланд-Ярда. Не случайно в Египте в начале XX в. знакомство с рассказами Конана Дойла входило в обязательную программу обучения следователей по уголовным делам.



Инспектор Джон Литтлчайлд при выходе в отставку. Рисунок из газеты «Penny Illustrated Paper». 1893


С другой стороны, надо иметь в виду, что целью полиции было не столько раскрыть преступление — нераскрытые преступления были редки, а в случае серьезных преступлений против собственности — чрезвычайно редки, сколько передать виновного в руки правосудия. В 1902 году вышедший в отставку директор Депратамента уголовных расследований, помощник комиссара сэр Роберт Андерсон, возглавлявший сыск в течение двенадцати лет детективной карьеры Холмса, написал статью «Шерлок Холмс с точки зрения Скотланд-Ярда». В ней он выразил оценку Великого детектива с точки зрения полиции. «Существует большое различие между работой ответственного полицейского, делом которого является отдача преступников под суд, — писал сэр Роберт, — и работой „частного детектива“, который должен просто установить факты и раскрыть кажущиеся тайны… Кроме того, вовсе не в обнаружении преступника состоит самая большая трудность полицейской работы, а в обнаружении улик для его обвинения».



Детектив-консультант Шерлок Холмс и его полицейские коллеги детектив-инспекторы Грегсон и Лестрейд. Иллюстрация к повести «Этюд в Багровых тонах» в альманахе «Beeton's Christmas Annual». 1887


Различие между полицейскими детективами и Холмсом Андерсон видел не только в целях расследования, но часто и в незаконных методах, которыми действовал последний.

«При первом нашем знакомстве с ним в „Этюде в багровых тонах“, — продолжал сэр Роберт, — он заявляет о своем презрении к Солнечной системе, и нас не должно удивлять его безразличие к тонкостям английского законодательства. Так, нам говорят, что Джефферсон Хоуп „предстал перед магистратами в течение недели“. В „Человеке с рассеченной губой“ полиция на Боу-стрит „замяла дело“, очевидно, без вмешательства магистрата вообще. А в „Знаке четырех“ заключительная сцена напоминает нам одну из диккенсовских историй. Джонатан Смолл сидит вчетвером с нашими двумя друзьями и офицером с Боу-стрит, под чьим арестом он находится, в квартире на Бейкер-стрит, которую мы так хорошо знаем; и, устроившись в уютном кресле, со стаканом в руке, проводит приятный час, рассказывая историю своих преступлений. Так это еще увенчано позволением доктору Уотсону унести главную улику, ларец с сокровищами, в котором, как предполагается, находятся драгоценности бесценной стоимости. Он везет его в кэбе в дом своей невесты и в ее присутствии взламывает ларец кочергой!»



Частный детектив Шерлок Холмс за работой. Рисунок Сидни Паджета к рассказу «Тайна Боскомской долины». Журнал «The Strand Magazine». 1891


«Но даже эти удивительные дела затмеваются подвигами по части покрытия уголовных преступлений нашим героем. Некоторые из нас поступали так, но не без опаски и только в маловажных вопросах. Шерлок Холмс же демонстрирует свое откровенное презрение к закону, действуя таким образом по отношению к уголовным преступлениям исключительной серьезности, как в „Голубом карбункуле“ и „Берилловой диадеме“. А в „Тайне Боскомской долины“ он чрезвычайно долго покрывает убийцу, хотя в преступлении обвинен невинный человек».






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх