Загрузка...


Глава VIII

Отношения с Россией

Россия как правопреемница СССР была признана Ливией в конце 1991 г. Одновременно были признаны самостоятельными другие республики распавшегося Советского Союза. Но ливийцы чтят историю.

Советский Союз вложил немало сил в борьбу за то, чтобы Ливия после окончания Второй мировой войны получила независимость. Однако, феодально-аристократическая верхушка и западные державы, хозяйничавшие в стране до революции, всячески препятствовали развитию советско-ливийских связей. Дипломатические отношения между двумя странами были установлены лишь в сентябре 1955 г., посольство СССР в Триполи открыто 11 января 1956 г., ливийское посольство в Москве 22 сентября 1962 г. 30 мая 1963 г. было подписано первое торговое соглашение между двумя странами. С марта 1964 г. СССР начал участвовать в ежегодной Международной торгово-промышленной ярмарке в Триполи. Но при королевском режиме советско-ливийские связи носили ограниченный характер.

После победы сентябрьской революции начали вырисовываться новые перспективы. В марте 1970 г. высокопоставленная ливийская делегация посетила Москву, В ходе визита было подписано первое в истории революционной Ливии соглашение о научно-техническом сотрудничестве с СССР. В том же году, когда английское правительство объявило о намерении конфисковывать нефть за национализацию активов "British Petroleum", Советский Союз осуществил крупные закупки ливийской нефти, предотвратив тем самым английский бойкот.

В марте 1972 г. состоялся визит ливийской правительственной делегации во главе с членом СРК А. Джеллудом в СССР. В ходе этого визита были подписаны соглашения об экономическом и научно-техническом сотрудничестве и о торговле между двумя странами. Эти соглашения стали основой развития широкомасштабных экономических связей между СССР и Ливией.

В то же время политические отношения между двумя странами в тот период развивались неровно. Одной из главных причин этого были идеологические расхождения, серьезные различия во взглядах на политические процессы в развивающемся и, в частности, в арабском мире. Отчасти это объяснялось и тем, что ливийские руководители с подозрением относились ко всему, что исходило из ненациональной почвы, в особенности от развитых стран, независимо от их социально-политических систем. Несомненное влияние на их воззрения в тот период оказывала и китайская теория о "двух сверхдержавах", в соответствии с которой на одну доску ставилась политика СССР и США. Однако постепенно советско-ливийские политические контакты начали размораживаться. Последовала серия взаимных визитов лидеров двух стран. В мае 1975 г. в Ливии находилась советская правительственная делегация во главе с Председателем Совета Министров СССР А.Н. Косыгиным.

Визит А.Н. Косыгина сыграл большую роль и в жизни советской колонии в Триполи. Ливийские власти отменили установленную для посольства СССР квоту на количество дипломатического и технического персонала (Квота была введена с 1969 г. только для посольств США, Великобритании, Франции и СССР и ограничивала число дипломатов до 8 персон и число техперсонала до 7 человек), а также предоставили земельный участок для строительства нового здания посольства СССР.

В декабре 1976 г. состоялся визит М. Каддафи в СССР.

23 апреля 1977 г. в Ливии было учреждено общество дружбы с Советским Союзом.

Такое же общество было создано в СССР. В ноябре 1977 г. ливийская делегация во главе с X. Хмейди участвовала в торжествах по случаю 60-летия Октябрьской социалистической революции. В феврале 1978 г. состоялся визит А. Джеллуда в Советский Союз. В октябре 1979 г. в Ливии успешно прошла неделя дружбы с Советским Союзом, за полгода перед этим неделя дружбы с Ливией была проведена в СССР. Ежегодное проведение "недель дружбы" стало доброй традицией.

В апреле 1981 г. М. Каддафи вновь посетил СССР. В 1981 и 1982 гг. в Москву приезжал А. Джеллуд.

В декабре 1982 г. ливийская делегация во главе с генеральным секретарем ВНК М.З. Раджабом принимала участие в торжествах, посвященных 60-летию образования СССР.

Во время визита (16–18 марта 1983 г.) ливийской делегации во главе с А.С. Джеллудом и А.Б.Ю. Джабером состоялся широкий обмен мнениями по важнейшим проблемам международной политики, в ходе которого было отмечено, что по большинству вопросов СССР и СНЛАД выступают с общих или весьма близких позиций.

Новым шагом на пути дальнейшего развития отношений стал визит М. Каддафи в СССР 10–14 октября 1985 г., во время которого был подписан протокол о политических консультациях между СССР и СНЛАД и консульская конвенция. Делегаты ВНК СНЛАД во главе с А.А. Джеллудом были гостями XXVII съезда КПСС, а А.Б.Ю. Джабер возглавлял ливийскую делегацию на торжествах в Москве в ноябре 1987 г. по случаю 70-летия Октября.

Бурное развитие советско-ливийских контактов на высшем уровне вызвало на Западе немало комментариев, в которых договаривались даже до того, будто "ливийский плацдарм перешел в руки Советов". Ю. Бодянский, например, утверждал, что СССР готовил удар по Египту с территории Ливии. Р. Педжак развил тезис о "вытеснении западного влияния из ливийской армии". Вместе с тем высказывались и более взвешенные оценки.

Так, Р.Б. Джон, отмечая совпадение точек зрения лидеров СССР и СНЛАД по многим международным вопросам, обратил внимание на их "идеологическую несовместимость". По мнению Р.Б. Джона, именно этот факт объясняет, почему советско-ливийское сотрудничество было ограничено сферой торгово-экономических связей и медленно продвигалось в сторону идеологического сближения.

Действительно, превалирующими в советско-ливийских отношениях были экономические связи, наша заинтересованность в Ливии прежде всего как в партнере, платившем твердой валютой.

С 1974 г. ежегодно заседала двусторонняя советско-ливийская комиссия по вопросам развития экономического и научно-технического сотрудничества, а также торговли. На основе обязательств по соглашению 1972 г. Советский Союз приступил к оказанию содействия Ливии в выполнении ее экономических планов.

Первый объект сотрудничества — линия электропередачи протяженностью 190 км— был сдан в эксплуатацию 26 августа 1979 г. Сооружались другие линии ЛЭП, которые вошли в единую энергосистему Ливии.

В 1982 г. было завершено строительство газопровода Мерса-эль-Брега — Мисурата протяженностью 570 км, который связал газовые месторождения Ливии с новым промышленным районом вокруг Мисураты.

Советский Союз оказал СНЛАД техническое содействие в разработке генеральной схемы развития газовой промышленности до 2000 г.

В 1977–1981 гг. в Ливии работала советская почвенно-экологическая экспедиция, которая провела геоботанические и почвенные исследования на площади 3,5 млн. га. На основе проделанной работы были составлены соответствующие карты. В 1985 г. в Триполи был подписан еще один протокол о расширении сотрудничества в области сельского хозяйства.

Наши специалисты оказывали содействие в развитии таких областей, как металлургия и нефтехимия, вели буровые работы на нефть, участвовали в сооружении двух заводов по производству азотных удобрений, в строительстве ряда учебных центров, в разведке полезных ископаемых в СНЛАД, трудились в области метеорологии, мелиорации, землеустройства, в медицинском обслуживании населения, в изучении проблем планирования и др.

Во время визита М. Каддафи в Москву в октябре 1985 г. была подписана долгосрочная программа развития экономического, научно-технического и торгового сотрудничества между СССР и СНЛАД. Официально отношения между СССР и СНЛАД строились на принципах невмешательства во внутренние дела, уважения независимости и национального суверенитета, взаимной выгоды, недопустимости использования силы или угрозы ее применения в двусторонних отношениях.

В то же время мирные усилия СССР на международной арене и на Ближнем Востоке, особенно в период обострений, связанных с кувейтским кризисом, в Триполи расценили как "уступку Западу". На встрече с советскими журналистами, состоявшейся в январе 1991 г., М. Каддафи позволил себе обрушиться на Москву за то, что она "потеряла уверенность в себе, хотя и обладает военным потенциалом, в десятки раз превышающим потенциал США". По его мнению, Москве надо "не уступать", а "вернуть себе былую глобальную роль", чтобы, как и прежде, во времена "холодной войны", под защитным зонтиком Москвы могли бы уютно себя чувствовать друзья России перед "терроризмом США". Но, несмотря ни на что, подчеркнул М. Каддафи, "мы верим в русских и дорожим дружбой с ними". Ливийский лидер выразил надежду на развитие торгово-экономического и других видов сотрудничества с традиционным арабским партнером, которым в Триполи считали СССР.

В 1996 г. глава Ливийской Джамахирии Муаммар Каддафи призвал российскую сторону возобновить в прежних масштабах экономическое сотрудничество и предложил возвести на своей территории несколько крупных объектов на общую сумму в 10–11 млрд. долл. В ответ Борис Ельцин направил в адрес Каддафи послание, из которого следовало, что и в Москве готовы "вернуться в Ливию.

В октябре 1997 г. Москва официально заявила, что готова начать полномасштабные переговоры с Триполи на экспертном уровне о реконструкции центра атомных исследований "Таджура", сооружении станции космической связи, строительстве железной дороги и подземного метро.

Возглавлявший нашу часть российско-ливийской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству министр РФ по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу заявил, что отношения между двумя странами, наконец, выходят из кризисного состояния. Он сказал, что Россия более не собирается терять свои позиции на ливийском рынке, где "мы крепко стояли на ногах в течение последних четырех десятилетий".

В 1998 г. было объявлено, что ливийцы намерены интенсивно развивать поисковую работу в нефтяной области и привлечь новые инвестиции в этот сектор экономики. В частности, к 2005 г. были осуществлены следующие проекты: развитие нефтеперегонных заводов в городах Завия, Тобрук и Рас-Лануф; строительство нового нефтеперегонного завода в городе Себха; развитие поисковых газовых работ и нефтяных полей. Общая стоимость инвестиций в сектор экономики составила 4,587 млрд. долл.

Ливийцы начали также готовиться к освоению воздушных трасс после отмены санкций. В частности, ливийская авиакомпания решила приобрести 25 самолетов типа "Аэробус" на сумму 2,5 млрд. долл. Одновременно был построен центр по обслуживанию самолетов и центр по подготовке летных кадров. Заключены контракты на ремонт и переоборудование аэродромов для возобновления их нормальной деятельности.

В Джамахирии снова вспомнили о проектах строительства железных дорог. Особенно в этом нуждаются южные районы страны, откуда на север, к металлургическому комбинату в Мисурате, подвозится железная руда и где вообще дорожная инфраструктура развита слабо. Был рассмотрен проект строительства железной дороги на участке Рас-Джейр Исмаит— аль-Хейша Шатти — Себха.

По всем вышеназванным проектам ливийские власти предложили нам, россиянам, контракты, которые дали бы работу 25 000 наших соотечественников. Об этом автор опубликовал статью в газете "Труд" 17.09.1998. Последовали письма с предложениями о сотрудничестве с ливийцами. В частности, свои услуги предложила воронежское проектно-изыскательское предприятие "Путь", направившее 23 сентября 1998 г. соответствующие факсы в адрес посла Ливии в РФ, в московские инстанции и даже автору этих строк. Увы! На этом все и кончилось. Москва ждала отмены санкций ООН, но не использовала свое право "вето" в Совете Безопасности. Триполи, со своей стороны, тоже ждал отмены санкций, но и одновременно искал партнеров. Нашел их, но не в московских кабинетах…

Военные связи между Ливией и СССР, а позднее с Россией, развивались неравномерно. В годы королевского режима эти связи отсутствовали, при посольствах обеих стран даже не было аппаратов военных атташе. После свержения монархии фактически на сотрудничество с СССР новых ливийских руководителей толкнул Вашингтон, грубо высказавший недовольство крупными сделками, заключенными его партнерами по НАТО — Францией, Италией, ФРГ, Грецией — на поставку оружия для режима Каддафи. США демонстративно отказали Ливии в просьбе поставить систему ПВО, военно-транспортные самолеты и обучить военных летчиков и вынудили своих партнеров сделать то же самое.

Тогда-то и началось зондирование, а затем развитие военного сотрудничества с Москвой. Через полгода после переворота, 3 марта 1970 г. во время пребывания Джеллуда и Харруби в Москве было подписано первое соглашение о сотрудничестве в военной области. А о продолжении этого сотрудничества шла речь в Каире между М. Каддафи и А.Н. Косыгиным после похорон Г.А. Насера 3 сентября 1970 г. Через два года А. Джеллуд подписал еще одно соглашение с Москвой о военно-техническом сотрудничестве. Оно было уточнено и расширено в 1975 г. во время визита в Ливию предсовмина СССР А.Н. Косыгина.

С середины 1970-х годов в Ливию потоком пошла советская военная техника, туда направились тысячи наших военных специалистов. Всем этим стали заниматься аппараты по связи с военным командованием, открытые одновременно в Триполи и в Москве. В Триполи также начали функционировать представительство Главного инженерного управления ГКЭС, координировавшего поставку боевой техники, и Главного технического управления ГКЭС, занимавшегося сооружением на территории Ливии объектов военной инфраструктуры. В тот период бурного военного сближения Ливию посетили все видные советские военачальники.

Важной вехой в развитии военного сотрудничества и в определении его масштабов стал визит в Ливию в 1978 г. начальника Генерального штаба маршала Советского Союза Николая Васильевича Огаркова. Его сопровождала большая группа высших офицеров. Делегацию принимал М. Каддафи, другие члены СРК. Н.В. Огарков и сопровождавшие его лица присутствовали на показательных танковых и морских учениях, на запусках ракет и других образцов военной техники, поставленных из СССР. Наша страна стала самым крупным военным партнером Ливии: в 1979–1983 гг., например, из 12,095 млрд. долл., на которые Джамахирия закупила оружия за рубежом, на долю СССР пришлась почти половина средств (5,8 млрд. долл.), вторую же часть поделили Чехословакия, Франция, Италия, ФРГ и другие страны.

Перестройка в СССР, начавшаяся во второй половине 1980-х годов, последовавшие за этим сближение Москвы и Вашингтона, распад Варшавского Договора, а за ним и всего Советского Союза были болезненно восприняты ливийским руководством. "Пошел процесс" отката не только политического, но и военного сотрудничества с Москвой. Ливийские власти отправляли сотнями, а то и тысячами наших специалистов из страны еще до принятия санкций против Триполи в связи с "делом Локерби". Последний же наш военный специалист покинул ливийскую территорию к середине 1992 г., после известной резолюции СБ ООН о блокаде СНЛАД.

Объем советских военных поставок постмонархической Ливии в 1969–1991 гг. составил около 20 млрд. долл., и он оплачивался не только валютой (более 1 млрд. долл. ежегодно), но и встречными поставками нефти. Задолженность в 3 млрд. долл. была позже также компенсирована.

В заключение следует заметить, что в 1990-е годы Джамахирия почти в одиночку воевала с США и смогла выстоять. Москва же, которой Вашингтон обещал "златые горы", не только не получила их, но и растеряла своих давних союзников в Арабском мире и тоже осталась одна. А найти-то надо было всего-навсего мужество в себе самих, чтобы вспомнить и воскресить исторические дружеские связи с Арабским миром, в том числе и с Ливией, и открыть в отношениях с ним "новую страницу".

Между тем, когда Россия в марте 1992 г. проголосовала в Совете Безопасности за антиливийские санкции в том виде, в каком они были предложены западными державами, она сама нанесла удар по этим интересам. Фактически с помощью санкций нас заставили в одночасье уйти из Ливии. В то же время на продажу Ливией своей нефти, которую закупают прежде всего западноевропейские страны, санкции распространены не были.

29 августа 1994 г., в канун 25-летия СНЛАД, на российском телевидении был показан документальный фильм "Под голубым небом Ливии". Фильм был результатом творческой поездки в Ливию в конце июля 1994 г. группы российских творческих работников, среди которых был и автор этих строк. Нас хорошо и радушно принимали, не обмолвившись ни одним упреком, что Россия поддержала санкции СБ ООН и оказалась соучастником блокады. 2 сентября 1994 г. на конференции, организованной в Москве Союзом писателей России по случаю 25-й годовщины ливийской революции, я поделился с собравшимися, a там были представители более 20 общественных организаций, впечатлениями о поездке в Джамахирию и присутствовавшие в зале ливийцы увидели, что и в России у них есть искренние друзья…

Отметим для объективности, что ливийской проблемой занималась не только парламентская группа Госдумы по взаимодействию с арабскими странами, но и отдельные партии.

К сожалению, все потуги воздействовать на российские госструктуры, принимающие решения, оказались тщетными. Фактически были заблокированы и инициативы Парламентской группы РФ по взаимодействию с арабскими странами, и инициативы научных и общественных кругов, добивавшихся пересмотра позиции Москвы относительно антиливийских санкций СБ ООН. Представитель России в СБ ООН так и не решился использовать "право вето", и это — одна из самых печальных страниц в истории российско-ливийских отношений в XX веке…

И последнее. В конце декабря 2008 г. в статье Муаммара Каддафи, которую опубликовала американская газета "The Washington Times", он писал о том, что НАТО представляет угрозу не только для Ливии, но и для России. Расширение НАТО Каддафи назвал не только попыткой создать защиту, но и "заполнить политический вакуум, появившийся после распада Советского Союза". По его словам, со стороны бывших советских республик это была "мания независимости". По мнению Каддафи, "из-за решения Запада разместить элементы системы ПРО в Восточной Европе началась новая гонка вооружений". При этом ливийский лидер подчеркивает, что "неправильное толкование Западом реакции России на расширение НАТО стало предвестником совершенных в последнее время стратегических ошибок — таких, как вторжение в Ирак — которые были предприняты на основе ложной информации и наивного и недальновидного анализа". В этой связи он задается вопросом о том, "ожидал ли Запад на самом деле, что "мания независимости" остановится на прозападном Косово и не достигнет Абхазии и Южной Осетии?".

Он напоминает, что "Россия — это не Советский Союз, мир продвинулся вперед к сотрудничеству, а не к шантажу". Руководитель Ливии призывает Запад "вовремя услышать этот звонок".







 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх