Иосиф Дискин

РОССИЯ В МИРОВОМ МНОГОПОЛЯРЬЕ


Иосиф Дискин сопредседатель Совета по национальной стратегии, доктор экономических наук, член Общественной палаты РФ


После войны в Южной Осетии в рамках уже сложившейся системы многополярного мира четко были реализованы притязания России на роль одного из его полюсов. Россия также продемонстрировала, что она способна использовать все доступные средства для защиты своих граждан и защиты своих национальных государственных интересов.

Когда Дмитрий Медведев вступал в должность президента, было довольно много спекуляций относительно того, как сложатся его взаимоотношения с силовым блоком Высказывались позиции относительно того, что за него проблему взаимодействия с силовым блоком будет решать Владимир Путин.

Но война показала, что у нас есть Верховный главнокомандующий, которому, во-первых, не нужны никакие посредники во взаимодействии с силовым блоком; во-вторых, он вполне сжился с этой ролью и эффективно ее реализовал; в-третьих, нашел общий язык с силовиками.

С этого момента президент продемонстрировал, что он является президентом по-настоящему.

Кроме того, после августовских событий его имидж изменился для всего мира Долгое время те, кто подталкивал Саакашвили на пробу сил, исходили из того, что Медведев – интеллигент, слабак. Путин находится в Пекине, а Медведев будет раздумывать, консультироваться, долго принимать решение, а к этому моменту удастся дойти до тоннеля и закрыть возможность входа в него. Но президент, во-первых, подтвердил репутацию, о которой говорил Путин, о том, что Медведев – человек, для которого национальные интересы страны являются крайне важными А во-вторых, уж точно не слабак, а человек, способный быстро и оперативно принимать решения, их реализовывать и настаивать на своей позиции уже не только внутри взаимоотношений с силовиками, но и в ходе переговоров с теми, кто пытался поколебать нашу позицию, отвести войска, вывести войска, запустить контроль и так далее. Все было реализовано в полном объеме в соответствии с существовавшими кризисными планами. Медведев способен ясно отстоять эту позицию и в смысле аргументов, и в смысле реальных практических действий, что он неоднократно показывал и после августа 2008 года.

Концепция однополярного мира – это мифология, в которую играли в четыре руки С одной стороны, Соединенные Штаты, упивавшиеся своей победой в холодной войне, настаивали на том, что теперь есть одна держава, которая способна обеспечивать эффективный контроль над международным порядком И был целый ряд кругов, которые готовы были им подыгрывать, спихивая с себя ответственность за поддержание мирового порядка. Например, европейцы, поскольку им никак не хотелось участвовать, нести затраты на поддержание силовой компоненты И многие в мире, особенно в Восточной Европе, готовы были подыгрывать, поскольку тень Америки, как им казалось, успешно накрывала их и защищала.

В то же время те, кто оценивал ситуацию всерьез, прекрасно понимали, что существование однополярного мира – это мифология Невозможно было реализовать глобальную проекцию военной силы США, нельзя было реализовать военный потенциал всюду и везде, контролировать мировой порядок до каждой пяди. Одно дело – проекция силы во взаимодействии с государственными образованиями; армия против армии. Безусловно, США могли разгромить любую небольшую армию, как это произошло в Ираке Но при этом существовали совершенно ясные ограничения использования этой силы, например, во взаимоотношениях со странами, обладающими ядерным оружием – Россией, Китаем и другими.

Соединенные Штаты попробовали довести ситуацию с Косово до крайности, но история с броском в Приштину показала, что в общем, при наличии волевых решений со стороны российского руководства, сразу наступали действия. Командиры дивизий говорили: я из-за вас не собираюсь начинать третью мировую войну. Все начинали понимать, что не надо дергать медведя за шкуру. Существовали и гораздо более серьезные ограничения по проекции силы. Например, 11 сентября 2001 года. Довольно скоро выяснилось, что активное участие в финансировании мусульманских экстремистов в мире может привести к взрывам в Нью-Йорке и Вашингтоне То, что за ними стояла королевская семья Саудовской Аравии, выяснилось не вчера, не в последних публикациях «Вашингтон пост», это было известно сразу. Тем не менее ни в каком бреду Соединенным Штатам не пришла мысль наводить порядок в Саудовской Аравии по аналогии с Афганистаном, вступать в конфликт с королевской семьей. Было понятно, что это приведет к глобальной катастрофе Существовало понимание, что есть границы взаимоотношений с Ираном, США не допускают силового столкновения с ним даже своего союзника Израиля.

Подобных ограничений довольно много, и каждый раз, когда Америка подходила к грани использования военной силы и наступала калькуляция возможностей проекции силы на конкретный регион, на конкретную ситуацию, становилось понятно, что это невозможно.

Аналогичным образом строятся ограничения экономической мощи США, прежде всего – во взаимоотношениях с Китаем Довольно быстро стала ясной взаимозависимость в отношениях с Китаем, и попытка давления на Китай в области ревальвации юаня быстро наткнулась на факт, что Китай вполне может нанести ответный удар попыткой изымания своих золотовалютных резервов из доллара. Еще один пример: США могли как угодно высказываться по поводу Чавеса, но прекрасно понимали, что применение какой-либо силы в Венесуэле, учитывая ее значение для энергобезопасности США, сильно затруднено.

Поэтому августовская война была не демонстрацией наличия многополярного мира – те, кто был реалистом, прекрасно понимали, что многополярный мир существовал, просто полюса были разновеликими Скорее она продемонстрировала, что Россия реально является одним из полюсов этого мира, в чем у многих были сомнения.

Примеры, которые я привел, показывают, что проекция военной силы, экономической мощи, идейно-политического влияния, глобальная проекция испытывала огромное количество ограничений И эти ограничения были видны еще в XX веке Давайте вспомним Бейрут на границе XX и XXI веков, давайте вспомним Сомали Каждый раз, когда Америка сталкивалась не с конвенциональными организациями, не с государственными структурами, каждый раз проявлялись ограничения использования ее силы.

Каждый раз, когда Америка реализовывала свои военные усилия, закон непредсказуемых последствий работал в полную силу Америка вместо демократии в Ираке получила прямо противоположное явление Все, кто реально оценивал перспективы развития ситуации в Ираке, понимают, что Америка своим разрушением секулярного иракского государства проложила дорогу усилению влияния Ирана в Ираке Региональные шиитские лидеры получили возможность маневрировать между шиитским правительством в Багдаде и шиитскими влиятельными силами в Иране И шиитские лидеры Ирака теперь вынуждены считаться с резко возросшим влиянием Ирана Аналогичным образом это происходит с суннитским треугольником, который вынужден, защищая свои интересы, обращаться к Саудовской Аравии, и она резко усилила свое влияние в суннитской общине в Ираке. То же самое происходит в Курдистане, где курды получили неизмеримо больше автономии, чем они могли мечтать в период суннитского доминирования в Ираке.

Какой однополярный мир?! Там Америка и Запад получили много головной боли на десятилетия Вопрос в том, как будет проходить наращивание иранского влияния в Ираке, не приведет ли это к развалу иракского государства и к получению еще большего контроля над нефтяными ресурсами со стороны Ирана? Это предмет длительной и малоперспективной борьбы со стороны тех, кто хочет ограничения радикального исламского влияния. Единственная надежда, что в Иране что-нибудь взорвется внутри Хотя сценарии, которые могут возникнуть в этом случае, ничего, кроме ночных кошмаров, не навевают.

Россия, продемонстрировав основательность своих претензий на роль одного из центров, полюсов многополярного мира, заставила задуматься о том, что проекция глобальной силы является мифом.

США вряд ли могут оперативно прийти на помощь в борьбе с экстремистским исламом в Центральной Азии, а Россия готова прийти на помощь своим союзникам. И результатом стало постепенное создание реальных оперативных сил в Центральной Азии Союзники, которые испытывают давление радикального ислама, начинают видеть в России серьезную опору При этом они понимают, что им не обязательно, например, каждый раз уступать давлению Китая.

Россия заявила, что ее национальные интересы существенно выходят за пределы границ и взаимосвязаны с наличием российской диаспоры, с наличием союзников России, с наличием длительной российской истории И российская история, и традиции российского присутствия, культурного, геополитического, военно-политического, экономического и так далее, стали реальным фактором, который обосновывает, во-первых, претензии России на ее присутствие на значительной части постсоветского пространства. А во-вторых, это становится предметом признания этих претензий.

Совершенно изменилась позиция США, которые готовы теперь разделять ответственность с Россией за стабильность в огромном регионе, и начинается совершенно другая калькуляция. Несмотря на гигантскую разность военных потенциалов России и США, их проекция в конкретных геополитических точках может оказаться равной или даже с преобладанием российской проекции мощи. И в этом смысле Россия начинает дополнять свои рациональные экономические интересы на постсоветском пространстве еще и возможностью военной проекции.

К этому надо добавить еще один фактор В значительной мере сегодня глобальные претензии опираются на военно-технический потенциал А ключевым измерением этого потенциала является не только и не столько наличие ядерного оружия, сколько возможность создания независимой интегрированной системы разведки, анализа и целеуказания, которая опирается на создание независимой космической системы GPS в США и ГЛОНАСС в России. Наличие такой системы позволяет многим странам выстраивать независимую геополитическую позицию, причем у них есть альтернатива.

Иракская война показала, что опора на такую систему космической связи – это действительно фундаментальное основание для современных войн, даже конвенциональных Потому что в начале войны Америка просто выключила GPS для Ирака, и рухнула вся система ПВО. Наличие у России такой системы позволяет создавать опору для независимого военно-технического позиционирования целого ряда стран, например, Индии, Бразилии, Венесуэлы, стран Африки, которые могут позволить себе маневрировать в формировании своего оборонного потенциала.

Без существования России с таким потенциалом, может быть, и был бы действительно однополярный мир в военно-техническом смысле. Не зря Китай, который не хочет связывать себя никакими военно-стратегическими обязательствами, собирается выстраивать собственную такую систему. А Индия колеблется, выбирать ли ей GPS, или ГЛОНАСС, или обе системы, таким образом выстраивая независимую позицию.

Поэтому у России есть целый ряд опор, не говоря уже о ее роли энергетической сверхдержавы, не говоря уже о ее просто геополитических размерах Наличие собственного военно-промышленного комплекса позволяет ей создавать мощную опору для своего глобального позиционирования Поэтому целый ряд стран, опираясь на такую возможность, выстраивают свою независимую позицию в геополитических ориентирах.

Война на Кавказе обнажила существующие противоречия на постсоветском пространстве и заставила принимать целый ряд неприятных решений До августовских событий можно было маневрировать, можно было многое скрывать под громкими фразами о вечной дружбе. Потом мы увидели, что Белоруссия, например, пытается за словами о незыблемом союзе заниматься спекуляциями типа тех, которыми занимались страны СЭВ, которые получали российское сырье по ценам СЭВ, слегка его перерабатывали и поставляли по мировым ценам, так строя свою экономику.

Россия в этой связи, в ситуации, когда проблема обнажилась, позволила себе поставить вопрос со всей определенностью: вы выбирайте – либо мы союзники, либо мы не союзники, которые строят отношения прагматично В этой связи, при всех внешних вихляниях, резко ускорилось формирование Таможенного союза между Россией, Белоруссией и Казахстаном, а также, возможно, Киргизией, которая тоже заявила о желании вскоре присоединиться к нему.

Что бы ни говорил Александр Лукашенко, бумаги подписываются и ратифицируются, глава за главой пишется Таможенный кодекс, и в октябре он должен быть принят целиком Уже ясно, что единое таможенное пространство начинает формироваться, это уже не шутки, потому что речь идет о согласованных механизмах функционирования таможни, о формировании таможенных границ на периферии, о проверках и так далее И самое главное – о появлении наднационального органа, Таможенного союза, который определяет таможенные ставки Таможенный союз – штука суровая, дальше начнут обнажаться противоречия относительно бюджетной поддержки отраслей, субсидий, это все придется выравнивать и выстраивать. Поэтому одно дело – крики на публику, а другое дело – реальные процессы. Потому что если Лукашенко разрушит экономические отношения с Россией, то в Белоруссии кризис режима вспыхнет как лесной пожар.

Что касается признания независимости Южной Осетии и Абхазии, то я был среди тех, кто не считал такой шаг правильным по многим основаниям. Во-первых, потому, что мы ставим в сложное положение Китай. Но были резоны, что любое подвешенное состояние создавало возможности давления на Россию, а ей и так хватает точек давления Во-вторых, стратегическое решение грузинской проблемы состоит в том, что должна быть реализована модель федерализации, в ходе которой должно произойти переучреждение нового федеративного государства Грузии Его учредителями должны быть субъекты, и Южная Осетия, и Абхазия, и Аджария, азербайджанские и армянские культурные автономии, и самое главное, должны быть субъектами исторические регионы Грузии Такое решение означает радикальное изменение геополитической ориентации Грузии, такое федеративное переучреждение государства реализует модель дружественной Грузии, дружественной России, которая формировалась веками.

К сожалению, очень часто во внешней политике хвост вертит собакой, а не наоборот. Элиты, которые теперь пришли к власти или которые будут воспроизводиться в Абхазии и в Южной Осетии, прежде всего в Абхазии, счастливы быть руководителями независимых государств, и заставить их отказаться от этой сладкой роли будет крайне трудно. Представляется, что существующее положение – это надолго, на десятилетия.

Безусловно, август похоронил какие-либо шансы и Грузии, и Украины в обозримой перспективе вступить в НАТО.

Вопрос о том, неужели мы должны воевать за Саакашвили с Россией, начать ядерную войну – как только этот вопрос был задан, ответ на него стал очевидным: Европа вообще не желает никакой серьезной войны.

Да и перенапряжение имперской силы Соединенных Штатов настолько велико, что сегодня им не до обострения отношений с Россией.

Реального желания видеть Грузию и Украину в НАТО среди крупных натовских игроков, каковыми являются Франция и Германия, было бесконечно мало В этом смысле война была сильным облегчением, которое позволило им в открытую сказать, что никогда ни Грузия, ни Украина не будут членами НАТО, поскольку отношения с Россией им неизмеримо важнее, чем этот мельничный жернов на своей шее.





Самая актуальная информация документооборот электронный тут.


 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх