Загрузка...


  • Глава 11. Воспитание детей и помощь родителям
  • Библия и воспитание детей
  • Последствия проблем с воспитанием детей
  • Душепопечение и проблемы воспитания детей
  • Предупреждение проблем воспитания
  • Заключительные замечания
  • Библиография
  • Глава 12. Юность
  • Библия и юность
  • Причины проблем в юности
  • Последствия юношеских проблем
  • Душепопечение и юношеские проблемы
  • Предупреждение юношеских проблем
  • Заключительные замечания
  • Библиография
  • Глава 13. Молодость
  • Библия и молодость
  • Причины проблем в молодости
  • Последствия молодости
  • Душепопечение в молодости
  • Предупреждение проблем молодости
  • Заключительные замечания
  • Библиография
  • Глава 14. Средний возраст
  • Что такое средний возраст?
  • Библия и средний возраст
  • Причины проблем среднего возраста
  • Последствия проблем среднего возраста
  • Душепопечение людей среднего возраста
  • Предупреждение проблем среднего возраста
  • Заключительные замечания
  • Библиография
  • Глава 15. Поздний возраст
  • Библия и поздний возраст
  • Причины проблем позднего возраста
  • Душепопечение в позднем возрасте
  • Предупреждение проблем позднего возраста
  • Заключительные замечания
  • Библиография
  • Часть 3.

    Проблемы развития

    Глава 11.

    Воспитание детей и помощь родителям

    Учителя называли Кевина беспокойным ребенком, родители — трудным. Сверстники давали ему разные обидные прозвища. Соседи считали его испорченным и иногда вызывали полицию.

    Хотя Кевину было только тринадцать, он мог ругаться как извозчик. И вреда окружающим Кевин причинил уже больше, чем все остальные дети в округе вместе взятые.

    Он никогда не ладил с родителями, конфликтовал с учителями и не уживался со сверстниками. У него было три сестры, которые ненавидели его, а его присутствие в воскресной школе постоянно разделяло класс.

    О проделках Кевина в округе все хорошо знали. С помощью краскораспылителя он исписал непристойностями стену местного магазина самообслуживания. Дважды его уличали в магазинных кражах и однажды заподозрили в поджоге соседского гаража, хотя его вина так и не была доказана.

    Пытаясь перевоспитать сына, родители отправили его на год в школу–интернат. Дисциплина там была строгой, и Кевин, казалось, хорошо приспособился к тамошним порядкам, но, вернувшись домой, отбился от рук еще больше.

    В школе его дело обсуждали в комиссии по делам несовершеннолетних. Семейный врач лечил его транквилизаторами. Родители консультировались. Кевин ходил к особому душепопечителю. В конце концов никто в семействе не остался в стороне.

    Проблема усугублялась тем, что родители Кевина занимали высокое положение. Отец был преуспевающим гинекологом, а мать участвовала в политической жизни их округа. Оба были активными членами церковной общины. Душепопечитель Кевина решил проверить, не пренебрегают ли родители своим сыном; не является ли его поведение попыткой найти любовь и привлечь к себе внимание занятых родителей. Выяснилось, что Кевину уделяли много внимания, но, несмотря на это, он вел себя по–прежнему. Подросток, казалось, испытывал искреннее огорчение от своего поведения и часто обещал исправиться, но сделать этого, по всей видимости, был не в состоянии. Некоторые в церкви, решив, что Кевин, скорее всего, одержим злым духом, встречались с пастором по вопросу о возможности экзорцизма.

    Как–то бабушке Кевина попалась на глаза статья о метаболических болезнях*[480], которые иногда приводят к гиперактивному поведению детей**[481]. Родители были совершенно растеряны и не проявляли большого интереса к новым теориям, трактующим поведение их сына. Втайне отец Кевина полагал, что сын у него станет малолетним преступником и, наверное, проведет остаток жизни в тюрьме.

    Тем не менее по настоятельной просьбе бабушки Кевина привели в известную поликлинику и показали специалисту по метаболическим болезням. Врач назначил мальчику соответствующий курс лечения в виде особой диеты и медикаментозной терапии, в результате чего обмен веществ в организме Кевина со временем нормализовался.

    Перемена в поведении этого подростка была радикальной. Некоторое время Кевин и другие члены его семьи еще консультировались у специалистов, но вскоре он вернулся в школу, где старался наверстать упущенное в учебе. Проблемы с его поведением в значительной степени исчезли, и все были довольны, включая соседей и полицию.

    ***

    В ожидании первого ребенка молодая пара прочитала горы книг по воспитанию детей и даже консультировалась по переписке с известным психологом. «Все эти книги следует кропотливо изучить, — ответил психолог, — после чего выбросить и сделать то, что вам хотелось бы сделать прежде всего»[482].

    Наверное, это хороший совет. Премудрый Бог счел нужным возложить заботу о молодом поколении на взрослых (в том числе и некоторых весьма незрелых), которые, имея мало опыта в воспитании детей или вообще не имея такового, сталкиваются в этой области с большим числом проблем и еще большим, быть может, числом книг по воспитанию детей. Есть матери и отцы, которые «проглатывают» подобные книги и даже переписываются с их авторами, чтобы быть лучшими родителями. Другие пренебрегают этими советами и пытаются поступать в соответствии со своим «естеством». Разумнее, возможно, было бы взять определенную информацию и все полезное, внушающее доверие, из подобных книг и из опыта других родителей, а затем стараться с Божьей помощью делать все, что наставит ребенка на тот путь, по которому ему предстоит идти.

    Иногда христианский душепопечитель работает непосредственно с детьми, однако чаще основной упор делается на душепопечение родителей. За этим стоит ободрение, поддержка родителей, совет и объяснение и другого рода косвенная помощь ребенку. При таком душепопечении во внимание берется тот факт, что родители могут влиять на детей глубже, чем любой душепопечитель. Душепопечение родителей предполагает совместное действие родителей и душепопечителя, заинтересованных в благополучии и развитии ребенка[483].

    Буквально тысячи книг посвящены детям и их воспитанию. Фрейд, Эриксон, Пиаже, Фаулер, Драйкурс, Гезелл, Спок и многие другие выдвигали различные теории развития психики ребенка. Такие христианские писатели, как Джеймс Добсон, Кевин Леман, Грейс Кеттерман и Росс Кэмпбелл, наряду со многими авторами и руководителями семинаров*[484], оказывали и оказывают консультативную помощь родителям по вопросам воспитания детей[485]. Из множества исследований в этой области одни были посвящены изучению способностей и различных аспектов развития**[486] подрастающих детей, другие — соматическим функциональным нарушениям, задержке развития и детским болезням. Наряду с педиатрией, известной медицинской специальностью, развивались детская психиатрия, детская психология и связанные с ними специальности. Несомненно, упомянуть литературу, которая накопилась в этой области, в рамках одной главы не представляется возможным, однако некоторые общие принципы, полезные христианскому душепопечителю, определить можно.

    Библия и воспитание детей

    Вскоре после акта творения Бог благословил Адама и Еву «плодиться и размножаться». Этого повеления свыше, в отличие от большинства других, люди послушались и вскоре наполнили мир. Во времена Ветхого Завета большая семья считалась источником особого благословения от Бога, а бездетность — наказанием[487]. В нашу эпоху перенаселения многие люди сознательно ограничивают размеры своих семей, хотя иметь детей по–прежнему очень важно. Иисус проявлял к детям особое внимание и хвалил их за простоту и доверие[488].

    Можно выделить две категории библейского учения о детях и родительском руководстве: 1) высказывания о детях и 2) высказывания о родителях и практике воспитания детей.

    1. Дети. Названные в Библии наградой от Господа, дети способны приносить и радость, и печаль. Детей следует любить, почитать и уважать, ибо они как личности занимают важное положение в Царстве Божьем и нельзя причинять им какое–либо зло[489]. У детей есть и свои обязанности: почитать и уважать родителей, заботиться о них, слушать их и повиноваться им[490]. «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. „Почитай отца твоего и мать", это — первая заповедь с обетованием: „Да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле"», — читаем в Еф. 6:1–3.

    В других посланиях апостол Павел решительно порицает непокорность детей[491], но едва ли при этом от детей ожидается покорность во всем. Когда родители требуют согласиться с чем–то небиблейским, следует напомнить, что законы Божьи выше человеческих приказаний всегда[492]. Кроме того, взрослый, оставив родителей и «прилепившись» к супруге, создает новую семью, но, по всей видимости, его семья никак не освобождается от исполнения долга перед старшим поколением.

    2. Родители. Матери и отцы обязаны демонстрировать зрелое христианское поведение, любить детей, удовлетворять их потребности, учить и наказывать их по справедливости[493]. «Не раздражайте детей ваших, — читаем в Еф. 6:4, — но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем».

    Согласно одному комментатору, мы раздражаем детей, когда жестоко обращаемся с ними физически, мучим их психологически (унижая и отказываясь обращаться с ними с уважением), не уделяем им внимания, не пытаемся понять их, ждем от них слишком многого, недодаем любви, когда они не оправдывают наших ожиданий, призываем их воспринимать наши цели и понятия и не хотим признаваться в собственных ошибках. Вместо этого мы должны «растить своих детей»[494], показывая им пример, наставляя и ободряя. Однако легко говорить, но трудно делать. У каждого ребенка, как и родителя, есть свои, присущие только им черты, однако библейские указания по воспитанию детей не столь конкретны, как того хотелось бы многим.

    Тем не менее в Ветхом Завете есть одно место, в котором обобщаются все принципы библейского учения о воспитании детей. Эти высказывания, хотя и написанные для израильтян прежде их вступления в обетованную землю, сохраняют большую практическую ценность для воспитания современных детей и родительского руководства.


    Вот заповеди, постановления и законы, которым повелел Господь, Бог ваш, научить вас, чтобы… соблюдал ты, и сыны твои, и сыны сынов твоих во все дни жизни твоей, дабы продлились дни твои. Итак слушай, Израиль, и старайся исполнить это, чтобы тебе хорошо было, и чтобы вы весьма размножились, как Господь, Бог отцов твоих, говорил тебе, что Он даст тебе землю, где течет молоко и мед.

    Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть. И люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем. И внушай их детям твоим и говори об них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая[495].


    Христианская практика воспитания включает следующее:

    1) Слушание. Хороший родитель желает внимать Божьим заповедям и хорошо понимать их, чтобы они проникли «в сердце его», стали частью его существа. Это приходит посредством регулярного исследования Библии, Божьего Слова, разъясненного Святым Духом.

    2) Послушание. Одного понимания недостаточно. Помимо слушания родители должны настойчиво стремиться к соблюдению постановлений и заповедей Бога. Когда родители не проявляют очевидного желания подчиняться Богу, дети в свою очередь могут не подчиняться родителям.

    3) Любовь. Мы должны возлюбить Господа и служить Ему искренне — всем сердцем, душой и телом. Обратите внимание, что здесь говорится о родителях. Несмотря на значение, которое придается детям, они не занимают выдающегося положения в Библии. Хотя мы и читаем, что Иисус преуспевал психологически (в мудрости), физически (в росте), духовно (в любви у Бога) и социально (в любви у человеков)[496], о Его детстве нам известно очень мало. Ранние годы важны, но дети привязаны к родителям не навсегда и должны будут оставить их, как и заповедал Бог. Следовательно, родители живут не только ради детей. Они прежде всего личности и должны служить Богу. Если у нас есть дети — дар от Бога, — то их воспитание становится целью нашей жизни, хотя и не единственной.

    4) Обучение. Обучать детей следует:


    • Прилежно. Несмотря на то что воспитание детей не является единственной целью в жизни родителей, оно остается важной обязанностью, которую нельзя не принимать всерьез.

    • Настойчиво. Священное Писание свидетельствует, что обучение детей — это не одноразовый акт. Родители должны думать об этом всегда — и днем и ночью.

    • Естественно. Когда мы сидим, идем, лежим и встаем, мы обязаны искать всякую возможность обучать детей. Многого стоят ежедневные семейные молитвы, но обучать детей родители обязаны по возможности всегда.

    • Лично. То, что говорится, редко влияет так, как то, что делается. Это положение возвращает нас к первой части вышеприведенного отрывка из Книги Второзаконие. Когда родители слушают Бога, повинуются Ему и любят Его, они становятся для детей образцом, и это дополняет и развивает то, о чем говорят в это время в домашнем кругу.


    Обратите внимание на слова «в домашнем кругу». Сверстники и учителя играют важную роль, но наиболее значимое обучение и воспитание детей осуществляется в семье.

    Причины проблем в воспитании детей

    Многим поколениям студентов–психологов доводилось слышать об одном диком мальчике, которого обнаружили в лесах близ Аверона, Франция, в конце XIX в. Этот ребенок вел себя как животное и, похоже, в течение многих лет не общался с людьми. Терпеливо и непреклонно психолог по имени Итард пытался (в основном, напрасно) перевоспитать этого мальчика.

    Если бы Итард жил в наше время, ему, возможно, не удалось бы добиться больших успехов в перевоспитании этого мальчика, но в его распоряжении было бы значительно больше данных, помогающих понять, отчего у детей и родителей, которые воспитывают их, возникают проблемы. Сложные подходы к развитию ребенка и психопатологические исследования показывают, что происходит в процессе формирования личности детей и почему при этом возникают проблемы. Специалисты исследуют основные факторы разнообразных проблем, таких, например, как умственное отставание, детская депрессия, ряд расстройств: речевая патология, открытое неповиновение, насилие, детская шизофрения и трудности, с которыми сталкиваются многие дети в процессе приспособления к частым переездам, разводу родителей, госпитализации, усыновлению и другим стрессам раннего возраста[497]. Хотя некоторые могут усомниться в тезисе о том, что за последние двадцать лет мы узнали о младенческом и детском возрасте больше, чем за предшествующие двести[498], большинство, однако, согласится, что чем больше начинаешь разбираться в этих проблемах, тем более сложными они кажутся.

    Иногда дети и родители не находят согласия даже в том, что называть проблемой. Например, родитель видит источник семейного стресса в непослушании, между тем как ребенок не считает это проблемой. То, что не составляет проблемы в одном возрасте (например, ночное недержание мочи в раннем детстве), может стать большой проблемой с переходом в отрочество. Иногда соседи или представители школьной администрации указывают на проблему ребенка, а родители этого не принимают. Несмотря на подобные разногласия, в дискуссиях о причинах проблем воспитания детей часто повторяется несколько тем.

    1. Пренебрежение или злоупотребление духовным. Учебники по психологии почти ничего не говорят о духовных основаниях психического развития ребенка, хотя именно это считается самым важным у библейских авторов[499]. Например, в Пс. 77:1–8 сказано, что дети должны получать духовное наставление, чтобы поверить в Бога, запомнить Его верность и не стать непокорными, буйными или мятежными. Нам не известно ни одного академического исследования, посвященного сравнительному анализу поведения детей, имевших религиозное воспитание, и детей, не имевших такового. Однако Священное Писание ясно учит, что библейское образование оказывает на детей благотворное влияние, а отсутствие его, несомненно, пагубно сказывается на молодых душах. Одинаково пагубно, конечно, и суровое систематическое внушение молодым умам религиозности в расчете на некритическое восприятие, когда Бога представляют жестоким и скучным педантом, в то время как молодые люди в этом возрастном периоде не могут сами ставить вопросы и делать выводы.

    2. Отсутствие стабильности в семье. Когда родители не справляются со стрессами или не уживаются друг с другом, дети испытывают тревогу, вину и гнев. Они тревожатся, поскольку стабильность семьи находится под угрозой, ощущают вину, поскольку подозревают, что именно они являются причиной ссор, и сердятся, потому что с ними не считаются, а иногда (мать и отец) манипулируют ими. Временами у них появляется страх быть брошенными, в прямом и переносном смысле. Чтобы избежать забот и печалей, а нередко и для того, чтобы выразить гнев, тысячи молодых людей в этом возрасте убегают из семьи в стремлении обрести безопасность где–то еще. Для описания детей, ставших жертвами семейных неурядиц, некоторые молодежные душепопечители пользуются термином «заброшенные дети»[500].

    Нестабильность в семье может привести к целому ряду детских поведенческих проблем. На семейные проблемы указывают прогулы в школе, ссоры с другими детьми и незначительные преступления. Это одновременно и детские «вопли» о помощи. На более серьезном уровне исследователи обнаружили, что дети, совершающие умышленные поджоги, зачастую происходят из семей, где есть конфликты, нарушено общение, а родители психически нездоровы[501]. Хотя многие дети выживают в условиях семейного стресса и становятся нормальными и здравомыслящими взрослыми[502], верно и то, что в нестабильных семьях дети чаще всего приобретают эмоциональную и поведенческую неустойчивость.

    3. Неправильное психологическое обращение с детьми. Тема жестокого обращения с детьми, сопровождающегося физическим насилием (мы обсудим это более полно в главе 20), оказалась в последнее время в центре внимания публики и специалистов. При этом ушли в тень действия родителей, которые никогда не наносят детям серьезных физических травм, но обращаются с ними психологически неправильно. Когда детей отвергают явно или скрыто, придираются к ним или чрезмерно критикуют, неразумно наказывают (или вообще не наказывают), противоречиво дисциплинируют, постоянно унижают, показывают приступообразную любовь (или вообще не показывают) и периодически угрожают оставить, у них часто возникают личностные расстройства или неадекватное поведение, которые отражаются и на родителях. Специалисты по психическому развитию детей предупреждают о пагубных последствиях родительского воспитания по типу гиперпротекции, вседозволенности, излишней строгости и придирчивости, которые могут порождать у детей тревогу и чувство неуверенности в себе и заставляют их чувствовать свою уязвимость.

    Не следует полагать, что дурное психологическое обращение всегда преднамеренно. Многих родителей поведение детей приводит в замешательство и даже потрясает, отчего они перестают воспринимать их потребности и не знают как правильно реагировать на происходящее. Некоторые бывают нетерпеливы и нетерпимы по существу к нормальному поведению активных детей. Эти родители нуждаются в ободрении и душепопечении с целью профилактики психологически неправильного обращения с детьми и его пагубных последствий[503].

    4. Неудовлетворенные потребности. Психологи не всегда единодушны при перечислении основных человеческих потребностей. И все же потребность в безопасности, позитивном внимании, разумном порядке и поддержке упоминаются в большинстве перечней[504], причем некоторые душепопечители отмечают, что у детей с физическими и умственными недостатками и у детей одаренных имеются особые потребности, которые выделяют их среди сверстников[505]. Важнейшей из всех остается потребность в любви. Когда дети лишены любви и когда их остальные потребности также не находят удовлетворения, возникают препятствия к росту и развитию, а зачастую возникают и проблемы.

    5. Соматические факторы. Многим поколениям родителей и педиатров было известно о том, что хронические болезни, госпитализации и хирургические вмешательства могут повышать уровень детской тревожности и приводить к изменениям в поведении. Степень отклоняющегося поведения зависит от природы заболевания, от того, какие системы организма поражены болезнью, от типа необходимого лечения, реакции родителей и других взрослых, имеющих значение для ребенка, а также способности ребенка к совладанию со стрессом. Стресс, связанный с наличием серьезной болезни, часто приводит к сильному беспокойству, тревоге, негативному восприятию, аутизму, негодованию на родителей, страху и другим психологическим реакциям[506]. Справиться с болезнью бывает трудно всем, но труднее всего это удается детям.

    Чтобы рассмотреть, каким образом соматические влияния порождают проблемы в воспитании детей, разберем два примера.

    1) Умственная отсталость. При умственной отсталости, согласно достаточно формальному определению Американской ассоциации по исследованию проблем умственной отсталости, «общее интеллектуальное развитие не достигает среднего уровня и сопровождается нарушением адаптивного поведения, что выявляется в период формирования психики». У большинства больных с умственной отсталостью отмечается легкая задержка умственного развития, при этом они не выказывают очевидных признаков интеллектуального дефекта, могут обучаться и впоследствии выполнять простую работу. О более серьезной форме задержки умственного развития, синдроме Дауна, известно лучше, в основном, очевидно, из–за своеобразного внешнего облика этих больных.

    Умственная отсталость возникает в силу целого ряда причин. Патологическое развитие многих детей связано с тем, что они живут в окружающей среде, лишенной важнейших качеств, где стимуляции, необходимой для нормальной жизнедеятельности организма, так мало, что развитие головного мозга замедляется, а интеллектуальные функции затормаживаются. Умственное отставание других детей, в том числе и с синдромом Дауна, объясняется действием различных соматических факторов. Причинами умственной отсталости могут быть генетические аномалии, пренатальная патология[507], травмы головы и врожденная патология, детские инфекции, нарушение нервной системы и целый ряд болезней, приобретенных в раннем возрасте[508].

    Эти соматические факторы часто приводят к необратимым психопатологическим состояниям, устранить которые душепопечитель не может. Тем не менее родителям, членам семьи и детям с умственной отсталостью всегда можно помочь адаптироваться. Иногда сами родители нуждаются в лучшей адаптации к факту умственной отсталости ребенка, а также в точной информации о том, как воспитывать умственно отсталых детей. Кроме того, душепопечитель может поддерживать, ободрять, информировать и консультировать родителей, которые стремятся справиться с чувством вины и разочарованием.

    2) Синдром дефицита внимания. Считается, что половина всех детей, поступающих в психиатрические клиники, страдает расстройством, известным под названием «синдром дефицита внимания» (СДВ)[509]. Симптомы этого психического расстройства часто остаются на всю жизнь, проявляясь, как правило, у детей уже в начальной школе. Трудности концентрации внимания, или невнимательность, патологическая отвлекаемость, импульсивность, нетерпеливость, неспособность расслабиться, повышенная активность, неорганизованность, неустойчивое настроение, неуверенность в себе, трудности в общении со сверстниками, нарушение сна и тревожность — вот симптомы людей, находящихся «в постоянном движении» и чувствующих себя, словно у них «внутри работает моторчик».

    Выбившиеся из сил учителя и родители часто призывают больных детей успокоиться и прекратить «суету», но для большинства из них физиологически это просто невозможно. Хотя причины, ведущие к СДВ, сложны, известно, что в основе этого психического нарушения лежат соматические и, по всей видимости, генетические факторы. Согласно одной из теорий, СДВ возникает вследствие нарушений обмена нейромедиаторов головного мозга; во многих случаях отмечаются поразительные перемены в поведении и ослабление явлений гиперактивности, когда в головном мозгу удается снизить концентрацию допамина.

    6. Другие факторы. Ранний травматический опыт (например, авария, серьезный пожар в доме или спасение утопающего), неприятие сверстниками, тяжелая болезнь или смерть близких людей (в том числе одного из родителей, брата или сестры) и состояние фрустрации могут послужить причинами проблем в дальнейшей жизни. В результате этих и подобных переживаний у детей формируются неверная самооценка, склонность к риску, страх неудачи или неприятия, постоянная неуверенность в себе и психологическая уязвимость, желчный и бунтарский склад характера.

    Все сказанное способно привести в уныние и душепопечителей, и родителей. А можно ли вообще успешно справиться с задачей воспитания детей без каких–то серьезных проблем? Может быть, и в самом деле каждый из нас в свое время был ранен, уязвлен и поражен на пути к зрелости?

    Обсуждая эти вопросы, следует помнить о следующих обстоятельствах. Во–первых, известно, что большинство детей развиваются нормально, несмотря на ошибки и неудачи родителей в деле воспитания. Даже в семье жестоких, психически больных или отчаянно бедных родителей многие дети (иногда их называют «непобедимые» или «сверхдети») вырастают чрезвычайно способными[510]. Неблагоприятная семейная обстановка не всегда порождает проблемных детей.

    Во–вторых, временами проблемы возникают не по вине родителей. Многие родители начинают обвинять себя, когда их дети восстают на них или сбиваются с пути, между тем как источник этого может быть в другом. Большую роль в этом могут сыграть сверстники, сбивающие друг друга с пути, так что иногда неудачи детей или восстание против родительской власти являются на самом деле попытками утвердить свою независимость. Предположим, родители совершенны (хотя в реальности такого не бывает), но и тогда вполне вероятны проблемы и бунт детей против родителей, поскольку у каждого из них есть свой умственный и волевой потенциал.

    Никому не дано превзойти Бога, и тем не менее пророчество Исайи начинается со слов: «Господь говорит: Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против Меня»[511]. Неудачи родителей не всегда бывают причинами проблем детского возраста. Постижение этого обстоятельства может ободрить и вместе с тем озадачить родителей проблемных детей[512].

    Последствия проблем с воспитанием детей

    Быть может, именно в воскресной школе вы впервые услышали о мальчике Самуиле, будущем ветхозаветном пророке, получившем весть от Бога о священнике по имени Илий. Илий «знал, как сыновья его нечествуют, и не обуздывал их». В результате Бог объявил, что осудит дом Илия в наказание за грех его сыновей и за то, что он, как отец, не справился с мятежными действиями собственных детей[513]. Вскоре Илий и его сыновья умерли, и место Илия занял Самуил. Но и сыновья Самуила заставили смутиться отца. Они не ходили Божьими путями, и «уклонились в корысть, и брали подарки, и судили превратно», несмотря на то что были поставлены судьями. Библия не уточняет, пренебрегал Самуил родительским долгом или нет, но говорит, что его дети отвернулись от Бога и вели себя недостойно. Возникающие у родителей проблемы с детьми воздействуют и на одних, и на других, а у детей временами приводят и к патологическим последствиям.

    1. Последствия у родителей. Заставить детей «сделаться» другими трудно, как бы того ни желали родители. Отцы и матери часто полагают, что проблемы детства являются памятником их родительской некомпетентности. Это иногда приводит к фрустрации, конфликтам между супругами, гневу в отношении детей, чувству вины, страху перед будущим, а иногда — к отчаянным попыткам удержаться «на коне» и снова овладеть ситуацией[514]. Временами родители стараются защитить ребенка, но часто это делается с досадой на то, что молодого человека надо защищать и охранять. Встречаются также родители (напоминающие Илия), которые не хотят или, возможно, бессильны предпринять что–то в ухудшающейся ситуации, занимая вынужденную позицию стороннего наблюдателя.

    2. Последствия у детей. Когда у родителей возникают проблемы с детьми, дети иногда действуют как родители. При этом может наблюдаться гнев, вражда в отношении родителей и других членов семьи, чувство вины и страх. Дети, в отличие от взрослых, не могут выражать словами своих переживаний и трудностей, поэтому они часто прибегают к невербальным средствам. Приступы раздражения, восстание на родителей, псевдодостижения (особенно в школе), преступность, драки, легкомыслие, беспричинный и долгий плач, пустое времяпрепровождение и другое вызывающе–агрессивное поведение — все это и есть «вопли» о помощи, выражаемые невербально: «Обратите на меня внимание. Мне тоже больно!» Конечно, подобное поведение редко осознается и не всегда, надо полагать, оно говорит о той или иной детской обиде. Вместе с тем, отсутствие подобного поведения не означает, что у ребенка нет никаких проблем. Ведь при этом дети могут испытывать страх самовыражения. Они могут пытаться отвергнуть действительность или записать себя в неудачники. Так засеваются семена неполноценности и низкой самооценки, хотя в цветок они превратятся много позднее.

    3. Патологические последствия. Иногда у детей развиваются более серьезные патологические отклонения, указывающие на то, что у них есть проблемы, причем некоторые из них (не все) косвенно свидетельствуют о существовании семейных проблем. Даже в том случае, когда у родителей с детьми установились добрые отношения, детские патологические отклонения ведут к повышенной напряженности в семье, в связи с чем часто бывает необходимо душепопечение.

    1) Психосоматические расстройства. К психосоматическим расстройствам относят астму, язвы, ночное недержание мочи и головные боли. Каждое из этих расстройств может возникнуть в силу соматических причин или психологической реакции на серьезный стресс, строгую дисциплину, разочарования, кончину членов семьи или порабощающее отношение матери к ребенку. Детей с психосоматическими расстройствами следует направлять к врачу, но часто и душепопечение может принести пользу родителям и детям и помочь более успешно совладать со стрессом.

    2) Расстройства развития. Иногда развитие речевых, двигательных, социальных, мыслительных и других способностей у детей замедляется из–за семейных забот и печалей, частых переездов и других стрессов. В конечном счете большинство детей приходят в норму, но даже временные расстройства развития могут вылиться в общесемейную проблему.

    3) Психоневротические расстройства. Конфликты, которые удерживают внутри, агрессивные и сексуальные импульсы, которые отрицают или подавляют, по всей видимости, нарушают ход нормальной психической деятельности. Тревожность, иррациональные страхи, депрессивные реакции, расстройства сна, нарушения питания и компульсивное поведение могут свидетельствовать о том, что нечто препятствует нормальному развитию ребенка в этом возрастном периоде.

    4) Личностные расстройства. Иногда ребенок не осознает своего конфликта или тревожности[515], но у него формируются такие личностные черты, как легкая возбудимость, выраженная заторможенность, замкнутость, повышенная независимость и подозрительность. Все это может указывать на то, что у ребенка имеется внутренний конфликт.

    5) Социопатические и делинквентные расстройства. Дети, которых угнетает среда, временами реагируют на это приступами раздражения, антиобщественными поступками, а иногда — импульсивным поведением агрессивного или сексуального характера[516]. Здесь личность реагирует на фрустрацию, нападая на окружающих, часто не раскаиваясь впоследствии и не желая изменяться. Последствия подобной агрессии и необходимость перевоспитывать «агрессоров» обременяет общество, включая и родителей.

    6) Детские депрессии. В последние годы депрессии детского возраста стали более заметным и, по всей видимости, более частым явлением[517]. Помимо проявлений печали и глубокого разочарования, депрессивные дети нередко уходят в себя, отказываются есть, проявляют равнодушие, безразличие, апатию, предъявляют жалобы соматического характера, а иногда выходят из–под контроля, бывают угрюмы, агрессивны и бездеятельны. Отдельные вышеуказанные симптомы могут периодически появляться у всех детей, однако переход этих симптомов в затяжные расстройства указывает на существование более тяжелых конфликтов, принявших скрытую форму. Частота самоубийств, посредством которых отдельные дети, страдающие депрессией, пытаются уйти от решения своих проблем, по всей видимости, нарастает[518].

    7) Психотические расстройства. Речь идет о достаточно тяжелых нарушениях в поведении, которые нуждаются в психиатрическом лечении. Как и у взрослых с патологией эмоциональной сферы, у детей с психотическими расстройствами наблюдается странное, причудливое поведение, ярко выраженный страх, стремление к одиночеству, снижение волевого контроля, иррациональное мышление и так далее. Иногда уже в младенческом возрасте проявляется ранний детский аутизм; это состояние хорошо исследовано, оно характеризуется ярко выраженным стремлением к одиночеству, эмоциональной вялостью, повторением действий и болезненной привязанностью к неодушевленным вещам (например, к стулу), а не к людям.

    8) Патология головного мозга и умственное отставание. Патология головного мозга может проявляться в замедлении физического развития, в неспособности к обучению и нарушениях памяти. Хотя подобная патология и умственное отставание редко возникают вследствие неправильного воспитания детей, эти состояния сильно действуют на родителей, которые часто с трудом привыкают к мысли, что они должны воспитывать умственно неполноценного ребенка.

    9) Гиперактивность. При этом широко распространенном состоянии наблюдаются возбудимость, ограниченный объем внимания, стремление к разрушительным действиям, нарушения сна, выраженная импульсивность, избыток энергии. Гиперактивность зачастую вызывается психологическими причинами, но в последнее время все больше указывают на роль в происхождении или усугублении этого состояния минимальной мозговой дисфункции, дисфункции центральной нервной системы, аллергии, эндокринного и диетического дисбаланса и других соматических факторов. Хотя самым важным в лечении этого состоянии является медицинский уход, сеансы душепопечения родителей и детей способствуют адаптации к этому состоянию.

    10) Неспособность к обучению. Эти расстройства широко распространены и не всегда являются результатом сниженного интеллекта или плохой школьной подготовки. Иногда такие расстройства возникают вследствие нарушений слухового и зрительного восприятия, некоторых речевых проблем, недостаточного развития учебных навыков, а также детских страхов и стресса. Сверстники часто высмеивают отстающих в учебе детей, родители их порицают, учителя же на них давят — все это подрывает самооценку ребенка и усугубляет имеющиеся проблемы. Длительные, существующие годами расстройства у этих детей без существенного улучшения могут проявляться в школьных неудачах, прогулах, самообвинении, детской преступности и в последующей (в период взрослости) безответственности и в трудностях на производстве.

    То или иное из вышеперечисленных десяти патологических состояний, естественно, тревожит родителей и вредно отражается на развитии ребенка. Эти состояния обычно курируют врачи, психологи, педагоги и другие специалисты, прошедшие специальную подготовку. Если христианский душепопечитель не является специалистом в этих областях, ему следует обращаться за профессиональной консультацией или направлять ребенка и родителей к специалисту по расстройствам развития.

    Душепопечение и проблемы воспитания детей

    Занимаясь проблемами детского возраста, христианские душепопечители могут действовать в трех сферах: душепопечение детей, душепопечение родителей и направление на консультацию. В каждом отдельном случае можно действовать в одном, двух или всех трех сферах.

    1. Душепопечение детей. Детям (особенно в раннем детстве), в отличие от взрослых, часто недостает вербальных навыков или самосознания, чтобы выражать свои чувства и фрустрации. В связи с этим детские душепопечители чаще обследуют детей в домашних условиях, просят их составить рассказ или наблюдают, как дети играют в семью, в куклы, рисуют и лепят. Специалисты по проблемам детства используют эти методики (наряду с психологическими тестами) для установления контакта с детьми, для прямого наблюдения за ними и выявления их проблем, а также оказания им помощи.

    Это не значит, что беседы с детьми всегда бесполезны. Дети спонтанны в поведении и временами говорят о своих трудностях и беспокойствах в открытую. Иногда полезно спросить детей, от чего они бывают счастливы или несчастливы, что пугает их, что самое смешное или самое печальное они могли бы припомнить, о чем бы они подумали, если бы их попросили загадать три желания; можно задать и другие аналогичные вопросы, если есть возможность получить на них ответ.

    Хотя цели детского душепопечения зависят в основном от выявленных и сформулированных проблем, тем не менее, душепопечители часто в разных ситуациях стремятся уменьшить выраженность иррациональных страхов и справиться с поведением, вызывающим беспокойство, разрешить конфликты, развить способность выражать свои чувства словами, улучшить межличностные отношения в семье и школе и выработать учебные навыки. Душепопечение может включать наставление, игровую терапию, отработку навыков, проявление сердечного и почтительного отношения, поощрение или порицание. Для достижения цели большинство душепопечителей могут использовать самые разнообразные методы[519].

    Детские душепопечители должны помнить о том очевидном, но так часто упускаемом из виду обстоятельстве, что дети — это люди. У них есть свои чувства, свои потребности и свои слабые места. Иногда дети пытаются манипулировать взрослыми[520], но с благодарностью реагируют на любовь, решительность и настойчивость. Взрослые должны относиться к детям с душевной чуткостью, сочувствием, теплом, вниманием и уважением, так, чтобы не оскорблять их и не выражать самодовольного превосходства. Также следует помнить, что душепопечение детей почти всегда проходит совместно с душепопечением родителей.

    2. Душепопечение родителей. Иногда христианский душепопечитель сначала сталкивается с «проблемным» ребенком, а потом контактирует с родителями. Однако чаще родители обращаются за помощью к душепопечителю, а детей консультируют позднее, иногда в их присутствии. При душепопечении детей очень важно увидеться с родителями, поскольку несговорчивые или неинформированные родители могут нарушить процесс детского душепопечения. Иногда детям больше пользы от эффективной помощи всему семейству[521].

    1) Основные вопросы. Есть несколько общих правил работы с родителями, которые можно использовать независимо от конкретной проблемы.

    а) Правильно оценивать позицию родителей. Воспитание детей может огорчать, однако, несмотря на неудачи и ошибки, надо исходить из того, что большинство родителей действительно желают преуспеть в деле воспитания. Следовательно, не имеет смысла обвинять, критиковать и унижать родителей, душепопечением которых вы занимаетесь. Постарайтесь отговорить родителей обвинять друг друга в проблемах ребенка. Попытайтесь встать на позицию родителей и выразить желание работать с ними, чтобы они смогли помочь своим детям.

    б) Использовать различные подходы. Одни родители нуждаются в большей информированности или более ясном понимании ситуации. Другим может понадобиться совет, предупреждение, поддержка, ободрение и/или конкретные предложения по работе с проблемами. Некоторые родители хорошо знают, что им следует делать, им только нужен человек (душепопечитель), который подтолкнул бы их в нужном направлении, а затем поддержал. Иногда возникает необходимость борьбы с родительскими мифами (например, убеждение, что «в обществе взрослых дети должны молчать», «все подростки непокорны», «воспитывать труднее мальчиков»). Проблему можно решить проще, если не браться за все сразу, а заниматься отдельными вопросами по порядку. И только после соответствующего выслушивания и наблюдения в течение некоторого времени душепопечитель может решать, какие методики подойдут в том или ином случае.

    в) Тонко чувствовать потребности родителей. Многие родители не верят в собственные силы, чувствуют сомнение, соперничество (с детьми или с другим родителем в отношении эмоциональной привязанности детей), ревность, страх потерять детей или желание управлять семьей авторитарно. Если эти потребности сильно выражены или не находят удовлетворения, напряженность в семье возрастает. Подобные потребности в процессе душепопечения надо выявлять, обсуждать и по–иному освещать[522].

    г) Осознавать семейную динамику. Системы семейной психотерапии стали чрезвычайно популярны; при этом уделяется внимание всем, а не только отдельным членам семейства. Считается, что всякий раз, когда у ребенка (или взрослого) возникает проблема, нарушаются в определенном смысле функции всей семьи, в связи с чем в лечении нуждаются уже все. В качестве простого примера возьмем ребенка, который нарушает дисциплину и пропускает школу, когда его мать уходит на работу. Индивидуальное душепопечение такого ребенка может принести пользу, но было бы лучше, наверное, включить всю семью в дискуссию о том, как приспособиться к работе матери дома и на службе[523]. В процессе детского душепопечения старайтесь всякий раз узнать об особенностях семейной ситуации, которая может порождать или усложнять детские проблемы.

    г) Показывать образец исполнения родительской роли. Душепопечитель не должен относиться к родителям как к детям, вместе с тем он должен демонстрировать соответствующие (родительские) навыки общения, проявлять готовность понимать, а иногда и проявлять учтивую твердость. Разговор душепопечителя с детьми в присутствии родителей должен быть образцом уважительного отношения друг к другу и взаимодействия взрослого с ребенком.

    д) Осознавать, что могут обойтись и без вас. Одной из многих целей душепопечения является содействие развитию зрелых отношений между членами семьи. Душепопечитель обязан способствовать развитию подобных отношений в семье. Но в конце концов на каком–то этапе процесс душепопечения приходит к концу. Чтобы достичь этого, один психиатр предлагает использовать два диаметрально противоположных метода[524]. Советуя родителям делать то, что ребенку явно не понравится, например, быть строже и не уступать требованиям ребенка, сделайте это в присутствии детей. Взяв тем самым вину на себя, вы поможете родителям почувствовать себя менее виновными и подвигнете их на выполнение своих рекомендаций. И наоборот, побуждая родителей сделать то, что ребенку нравится, например, снять определенные ограничения или проводить больше времени вместе, говорите об этом в отсутствие детей. Это позволит родителям поставить подобные перемены в заслугу себе и, соответственно, избавит их от порицания со стороны детей, когда они (родители) забудут или отвергнут советы душепопечителя.

    Кто–то сказал, что мудрый родитель для ребенка — главный душепопечитель. Если это так, то было бы весьма мудро помочь детям, научив родителей помогать своим сыновьям и дочерям. Это учение известно под названием филиальной терапии. Душепопечитель регулярно встречается с родителями как консультант, чтобы проводить в жизнь правила, описанные в этой главе. Это работает лучше, если хотя бы один из родителей сравнительно хорошо адаптирован, а дети не страдают от того или иного внутреннего конфликта.

    2) Богословские вопросы. О семье в Библии говорится несколько меньше, чем о церкви. Как считает Джин А. Гец, дело в том, что «в Новом Завете понятие „христианский дом" выступает почти как синоним Церкви… Что написано в отношении Церкви, написано в отношении отдельной семьи…

    Воистину семья — это Церковь в миниатюре»[525]. Вопросы, имеющие отношение к Церкви (благовестие, христианское образование, нравственное наставление и сострадание, помощь молодым людям в познании смысла жизни и смерти), родители также должны решать в процессе воспитания детей. От родителей, терпящих неудачу в этих сферах, следует не только потребовать сделать свои семьи более чуткими к присутствию Иисуса Христа и Святого Духа, но и помочь. Христианский душепопечитель должен поднимать и обсуждать подобные богословские и нравственные вопросы. В этом заключается важнейший аспект проводимого с мудростью христианского душепопечения родителей и детей.

    3) Психологические вопросы. Душепопечение родителей обычно связано с решением различных психологических вопросов.

    Во–первых, часто имеется потребность в понимании. Родители лучше понимают детей, когда воспринимают семью и окружающий мир глазами ребенка. Им следует напоминать, что у детей есть свои чувства и потребности в любви, похвале, наказании и вере в Бога; дети хотят чувствовать себя в безопасности, осознавать свою значимость и знать, что их принимают. Это дает возможность обсуждать конкретные конфликты и недоразумения. Что происходит? Отчего? Как лучше всего совладать с той или иной конкретной ситуацией? Не забывайте, что в понимании нуждаются и родители.

    Иногда родителям предлагают книги, которые помогают им понять детское поведение. Обычно читатели склонны воспринимать и запоминать лишь то, что угодно им самим, поэтому благоразумнее было бы обсуждать эти книги с родителями и в случае необходимости исправлять неверное понимание[526].

    Во–вторых, надо помогать семьям устанавливать нормальные взаимоотношения. Принципы добрых межличностных отношений (которые мы обсудим в главе 16) приложимы и к семье; о них можно говорить, их можно демонстрировать и практиковать на сеансах душепопечения. Если родители хотят эффективно общаться с детьми, им надо показать добрые отношения между собой, как мужем и женой[527]. В семье должно быть установлено время для общения; это может происходить, например, за обедом. Дети должны знать, что их мнения, жалобы и переживания интересны родителям, а родители должны быть готовы выслушивать их. Родители также могут говорить о своих мыслях, переживаниях, фрустрациях и мечтах. В отношении содержания семейных бесед не может быть каких–то ограничений, каждый имеет право на уважительное отношение к себе, каждый может высказываться по существу, не читая нотаций. Высказываться могут все члены семьи, и каждый при этом имеет право на собственное мнение. Иногда семейный совет может вырабатывать свои определенные правила, например, «нельзя прерывать выступающего, если он соблюдает регламент». Если по ходу семейного собеседования возникают вопросы, на них следует давать честные и полные ответы. На все это уходит время, и все это трудно проводить в жизнь.

    Вместе с тем обучение этим навыкам общения составляет важную часть душепопечения.

    В–третьих, организация поведения. Это касается многих родителей. Все в основном знают, что наказание может обуздать нежелательное поведение и внушить определенное уважение к властям. Вместе с тем наказание теряет свою эффективность, если повторяется слишком часто, и редко приводит к стабильным переменам. Более эффективно поощрять желаемое поведение и не поощрять нежелательного. Если, например, не обращать внимания на нытье и приступы раздражения детей, все это обычно исчезает само собой. И, наоборот, такие «мелочи», как слова одобрения, игрушки в спальне (для младших детей), сказка на ночь и другое, могут помочь ребенку правильно вести себя. Родителей можно научить использовать методы поощрения тотчас после желательного поведения. С помощью душепопечителя родители вырабатывают план действий. Затем они предпринимают конкретные шаги, необходимые для претворения этого плана в жизнь и подкрепляют всякий поведенческий акт, помогающий вести ребенка к поставленной цели. Обучать родителей такому планированию могут иногда и душепопечители, в общем мало знакомые с этими принципами; однако в чрезвычайных обстоятельствах лучше обратиться к специалисту.

    По всей видимости, подобные поведенческие принципы работают лучше, если семья стабильна и уровень взаимодействия родителей и детей достаточно высок. Согласно одному из последних научных исследований, традиционное индивидуальное душепопечение малоэффективно. Более эффективны программы обучения родителей тому, как взаимодействовать с детьми, как и когда подавать положительное подкрепление (например, похвалу и объятия), как поступать в случае нежелательного поведения и как действенно наставлять детей[528].

    Значительная часть вашего душепопечения будет посвящена обучению родителей тому, как стать опытными и мудрыми воспитателями. Родителей зачастую огорчает, что их дети не имеют навыков общения (например, вежливости), не умеют грамотно говорить, лишены спортивных талантов, не обрели успешных учебных навыков или не поднимают разбросанные на полу вещи. Быть может, иногда родителей стоит ободрять немного в шутливой форме[529]. Можно помочь родителям понять, что многое из того, что беспокоит их, случается со всеми детьми, и, как всякая «детская болезнь», это со временем тоже проходит. Отметьте, что родители могут принести детям больше пользы, если перестанут осуждать, постараются не придираться к ним, а станут поощрять желательное поведение, иногда немного и опуская планку родительских ожиданий.

    4) Особые проблемы. Родителей часто волнуют такие специфические проблемы, как аутизм, ночное недержание мочи, заикание, школьные фобии, агрессивное поведение, кошмары, сильные страхи и реакции на такие травматические события, как авария, смерть и госпитализация. Многие из этих проблем преходящи и зачастую свидетельствуют о повышенной тревожности. Например, страхи, возникшие днем, и перевозбуждение от чтения книг и просмотра телевизионных передач перед сном могут привести к ночным кошмарам и устрашающим сновидениям. Страх перед госпитализацией и страх смерти часто проявляются в момент смерти бабушки, дедушки или других людей, имеющих для детей значение. За этими страхами стоит беспокойство по поводу неведомого и чувство неуверенности в ситуации неприятия. Ночное недержание мочи и заикание могут указывать на то, что ребенок ощущает определенное давление со стороны родителей и других ближних, причем это давление иногда нарастает, если энурез и заикание не проходят. Родители должны утешать, ободрять и поддерживать детей; и в этом душепопечитель должен помогать им. Обсуждать детские страхи лучше всего в семье, открыто, а фильмы и рассказы, которые перевозбуждают детей, приводя к повышенной тревожности, следует избегать. Нередко полезно предложить родителям обсудить затруднения, связанные с воспитанием детей, с другими родителями, у которых есть положительный опыт решения подобных неприятных проблем. Если ни одно из этих простых действий не облегчает симптомов, душепопечители могут обратиться к соответствующим пособиям, где эти специальные детские проблемы анализируются глубже[530].

    5) Вопрос душевно нездоровых родителей. Иногда детей к душепопечителю приводят родители, которые сами нуждаются в помощи, но стесняются сказать об этом. Однако чаще бывает так, что родители не осознают собственных проблем, хотя душепопечителю становится ясно, что симптомы у их ребенка в основном порождены проблемами родителей. Когда таким родителям помогают справиться с причинами, порождающими у них нервозность и неуверенность, в результате и у детей нередко наступает спонтанное улучшение. Душепопечитель не должен навязывать душепопечение родителям, не желающим того, но всякий раз, когда на прием приводят детей, важно проявлять настороженность в отношении родительских проблем, многим из которых можно посвятить время по ходу обсуждения детских проблем. Например, родителя спрашивают: «Как бы вы могли поступить иначе, чтобы разрешить эту проблему?» Начав с этого, переходят к разговору о родительских фрустрациях, страхах и действиях.

    Иногда выясняется, что собственные заботы и печали столь сильно расстраивают или заботят родителей, что они не могут эффективно удовлетворять потребности своих детей. Речь идет, например, или о лицах, жестоко обращающихся с детьми, или о социально некомпетентных людях, или родителях, страдающих алкоголизмом. Душепопечитель должен решать задачу обеспечения стабильности и прочности отношений между такими родителями и их детьми, помогая справиться с напряженностью в семье и конфликтами. Эту задачу решать трудно; здесь душепопечителю потребуется опыт, гибкость и особый талант «долготерпения, который поможет ему терпеть бесконечное повторение мелочных обид, пустых забот, навязчивые вопросы, взаимные упреки супругов, неявку в назначенное время (без предупреждений), долгие телефонные разговоры, неожиданные исчезновения в терапевтической ситуации и неотступные просьбы о помощи среди дня и ночи»[531]. Подобных родителей душепопечение часто пугает, они боятся перемен или думают, что их детей заберут от них (ради их, детей, безопасности). Таким образом, наблюдается как отрицание проблем, так и нежелание или неспособность сотрудничать с душепопечителем. Душепопечитель в такой ситуации должен быть гибким и иногда по необходимости обращаться за помощью к узким специалистам[532].

    3. Направление на консультацию. Детское душепопечение — это отдельное служение в рамках помощи людям. Христианский душепопечитель, который большей частью работает со взрослыми, может направить детей и их родителей, особенно психически нездоровых родителей, на консультацию к душепопечителям, имеющим высокую квалификацию или опыт в работе с детьми и семьями и лучшие познания в области общей психопатологии.

    Предупреждение проблем воспитания

    Ни одно общественное учреждение не может сравниться с церковью в плане потенциального влияния на воспитание и обучение детей, попечения о них и развития семьи. В церковь приходят целыми семьями. Они приносят сюда детей в младенческом возрасте, и те нередко впоследствии посещают богослужения, воскресные школы и общения, получая необходимую духовную помощь. Церковь способна предотвратить развитие семейных проблем, поскольку так или иначе влияет на воспитание детей.

    1. Духовное воспитание. Ранее в этой главе мы обсуждали библейское учение о семье и о воспитании детей. Во время проповеди, на занятиях в воскресной школе, семинарах, лагерях и малых учебных группах — всюду семья может научиться созиданию христианского дома. Родителям можно помочь стать примером для верующих. Их можно научить воспитывать детей, согласно Втор. 6, включая духовные вопросы в повседневные семейные разговоры. Семья — это основа общества, и стабильные христианские семьи создаются при помощи Библии, часто через церковь[533].

    2. Оздоровление супружеских отношений. Становление и развитие хороших семейно–брачных отношений обеспечивает устойчивость и безопасность семьи, что положительно воздействует на детей. Как проблемные дети способны вызвать напряжение в супружеских отношениях родителей, так и супружеские проблемы родителей могут неблагоприятно влиять на детей. Следовательно, одним из методов предотвращения проблем с воспитанием детей является поощрение здоровых супружеских отношений.

    3. Подготовка родителей. Воспитание, обучение и попечение о детях может оказаться трудной, а временами и потрясающе трудной задачей. При определенных обстоятельствах почти все родители чувствуют себя неудачниками, и почти все периодически впадают в состояние уныния и растерянности. В подобном состоянии родители нуждаются в понимании и ободрении; им нужно помочь увидеть потребности и особенности детей. Христианские руководители могут оказать такую помощь. Посоветуйте родителям книги по воспитанию и другие полезные источники знания. Обратите их внимание на потребность детей в безопасности, любви, наказании, самоуважении, приятии и вере в Бога. Отметьте опасность гиперпротекции, вседозволенности, излишней строгости и придирчивости. Подчеркните, что в воспитании должны принимать активное участие оба родителя; отцы не должны пренебрегать обязанностями по дому[534]. Далее в ходе родительской подготовки полезно разобрать принципы эффективного общения родителей и детей[535], обучить их методам наказания, поговорить о том, как добиться хорошего поведения, обсудить потребности детей и объяснить, как можно удовлетворять эти потребности. Родители могут поделиться друг с другом всем этим в церкви.

    Не забудьте указать и на следующее обстоятельство: воспитание детей является серьезной обязанностью, и ошибки здесь делают все, а родители слишком суровые или сердитые порождают проблемы, вероятно, из–за своей тревожности и негибкости. Воспитание детей бывает занятием трудным, требующим отдачи всех сил, но также и забавным, интересным, особенно когда у родителей есть возможность обсудить общие заботы с другими родителями, включая христианских душепопечителей, в неофициальной обстановке.

    4. Ободрение. Одного человека пригласили выступить перед группой подростков, и он спросил у дочери, о чем ему следует сказать. «Скажи им, — ответила дочь, — пусть наберутся терпения, ведь их родители еще только учатся воспитывать».

    Эту простую мысль следует доводить до сознания как родителей, так и детей. Библия учит нас необходимости ободрять друг друга[536], и бывают такие времена, когда членов семьи надлежит ободрять, молиться за них, поддерживать эмоционально и напоминать, что все мы «еще только учимся».

    Заключительные замечания

    Люди, у которых нет своих детей, с легкостью рассуждают о воспитании. Столкнувшись с ситуациями, в которых у родителей обычно не бывает опыта и с которыми редко справляются, они быстро забывают все теории.

    Бывший ректор одного из университетов (уже поставив детей на ноги) поделился «простыми, любительскими правилами, которые объясняют, как стать родителем в этом бестолковом веке». Этим правилам уже больше десяти лет, но они во многом непреходящи и стоят того, чтобы передать их родителям, имеющим проблемы с воспитанием детей.


    • Примите как неизбежный факт то, что ваш родительский долг — одно из наиболее важных дел, которые вы когда–либо делали, и в соответствии с этим распределяйте свое время и энергию.

    • Постарайтесь досконально продумать ту конкретную родительскую роль, которую вам следует теперь играть.

    • Не считайте детей продолжением себя.

    • Наслаждайтесь общением с детьми.

    • Любите их и доверяйте им.

    • Возлагайте на детей оправданные надежды.

    • Будьте с ними откровенны.

    • Отпустите их. Наши дети — это не наша собственность. В конце концов, лучшее, что мы способны сделать для них, — это доверить их Богу[537].

    Библиография

    Arnold, L. Eugene., ed. Helping Parents Help Their Children. New York: Brunner/Mazel, 1978.

    Byrd, Walter, and Paul Warren. Counseling Children and Teen–agers. Dallas, Tex.: Word, forthcoming.

    Brenner, Avis. Helping Children Cope with Stress. Lexington, Mass.: Heath. 1984.

    Dobson, James. Dr. Dobson Answers Your Questions. Wheaton, 111.: Tyndale, 1982¦.

    Dobson, James. Love Must Be Tough: New Hope for Families in Crisis. Waco, Tex.: Word, 1983¦.

    Gordon, Sol, and Judith Gordon. Raising a Child Conservatively in a Sexually Permissive World. New York: Simon and Schuster, 1983.

    Kesler, Jay, Ron Beers, and LaVonne NefT, eds. Parents and Children. Wheaton, 111.: Victor Books, 1986 ¦.

    Ketterman, Grace H. The Complete Book of Baby and Child Care for Christian Parents. Rev. ed. Old Tappan, N. J.: Revell. 1987¦.

    ¦ Книги, отмеченные ромбом, рекомендуются для чтения подопечным.

    Глава 12.

    Юность

    Ричу перевалило за двадцать. Он работает помощником управляющего в магазине самообслуживания, где после школы подрабатывает много подростков. Иногда Рич смотрит на этих ребят и думает о годах своей бурной юности (менее десяти лет тому назад).

    Родители Рича — деятельные члены одной весьма консервативной фундаменталистской церкви. Желая детям только добра, они регулярно приводили Рича и его сестру в церковь и молились каждый день всей семьей.

    Слишком часто и упорно, согласно Ричу, родители употребляли свою власть, проявляя при этом суровость. На рок–музыку в доме был наложен запрет. Детям не разрешалось ходить в кино и работать по воскресеньям. Родители внимательно проверяли все, чем занимаются дети, и часто осуждали их друзей. В их доме не хохотали и не болтали, зато много рассуждали. Рич полагал, что его родители никогда не считались с его точкой зрения. Всякий раз, когда возникали споры, детям велели уважать желания родителей, так что возможностей обсуждать расхождения во мнениях было мало. Родители ожидали от своих детей беспрекословного подчинения.

    Однако дети вместо этого восставали на родителей. Рич находил удовольствие во всем, что его родители запрещали, — в алкоголе, сексе, наркотиках, порнографическом кино. Он даже организовал собственную рок–группу, исполняя песни на стихи, которые сам же называл грязными. Рич прогуливал школу, перестал ходить в церковь, постоянно спорил с родителями, так что в конце концов его выгнали из дома.

    Бросив школу, Рич переходил с работы на работу и в конечном счете устроился в магазин самообслуживания. Теперь он живет в грязной комнатке, лишь изредка разговаривает с родителями и все думает, сколько ему еще «торчать» на этой работе. Ему хочется закончить школу, иногда он мечтает стать душепопечителем и молча завидует тем подросткам, которые подрабатывают в магазине самообслуживания после занятий и которым, похоже, светит другое будущее. Время от времени он видит детей во власти мятежной стихии, как в свое время было с ним, и все гадает, как бы отличалась его жизнь от нынешней, если бы ему в свое время удалось справиться с юношескими стрессами лучше.

    ***

    В этой книге говорится с проблемах, с которыми многие из нас ни разу не сталкивались. Однако все мы когда–то были молодыми людьми, и большинство из нас может вспомнить те напряженные, и вместе с тем восхитительные годы, которые мы переживали и которые один психиатр назвал «самым бестолковым, самым многообещающим, самым фрустрирующим и самым интересным циклом развития человека»[538].

    Говоря о «юности»*[539], мы имеем в виду «период созревания». Отрочество наступает в пубертатном периоде (с началом ускоренного роста организма и половой зрелости) и постепенно переходит в юность и молодость, которая заканчивается в возрасте 18–20 лет и старше. В этот период конфликта и роста молодые люди возрастают и развиваются в физическом, сексуальном, эмоциональном, интеллектуальном и социальном плане[540]. Они переходят от зависимости и защитных рубежей родительской семьи к относительно независимому и социально активному существованию. Жизнь у многих (по крайней мере в нашем обществе) заполняется друзьями, телевидением, различными видами спорта, учебой, работой и хобби, а иногда множеством стрессов и размышлений. В духовном отношении «жизнь юноши состоит из многочисленных эмоциональных пиков и равнин, от кружащих голову взлетов и до нагоняющих тоску падений»[541]. Мир юноши, в котором так много путаницы, меняется столь быстро, что незрелые молодые люди адаптируются не всегда эффективно. В связи с этим некоторые авторы пишут о юности как о весьма беспокойном периоде, который характеризуется мятежом, вечным смятением и периодами сильнейшего стресса[542].

    Эта точка зрения не всегда находит поддержку в профессиональной литературе. Многие исследователи подтверждают, что отрочество и юность — это фаза бурного роста и постоянных перемен, но, по всей видимости, верно и то, что «в целом юноши не пребывают в смятении, не утрачивают душевного равновесия, не находятся под властью импульсов, не уклоняются от родительских ценностей, не проявляют политической активности, и не бывают мятежными»[543]. В одном из исследований, посвященных юношескому возрасту, сказано, что состояние подавляющего большинства молодых людей этого возраста было благополучным; и только у 15 процентов из них были большие неприятности и душевное смятение[544]. Тем не менее юноши в этот период и в самом деле проходят важный этап изменений, характеризующийся, во–первых, необходимостью приспособиться к целому ряду физических перемен, во–вторых, воздействием мощного социального пресса и, в–третьих, принятием судьбоносных решений и выбором ценностей, убеждений, карьеры, образа жизни и отношений с ближними, включая лиц противоположного пола, а также осознанием своей индивидуальности.

    Юность условно разделяют на три перекрывающихся периода: младшая юность (или период полового созревания, отрочество) — с 10–11 и по крайней мере до 12–13 лет; непосредственно юность (или первый период юности) — с 14 до 18 лет, когда молодые люди учатся в средней школе; и старшая юность (второй период юности), который начинается в 19 лет и заканчивается на третьем десятке жизни[545].

    Младшая юность. Этот период начинается с ускорением биологических перемен, способных приводить одновременно к беспокойству, замешательству и восторгу. У обоих полов отмечается бурный рост, особенно рук и ног (дотоле гармонично развитые мальчики и девочки превращаются в неуклюжих и неловких подростков), изменяются пропорции тела (у мальчиков расширяются плечи и нарастает мышечная масса; у девушек расширяются бедра и развиваются грудные железы), происходит мутация голоса (у юношей), увеличиваются размеры половых органов, в крови нарастает концентрация половых гормонов, вырастают волосы на лобке, расширяются кожные поры, активизируется деятельность желез (что часто ведет к появлению угрей), растут волосы на лице и теле, что, конечно, ярче выражено у юношей. С появлением у девушек первой менструации, а у юношей семяизвержений, а также резкого роста частоты эрекций, возникает потребность в новой эмоциональной адаптации. На протяжении последнего столетия средний возраст появления этих признаков устойчиво снижался. Это значит, что начало юности отодвигалось на все более ранний период жизни*[546].

    У этих физиологических перемен имеются свои социальные и психологические аспекты. У большинства юношей наступает время, когда они испытывают социальную неловкость, застенчивость и недовольство своим внешним видом. Нередко они с трудом справляются с неожиданно возникающим половым влечением; и те из них, которые развиваются слишком рано или чересчур поздно, часто переживают смущение, особенно в раздевалках**[547], где их сверстники могут открыто наблюдать друг за другом, а иногда при этом делать публичные замечания о существующих между ними различиях. Подобные, характерные для младшей юности, проявления беспокоят девушек, испытывающих неловкость от употребления гигиенических прокладок, и юношей, эрегирующих в самых неожиданных и заведомо неприличных обстоятельствах, особенно в тех случаях, когда они не были готовы к этому.

    Влияние и давление со стороны сверстников, неуверенность, связанная с переходом в старшие классы, начало тесных дружеских отношений, преклонение перед знаменитостями и «безумная увлеченность» людьми противоположного (или того же самого) пола — все это указывает на процессы социальной адаптации, характерные в этом возрасте. Кроме того, возникает ранее неизвестный дух независимости от родителей, временами сопровождающийся нарастанием конфликтности в семье. Развитие более абстрактного, самокритичного и рефлективного мышления ведет к тому, что юноши начинают подвергать сомнению основные родительские ценности и больше терзаются и волнуются.

    Юность. В этом периоде стремительных физиологических изменений происходит меньше, но перед молодыми людьми встают задачи приспособления к своей новой индивидуальности в новом, взрослом теле. Половые влечения становятся сильнее, особенно у юношей, а контроль над ними осуществлять труднее в виду давления со стороны сверстников, ярко выраженной потребности в интимных отношениях, а также искушений общества, которое не считает самообладание важным качеством или даже возможным в подобной ситуации. В результате быстро возрастает число сексуально активных подростков (включая и тех, кто имеет отношение к церкви)[548], и поразительно растет число беременностей у подростков[549].

    Сверстники, которые были дороги уже в младшей юности, теперь приобретают еще большее значение, поскольку подростки стремятся порвать с родительским влиянием, ценностями и контролем. Семья еще обеспечивает их деньгами, транспортом и местом проживания, но подростки уже часто осуждают родительские стандарты и не желают ходить вместе с родителями в церковь, отдыхать на каникулах или ходить по магазинам. Семейное общение может стать минимальным, зато больше времени подростки теперь проводят в мечтах или многочасовых беседах с друзьями по телефону. Возникает большое желание быть принятым сверстниками и стремление отождествиться с ними, включая и современный подростковый жаргон, героев, музыку, моду и формы развлечения. Свидания и другие отношения с лицами противоположного пола приобретают важнейшее значение, а «разрывы» переживаются весьма болезненно.

    В этот период на первый план выступает действие следующих трех факторов: секс, наркотики и транспортные средства. Каждый из этих факторов имеет отношение к давлению сверстников, физиологическим сдвигам в организме, неуверенности и борьбе подростков за индивидуальность. Потребность в любви и дружбе, влияние половых гормонов, сексуальная откровенность в нашем обществе и относительная легкость уединения (часто в автомобиле) делают половое общение обычным явлением среди подростков, хотя это часто вызывает чувство вины, самоосуждения и иногда приводит к беременности. Употребление наркотиков, в том числе и алкоголя, было всегда характерным явлением для юношей, особенно для тех, кто ищет необычные переживания, бежит от беспокойства и скуки или дружит с теми, кто употребляет наркотики[550]. Автомобили и мотоциклы тоже способствуют сближению со сверстниками, а также дают возможность показать свою силу или устранить чувство неуверенности.

    С высказываниями гарвардского психиатра Армана М. Николи можно не соглашаться, но они заставляют задуматься и дают понять потребности подростков в период первой юности.


    Гоняя по улицам на мотоцикле (или в автомашине), подросток чувствует, что он впереди, он занят делом, он проявляет себя; однако по большому счету это ложное чувство и плохой суррогат целенаправленных усилий. Гонки на мотоциклах среди ночи могут избавить подростков от беспокойства, когда они чувствуют себя отверженными или попадают в полосу неудач, но мало влияют на источник их беспокойства. Скорость, шум, езда, захватывающая дух, снимут дурные предчувствия перед экзаменами, но вряд ли помогут подготовиться к ним. Мотоцикл может возбудить половое влечение подростков и даже помочь ухаживать за девушками, но он не в силах помочь установить с ними сердечных связей. Мотоцикл может помочь излить гнев подростков, но их разрушительные склонности вряд ли превратят машину, способную давать до 125 миль в час, в надлежащее средство для этого[551].


    За непрерывным интересом к сексу, наркотикам, машинам, сверстникам и независимости кроются заботы и печали подростков, связанные с необходимостью обратиться к решению некоторых серьезных проблем будущего: получать образование в университете или искать работу, оставить семью и взять ответственность на себя, справляясь с неуловимым, часто бессознательным стремлением родителей держать возрастающих детей в подчинении и близко к дому.

    Старшая юность. Этот возрастной период начинается с окончанием средней школы. Перед молодыми людьми, уже не детьми, но еще не взрослыми, в это время стоит задача плавного вхождения в общество взрослых; они должны принять на себя обязанности взрослых; перейти к независимому положению и принять иной образ жизни. Планирование будущего, дальнейшее образование, выбор супружеской пары и начало профессиональной деятельности — вот задачи, для решения которых потребуются время и силы. Эти проблемы периода молодости будут обсуждаться подробнее в следующей главе.

    Для стороннего наблюдателя или душепопечителя многие особенности юношеского поведения могут показаться незначительными. Нашему пониманию доступны различия, существующие между проявлениями зрелости, с одной стороны, и незрелости, с другой, поскольку большинство из нас сами проходили через это. Но редко кто из нас понимает природу юности, особенно старшей; мы не понимаем, что молодым людям в этом возрастном периоде надо ответить по крайней мере на четыре важнейших вопроса[552].

    Первый из этих вопросов касается осознания собственной индивидуальности — «Кто я?» В начале жизни дети подражают и идентифицируют себя со своими родителями и членами семьи. Позже они начинают вести себя по примеру взрослых, которые вызывают у них восхищение, вступают в отношения со сверстниками, а затем в борьбу, по крайней мере в нашем обществе, за право иметь собственные представления о себе, своей индивидуальности и ценности[553]. Для многих этот период может быть временем поиска самого себя, беспокойств, смятения, выбора того или иного образа жизни и сползания к бесцельному, бессмысленному поведению.

    Второй вопрос касается взаимоотношений — «В каких я отношениях с ближними?» Кроме установления отношений с обоими полами, подростки должны научиться адаптироваться в обществе и пересмотреть родительско–детские связи в сторону ограничения своей зависимости от родителей. Разрыв отношений с подростками, конфликты с властями, принадлежность к молодежной банде, сексуальные преступления, преклонение перед героями или знаменитостями, дружеские связи «не разлей вода», споры из–за пустяков, противодействие внушениям взрослых и уступка давлению сверстников — все это может стать проявлением попыток молодых людей приобрести социальные навыки и завязать значимые отношения с ближними.

    Третий вопрос, имеющий важнейшее значение для юношества, касается их будущего — «Кем быть?» Ответ на этот вопрос зависит отчасти от уровня экономического развития, личностных особенностей, возможностей, дарований, ценностей и семейных ожиданий. Выбор жизненного пути может стать трудным решением, и подростки, подобно людям старше двадцати и тридцати лет, часто совершают профессиональные «фальстарты». Из–за юношеского идеализма и порой чрезмерного оптимизма, молодые люди могут развиваться в направлении, которое не имеет никакого отношения к реальной жизни. За этим может последовать фрустрация, пессимизм и необходимость постоянной переоценки профессиональной ориентации.

    Четвертый вопрос — идеологический: «Во что верить?» Речь идет не только о религии. Взрослые могут не захотеть или не осмелятся отвечать на этот вопрос. Но молодых в этом возрастном периоде занимает множество проблем: например, отчего столько людей в этом мире страдают от голода, отчего некоторые люди живут в бедности, в то время как другие выставляют напоказ свое благоденствие, отчего не происходит ядерного разоружения, насколько «истинны» религиозные или политические взгляды их родителей, что плохого в добрачном сексе, отчего Библию или государство следует считать источником власти и почему надо ходить в церковь? Пытаясь понять, во что следует верить и почему надо верить, молодые люди всегда задавали трудные вопросы представителям старшего поколения[554]. В процессе поиска необходимых ответов, подростки вырабатывают собственные ценности, религиозные убеждения и житейские философии.

    Что касается очевидных ценностей и практической помощи, то общество и представители старшего поколения не слишком много могут предложить. Стоит ли тогда удивляться тому, что многие подростки борются с чувством внутренней пустоты, смятения, напряженности в отношениях с ближними и тревожностью.

    Библия и юность

    Слово «юность», насколько нам известно, появилось в литературе по воспитанию детей лишь в конце XIX века. Понятие «юность» в Библии не встречается; может быть, это связано с тем, что библейские авторы не считали «юность» отдельным периодом развития. Как мы убедились в предшествующей главе, о детстве и юности в Священном Писании упоминается часто, правда, указаний на то, когда этот период заканчивается, здесь нет. Исходя из того обстоятельства, что наставления из Священного Писания преподавали детям, надо полагать, что эти дети (юноши) были в таком возрасте, когда могли понимать и исполнять эти наставления. Следовательно, библейское учение о детях[555] несомненно относится и к «детям» юношеского возраста.

    Священное Писание также говорит об «отроках» и «отроковицах». Автор Книги Екклесиаста, например, велит молодым людям радоваться: «Веселись, юноша, в юности твоей, и да вкушает сердце твое радости во дни юности твоей, и ходи по путям сердца твоего и по видению очей твоих; только знай, что за все это Бог приведет тебя на суд. И удаляй печаль от сердца твоего, и уклоняй злое от тела твоего, потому что детство и юность — суета»[556].

    Юноши изображаются в Священном Писании как провидцы, прорицатели, пророки ревностные, могущие воплотить Слово Божье в своей жизни, способные одолеть сатану, готовые покориться старшим, умеющие владеть собой и наученные смиряться: «Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время; все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас»[557]. Эти несколько фраз, как и библейское учение в целом, могут быть опорными для душепопечителя, работающего с молодыми людьми, которые бьются над проблемами периода юности.

    Причины проблем в юности

    Описывая современных подростков, один специалист пришел к следующему выводу: «Имеющиеся данные в целом не создают картины нарастания подростковых проблем. Я подчеркиваю этот факт, поскольку подростки весьма и весьма чувствительны в отношении внешних влияний. Если мы изображаем их в средствах массовой информации и на слушаниях в законодательном собрании как больных, одурманенных наркотиками, пьяных и агрессивных, мы рискуем не только оттолкнуть от себя множество молодых людей, но и подтолкнуть их при этом, сами того не желая, на воплощение наших худших предположений»[558]. Если родители, учителя и душепопечители стремятся отыскать в подростках худшее и ожидают от них этого худшего, может статься, мы действительно увидим худшее и незаметно подтолкнем подростков именно на то поведение, которого больше всего боимся и надеемся избежать[559].

    Юношеская субкультура стремительно меняется, и большинство взрослых теряют связи с молодежью, не общаясь с современными подростками. Можно указать еще на несколько поводов к беспокойству; речь идет о факторах, порождающих подростковые проблемы, независимо от особенностей той или иной эпохи.

    1. Физическое созревание. Каждое из последующих проявлений физических перемен, таких, как бурный рост, кожные нарушения, избыточный вес, периодическая слабость, изменения в пропорциях тела, рост волос по всему телу, мутация голоса и другие, способно вызвать у подростков психологические реакции. В последнее время доказано, что подростки в целом не обладают хорошим здоровьем; у многих из–за плохой физической подготовки и расстройств питания отмечаются нарушение осанки, ожирение, плохое самочувствие[560]. Физическое развитие смущает и раздражает подростка, особенно если он хочет выглядеть привлекательным; в частности это касается того случая, когда биологические перемены весьма очевидны для других или, наоборот, запаздывают. Сверстники и взрослые склонны считать подростков, у которых наблюдается позднее созревание, детьми. Это может приводить к проблемам социальной адаптации и возникновению чувства отверженности. Хотя последствия позднего созревания обычно преодолимы, неуверенность в себе и проблемы социальной адаптации продолжают беспокоить некоторых юношей и в зрелом возрасте.

    2. Половое созревание. Даже если пубертатные сдвиги не происходят неожиданно, большинство юношей испытывают повышенную тревогу на фоне физических перемен в организме, усиления эротических влечений и смятения в отношении полового поведения. Сексуальные фантазии, мастурбация и половые сношения подростков могут порождать чувство вины, а увлечения людьми одного и того же пола — страх гомосексуальности. Тесные контакты с другими могут увеличить риск ВИЧ–инфицирования и венерических заболеваний. Бурный физический рост может привести к потере индивидуальности и неуверенности в роли взрослого мужчины или женщины. Свиданий могут опасаться и желать в одно и то же время. Для нашего общества характерны половая свобода, легкий доступ к откровенным и эротически возбуждающим видеофильмам, неумение родителей внятно объяснить проблемы сексуального развития[561] и часто встречающиеся поводы к импульсивному сексуальному экспериментированию. Все это может приводить к утрате самоконтроля, чувству вины, беременности и последующему эмоциональному травмированию.

    3. Межличностные отношения. Как мы уже убедились, юность — это время, когда меняются отношения с родителями, сверстниками и ближними. Для молодого человека в этом возрастном периоде важно, чтобы его любили и принимали сверстники, особенно противоположного пола; однако, выходя из–под родительского контроля, они нуждаются в чувстве надежности, стабильности окружающей обстановки. Если нет прямого руководства со стороны родителей или когда внутренний и внешний мир представляется подросткам нестабильным, они часто испытывают смущение, тревогу и гнев.

    4. Формирование ценностей, нравственных принципов и религиозных верований. До наступления юности дети могут принимать родительские стандарты без особых вопросов и вызова. Однако, взрослея, подростки начинают подвергать сомнению родительские представления, и здесь уже большее влияние на формирование их убеждений и ценностей начинают оказывать сверстники. В процессе выявления ценностей молодые люди зачастую не получают помощи ни от кого, не считая таких же смущенных и страдающих сверстников. Религиозные сомнения, сокращение активности в рамках церкви и обращение к другой вере (по крайней мере временное) — явления в юности обычные, к великому огорчению родителей и церковного руководства[562].

    Согласно научным данным, обычные, принимаемые одним поколением ценности и убеждения могут существенно отличаться от ценностей тех, что были в юношеском возрасте за несколько лет до того[563]. В последние несколько лет, например, на наших глазах меняется отношение к сексу (быть может, из–за страха ВИЧ–инфицирования)[564], меняются также установки в отношении роли женщин, наркотиков и смысл успешной карьеры. Многие эти и другие перемены ценностных ориентации, по всей видимости, во многом отражают перемены в мышлении и поведении взрослых. Последние исследования, например, показали, что в американской семье «теперь снимают с себя ответственность за детей, подобно тому, как ранее сняли значительную часть ответственности за стариков». Две трети американских родителей выражают желание «свободно распоряжаться своей жизнью, в том числе и за счет сокращения времени, посвященного детям»[565]. Если эта тенденция сохранится, то подростки, чего опасаются некоторые специалисты, не смогут унаследовать от своих родителей цельной системы ценностей. Вместо этого при формировании будущих убеждений молодежь будет ориентироваться на средства массовой информации, на идеалы сверстников и другие ненадежные источники[566]. Последующий хаос может поставить душепопечителей перед большой ответственностью — помогать людям находить и разъяснять ценности.

    Эти проблемы еще больше усложняются культурными различиями. Например, в большинстве культур особое внимание уделяют молодым, между тем как в испаноязычной культуре традиционно прививают уважение к старшим. Большое значение в типичной культуре имеет влияние сверстников; испаноязычная молодежь больше подвержена влиянию семьи.

    В типичной культуре приветствуют конкуренцию и личные достижения, а в испаноязычных семьях поощряют сотрудничество и взаимозависимость. Эти и подобные культурные различия могут привести в дальнейшем к ценностной дезориентации подростков, желающих адаптироваться к обеим культурам[567].

    У молодых людей в этом возрасте внутренние конфликты порождаются также религиозными различиями. Много лет тому назад на одной церковной конференции было организовано собрание, посвященное проблемам современной молодежи. Темы для дискуссии, выбранные старшими, похоже, не вызвали большого интереса у юных участников конференции. Когда молодых людей настоятельно просили рассказать о том, что их заботит и печалит, они говорили о своих фрустрациях, которые, вероятно, остаются у них до сих пор. Многие чувствовали, что:


    • Христианские родители и церковное руководство не понимают всей сложности положения и проблем, с которыми сталкиваются подростки в наше время, в том числе и того, что толкает их к наркотикам и сексу[568].

    • Внешнее подчинение стандартам взрослых часто принимается за подтверждение духовной зрелости, между тем как на самом деле за этим может стоять лишь желание не «раскачивать» семейную лодку неудобными вопросами и сомнениями.

    • Родители–христиане не воспитывают здравого и реалистичного отношения к сексу.

    • Взрослые не выказывают доверия подросткам, которое можно было бы проявить, наделив их реальной ответственностью.

    • Многие верующие проявляют равнодушие в отношении важных проблем экономики, здравоохранения, общества и политики.

    • Часто имеется несоответствие между стандартными ответами и поведением в повседневной жизни старших христиан[569].


    Эти обобщения нельзя считать научными, однако они указывают на определенные аспекты нравственной борьбы, которую ведут молодые люди в юном возрасте. Бдительные взрослые из числа старших христиан, в том числе и душепопечители, осознают, что нельзя пренебрегать проблемами юношества, пытаясь найти ответы на вопросы, которые никого не интересуют.

    5. Стремление к независимости. Юношеский возраст, о чем говорилось выше, — это период перехода к зрелости. Подростки осознают, что они уже не дети, и хотят большей свободы, но справиться с ней могут лишь тогда, когда ее дают не сразу, а дозированно. То, чего хотят юноши, полагая, что могут с этим справиться, часто не совпадает с тем, что родители хотят (или считают благоразумным) им дать. Это может породить конфликт, состояние фрустрации, восстание против родительской власти и непрестанную борьбу. Есть старая, избитая фраза о том, что часто родителям легче «укоренить», детей чем «окрылить».

    6. Навыки и самоуважение. Согласно Джеймсу Добсону, подростки не нравятся себе, если не имеют физической привлекательности, умственных способностей (которые иногда сводятся к способности обучаться) и денег[570]. Сочетание всего этого встречается редко; и часто в разных ситуациях юноши страдают от чувства самоосуждения, социальной некомпетентности, академической и спортивной несостоятельности, а также духовных поражений, выходящих на первый план всякий раз, когда их порицают, отвергают в компании или когда им не удается исполнить каких–то важные заданий.

    Иногда возникает вопрос о самоуважении, так как у юношей еще слабо развиты навыки общения. Каждый из них должен научиться преодолевать стрессы, эффективно учиться, контролировать время, успешно взаимодействовать с ближними, противиться искушениям, плодотворно трудиться, возрастать в духе, вступать в отношения с лицами противоположного пола и распоряжаться деньгами. Вот некоторые, важные для выживания навыки, которые следует приобрести людям, чтобы «вписаться» в жизнь[571]. Если у юношей ограничены возможности приобретения таких навыков, то процесс приспособления к жизни может осложниться[572].

    7. Беспокойство о будущем. Последний период юности называется периодом «психологического моратория»; здесь у молодых людей имеется возможность реорганизоваться психологически и социально в поисках своей ниши в обществе[573]. Но даже в этот период многие юноши еще думают о призвании, о предмете специализации (в колледже), о ценностях, об образе жизни и о жизненных планах. Ни одно из решений, принятых в этом возрасте, не бывает постоянным; каждое из них может измениться в последующем. Тем не менее некоторые из юношеских решений бывают судьбоносными. Понимание данного обстоятельства заботит, печалит и тревожит людей, стремящихся к мудрым решениям.

    Последствия юношеских проблем

    Хотя на самом деле следующий возрастной период — период ранней взрослости — у большинства юношей характеризуется относительно нормальным развитием (иногда на удивление), заботы и печали периода юности все–таки делают свое дело. Юношеское чувство неуверенности в себе, вины, неполноценности, одиночества и отверженности может оставаться долгие годы в период взрослости, причем у многих молодых людей юношеские проблемы дают о себе знать задолго до наступления этого периода.

    1. Уход в проблемы. Некоторые подростки пытаются решить свои проблемы сами. При этом они бывают одиноки, задумчивы, отчуждены; они уходят от друзей, хандрят, отрекаются от обычных интересов и занятий или переживают бесконечную сумятицу чувств, которая временами дает о себе знать в виде психосоматических заболеваний, повышенной тревожности, академической неуспеваемости или более серьезных эмоциональных и поведенческих нарушений. Депрессия, тревога и непонятные колебания настроения и поведения обычно характерны для юношеского возраста, но эти расстройства следует считать патологическими лишь в том случае, когда они переходят в затяжные и ярко выраженные. Более характерны юношеские реакции на адаптацию. Они происходят в ответ на стресс и характеризуются раздражительностью, упорной депрессией, апатией или вспышками ярости[574].

    2. Проигрывание проблем. Подростки часто проигрывают свои проблемы социально неприемлемым образом, что в конечном счете реализуется через непокорность родителям и утверждение своей независимости. Злоупотребление алкоголем, наркотиками, вранье, воровство, правонарушения, «бандитское» поведение и другие формы отклоняющегося поведения и восстание против родительской власти дают подростку ощущение силы и чувство независимости; он видит в этом возможность бросить вызов и способ привлечь и удержать внимание друзей, а также получить одобрение сверстников, большинство из которых проигрывают свои проблемы таким же образом.

    Иногда реагирование (проигрывание) проблем принимает другую форму. Например, ими могут стать прогулы в школе и отказ от религиозных убеждений и нравственных стандартов родителей. Самоубийство, убийство и дорожно–транспортные происшествия (часто вследствие превышения скорости или управления транспортными средствами в нетрезвом виде водителями–подростками) стали главной причиной смерти в юношеском возрасте. Все эти акты насилия могут быть способом «противостояния системе» и выражения своей уникальности[575]. И само по себе сексуальное экспериментирование, в том числе и половые сношения, иногда бывает способом уподобиться взрослым, чтобы быть принятыми сверстниками.

    Подростки часто вынуждены заниматься сексуальным экспериментированием под мощным социальным давлением. Не всякое сексуальное поведение подростков является реагированием; иногда оно бывает попыткой подростка преодолеть задержки (запреты), вступить в значимые отношения, подтвердить возмужалость, поддержать самоуважение или избежать одиночества. В то же время, согласно одному гарвардскому исследованию, половая распущенность сопровождалась у молодых людей «глубоким чувством вины», чувством собственного ничтожества и презрения к себе, пошлыми связями и постоянным ощущением себя и других сексуальными объектами. Все это сопровождалось эпидемией венерических заболеваний и стремительным ростом числа нежеланных беременностей[576].

    Увеличение числа беременности у подростков стало серьезной национальной проблемой. Речь идет не только об уходе за детьми и их благополучии; имеются четкие указания и на то, что по сравнению с одноклассниками родители–подростки получают меньшее образование, зарабатывают меньше денег, занимаются менее престижным трудом, получают меньше удовлетворения от профессиональной деятельности; кроме того, разводы и повторные браки у таких людей встречаются чаще[577]. По сравнению со своими сверстниками, дети родителей–подростков обнаруживают худшие показатели умственного и эмоционального развития, школьной успеваемости и усвоения социальных навыков[578]. Конечно, эти неудовлетворительные результаты не являются следствием только подростковой беременности, но подростки–родители выделяются на фоне остальных подростков достаточно четко, чтобы предположить, что подростковая беременность способна коренным образом изменить все образовательные, профессиональные, социальные и супружеские перспективы молодых людей. Таковы, несомненно, отдаленные последствия подросткового проигрывания сексуальных импульсов.

    3. Бегство от проблем. Каждый год большое число подростков (главным образом девочек 15–17 лет) убегают из семьи. Многие из этих молодых людей травмируются школой, не имеют навыков социального общения, конфликтуют с родителями, низко оценивают себя, становятся жертвами жестоких отношений в семье, проявляют импульсивность и не не могут наладить отношения со сверстниками. Многие происходят из неблагополучных семей, и есть указания на то, что каждый из семи таких подростков был выгнан из дома[579].

    Но подростки бегут от проблем, не только когда бегут из семьи. Есть и такие, что уходят психологически — при помощи (или без таковой) наркотиков и алкоголя[580]. Другие уходят от проблем, сводя счеты с жизнью. В последние годы статистика самоубийств среди подростков резко возросла, и это, как мы убедились, стало главной причиной смерти в подростковом возрасте. Суицидные попытки юноши зачастую указывают на действительное желание умереть, но вместе с тем это и «вопль» молодого человека о помощи. Привести к самоубийству может пресс социального давления, пример сверстников, совершавших такие попытки, депрессия в подростковом возрасте, уязвленное чувство собственного достоинства и даже иногда проблемы, связанные с одаренностью[581]. Кроме того, как считает психиатр Роберт Коулз, причинами суицида могут выступать нравственные и духовные проблемы. Юность, по мнению Коулза, есть время духовных исканий, и если нет возможности всесторонне осмыслить экзистенциальные и предельные вопросы бытия, люди приходят в отчаяние и пытаются покончить с собой[582].

    Самоуничтожение (самоубийство, как нам предстоит убедиться в гл. 31), проявляется иногда в утонченных формах. Некоторые молодые спортсмены, например, отстаивают свою индивидуальность и чувство собственного достоинства, реализуя собственные спортивные таланты и достижения. Если кого–то из игроков исключают из команды или кто–то получает серьезную травму, препятствующую дальнейшим занятиям спортом, результаты, бывает, ужасают. За всем этим могут последовать депрессия, гнев, сумятица чувств, низкая самооценка и ощущение отверженности[583]. Иногда люди разражаются бранью, гневными упреками или уходят в самоубийственное поведение, например, пьянство и наркотики, или находят иные формы безответственного бегства от проблем.

    4. Решение проблем. Не все юноши уходят в проблемы, не все проигрывают их и не все бегут от них. Многие сталкиваются с проблемами лицом к лицу, говорят о них своим друзьям или вызывающим доверие взрослым, читают о подростковых стрессах, реагируют на неудачи с еще большим упорством, учатся на ошибках и переходят из периода детства в период молодости сравнительно гладко. Эти молодые люди и их родители могли бы извлечь пользу от профилактического, воспитательного и поддерживающего душепопечения, но они редко обращаются к душепопечителям. Вместо этого христианские душепопечители разбираются с людьми, адаптационные проблемы которых дурно влияют на подростков, их семьи и общество в целом.

    Душепопечение и юношеские проблемы

    Существует два подхода к работе с юношескими проблемами: помощь молодому поколению и помощь их родителям. В том и другом случае душепопечитель должен показать, что, в общем, он понимает, какие усилия совершает ребенок с целью преодолеть свои проблемы, и знает, какое психофизиологическое напряжение, конфликты и стрессы возникают у его подопечных и в их семьях. Часто родители и дети переживают сумятицу чувств, испытывают разочарования и страдают от межличностных конфликтов, возникающих при этом. Зачастую речь идет о гневе, утрате самоуважения, тревоге (о будущем) и чувстве вины (за прошлое). Душепопечитель, который понимает и принимает эти проблемы, не вставая ни на чью сторону, может оказать существенное воздействие и на родителей, и на детей. Это воздействие может быть даже большим, если душепопечитель проявляет проницательность, спокойствие, сочувствие и достаточно «толстокож», чтобы вынести критику и лесть, иногда по ходу одного и того же сеанса. Дети и родители нуждаются в заботливом, мудром, уверенном в своих силах человеке, ведущем их в мирную гавань во время бурных перемен.

    1. Помощь родителям. В предыдущей главе мы говорили о том, как можно помочь родителям в решении детских проблем. Большинство из этих правил применимы в работе с родителями подростков, однако нужно иметь в виду и несколько других, дополнительных правил[584].

    1) Поддержка и ободрение. При появлении юношеских проблем, многие родители начинают обвинять себя в том, что они плохие родители, или страдать от мысли, что их детей ждет какая–то беда. Душепопечители не принесут никакой помощи, если будут пренебрегать подобными чувствами или оправдывать их; здесь важно утешить, успокоить и ободрить родителей. Почти у всех детей (и даже у детей мудрых родителей) бывают периоды гнева, мятежа против родителей, отчуждения, депрессии и критики. Выше мы отмечали, что у Бога, единственного совершенного Родителя, были дети, которые восставали против Него[585]. Родители могли бы утешиться, узнав, что Бог понимает их горести и печали. Было бы также полезно напомнить родителям, что не только они влияют на поведение подростков и молодежи. Родителям в семье следовало бы сделаться менее суровыми, научиться выслушивать и пытаться понимать своих подростков. Важнее всего искать непрерывной, каждодневной помощи и водительства свыше от Бога, Который ведет нас и знает, как лучше всего справиться с проблемами, в том числе и с юношескими.

    2) Семейное душепопечение. Конечно, не стоит винить родителей во всех подростковых стрессах, но отсюда вовсе не следует, что родители всегда правы. Когда у подростка или другого члена семьи возникают проблемы, подлинная причина часто заключается в семейном неблагополучии. Например, если у родителей есть серьезные проблемы в супружестве, дети могут выходить из–под контроля или вести себя как–то иначе. Это отвлекает родителей от своих неурядиц, примиряет их, когда они сосредоточиваются на юношеской проблеме, а иногда и дает подростку возможность избежать невыносимой семейной ситуации.

    Некоторые душепопечители приглашают на сеансы душепопечения все семейство, даже когда подростка–сына или подростка–дочь объявляют источником проблемы. Проблемная личность действительно иногда лучше других отражает глубинные проблемы семьи. Иногда с восстановлением благополучия семьи юношеские проблемы необыкновенным образом исчезают[586].

    3) Ограничение и обуздание. Некоторые семейные конфликты в подростковом возрасте происходят потому, что молодые люди добиваются большей воли, чем родители хотят им дать, по крайней мере вначале. В случае враждебного реагирования подростков на попытки ограничить и обуздать их, родители могут действовать по–разному. Одних интересует, не проявляют ли они излишней жесткости и безрассудства. Других это потрясает, они чувствуют в этом угрозу. Третьи отвечают ужесточением требований и отказом от переговоров или капитуляции. Многие начинают сомневаться в своей родительской компетенции.

    Вместо уступок в отношении юношеских требований (это обычно ведет к еще большим требованиям), родители могли бы с помощью душепопечителя осознать тот факт, что каждый член семьи имеет в доме свои права. Чтобы гарантировать эти права, следует установить и придерживаться определенных ограничений, независимо от давления подростковой среды или мнения соседей; но при этом следует проявлять гибкость, поддерживать нормальные отношения и проводить дискуссии. Слова и поступки родителей могут демонстрировать любовь, уважение и почтение ко всем членам семьи.

    Этот пример, вероятно, принесет много больше пользы, чем нотации, критика или советы. По мере того как отрочество сменяется первым, а затем и вторым периодом юности, молодым людям можно предоставлять все большую степень свободы, но во всякое время следует делать упор на правах и интересах остальных членов семьи. Душепопечители могут помочь родителям ограничивать и обуздывать подростков, соблюдая их практические интересы, постигая потребности молодых людей и следуя библейским нравственным стандартам. Иногда родители знают, как поступить, но им нужен внешний наблюдатель, способный поддержать их, особенно во время семейных конфликтов.

    4) Духовная помощь. Исследователь Мертон Штромен посвятил многие годы изучению юношеских и родительских проблем[587]. Некоторые из исследований привели его к выводу, что подростки склонны отвергать семейное вероисповедание, если в основе религии родителей лежат правила, а не христианские добродетели принятия и прощения. Если родители проявляют жесткость и склонны к законничеству или если семейство весьма озабочено своим положением, отношениями с соседями или конкуренцией, то молодые люди, вероятнее всего, восстанут на власть старших. Иногда подобные установки родителей на самом деле скрывают их глубинную неуверенность в себе и тревожность. Душепопечение может принести пользу, но ценным было бы также помочь им возрастать в духе, развивать библейские ценности и последовательно вести христианскую жизнь. Подобное душепопечение оказывает благотворное воздействие и на родителей, и косвенно на других членов семьи.

    2. Помощь молодым людям. Быть может, труднее всего в юношеском душепопечении установить доверительные отношения и помочь молодым подопечным осознать, что они нуждаются в помощи. Некоторые подопечные обращаются за помощью сами, но чаще подросток не видит никакой необходимости в душепопечении и приходит к душепопечителю по просьбе родителей, учителей или судей. В этом случае душепопечитель рассматривается как союзник родителей и с самого начала ему оказывается сопротивление. Душепопечитель должен:

    1) Достичь взаимопонимания. Крайне важны искренность и уважение наряду с проявлениями сострадания и твердой кротости, особенно в начальной стадии душепопечения. Встретив сопротивление, займитесь им тотчас, давая подопечному возможность отвечать на ваши вопросы. Спросите подростка: «Вы не могли бы сказать мне, что привело вас сюда?» Если же он никак не реагирует, скажите: «Хорошо, в вашем приходе сюда, видимо, заинтересован кто–то еще. Но я уверен, что вы, конечно, знаете с чем это связано». Отнеситесь к подопечному с уважением и не задавайте вопросов, несущих осуждение или критику в той или иной форме. От этого сопротивление нарастает, а юношеское защитное поведение закрепляется. Попытайтесь направить ход дискуссии на обсуждение конкретных вопросов, внимательно прислушивайтесь к тому, что хочет сказать ваш подопечный, давайте ему возможность выразить свои чувства и периодически отмечайте происходящее в эмоциональном плане. Реплики «Вы выглядите очень расстроенным» или «Полагаю, что у вас на душе теперь сумятица чувств» способны подтолкнуть подростка к обсуждению эмоций. Постарайтесь удержать все это на уровне спокойного, уравновешенного, непринужденного диалога.

    2) Помнить о переносе чувств. Как мы отмечали выше, это указывает на склонность некоторых людей переносить чувства, испытываемые к кому–либо в прошлом, на кого–либо в настоящем. Например, молодой подопечный, который ненавидит отца, может перенести эту ненависть на душепопечителя–мужчину. Душепопечитель должен знать, что отношение к нему зачастую будет враждебным, подозрительным, его будут бояться или превозносить уже только потому, что он напоминает кого–то из других взрослых. Душепопечители могут обсуждать это явление со своими подопечными. Иногда это приводит к полезным озарениям и правильному поведению в окружающей обстановке, что может помочь подопечному после сеанса.

    Как душепопечитель, попытайтесь не быть похожим на родителей своего подопечного, на кумира или другого человека, с кем вас могут отождествить. Кроме того, не забывайте и о контрпереносе. Это явление имеет отношение к склонности душепопечителя находить подобие между подопечным и кем–то другим. Например, если ваш подопечный напоминает вам собственную дочь или вы вспоминаете при этом соседского смутьяна, ваши чувства в отношении этих людей могут переноситься на вашего подопечного и мешать вам объективно воспринимать его. Говорить об этом своему подопечному, конечно, не стоит, хотя обсудить это явление с другим душепопечителем было бы небесполезно.

    3) Определить проблему. Трудно помогать, когда вы не способны понять проблему. Юные подопечные иногда отрицают наличие всяких проблем, и тогда само душепопечение становится проблемой. Вместо классификации или диагностики проблем полезнее вызвать подростка на разговор на такие темы, как школа, досуг, интересы, пристрастия и предубеждения, симпатии и антипатии, родители, друзья, планы на будущее, вероисповедание, свидания, секс, трудности и другие аналогичные вопросы. Начните со сравнительно легких, безопасных тем (например: «Расскажите мне о вашей школе и семье»; «Что интересного произошло с вами?») и потом постепенно переходите к более щепетильным вопросам. При этом всячески показывайте подопечному, что вы действительно хотите услышать его ответы. Старайтесь говорить с подопечным как друг, а не следователь. Чтобы процесс начался, могут понадобиться какие–то общие вопросы, но как только подопечный включается в разговор с вами, вы должны показать ему готовность понять его, и тогда подопечный начнет раскрывать свои страхи, чувства, отношения, трудности, побуждения, межличностные конфликты, защитные реакции и другие заботы.

    4) Поставить цель. После того как вы нашли с подопечным общий язык, установили проблему и в определенной мере подошли к пониманию причины, по которой прежний план действий не работал, хорошо перейти к определению задач и постановке конкретных целей. Говоря о душепопечении взрослых, мы рассуждали о цели самопознания, о возможности установить более приемлемые отношения с близкими, о помощи в приобретении навыков или перемене поведения, поддержке и поощрении духовного роста. Все это применимо и в отношении юного поколения.

    В душепопечении следует ставить самые конкретные задачи и цели. Если вы и ваш подопечный имеете различные цели, их следует привести к общему знаменателю. Затем, когда четкие и взаимно приемлемые цели установлены, подопечному следует помочь приступить к решению задач, проистекающих из этих целей. Эта стадия душепопечения называется критической, поскольку именно в этой стадии вероятнее всего возможен провал[588]. Обе стороны могут легко согласовать цели, но значительно труднее пойти на претворение поставленных целей в жизнь, на перемены, которые поведут к достижению этих целей.

    В конце концов христианский душепопечитель стремится помочь молодым людям стать взрослыми, которые славят Христа своим образом жизни, убеждениями, внутренним спокойствием и общением. Чтобы помочь подопечным достичь этой цели, необходимо сосредоточиться на текущих, самых неотложных задачах. Иногда необходимо помочь подопечным изменить их мышление, восприятие и поведение. Временами рекомендуется групповое душепопечение. Это особенно полезно конфликтным или аутичным молодым людям, у которых возникают трудности в общении и которые сталкиваются с такими общими проблемами, как жестокое обращение в семье, алкоголизм родителей или смертельно больные родственники. Общение и свидетельство в рамках группового процесса могут поддержать и научить их устанавливать приемлемые отношения с ближними. Часто это расчищает дорогу к духовному росту и подводит к последним ответам на жизненные проблемы.

    Предупреждение юношеских проблем

    Хорошо известно, что цыплята, вылупляясь из яйца, разбивают скорлупу. Если некий благожелатель постарается помочь цыпленку разбить свою скорлупу, тот вылупится быстрее, но при этом у него не будет опыта решения проблем и силы, необходимой для подготовки к будущим жизненным стрессам.

    Подростки отчасти походят на цыплят, которые стараются разбить свою скорлупу. Прощание с детством может оказаться болезненным и трудным процессом, но с каждой решенной проблемой подросток обретает уверенность, навык, знание, даже в случае поражения. Иногда родители и другие благожелательно настроенные взрослые пытаются избавить юношу от всех проблем и защитить от всех жизненных стрессов, но это невозможно; и так воспитывать детей нельзя. Вместо этого мы обязаны помочь молодым людям вступить в пору зрелости без болезненных и ненужных осложнений, наступающих в связи с нарушением закона, половой распущенностью, серьезным нервным расстройством, академической неуспеваемостью, конфликтом или утратой веры. Имеется несколько способов, с помощью которых душепопечители и другие христианские руководители могут помочь родителям подготовиться к потенциальным юношеским проблемам, а молодым людям — перейти в пору зрелости без многих мучительных заблуждений периода юности.

    1. Духовные основы. Кто–то сказал, что начинать готовиться к юности следует, по крайней мере, за десять лет до ее начала. Прививая навыки общения, воспитывая взаимное уважение, заботясь о других и открыто обсуждая проблемы, родители помогают детям учиться открытому отношению к проблемам, чтобы они могли решать их по мере возникновения, не откладывая на долгий срок.

    Эта подготовка имеет особо важное значение в духовной сфере. На подростков не действует богословское законничество или такое вероисповедание, в котором много говорят и мало делают. Если их родители демонстрируют живую веру, искреннюю преданность Иисусу Христу и повседневную готовность поклоняться и служить Ему, то это на подростков действует гораздо сильнее. Если родители учатся возрастать в духе, в семье возрастает любовь, стабильность, уважение и прощение. Это создает прочное основание, на котором подростки могут строить свою жизнь, вырабатывать ценности, решать проблемы и планировать будущее.

    2. Образование. Есть целый ряд школьных программ с целью предупредить подростков об опасностях юношеского алкоголизма, наркомании, половой распущенности и других подобных проблем. Такая информация может оказаться полезной, но юноши нередко знают (или думают, что знают) о наркотиках и сексе больше, чем их учителя. Часто фактические знания вытесняются под давлением сверстников или возбуждения, связанного с риском. Побуждать подростков отказаться от употребления наркотиков — превосходная цель, но от лозунгов, подобных этому, мало проку, если человек не приобрел навыка, как отказаться от наркотиков, когда обстоятельства толкают на это. Образовательные мероприятия, направленные на профилактику юношеских самоубийств, могут быть конструктивными, но только в том случае, если самоубийство не становится привлекательным, если учащимся дают реальную информацию о самоубийстве и показывают им, как можно преодолеть проблемы не таким деструктивным образом[589].

    Отказываться от санитарного просвещения нельзя, но в определенном смысле оно бывает более эффективным, если исходит не от профессиональных учителей, а от тех, кто сам пережил мучительную «ломку» и состояние абстиненции или осложнения от распущенного, безнравственного поведения. Еще важнее — рассуждения о нравственных стандартах, ценностях и библейском учении о добре и зле. Эти проблемы следует обсуждать открыто и честно, преимущественно в семье и прежде, чем они внезапно возникнут перед юношей. Кроме того, молодым людям следует помочь найти любовь и уважение в жизни, чтобы у них не появилась потребность искать суррогатной любви в наркотической эйфории, половой распущенности и в покушениях на самоубийство.

    Часто родители–христиане и церковное руководство полагают, что Бог защитит наших детей, если мы будем регулярно молиться за них. Это правильный вывод, но иногда он превращается в оправдание, которое мы приводим, пренебрегая вопросами развития детей и устраняясь от решения проблем, с которыми юноши сталкиваются каждодневно. Несомненно, мы приходим к верному заключению, когда решаем, что Бог временами отвечает на наши молитвы и хранит наших детей с помощью нравственного учения и предостережений, исходящих от родителей и христианских учителей. Однако этого может и не произойти, если такие проблемы, как половое общение, репродуктивные планы, пьянство, мастурбация, беременность у подростков и наркомания, никогда не обсуждались. Если бы эти проблемы открыто обсуждались прежде их появления, то их можно было бы обсудить снова, когда искушения начнут умножаться[590].

    3. Образец стабильной семьи. Пример родителей является одним из наиболее эффективных профилактических средств в жизни юноши. Как родители справляются в условиях стресса, как устраняют разногласия, как реагируют на искушения? Насколько прочен их брак? Может ли семья стать прибежищем во время стресса? Может ли она превратиться в точку опоры, когда мир вокруг, по–видимому, находится в состоянии брожения? Побуждение укреплять семейно–брачные связи является важнейшим способом, которым церковь способна предотвратить юношеские проблемы. Душепопечителям надо учить родителей тому, как следует любить детей, принимая их такими, как есть; как понимать их, замечая в них доброе; и как избегать нотаций. Душепопечители должны помочь родителям осознать тот факт, что дети склонны к большему послушанию, когда их «предки» не реагируют на мелочи.

    4. Межличностная поддержка. В большинстве церквей осознают, что в юные годы поддержка и ободрение сверстников играют важную роль. Конечно, восстание подростков против родительской власти, наркомания и половая распущенность имеют место и в церкви, и в межцерковных объединениях; и все же, если друзья и проницательные заботливые руководители готовы оказать молодым людям эмоциональную и общественную поддержку, помочь им организовать обсуждение реальных проблем, приятно провести время, сформировать адекватную самооценку, направить в жизни и преподать духовное учение, тогда церковь способна оказать великое положительное и профилактическое воздействие. Подавая пример для подражания, как мы отметили выше, можно преподать юношам важнейшие уроки. Если верующие из числа старших членов церкви могут дать образцы поведения, которые принимаются и почитаются юношеством, то это может существенным образом повлиять на их развитие. Кроме того, душепопечитель не должен недооценивать значения руководителей молодежи и действенных молодежных организаций.

    5. Водительство. Найти свое призвание, свое место в жизни, понять свою индивидуальность, определить свой жизненный путь, научиться взрослеть самому, сформировать свои ценности и решить, во что им верить, — вот что предстоит совершить молодому поколению. Никто не способен принять этих решений за них, хотя родители, христианские душепопечители и руководители церкви могут помочь им в этом и ободрять их после принятия этих решений. Занятия в воскресной школе, молодежные собрания и лагеря могут стимулировать обсуждение и осмысление этих проблем — и это тоже по силам родителям.

    Заключительные замечания

    Нелегко быть молодым; так же нелегко и помогать им переживать юные годы; и все же, несомненно, критический характер этого переходного периода от детства к зрелости в жизни человека преувеличен. С учетом происходящих перемен и нужных приспособительных реакций, следует признать, что большинство молодых людей достигают зрелости в исключительно хорошей форме.

    Непосредственно перед вознесением на небо Иисус говорил Своим последователям, что у них есть одна главная обязанность, которую им следует исполнять во время Его отсутствия — воспитывать учеников[591]. Где еще можно сделать это лучше, чем в семье? Дети растут, становясь подростками и юношами, и воспитание детей должно плавно переходить в воспитание учеников через наставление словом и примерный образ жизни последователей Иисуса Христа. Шлепками подростков и юношей ничему не научишь[592], но эти люди уже достаточно зрелы, чтобы ответить на разумные рассуждения, убеждения, справедливость, интерес, положительное подкрепление, любовь, родительский пример и силу молитвы. Как душепопечители и родители, мы обязаны помочь молодым людям возрастать в зрелости во Христе, а не заставлять их соответствовать каким–то родительским шаблонам. Мало найдется таких задач, которые представляли бы больший интерес, приносили бы большее удовлетворение, имели бы большее значение.

    Библиография

    Benson, Dennis С, and Bill Wolfe. The Basic Encyclopedia for Youth Ministry. Loveland, Colo.: Group Books, 1981.

    Collins, Gary R. Give Me a Break: The How–to–Handle–Pressure Book for Teenagers. Old Tappan, N.J.: Revell. 1982¦.

    Dobson, James. Preparing for Adolescence. Ventura, Calif.: Regal, 1978¦.

    Kesler, Jay, ed. Parents and Teenagers. Wheaton, 111.: Victor Books, 1984¦

    McCoy, Kathleen. Coping with Teenage Depression: A Parent's Guide. New York: New American Library, 1982.

    McDowell, Josh. What I Wish My Parents Knew about My Sexuality. San Bernardino Calif.: Here's Life Press, 1987¦.

    Olson, G. Keith. Counseling Teenagers. Loveland, Colo.: Group Books, 1984¦.

    ¦ Книги, отмеченные ромбом, рекомендуются для чтения подопечным.

    Глава 13.

    Молодость

    Бренту и Мишеля уже за двадцать; ему — двадцать шесть, ей — двадцать один. Они посещают одну и ту же церковь. Если он ходит в эту церковь только несколько последних месяцев, то она была в ней столько, сколько себя помнит, и эту же церковь посещает большинство членов ее семьи.

    Брент вырос в доме, где с религией почти не считались. Его родители называют себя христианами, но в церковь ходят один–два раза в год (обычно на Рождество). Многие годы они надеялись, что Брент, их единственный сын, займется семейным бизнесом, но вместо этого по окончании университета он решил поступить в семинарию. Родители вначале возражали, но потом благословили и частично оплачивали его обучение.

    Теперь, когда не за горами окончание семинарии, Брент считает, что ему, быть может, не очень–то и подходит должность пастора. Он мечтает о миссионерском служении и думает провести лето в Африке как «непрофессиональный» миссионер*[593]. Родители не поддерживают этого решения. Они считают, что он попусту потратил семинарские годы и погряз в религии, так что глупо, с его стороны, считать миссионерскую деятельность целью своей жизни и стеснять их в средствах, пытаясь собрать «поддержку»**[594], чтобы «прогуляться в Африку за чужой счет». Что касается призвания, то Брент сбит с толку. Он не знает, чем заняться, и иногда ему думается, что правда на стороне его родителей.

    Со своим призванием не определилась и Мишелл. Ее родители восхищаются миссионерской деятельностью и были бы довольны, если бы их дочь отправилась на миссионерское служение. Она же видит себя модельером женской одежды и проводит много времени за этим занятием. Она проучилась в университете год и бросила его, поскольку там ей стало скучно. Ей неясно, как можно стать модельером одежды, тем не менее она еще ничего не сделала, чтобы претворить эту мечту в жизнь; что касается учебы на модельера, то об этом ей не хочется думать. Вместо этого ей хочется путешествовать, знакомиться с интересными людьми и зарабатывать больше денег, чем теперь, на месте кассира в местном магазине самообслуживания.

    Бренту и Мишелл приходится нелегко; они обратили внимание на то, что в этих вопросах большинство их друзей путаются не меньше их. Поступивших в университет и аспирантуру среди них мало, правда, есть несколько человек, нашедших неплохую работу. Эти люди, по всей видимости, не сомневаются в своем призвании. Брент и Мишель молятся (время от времени вместе) о своем жизненном пути, тем не менее иногда они сомневаются (как и их родители), что когда–либо получат ясное представление о своем призвании.

    ***

    Полное руководство по клинической ncuxuampuu/IV представляет собой объемистый том весом около семи фунтов, толщиной почти в три дюйма; в нем имеется более двух тысяч страниц специальной информации, написанной в краткой форме и расположенной в две колонки[595]. Это производящее глубокое впечатление руководство содержит подробные статьи о детстве и юности, зрелом и пожилом возрасте; однако здесь почти ничего не говорится о молодости (периоде ранней зрелости). Молодые люди составляют треть нашего населения, у большинства из них есть дети. Эти люди, составляющие ядро рабочей силы государства, по мнению специалистов по маркетингу, обладают огромным политическим влиянием и покупательной способностью. Будучи прослойкой между родителями средней или поздней зрелости, с одной стороны, и подростками, которые привлекают так много внимания средств массовой информации, с другой, молодые люди в периоде ранней зрелости имеют свои уникальные потребности и проблемы; и вместе с тем именно эту возрастную группу все больше игнорируют авторы руководств по психологическому консультированию и психиатрии.

    Молодость (ранняя зрелость) охватывает период жизни от конца второго до конца третьего десятка лет. Это время глубокого удовлетворения в смысле любви, сексуальности, семейной жизни, профессиональных достижений, творческой силы и реализации крупных жизненных целей, но также временами и сильного стресса. «Ранняя зрелость является фазой, когда нас более всего допекают собственные страсти и амбиции (внутри нас), а вовне — требования семьи, общины и общества. В достаточно благоприятных условиях жизненные преимущества этой фазы огромны, но издержки часто равняются или превышают преимущества»[596].

    Согласно Даньелу Левинсону и группе его коллег по научно–исследовательской работе в Йельском университете, возраст ранней зрелости можно разделить на четыре перекрывающихся периода, каждый из которых длится приблизительно 5–7 лет[597]. Как показано на рис. 13.1, период ранней зрелости начинается с перехода в период ранней зрелости, который охватывает возраст от 17 до 22 лет. Переходя из юности в молодость, люди принимают решение о будущем. Выбирать жизненный путь бывает трудно, отделяться от родителей не всегда приятно, и для большинства этот временной отрезок жизни является периодом испытаний, волнений, трудностей и тревог в одно и то же время[598].


    Рис. 13.1. Ступени взросления*[599]

    В возрасте около 21 года молодые люди стоят на пороге мира взрослых и уже должны принимать практические решения. В середине третьего десятка лет жизни большинство людей решают вопросы брака, отцовства и материнства, рода или вида деятельности и организации быта. Часто в разных ситуациях молодые люди могут выбирать из целого ряда альтернатив; однако иногда жизненно важные решения принимаются ими поспешно либо под влиянием конкретных обстоятельств, о чем в последующем им приходится сожалеть.

    Переходный период тридцатилетних начинается в 28 лет и завершается в начале четвертого десятка лет. Для многих это время переоценки, когда прошлый жизненный выбор подвергают критическому анализу и временами меняют. К этому времени у большинства из нас открываются таланты, способности и интересы, которых раньше мы в себе не находили. Одни приходят к выводу, что их идеалистические, юношеские ценности и мечты нереальны или недостижимы. Те, кто не связывал себя какими–то обязательствами в третьем десятилетии жизни, бывает, чувствуют себя огорченными, утратившими связь с людьми, и склонны считать, что их сносит течением жизни. Многие пытаются изменить этот образ жизни ради большей стабильности в будущем. Для других этот возрастной период становится временем таких перемен, что молодые мужчины и женщины задаются вопросом, не наступил ли у них кризис середины жизни на десять лет раньше обычного.

    В возрасте от 33 до 40 лет у большинства людей наступает период стабилизации. Согласно Левинсону, «жизнь на четвертом десятке лет всегда отличается (при этом перемена может быть едва различимой или драматической) от того, какой она была десятилетие назад»[600]. Требования семьи, общины и общества достигают пика. Этот период в сфере профессиональных и экономических достижений часто характеризуется возникновением конкурентной борьбы, по крайней мере в нашем обществе; многие люди начинают все больше заботиться о достижении большей независимости и самодостаточности.

    В наше время все это осложняется феноменом, получившим название «бэби–бум». В 1946 г., после Второй мировой войны, рождаемость во всем мире неожиданно достигла пика. В большинстве государств в последующие годы рост рождаемости вскоре прекратился, однако в следующих четырех странах — Австралии, Новой Зеландии, Канаде и Соединенных Штатах — рождаемость оставалась на высоком уровне на протяжении почти двадцати лет. Все это привело к демографическому взрыву (один обозреватель назвал его «свиньей в удаве»), который распространяется по жизни, радикально изменяя общество и оказывая существенное влияние на предыдущие поколения[601]. На Западе — это первое поколение, выросшее под влиянием телевидения; первое поколение, не знающее инфекционных болезней типа дифтерии и полиомиелита (зато познавшее ВИЧ–инфекцию); первое поколение, привычно использующее компьютеры в повседневном труде, знакомое с покорением космоса и получившее практически безграничные возможности в сфере образования. Это поколение пытается изменить общество, освободить женщину. Это поколение гонится за материальным изобилием, меняет ценностную ориентацию в отношении секса, проявляет терпимость к разнообразию и бросает вызов устоявшимся традициям. Это поколение гордится непредубежденностью и широтой взглядов; однако именно это поколение обвиняют в духовной нищете и культурном консерватизме[602]. И это же поколение ведет активную конкурентную борьбу за рабочие места, продвижение по службе и материальное изобилие, добиться которого рассчитывают многие взрослые[603].

    Те, кто родился позже, могут испытывать смешанные чувства в отношении своих старших братьев и сестер из числа «самого большого, самого богатого и самого образованного поколения», о котором теперь пишут как о поколении людей, «сомневающихся, неуверенных в подлинности своих ожиданий, неуверенных в своей роли в обществе, неуверенных в своем браке и семье, неуверенных даже в необходимости продолжать свой род»[604].

    Хорошо известно, что молодые люди по окончании средней школы, в возрасте ранней зрелости, часто выбывают из церкви и возвращаются туда позднее, уже став родителями. И очень часто люди эры «бэби–бума» и «пост–бэби–бума» попадают в церкви, где их отчаянных усилий по преодолению проблем понять не могут, не могут удовлетворить их потребностей. Подобно большинству руководств по психиатрии, многие церкви также не уделяют должного внимания проблемам молодости (ранней зрелости)[605].

    Библия и молодость

    Из всех людей, упоминаемых Библией, ни о ком не говорится чаще, чем о Давиде. Исторические данные из его жизни изложены в четырех ветхозаветных книгах; во всей Библии его имя упоминается даже чаще, чем имя Иисуса Христа[606]. Иногда мы забываем, что динамичный, подвижный образ жизни Давида, его соперничество с Саулом, дружба с Ионафаном, духовный рост и семейно–брачные неурядицы[607] имели место, по всей видимости, до того, как ему исполнилось тридцать[608]. Многие псалмы были написаны Давидом, очевидно, в возрасте ранней зрелости.

    В отличие от современных писателей, Библия не выделяет раннюю зрелость как особый возрастной период, но похоже, что библейские персонажи большей частью прославились в истории, находясь именно в этом возрасте, как и Давид. Иисус находился именно в этом возрасте, когда исполнил Свое служение и изменил течение истории. Многие руководители первой Церкви, похоже, были молодыми людьми. Каждый из них бился над решением собственных проблем, но Бог, сильный в делах, употреблял многих из них. «Никто да не пренебрегает юностью твоею», — писал апостол Павел Тимофею, когда тот, возможно, был в возрасте ранней взрослости. Далее Павел продолжает: «Но будь образцем для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте»[609].

    Хотя возраст ранней зрелости в Священном Писании не выделяется, тем не менее здесь часто упоминаются многие из забот и проблем этого возраста. Тревога, уныние, супружество, половое общение, операции с деньгами, занятия, связь с родителями и детьми, искушение и духовный рост — вот вопросы, которые упоминаются в Библии и особо относятся к людям в возрасте ранней зрелости.

    Причины проблем в молодости

    В одном фундаментальном исследовании психологии университетских студентов сообщалось, что для многих из них была характерна психология «спасательной шлюпки». Каждый ощущал себя одиноким моряком в шлюпке, оказавшейся вдали от гавани в страшном шторме. Если в лодку поступает вода, «каждый черпает ее в одиночку. Ситуация настолько скверная, что ни у кого не хватает времени подумать о других, которые, может быть, терпят такое же бедствие»[610].

    Является ли сегодня это описание (одно из последних по времени) достоверной характеристикой психологии университетских студентов и других молодых людей в возрасте ранней зрелости? Некоторые ученые считают, что существование студентов, как и всех других людей, определяется циклами. Возьмем, к примеру, некое поколение студентов. Оно характеризуется массовой политической активностью, политическим самосознанием и озабочено проблемами ближних. Но вот проходит несколько лет и в университетах становится тихо, поскольку студенты с головой уходят в учебу и научную работу, стремясь к личному успеху и материальному благополучию. Мудрые душепопечители знают об этих социальных тенденциях и ясно понимают, каким образом они влияют на отчаянные усилия подопечных по преодолению своих проблем. Тем не менее, несмотря на то что культурные тенденции и условия постоянно меняются, молодые люди в возрасте ранней зрелости во всяком поколении и в любое время чувствуют себя в мире изолированно. Подобно одинокому моряку в шлюпке, давшей течь, многие беспокоятся о собственной безопасности и выживании, и у них не остается сил подумать об обществе или проявить интерес к ближним.

    Испытания, с которыми сталкиваются люди в молодости, можно объединить в четыре главных категории. Каждое из этих испытаний способно породить проблемы у молодых людей в пору ранней зрелости.

    1. Развитие способностей. Большая часть нашего детства посвящается приобретению навыков, необходимых для выживания и приспособления друг к другу. Становясь старше, мы узнаем, как учиться, решать проблемы, справляться со стрессом, контролировать такие чувства, как гнев и тревога, а также как обращаться с родителями и сверстниками. Много личных неудач происходит от того, что мы в свое время не обрели навыков, необходимых для нормального функционирования в условиях современной сложной культуры. Если человек хочет преуспевать в возрасте зрелости, ему следует совершенствовать навыки в разных сферах[611].

    1) Физические навыки. К тому времени, когда мы достигаем зрелости, почти все из нас узнают, как важно быть здоровым, систематически заниматься гимнастикой и соблюдать сбалансированную диету. Однако некоторые молодые люди изнуряют собственные тела нездоровым питанием, диетой, дающей «патентованный и незамедлительный результат», недосыпанием, леностью, алкоголем и другими возбуждающими средствами. Молодому организму свойственно быстрое восстанавление сил, и подопечные забывают, что, как бы там ни было, переутомление, избыточный вес, гиподинамия, нерегулярное питание, физическое перенапряжение объективно препятствуют нормальному функционированию организма и эффективному контролю над стрессом. Сложные проблемы иногда возникают или углубляются лишь потому, что люди не желают ухаживать за своим телом.

    2) Интеллектуальные, направленные на разрешение проблем, навыки. Чтобы успешно преодолевать стрессы, разрешать проблемы и эффективно адаптироваться к переменам, люди должны уметь продуктивно учиться, плодотворно общаться и ясно мыслить. К сожалению, многие молодые люди, закончив обучение в системе образования, так и не умеют ясно мыслить. Наши школы придают столько значения творческим способностям, терпимости и «учению ради удовольствия», что, по мнению некоторых критиков[612], студенты не умеют ни учиться, ни мыслить.

    В основе разрешения проблем лежит прояснение вопросов, постановка целей, выявление альтернативных решений, тщательная проверка одной или более из выдвинутых альтернатив, оценка того, что произошло, а иногда прохождение всего цикла по второму кругу. Временами проблемы возникают или усугубляются от того, что люди, не научившиеся четко и последовательно мыслить, не знают, где добывать полезную информацию, или понятия не имеют о том, как следует разрешать проблемы. Вот почему душепопечитель становится воспитателем, который обучает молодых людей интеллектуальным навыкам — навыкам решения проблем.

    3) Навыки самоконтроля. Один мудрец как–то сказал, что многие хотят быть писателями, но немногие при этом хотят писать. Быть известным автором — значит иметь престиж, а иногда и славу[613], вместе с тем, чтобы писать, и писать хорошо, автор вынужден проводить в уединении много времени (иногда впустую), излагая свои мысли в письменной форме. Эта задача требует жесткой самодисциплины и тщательного контроля за временем.

    Некоторые излишне обязательные люди пытаются соблюдать такую самодисциплину и становятся чрезмерно строгими и непреклонными, теряют веселость и непосредственность воображения. Я полагаю, что душепопечителям часто приходится слышать от людей об убитом времени, растраченных деньгах, упущенных возможностях, отсутствии самообладания и нерадивости. Не овладев навыками самоконтроля, молодые люди в возрасте ранней зрелости могут безвозвратно потерять несколько наилучших лет. Только потом до них доходит, что они жили бездумно, беспорядочно и бесцельно и что другие, более дисциплинированные, обошли их.

    В работе с подопечными душепопечитель может столкнуться с необходимостью научить их распоряжаться деньгами, соблюдать самодисциплину, планировать жизненный путь и контролировать свое время. Без этих навыков проблемы возраста ранней зрелости, вероятнее всего, останутся на всю жизнь[614].

    4) Навыки межличностного общения. Необходимость уживаться с людьми — одно из наиболее трудных жизненных испытаний[615]. Эта задача требует решительности, такта, трудолюбия, отзывчивости, иногда и долготерпения. Библия учит жить в мире друг с другом, хотя и дает понять, что это не всегда возможно, поскольку иногда миротворческие усилия предпринимаются лишь одной из сторон[616].

    Чтобы пройти через многие испытания молодого возраста, требуются навыки межличностного общения. Начало профессиональной деятельности, поиск партнера по браку, установление супружеских отношений, создание семьи, социальная адаптация, включение в церковную общину — везде требуются такие «человеческие навыки», как умение слушать, способность четко излагать свои мысли, сглаживать разногласия, улаживать ссоры и действовать сообразно конкретным социальным ситуациям. Каждый из этих навыков включает понимание (человек знает, как реагировать) и действие (человек действует согласно этому пониманию). Чтобы приобрести навыки в том и другом, на это следует потратить определенное время и приложить определенные усилия[617]. Если этих навыков нет, могут возникнуть проблемы.

    5) Навыки эмоционального реагирования. Способность чувствовать, как всем известно, является одним из аспектов человеческой природы. Временами чувства появляются, когда этого ожидаешь меньше всего. Уныние, беспокойство, гнев, возбуждение, вина, страсть, восторг, сострадание и множество других чувств могут действовать на наше мышление и влиять на наше поведение. Иногда люди подавляют свои чувства, не обращают на них внимания, выражают их несообразно и даже не осознают их существования. Все это может привести к серьезным психологическим и социальным проблемам.

    Каждый из нас должен научиться воспринимать собственные эмоции и быть отзывчивым на чувства ближних. Некоторые подопечные должны научиться тому, как и где выражать свои чувства социально приемлемым образом. Некоторые молодые люди, например, так и не поняли до сих пор, что плач является нормальным и здоровым явлением. Многое зависит от того, где, с кем и когда плакать.

    6) Духовные навыки. В последние годы наблюдается стремительный рост интереса к восточным практикам медитации, изменению сознания и программам развития самосознания. Значительный интерес ко всему этому проявляют молодые люди в возрасте ранней зрелости; многие из них заняты поиском смысла жизни. На специальных занятиях их обучают контактировать с духовными силами, исходя из предположения о том, что таковые существуют[618].

    Вместо этого христианине стремятся вступить в контакт с Личностью — Иисусом Христом. Как бы там ни было, для многих молодых людей период ранней зрелости — это годы, посвященные обретению значимой и оправдывающей все упования веры[619]. Кому–то из нас может не понравиться представление о духовных «навыках», но разве не ученики просили Иисуса научить их молиться и разве нет в Библии множества примеров и наставлений о путях духовного возрастания через общение с Богом? Учиться молиться, исследовать Священное Писание, знать толк в религиозной литературе и находить в ней пользу, служить Богу, иметь подлинное общение с другими верующими и духовно возрастать необходимо на протяжении всей жизни. Молодые верующие (подобно тем верующим, что старше годами) часто испытывают разочарования в духовной и личной жизни, когда не понимают сути этих духовных навыков, так как они не заставляли себя употреблять их на практике.

    2. Обретение независимости. Молодым людям в возрасте ранней зрелости нужно отделяться от родителей и приходить к осознанию своей независимости. Часто на это уходит определенное время и силы; иногда при этом отмечаются состояния фрустрации, стресс, чувство неуверенности, периодические сомнения и трудности в решении многих вопросов. Как я справлюсь с этим? Смогу ли прокормить себя? Как уживусь с соседом по комнате? Как мне перестать зависеть от родителей в финансовом плане? Как сохранить связь с семьей, не чувствуя себя при этом ребенком? Как справиться с чувствами вины и одиночества в процессе отделения от семьи?[620] Некоторые, вкусив независимости в университете или где–то еще, могут столкнуться с проблемой реадаптации в семье[621].

    Необходимость обретения независимости состоит, по крайней мере, из четырех взаимосвязанных постоянных задач: развитие самостоятельности, рост чувства идентичности, формирования ценностей и практического поведения*[622].

    1) Развитие самостоятельности. Самостоятельность можно охарактеризовать как «сохранение равновесия между ориентацией на себя и чуткостью к потребностям ближних»[623]. Быть самостоятельным — это не значит упорно проводить в жизнь «свое понимание вещей», причем совершенно не считаясь с чувствами и мнениями ближних. Для христиан самостоятельность не означает, что мы отрываемся от Бога и пытаемся жить, уповая лишь на человеческие силы. Наоборот, самостоятельный христианин, доверяя Богу, следует Его указаниям и признает, что другие люди — включая родителей, душепопечителей и зрелых христианских руководителей — могут давать полезные и ценные советы. Обретение большей независимости сопряжено с инициативным планированием, готовностью взяться за решение проблем, принятием на себя ответственности за свой выбор и финансы, признание своих ошибок и предотвращение их появления в дальнейшем, а также учет советов ближних — даже если водительство такого рода впоследствии будет отвергнуто.

    Некий студент, выпускник университета, следующим образом охарактеризовал проблему самостоятельности, которая встала перед ним вскоре по прибытии его в университетский городок: «Спустя немного времени после того, как я прибыл сюда, мне показалось, что никто из 15 тысяч студентов, окружающих меня, и не думал наблюдать за мной, чтобы понять, зачем я тут. И в самом деле, мне надо было бы приобрести серьезнейшую проблему, чтобы кто–нибудь обратил на меня внимание. Тогда мне показалось очень важным найти душепопечителя, познакомиться и не терять с ним связи. На прошлой неделе он написал мне большое письмо с рекомендациями по трудоустройству»[624].

    2) Рост самосознания. Индивидуальность — это довольно стабильная концептуальная модель, которая дает возможность понять, чем является человек; этой модели, по всей видимости, придерживаются и ближние из числа знающих нас и имеющих значение для нас[625]. Рост самосознания является непрерывным процессом поиска ответа на такие вопросы, как «Кто я такой?», «Что есть во мне особенного?» или «Где мое место в этом мире?» Эти вопросы возникают с особой настоятельностью во втором периоде юности и периоде ранней зрелости. Если на эти вопросы нет ответов, хотя бы предварительных, молодые люди, переживая так называемый кризис идентичности, часто чувствуют смущение, беспомощность, смятение, растерянность и тихое отчаяние[626].

    Размышляя о своих целях, интересах, убеждениях, надеждах, особенностях характера, склонностях и способностях, большинство людей получают более ясное представление о собственной индивидуальности. Иногда при относительной ясности в одной области (осознание своих способностей, например), бывает, в других областях (например, веры или жизненного призвания) наблюдается отсутствие устоявшихся мнений. По мере прояснения индивидуальности (иногда при содействии душепопечителя) молодые люди могут с большей уверенностью взирать на будущее. Эта проблема может возникнуть снова, но не раньше периода средней зрелости.

    3) Формирование ценностей. Ценность можно определить как нечто, во что человек верит, чем живет и о чем готов заявить публично. Ценности играют важнейшую роль, поскольку управляют нашими мыслями и действиями.

    Вступающие в пору ранней зрелости, побуждаемые принимать решения относительно своего образа жизни, профессии, расстановки приоритетов и рационального использования времени, молодые люди должны решить, во что они на самом деле верят и почему. Им следует определиться, в какой мере они будут держаться ценностных ориентиров родителей и учителей. Часто в период ранней взрослости молодые люди являются идеалистами и усваивают стандарты добра и зла, которые оказываются иногда нереальными и следовать которым невозможно. Некоторые отклоняют традиционные стандарты и пытаются вести «бесценностную» жизнь, но даже такое решение отражает определенную ценностную установку. Другие живут, не размышляя о своих ценностях до тех пор, пока им не придется поступить безнравственно с точки зрения общества или семьи. В этих обстоятельствах человек вынужден принимать ценностные решения, часто не имея достаточного времени для размышлений.

    Ценности проявляются в том, как мы тратим свое время и деньги, что называем своей верой, о чем думаем, выходя из себя, с кем общаемся и что читаем. Молодым людям нередко бывает весьма трудно сформировать свои ценности. Это может смущать и порождать нерешительность в отношении нравственного выбора, общественного поведения и планов на будущее.

    4) Практическое поведение. Независимые люди способны решать повседневные задачи, преодолевать препятствия и справляться с жизненными стрессами, не обращаясь в поисках спасения и постоянной помощи к ближним. Такие люди готовы искать и принимать помощь, когда необходимо, и готовы помогать другим. Решая будничные задачи, они действуют самостоятельно, с незначительной помощью ближних (или вообще без таковой). И наоборот, люди, не умеющие приспособиться к обстоятельствам, вероятнее всего, будут иметь проблемы.

    3. Налаживание тесных дружеских отношений. Не бывает людей совершенно независимых и полностью свободных от других людей. Наоборот, зрелая личность стремится вступать в отношения здоровой взаимозависимости. Уверенные в способности действовать самостоятельно, эти люди позволяют себе зависеть от других и быть необходимыми ближним[627].

    По мнению психиатра Эрика Эриксона, величайшей потребностью в пору ранней взрослости является необходимость в близком знакомстве, тесных дружеских отношениях, интимности. За этой потребностью, как писал Эриксон, стоит способность быть преданным «реально существующим товарищам и компаниям и демонстрировать нравственную силу, оставаясь им верным, даже когда они могут потребовать существенных жертв и компромиссов»[628].

    Людей, которых мы знаем по жизни, можно разделить на три категории. Знакомые: их мы знаем только по случаю. Друзья: люди, которые симпатичны друг другу, им нравится бывать вместе, их объединяют одинаковые интересы и воззрения. Близкие друзья: они обладают всеми особенностями друзей, но кроме того они разделяют тревоги, заботы и личные проблемы друг друга. Близкие друзья понимают друг друга и испытывают душевную привязанность, преданность, ранимость, ответственность, заботу, сочувствие и любовь, чего не бывает в обычных дружеских отношениях.

    В супружестве близкие дружеские отношения сопрягаются с сексуальностью; однако не следует полагать, что всякие душевные дружеские отношения включают секс. Давида и Ионафана, Руфь и Ноеминь, Павла и Тимофея — всех связывали тесные, душевные дружеские отношения без намека на сексуальность.

    Такие дружеские связи встречаются редко, быть может, в какой–то мере потому, что требуют некоторой посвященности ближним, что вовсе не характерно для нашего общества. Чаще встречается соперничество, эгоизм, стремление обогатиться, нежелание дружить, а в результате — одиночество и ощущение изолированности. Если молодые люди в пору ранней взрослости отказываются вступать в тесные дружеские отношения, как пишет Эриксон, в будущем их ожидают большие проблемы, поскольку такие люди наверняка будут изолированы и отдалены от других людей.

    4. Нужда в наставнике. Согласно одному исследованию психологии молодых людей в период ранней зрелости, проведенному в Йельском университете, многие молодые люди имеют «мечту». Они представляют себе жизнь, которую им хотелось бы прожить[629]. Эта мечта представляет собой воображаемую картину того бытия, которое могло бы иметь место. Сначала мечта бывает туманной и кажется несбыточной, но вот молодые люди разменивают третий десяток лет, и мечта проясняется. Иногда жизненные обстоятельства и давление родителей или друзей препятствуют этой мечте, но она, помимо всего прочего, способна порождать энтузиазм, прилив сил и указывать жизненную цель. Она помогает молодому человеку в пору ранней взрослости ответить на вопрос: «Куда я иду?» Исследования показывают, что у людей, которые в пору ранней зрелости организуют жизнь вокруг подобной мечты, есть больше шансов проявить, развить и реализовать свои способности и возможности, несмотря на то что временами им приходится преодолевать некие препятствия, сохраняя преданность и трудясь ради исполнения своей мечты. Когда нет мечты, людей сносит течением жизни.

    Часто подобные мечты формируются, разъясняются и укрепляются наставником. Наставник — это учитель, образец поведения, советчик, руководитель, спонсор и воспитатель; это человек, искушенный в том мире, в который молодой человек вступает в пору ранней зрелости; этот человек старше своего подопечного на несколько лет. Некоторые молодые люди в пору ранней зрелости имеют наставников, которые вызывают у них чувства восхищения, уважения и стремление подражать, хотя, быть может, они никогда с ними и не встречались. Более действенна взаимная забота двух взрослых людей с разницей в возрасте в 8–15 лет. Ведущим бывает старший, причем до тех пор, пока ведомый не «встанет на ноги». Иногда тесные дружеские отношения бывает трудно завершить, особенно когда в помощи наставника больше не нуждаются[630].

    Два важнейших выбора должны сделать молодые люди в пору ранней зрелости, если им хочется спокойно преодолеть этот период. Им следует выбрать, чему посвятить себя, и принять решение о супружестве. Конечно, оба события могут произойти одновременно, и на каждое может уйти несколько лет. Если молодой человек хочет подойти к выбору благоразумно, потребуется некий период исследования альтернатив, после чего можно смело принимать серьезное решение. В нашем обществе и, быть может, в большинстве других, молодые люди редко считаются полноценными взрослыми, пока не утвердятся в жизненном призвании и супружестве. Дети могут появиться в этот период, а могут и не появиться. В отличие от предшествующих поколений, в наше время многие молодые люди в пору ранней взрослости вступают в брак на несколько лет позже и не решаются заводить детей, пока не добьются определенных успехов на жизненном поприще[631].

    Эти испытания периода ранней зрелости — развитие способностей, обретение независимости, установление близких дружеских отношений и нужда в наставнике — могут включать проблемы и одновременно порождать их. Если мы, душепопечители, понимаем суть тех испытаний, которые ожидают молодых людей в этом возрасте, мы можем с большим успехом давать те наставления и ту помощь, в которых эти люди нуждаются в третьем и четвертом десятилетии жизни.

    Последствия молодости

    Что происходит, когда некто отправляется в долгую дорогу периода ранней зрелости и спотыкается? Большинство людей поднимаются и продолжают движение, но, добравшись до середины жизни, многие бьются с прошлыми неудачами, встречают жизненные разочарования и вступают в болезненно–бурный период переоценки жизненных позиций[632]. Отчего же, по всей видимости, очень многие выходят из периода ранней зрелости потрепанными и разочарованными?

    Частично на этот вопрос можно осветить, рассмотрев те жизненные установки, которые формируются у молодежи, разменявшей третий десяток лет. Один популярный автор сказал как–то, что большинство молодых людей стремятся соответствовать одному из трех стилей жизни[633]. Неустойчивый стиль жизни склонны вести те молодые люди, которые не хотят или не могут взять на себя определенные обязательства на третьем десятке лет жизни. Эти люди пытаются продлить молодость; но в возрасте около тридцати лет таковые чувствуют настойчивое побуждение определиться с некоторыми долгосрочными целями и эмоциональными связями. Люди, предпочитающие копировать стиль жизни, некие важные, правда, не совсем продуманные, решения приняли еще в начале третьего десятилетия жизни. Например, те, кто включился в семейный бизнес, или брался за любое доступное дело, да так и остался в нем, или выбрал профессию, идя по стопам родителей, могут достичь тридцатилетнего рубежа, чувствуя не только безопасность, но и подавленность, понимая, что они ходят по проторенной дорожке, и раздражение на самих себя по той причине, что не удосужились решить раньше, чего же им на самом деле хочется в этой жизни.

    Реже встречаются люди, ведущие стиль жизни вундеркиндов — одержимые работой, требовательные, целенаправленные, амбициозные и внешне преисполненные силой. Вместе с тем большинство из них чувствуют себя неуверенно, боятся налаживать тесные связи с другими, проявляют бесчувствие, не желают «сбрасывать оборотов» в смутной надежде на то, что их неуверенность, сомнения и ранимость исчезнут, когда они покорят вершины своей профессии.

    Более здоровый стиль жизни ведут интеграторы — люди, пытающиеся уравновесить свои стремления с подлинной преданностью семье. Эти люди стремятся соединять «экономические достижения с нравственным и благотворным делом для общества»[634]. Этот стиль жизни редко встречается в возрасте до середины четвертого десятилетия жизни, он никогда сам по себе не возникнет, если человек не решит потрудиться над его созиданием. По всей видимости, именно этот стиль жизни более всего соответствует учению Священного Писания.

    Есть и другие жизненные стереотипы. Например: жизненный стиль мужчин, никогда не вступающих в брак, — подобных в нашем обществе меньшинство, они бывают хорошо (или плохо) адаптированы; кроме того, жизненный стиль маменькиных сынков — взрослых мужчин, привязанных к матерям; а также «пара–служителей», посвятивших себя не карьере, а служению другим людям. Многие миссионеры, практикующие медики, учителя и священники входят в число пара–служителей. Их посвященность делу служения ближним и достижения часто восхищают, однако проблемы возникают в том случае, когда они не проявляют достаточного реализма, чтобы позаботиться о собственных нуждах и нуждах своих родных.

    Некоторых из этих жизненных стилей придерживаются и женщины, однако есть и женские жизненные стили. Женщины–домоустроительницы обычно выходят замуж на третьем десятке лет и не помышляют ни о чем, кроме дома и семьи. Со временем многих из них роль домоустроительниц закрепощает; в семье эта роль воспринимается как само собой разумеющееся; эти женщины не имеют возможности раскрыться как личности; они боятся быть отвергнутыми и чувствуют страшную угрозу, если семейный кризис вынуждает их как–то позаботиться о самих себе. Жизненный стиль «либо — либо» характеризуется тем, что женщины, достигнув двадцати лет, чувствуют, как нечто вынуждает их выбирать между супружеством и деторождением, с одной стороны, и карьерой, с другой. Позже они могут сожалеть о принятом решении, но изменить что–либо бывает трудно. Женщины–интеграторы, наоборот, после двадцати лет стремятся сочетать брак, карьеру и материнство.

    Гейл Шихи, одна из тех, кто пытался стать молодым интегратором, пришла к такому интересному и одновременно огорчительному заключению: «Женщине, разменявшей третий десяток лет, редко удается сочетать супружество, карьеру и материнство, и пора в этом признаться тем из нас, кто пытался сделать это. Но это может получиться в тридцать и, определенно, получится в тридцать пять лет»[635]. Когда женщины (и многие мужчины) пытаются сделать что–либо в возрасте после двадцати лет, что–то у них обычно страдает (по крайней мере, в течение какого–то времени): карьера, супружество, семья, здоровье или стабильность.

    Могут ли мужчины и женщины служить и добиваться целей, не превращаясь при этом в развалину? Людям, достигшим периода ранней зрелости, следует, наверное, иметь перед собой несколько альтернатив, чтобы, сосредоточившись вначале на одной или двух, оставить остальные на будущее. В противном случае, молодого человека могут подавить требования и конфликты, которые, по всей видимости, особенно сильны именно в этот период жизни[636].

    Душепопечение в молодости

    Статьи на тему о душепопечении университетских студентов профессиональные журналы публикуют часто (быть может, оттого что в основном эти статьи пишут университетские профессора), между тем как публикации, посвященные консультированию молодых людей в возрасте ранней взрослости во второй половине третьего десятка лет жизни, здесь встречаются очень редко[637]. Часто эти подопечные обращаются к душепопечителю с проблемами депрессии; желая определиться с призванием; испытывая тревогу, межличностные конфликты и другие неспецифические для каких–либо возрастных групп проблемы[638]. Помогая в решении этих и других вопросов, душепопечители часто испытывают большое удовлетворение от сотрудничества с молодыми людьми. По сравнению с более старшим возрастом, эти молодые люди чаще проявляют гибкость, эмоциональность, желание перемен и испытывают при этом меньшую угрозу от самой идеи душепопечения.

    Более качественное улучшение наблюдается в результате совместной работы молодых людей с душепопечителем, который стремится установить отношения христианской любви[639], понимает уникальные нужды и требования этой возрастной группы и желает выступать, по крайней мере временно, в роли наставника[640]. Подопечных весьма часто приходится убеждать в том, что их проблемы присущи всем в возрасте ранней зрелости и что они не являются проявлениями психических расстройств. В эту пору молодым людям всегда нужен наставник, особенно когда необходимо принять решение, выбрать призвание или раскрыть индивидуальность; если нужны поддержка и одобрение в водовороте событий и в периоды неопределенности; при устранении межличностных конфликтов и налаживании близких дружеских отношений; когда нужно определиться в отношении сексуальных чувств, в том числе переживаний и страхов гомосексуальности; в процессе преодоления стресса, гнева, чувств неудачи, депрессии и мыслей о самоубийстве[641].

    Хотя эти проблемы важны, душепопечитель, пожалуй, прежде всего должен преподать молодым людям практические навыки, которые помогали бы им изменяться. Бог, добиваясь Своих целей и подводя людей к переменам, трудится иногда непостижимо, и все же Библия говорит, что Бог часто использует людей в Своей работе. Христианские душепопечители хотят стать орудием в руках Бога, трудящегося над тем, чтобы другие люди исцелялись и возрастали в духе. Зачастую это исцеление и возрастание в духе происходит, когда подопечных учат навыкам, которые могут помочь им изменяться самим и/или изменять свое окружение.

    В процессе душепопечения молодых людей в возрасте ранней зрелости можно применять трехэтапный подход Уильяма Миллера и Кэтлин Джексон[642]. Первый этап — осознание проблем. Без ясного понимания собственных проблем подопечные вряд ли захотят изменяться. Мало кто станет учиться новым жизненным навыкам, если не увидит в этом особой надобности. Следовательно, вначале душепопечитель и подопечный вместе пытаются конкретизировать имеющиеся проблемы, чтобы лучше понять, что именно в поведении подопечного порождает проблемы, а затем ставят промежуточную цель (или цели) в процессе изменения.

    Затем наступает второй этап — этап альтернатив, когда пытаются ответить на конкретный вопрос, какие мероприятия могут привести к переменам. На протяжении какого–то времени душепопечитель и подопечный могут решать проблемы сообща и развивать целый ряд идей и альтернативных решений (иногда оформляя их письменно), не задерживаясь на их оценке. Затем, опять–таки вместе, они просматривают этот перечень, чтобы понять, какие мероприятия уже предпринимались раньше и не принесли пользы, а какие являются новыми и могли бы оказать действенную помощь; какие нужны навыки, чтобы произошли желаемые перемены; как приобрести эти навыки и как применять их на практике. Наконец, желательно после молитвы, выбирают одну или две стратегии, которые можно было бы применить, а позднее и тщательно оценить.

    Здесь особое значение придается третьему этапу — этапу принятия. Приобретая практические навыки, подопечные часто ошибаются и терпят неудачу. Это может приводить к самобичеванию и нарастанию уровня напряженности. Отношения наставничества позволяют душепопечителю показать, что он принимает своего подопечного таким, как он есть, и проявить сочувствие, понимание, одобрение и поддержку, в которых нуждаются подопечные, когда с Божьей помощью приобретают новые навыки, стараясь измениться.

    Синдром тупика. К примеру, возьмем молодого человека в пору ранней зрелости, понимающего, что его не устраивает дело, которым он занимается, жизненная ситуация, местность, в которой он живет, круг общения или другие обстоятельства[643]. Чем старше мы становимся, тем труднее изменяемся; изменения, бывает, несут больше опасностей; кроме того, последствия, которыми чреваты неудачи, исправлять становится тяжелее. Однако в пору ранней зрелости изменения переносятся легче. Например, будучи холостым, в студенческие годы, я был весьма привязан к родному городу, где учился в университете. Затем я отправился получить образование в Англии, не имея достаточно денег на жизнь и обратную дорогу через Атлантику. Если бы я поступил так сегодня, пострадала бы моя семья, я бы не смог выплачивать по закладной и люди проявляли бы меньшую терпимость к моим заморским прогулкам, чем когда мне было двадцать три.

    Если человек осознает, что попал в тупиковую ситуацию, которую необходимо изменить, то сначала полезно разобраться, что делает эту проблему нетерпимой и что именно следует изменить. С помощью душепопечителя человек может разобраться в имеющихся альтернативах. Необходимо разобраться в следующих вопросах. Какие навыки необходимы, чтобы изменить создавшееся положение? Какие действия можно предпринять? Есть ли практически осуществимый план решения той или иной конкретной проблемы? Если предполагаются крупные перемены (например, переезд или возвращение в университет), то планируйте эти перемены очень тщательно, записывая все, что необходимо сделать и когда.

    Когда подобные перемены обдумывают и претворяют в жизнь, душепопечитель может одобрять, поддерживать и помогать. Но помните, что есть люди, которые не склонны что–либо менять и оставляют все, как прежде. Иногда даже молодые люди переживают столько жизненных перемен и превратностей, что им не хватает сил или смелости решиться на какие–то новые. В этом случае особо отметьте, что решение о переменах можно и отложить. Вместе с тем, чем дольше мы не принимаем решение, тем меньше у нас остается шансов на перемены или успех.

    Предупреждение проблем молодости

    Окончив исследования психологии молодых людей в пору ранней зрелости, ученые из Йельского университета пришли к заключению, что «третье и четвертое десятилетия человеческой жизни, по всей видимости, являются в биографии человека наиболее щедрыми и напряженными. Принимая во внимание чудовищно трудные задачи адаптации и развития, которые должны решать юноши (и девушки), эту эпоху невозможно как–то облегчить или „проскочить". И все же, можно предпринять многое, чтобы ослабить чрезмерное напряжение этого возрастного периода и облегчить решение задач развития»[644]. Начать с того, утверждают ученые, что важно помочь молодым людям найти работу и жизненную среду, которые будут способствовать, а не препятствовать их личностному и профессиональному развитию.

    Когда я работал в университетском консультативном центре, один из моих подопечных заболел. Так как у него не было своего автомобиля, я взялся отвезти его домой. Увидев психологически нездоровое семейство, в котором он жил, я по–новому оценил те причины, которые обусловили его неудовлетворительную адаптацию в период ранней зрелости. Все то, что мы пытались выполнить в душепопечении, разрушалось его семейством. Если молодой человек работает или живет в неорганизованном, разрозненном, слишком строгом, придирчивом окружении, трудно предотвратить появление проблем и усугубления их в дальнейшем[645]. Иногда помочь молодому человеку покинуть такую среду бывает наилучшим средством профилактики[646]. Помимо этого есть еще по крайней мере пять других профилактических методов.

    1. Образование и ободрение. Иногда проблемы и трудности, встающие перед молодыми людьми в пору ранней зрелости, удивляют и ошеломляют их. Университетские ориентировочные курсы часто предостерегают и дают соответствующие практические советы студентам, однако рамки этого процесса можно расширить. Воскресная школа, церковная дискуссионная группа, клуб молодых матерей или младших служителей, домашние библейские группы и просто случайная проповедь могут предупреждать молодых людей в период ранней зрелости о стрессах, давать рекомендации по преодолению проблем и трудностей, допускать молодых людей к участию в дискуссиях, а участникам этих дискуссий давать возможность ободрять друг друга. Когда церковь или другие программы говорят о реальных потребностях, люди откликаются на это.

    2. Наставничество. Считать, что наставники нужны людям, чтобы добиться успеха, было бы фикцией, плодом воображения; однако имеется достаточно наблюдений, подтверждающих тот факт, что наставничество может быть весьма полезным как для самих наставников, так и для наставляемой ими молодежи. Это особенно справедливо в отношении культур, подобных нашей, где семейная близость встречается все реже. Это верно и в отношении людей, овладевающих новой профессией. Например, в одной крупной компании увидели, что организация и отдельные лица извлекали выгоду, когда имело место добровольное наставничество с подлинной связью наставников и наставляемых и полной свободой общения, помогающей совместно обсуждать все, что они считают полезным[647]. Братские и сестринские программы предусматривают оказание подобной же профилактической помощи, как и другие различные формы христианского наставничества.

    Программы наставничества молодых людей в возрасте ранней зрелости не всегда требуют какой–то формальной организации. Нельзя считать упрощенным обоснованный подход, согласно которому вначале следует молиться об отношениях наставничества–ученичества, а затем внимательно искать того человека, который пожелает стать вашим наставником, или того, для кого вы можете стать наставником.

    3. Воплощение мечты. Мечта молодого человека в возрасте ранней зрелости (воображаемая возможность, которая производит энтузиазм и энергию) бывает вначале неопределенной и нечеткой, но со временем она проясняется. Для претворения этой мечты в жизнь молодые люди должны думать, взвешивать, делать выводы, планировать и предпринимать поэтапные действия ради достижения поставленных целей. Процесс начинается с того, что некто спрашивает себя, что бы ему хотелось сделать в предстоящие десять лет; хочет ли Бог, чтобы он занимался именно этим делом; какие шаги он должен предпринять, чтобы добиться воплощения своей мечты. Молодые люди, которые в возрасте ранней зрелости трудятся ради исполнения своей мечты, вряд ли воспримут такой образ жизни, который в силу внутренних недостатков обречен на провал или способен вызвать разочарование, порождающее неверие в свои силы.

    4. Родительское терпение. Нелегко родителям молодых людей, вступивших в пору ранней зрелости, наблюдать, как их повзрослевшие дети попадают в трудные жизненные ситуации, пытаясь преодолевать неожиданно возникающие проблемы этого периода.

    Иногда родители приносят только вред, проявляя нетерпимость, часто порицая и давая советы из благих побуждений. Лучше, если родители ободряют, поддерживают и дают понять, что они всегда рядом и хотят говорить с детьми. Родителям не следовало бы с большой охотой предлагать своим взрослым детям денежную помощь «во спасение» или обеспечивать их как–то иначе, в связи с чем молодые люди в возрасте ранней зрелости могут уклониться от ответственности. Может быть, лучше с кротостью и по–доброму направлять их по мере необходимости. Иногда больше пользы приносит помощь, которую оказывают их родителям христианские душепопечители и руководители церкви.

    5. Духовная поддержка. Одна девушка описала, как ей удалось удержаться от импульсивного и потенциально несчастного замужества. «Нотаций мне родители не читали, — рассказывала она. — Я знала, что они не будут навязывать мне свое мнение, но я также знала, что они молились. У них была потрясающая вера в то, что Бог достаточно силен, чтобы руководить их взрослыми детьми в жизненно важных решениях. Незадолго до свадьбы я поняла, какую страшную ошибку могу сделать. Теперь я точно знаю, от каких громадных осложнений предохранила меня глубокая вера и постоянные молитвы моих родителей». Вот что могло бы стать девизом всех христианских душепопечителей, включая родителей, помогающих своим детям: «Молитва предотвращает несчастья».

    Заключительные замечания

    Джон Морган — циркач, ему 21 год; он называет себя «Меркурий–Морган». В ранней юности он иногда собственноручно подписывался в школьных ежегодниках друзей именем и аббревиатурой ЯНВВКНВ (означавшей: «Я Неоспоримо Величайший Велосипедист–Каскадер Нашего Времени»). Теперь он допускает, что это звучало дерзко, но в отличие от большинства школьных друзей у молодого Меркурия–Моргана была мечта стать в меру сил лучшим велосипедистом. Всякий раз, когда находилось время, он практиковался, перепрыгивая через контейнер для пищевых отходов на заднем дворе своего дома.

    Однажды юноша отправился послушать одного благовестника, когда–то работавшего каскадером–мотоциклистом. Вскоре у Меркурия–Моргана появился наставник, который к тому же привел его к Иисусу Христу и стал учителем этого молодого человека. В отличие от многих бывших одноклассников, молодой циркач уже достиг своей мечты в шоу–бизнесе. Но важнее, что он познал истину, что связь с Иисусом Христом является постоянной силой в его жизни, тем, что он называет «бездонным источником силы»[648].

    Эта история не совсем обычная, но она иллюстрирует некоторые из принципов, изложенных в этой главе. Пусть многие руководства по консультированию и не уделяют должного внимания поре ранней зрелости, но данный возрастной период является критически важным этапом в развитии человека. В это время в жизни молодых людей могут возникать проблемы, и часто появляется нужда в душепопечении. Помощь, оказываемая молодым людям в этом возрасте, может принести наибольшее удовлетворение душепопечителю–христианину.

    Библиография

    Bocknek, Gene. The Young Adult: Development after Adolescence. Monterey, Calif.: Brooks/ Cole, 1980.

    Collins, Gary R. Getting Started. Old Tappan, N.J.: Fleming H. Revell, 1984¦.

    Egan, Gerard, and Michael A. Cowan. Moving into Adulthood. Monterey, Calif.: Brooks/ Cole, 1980¦.

    Jones, Landon Y. Great Expectations: America and the Baby Boom Generation. New York: Coward, McCann and Geoghegan, 1980.

    Levinson, Daniel J., et al. The Seasons of a Man's Life. New Jork: Alfred A. Knopf, 1978.

    Parks, Sharon. The Critical Years: The Young Adult Search for a Faith to Live By. New York: Harper & Row, 1986.

    ¦ Книги, отмеченные ромбом, рекомендуются для чтения подопечным.

    Глава 14.

    Средний возраст

    Бен ясно выразил свое желание. Отмечать свой день рождения он не будет. Многие годы Бен имел обыкновение шутить, что жизнь начинается в сорок и что ему хотелось бы устроить великую гулянку, когда придет время отметить переход в зрелый возраст. Когда же это время настало, он передумал.

    Изменилось и все другое.

    Своеобразная прелесть, острота, изюминка его супружества, некогда, несомненно, имевшая место, пропала. Бен почти перестал говорить жене комплименты, зато щедро расточал критику в ее адрес и саркастические замечания. И даже в присутствии других супружеских пар Бен унижал жену и показывал свое недовольство ею. Надо ли удивляться, почему кое–кто из его даже давних друзей отшатнулся от него?

    Не лучше обстояли дела и на работе. После окончания университета Бен работал в IBM. Карьера у него началась вполне удачно, но теперь он держался на плаву только за счет некоторых прежних продвижений. Незадолго до сорокового дня рождения Бена обошли по службе — на место менеджера, которого он долго добивался и на которое рассчитывал, поставили другого. Это повергло его в отчаяние, он осуждал себя за неудачную карьеру, демонстративно заявлял, что два его сына–подростка должны забыть об учебе в университете, поскольку их «старик» не имеет ни денег, чтобы отправить их учиться, ни протекции в компании, чтобы получить приличное продвижение по службе. Когда вдобавок обнаружилось, что один из его сыновей употребляет наркотики, Бен пришел в ярость и вначале даже отказался от встречи с психологом–консультантом мальчика.

    Бен часто бегал по утрам, обычно в одиночестве. По воскресеньям ему, кажется, доставляло особое наслаждение пробегать мимо церкви, так что все могли заметить, что он больше не ходок на богослужения с этими «лицемерами».

    В конце концов в ответ на настойчивые просьбы жены Бен все же встретился со школьным психологом–консультантом, чтобы обсудить проблему сына. О себе Бен распространяться не любил, хотя иногда и откровенничал с парой старых друзей, которые терпели его ворчливость, не реагировали на его сарказм и понимали его фрустрации. Однажды у него состоялся долгий разговор с хозяином компании, после чего он решил перебраться на юг страны. Продажа дома, получение материальной помощи на детей от университета, перемена климата, замена старого автомобиля, устройство на новую работу — все это, казалось, оживило надежды Бена, возвратило жизненные силы. Он снова ходил в церковь, перестал язвить и начал налаживать добрые отношения с женой и детьми. К своему удивлению, он даже начал ободрять одного из своих сотрудников, столкнувшегося с проблемами и трудностями среднего возраста.

    Что такое средний возраст?

    Некоторые говорят, что это расцвет сил. Это время, когда чувствуешь себя изумительно, как пишет восторженный автор одного пособия[649]. Это злая шутка, как говорит другой, поворотный пункт, конец молодости и начало конца. Это время заброшенного поколения, по мнению одного семейного врача, «игнорируемого обществом и забытого законодателями мод»[650]. Для многих это время кризиса[651], несмотря на то что некоторые и заявляют, что достоверных данных в пользу существования кризиса середины жизни не существует[652]. Для каждого человека этот возраст — время перемен, перехода из одного состояния в другое. Как и при всех жизненных переменах, переход в средний возраст является временем приспособления и переоценки. Одни проходят этот период гладко и без трудностей; другие ощущают угрозу, нестабильность и неопределенность, что делает средний возраст периодом умеренного или серьезного кризиса[653].

    Том Маллен рассматривает средний возраст в более радужном свете:


    Перевалив сорокалетний рубеж, многие люди страдают… Кризис середины жизни — это главным образом кризис психологический, и он никак не обусловлен гормональными сдвигами в организме. Более того, этот кризис часто провоцируется осведомленностью человека о своей телесной «амортизации». В сорок многие люди делают вывод, что, если бы они знали, что доживут до этих лет, они бы больше заботились о своем здоровье. Приходя на пляж со своими домочадцами, они замечают, что юные красотки отводят взгляд, когда они проходят мимо них, втянув животы так, что становятся похожими на «человека–змею». В эту пору и собственные дети вряд ли прибавят душевного покоя, если начнут сравнивать сеть варикозно расширенных вен на вашей левой ноге с дорожной картой Луизианы. И никому из них не нужно напоминать о животах, както незаметно вырастающих, и волосах, блистающих своим отсутствием.

    В возрасте около сорока мужчины… могут приударять за молодыми женщинами, что мало отличается от поведения собаки, которая «приударяет» за автомобилем и не знает, что делать дальше, когда, быть может, она и догонит какой–нибудь…

    Женщины и дети часто нежно и заботливо любят мужчин среднего возраста, но что касается их сексуальных попыток, то зачастую они только порождают проблемы и трудности, а к цели не приближают. Предупреждение, звучащее в адрес десятилетнего ребенка, чтобы он не играл с папой в кучу–малу, ибо он «уже не такой молодой, как раньше», задевает самолюбие человека среднего возраста так же, как и обследование на геморрой[654].


    И в самом деле, какое определение можно дать среднему возрасту — периоду, забавному для одних и критическому для других? Многие ответят на этот вопрос с точки зрения количества лет: средний возраст — это время, которое охватывает период с конца четвертого десятка лет до конца пятого. Кто–то согласится с Карлом Юнгом, знаменитым швейцарским психиатром, который писал о среднем возрасте, как о периоде жизни, когда мы можем легко переключиться на другое, поскольку в значительной степени завершили такие дела, как «рождение детей… сохранение рода», «заработали деньги и положение в обществе»[655]. Другие определяют этот период как время все большего осознания, что всех целей не достичь; что жизнь подходит к концу и надо решать, продолжать двигаться в том же направлении или решиться на перемены, пока еще не слишком поздно.

    Следовательно, понятие «средний возраст» разными людьми трактуется по–разному. Где–то около сорока начинается период жизни, для которого характерны самоанализ, самокритика, переоценка убеждений и ценностей, приспособление к физическим переменам и пересмотр образа жизни, карьеры и приоритетов. Для многих мужчин и женщин этот возраст является критическим периодом, но для большинства это время означает гораздо больше, чем просто время выживания[656]. Этот период может быть началом наилучшей половины жизни[657].

    Все это имеет значение для христианского душепопечения. В церковных общинах, как и в обществе вообще, люди именно среднего возраста принимают большинство решений, зарабатывают и распределяют большую часть денег, занимают большинство руководящих постов и, похоже, обладают наибольшей властью. Но эти люди также отчаянно борются со скукой, упадком сил, супружескими разногласиями и изменчивыми ценностями. Если учесть преобладание людей среднего возраста и их проблем как в обществе, так и в церкви, то станет ясно, что к этому возрасту должен быть проявлен особый интерес в христианском душепопечении.

    Библия и средний возраст

    Священное Писание говорит о среднем возрасте немногое, возможно потому, что сравнительно небольшая часть народа доживала в библейские времена до этого возраста, хотя некоторые знаменитые люди и умирали в глубокой старости. По некоторым оценкам предполагаемая продолжительность жизни людей в бронзовом веке составляла восемнадцать лет. В Греции вероятная продолжительность жизни существенно не отличалась, а в Средние века поднялась только до тридцати семи лет. Даже в 1900 г. она была относительно низкой — около пятидесяти лет, так что имеется мало исторических прецедентов, библейских наставлений, касающихся среднего возраста, и глубоких богословских откровений, которые могли бы помочь современным людям средних лет.

    Большой поддержкой для христианских душепопечителей могут стать те библейские отрывки, где говорится о глобальных проблемах, которые решают люди в среднем возрасте. Это проблемы браков, самоуважения, жизненных целей, труда, горестей, взаимодействия с детьми и престарелыми родителями, духовной зрелости, гневливости, телесных болезней, разочарований и так далее. Когда Священное Писание обращается к этим проблемах, то ссылка на возраст дается редко. Однако библейские учения и законы жизни универсальны, так что отдельным людям, включая и людей среднего возраста, следует помочь постичь актуальное значение Священного Писания при удовлетворении уникальных личных нужд.

    Причины проблем среднего возраста

    По мнению Юнга, большинство людей в целом не готовы начать жизнь во второй половине жизни. Зачастую мы принимаем период среднего возраста с его «бурей и натиском без особого энтузиазма» и не можем понять, что перед нами возникают уже другие проблемы и нельзя полагаться на решения, эффективные в прошлом[658].

    Йельский психолог Даньел Левинсон, работа которого обсуждалась в предыдущей главе (см. рис. 13.1), рассматривает этот период как ряд возрастных фаз, каждая из которых имеет свои «активы» и «пассивы». Период среднего возраста начинается около сорока лет и включает этап самоанализа и переоценки ценностей. Наблюдения Левинсона вскрывают много причин проблем:


    В среднем возрасте нас начинает волновать и страшить упадок сил и приближение к смерти. Молодые люди в период ранней зрелости часто полагают, что, перевалив тридцатилетний рубеж, они начинают стареть. <…> Средний возраст, как им представляется, несет в лучшем случае бессмысленный комфорт, а в худшем — застой и безысходность.

    Средний возраст обычно рассматривается как неясно очерченный промежуточный период и определяется в основном негативно. Человек уже не молод, но еще не совсем стар. <…> Говоря «молодость», мы подразумеваем силу, рост и развитие, мастерство, риск, между тем как «старость» означает ранимость, увядание, завершение, переход в небытие. Наши весьма отрицательные представления о старости в значительной степени усугубляют треволнения среднего возраста. Страшно проходить этот возраст с мыслью о смерти, словно ты уже стар; тщетно также обольщаться мыслью о молодой жизни, словно ты все еще молод[659].


    Около 80 процентов людей, по исследованиям Левинсона, переживали переход в средний возраст как период кризиса; эти переживания были связаны с пониманием, что времени остается все меньше и меньше и что важные жизненные цели вряд ли будут достигнуты. Однако не всегда этот кризис наступает в среднем возрасте[660]. «Мне теперь кажется, что единственного, предсказуемого, универсального переживания зрелости не бывает; их бывает множество», — пишет один профессор. Когда люди сталкиваются с переменами и реалиями среднего возраста, можно говорить о четырех «С»: ситуации, самовосприятии, содействии и стратегиях, которые определяют, быть этому возрасту критическим периодом или нет[661].

    Ситуация имеет отношение к воззрениям человека на жизнь. Как рассматриваются превращения и перемены среднего возраста — как положительные, ожидаемые и манящие или как отрицательные, неожиданные и устрашающие? Что приносят супружество, профессиональная деятельность, религия, семья, досуг и другие сферы жизни — удовлетворение или только безысходность и разочарования? Как воспринимает происходящее человек — надеется и с оптимизмом ожидает, что дела пойдут лучше, или испытывает отчаяние и чувствует себя обманутым?

    Ответ на эти вопросы определяется тем, как человек воспринимает себя. Как выглядит человек средних лет? Что он собой представляет? Имеются ли у него навыки, опыт и уверенность в себе, необходимые для того, чтобы совладать со стрессами в среднем возрасте? Как он справлялся с жизненными переменами в прошлом? Является ли он оптимистом и способен ли действовать в неопределенной и неоднозначной ситуации?

    Понятие «содействие» указывает на материальный достаток человека, стабильное положение на работе и религиозные убеждения, а также поддержку и одобрение со стороны семьи, близких друзей, бывших наставников и коллег. Всякий раз, переживая переходный период, в том числе и перемены в среднем возрасте, важно окружить себя отзывчивыми людьми. С другой стороны, от критических замечаний и действий ближних наши проблемы очень часто лишь усугубляются.

    Стратегии — это техники совладания с ситуацией, тактические решения, которые люди принимают, чтобы преодолеть стрессы. Человек, творчески и успешно преодолевающий стрессы, употребляет множество стратегий. Он понимает, что не бывает какого–то одного, волшебного способа, который всегда и во всем приносит успех и помогает приспособиться к жизненным переменам.

    Исследования указывают на то, что жизненные перемены ощутимы, заметны, существенны в промежутке между ранней и средней зрелостью. Мужчины, например, становятся более вдумчивыми и сострадательными, нежными и кроткими, их меньше тревожат внутренние конфликты и внешние требования[662]. Женщины, наоборот, начинают больше интересоваться карьерой и успешной деятельностью вне дома[663]. Оба пола, по мнению Эрика Эриксона, в пору зрелости приостанавливаются в развитии, вступают в полосу застоя, если личность не переходит на этап «генеративности» — активного участия в ободрении и наставлении следующего поколения.

    Проблемы среднего возраста могут возникать вследствие целого ряда факторов, которые, однако, можно объединить в четыре категории перемен: физические, психологические, профессиональные и семейно–брачные.

    1. Физические перемены. Живя в обществе, в котором превозносят молодость, многим из нас не хотелось бы замечать физических перемен, которые появляются в пору зрелости. Седые волосы, лысина, загрубевшая кожа, мешки под глазами, ослабление физической силы и сопротивляемости организма, исчезновение юношеской привлекательности и деформация тела — все это происходит в среднем возрасте, становясь зримым указанием на то, что мы стареем. Некоторые люди воспринимают эти перемены с легкостью, подобно одной киноактрисе средних лет, которая как–то заметила, что размеры ее груди и бедер не изменились, если не считать, что в последние годы «все опустилось примерно на шесть дюймов». Чаще люди в среднем возрасте отмечают появление брюшка. Если в юности на жировые отложения приходится только 10 процентов веса, то в среднем возрасте этот показатель увеличивается по крайней мере до 20 процентов, причем жир откладывается в основном вокруг талии и ниже. Если верхняя часть тела у женщин становится меньше, то живот и бедра увеличиваются. Все это может заставить людей, придающих большое значение своему внешнему виду, перейти на диету, физические упражнения и уделять больше внимания одежде и косметике.

    Многие люди в среднем возрасте осознают необходимость большей заботы о теле. Некоторые начинают понимать, что физические проблемы, ощущение застоя, сексуальная летаргия, ослабление функций организма и отталкивающего вида животы могут возникать в результате их ошибок. Все это может появляться и усугубляться вследствие употребления наркотиков, алкоголя, «малоподвижного образа жизни и переедания»[664]. Часто средний возраст — это время разочарований и сожалений об уходящей молодости и привлекательности[665]. У женщин физические перемены соединяются с ожиданием и переживанием климактерия и связанных с этим в последующем гормональных и эмоциональных перемен. Некоторые исследователи полагают, что аналогичные, хотя и менее заметные перемены, могут происходить и у мужчин.

    У мужчин и женщин с наступлением среднего возраста уменьшаются бодрость и активность. В течение двадцати или более лет большинство людей занимались активной профессиональной деятельностью и создавали семью. Неудивительно, что многие из них, вступая в средний возраст, чувствуют себя утомленными, и мысль, что им придется работать до пенсии еще по крайней мере лет двадцать или больше, не вызывает в них энтузиазма. Мужчины и женщины, которым не удалось достичь многого, могут подстегивать себя в напряженном труде, чтобы доказать, что они еще чего–то стоят. Другие начали преуспевать и теперь им приходится предпринимать дополнительные усилия, чтобы не снижать набранного темпа. Все это может приводить к физическим или эмоциональным болезням одних, и к размышлениям о путях, предусматривающих выход из подобной ситуации, других.

    2. Психологические перемены. Некто заметил однажды, что средний возраст наступает, когда мы начинаем считать, сколько лет осталось до пенсии или смерти, а не сколько прошло от рождения[666]. Согласно исследованиям, в среднем возрасте обучение происходит с меньшей скоростью, память ухудшается, а мышление становится менее гибким[667]. Вместе с тем человек в среднем возрасте бывает более опытным, чем раньше. Для многих средний возраст — это пора расцвета, когда люди пребывают в зените влияния, творческой силы, личных достижений и способности зарабатывать. Зачастую человек чувствует себя подавленным обилием обязательств, обязанностей и внешне незначительных или пустых притязаний на его время. У людей в среднем возрасте есть много друзей, родственников, знакомых по работе и церкви, большинство из которых активны, имеют хорошее здоровье и вовсе не думают о пенсионном возрасте или смертельных болезнях. И все–таки средний возраст может обернуться временем тоски и страха.

    1) Тоска. В пору зрелости стимул и задача сделать карьеру и вступить в брак могут уступить место так называемой «депрессии достижения». Повседневная рутина на работе и дома, унылые и скучные богослужения в церкви, посещение по необходимости неинтересных родственников, вечные повседневные заботы (например, дом, в котором всегда найдется какая–нибудь работа, ежемесячные счета, которые необходимо регулярно оплачивать, хозяева, которые всегда чего–то хотят от тебя) — все это может слиться в одну нескончаемую череду тоски и скуки. Эта проблема особенно велика у так называемых «закрепощенных» людей и «любителей возбуждения»[668]. Закрепощенные люди пугливы, крепки задним умом, нерасторопны, являются рабами условностей и редко позволяют доставить себе физическое или интеллектуальное удовольствие. Неудивительно, что их жизнь тосклива и скучна. И, наоборот, любители возбуждения расцветают, когда рискуют, но им становится тоскливо, когда ослабление физических сил или повышенная ответственность заставляют их жить спокойнее. У некоторых скука и тоска переходят в депрессию, вялость, повышенную тревожность или бегство в бессмысленное рабство телевидению. Другие пытаются избежать тоски и скуки, заводя внебрачные любовные интриги, радикально меняя образ жизни или работы и надевая не соответствующее моде или вовсе диковинное платье.

    2) Страх. Люди, достигшие среднего возраста, пугаются, когда замечают физические перемены в себе, наблюдают своих стареющих родителей и следят за тем, как бьются над проблемами в пору зрелости их друзья. У многих в эту пору впервые возникают крупные проблемы со здоровьем и появляется страх смерти. Многие боятся остаться в «опустевшем гнезде» после того, как дети повзрослеют. Одни боятся, что младшие коллеги займут их место на работе, что жизнь станет бессмысленной или возрастные ограничения приведут к нежелательным переменам в образе жизни. Других начинает заботить, не закоснеют ли они и не потеряют ли способность меняться со временем. Отмечается также страх утратить сексуальную активность и привлекательность. Имеются убедительные данные, свидетельствующие о том, что половое влечение и сила сохраняется у людей, сексуальная активность которых была удовлетворительной и постоянной в годы, когда складывается личность[669], однако страх импотенции, отсутствие личной жизни, слишком перегруженный работой стиль жизни, напряженность в супружеских отношениях и тревожное ожидание ослабления полового влечения могут порождать эмоциональное напряжение, которое делает естественное поведение в интимной ситуации невозможным. И только затем импотенция, которой боялись, переходит в разряд реальности.

    Все это может вести человека в среднем возрасте к усиленным размышлениям, переоценке самого себя, недовольству и поиску новых целей и самоуважения. Зачастую это ведет к отчаянным усилиям по преодолению проблем с профессиональным призванием и супружеством. По мнению одного писателя[670], человеку следует кропотливо проработать два этих вопроса, чтобы успешно разрешать проблемы среднего возраста.

    3. Профессиональные перемены. Какой бы ни была профессия человека и какими бы ни были его успехи или неудачи в ней, надо помнить, что у всякого рода занятий есть свои не очень привлекательные черты. Чем больше занимаешься той или иной деятельностью, тем больше этот факт проясняется. Если скучать и ничем не интересоваться, принимать все как само собой разумеющееся, если быть подавленным или бояться неудачи, то рассердиться, огорчиться и разочароваться очень просто.

    С годами у людей, похоже, все больше развивается склонность и способность к внутреннему диалогу — разговору о жизненных переживаниях с самим собой. Когда работа не приносит удовлетворения, во внутреннем диалоге человека доминирует гнев и самокритика за то, что он занимается таким нежеланным делом. Часто происходит мысленная борьба, он думает, держаться ли ему за безопасную в смысле обеспеченности, но скучную работу, или отказаться от нее и рискнуть, чтобы найти что–то получше[671].

    Многим людям кажется, что они не соответствуют занимаемой должности, и они критикуют себя, даже когда другие считают их хорошими работниками. В одном из номеров журнала «Fortune», например, говорилось о проблеме вины среди руководящих работников, достигших успеха. Согласно обзору существующих взглядов читателей журнала, на первое место среди причин вины у руководящих работников вышло беспокойство о своих детях — кто позаботится об их детях и что из них выйдет[672]. Чем выше карьера, тем больше ответственность, а время, посвященное семье, при этом уменьшается, конкуренция на работе становится все жестче, причем все это происходит на фоне ослабления физического здоровья. Некоторых просят подготовить новых работников, которые со временем могли бы занять их рабочие места. Другие, в том числе и ответственные работники, в среднем возрасте просто теряют свои места. Эти люди начинают страдать от низкой самооценки и психологических травм, когда не работают; а не работают они потому, что не могут найти работу, которая соответствовала бы их способностям, опыту или предшествующим потенциалам. Домохозяйки, чья прежняя жизнь была занятой и плодотворной, теперь видят, что в опустевшем гнезде их услуги почти не требуются. Все это может приводить к фрустрации, порождать чувство жалости к себе, а иногда вызывать искушение оставить все и попробовать себя в новом деле, которое, возможно, принесет большее удовлетворение[673].

    4. Семейно–брачные перемены. Фрейд как–то выразился, что каждому человеку нужно leben und arbeiten — любить и работать. Если мы не находим удовлетворения в этих областях, наша жизнь ущербна. Мы говорили выше о работе, что же скажем о любви в пору зрелости? Рассмотрим эту проблему с четырех позиций: любовь как отношение к своим детям, любовь к своим родителям, супружеская любовь и половое общение.

    1) Дети. Когда дети оставляют дом, родители падают духом, испытывают чувство опустошения и начинают горевать. Некоторые чувствуют себя виноватыми в прошлых неудачах, одиночестве, упорно думают, что они уже никому не нужны или от них мало толку. После того как дети оставляют дом, некоторые родители испытывают зависть и соперничество; освободившиеся и во многом исключенные из жизни своих отпрысков матери и отцы нередко переживают скорбные чувства[674]. Отделение повзрослевших детей от родителей, похоже, переживается не столь болезненно, если один или оба родителя работают и находят интересы вне дома. Тем не менее пустое гнездо заставляет обоих пересмотреть свои домашние функции. Иногда появляется чувство облегчения, свободы и нового расцвета сил. В этот период родителям следует обратиться друг к другу и дать достоверную оценку своему браку.

    2) Старшие родители. Захваченные необходимостью создавать семью, а затем и карьеру, молодые люди в возрасте ранней зрелости часто не видят, как стареют их собственные родители. Когда мы вступаем в пору среднего возраста, наши родители начинают терять здоровье, независимость, материальный достаток, а иногда остаются без пары. Следовательно, родители входят в полосу большей зависимости, часто это происходит в то время, когда их внуки отчаянно преодолевают собственные юношеские проблемы. Люди, достигшие среднего возраста, представляют собой, так сказать, «поколение, зажатое двумя соседними»; речь идет о таком периоде жизни, когда мы чувствуем себя пойманными, а иногда и разрывающимися между двумя поколениями: старшим и младшим, причем оба этих поколения нуждаются в нашей помощи и руководстве[675]. Это может создавать дополнительное напряжение в среднем возрасте, и все это на фоне постоянных напоминаний о том, что мы не молодеем, а стареем.

    3) Супружество. Все согласятся с тем, что существуют возрастные периоды развития человека, но ту же параллель можно провести и в браке, и в процессе воспитания, обучения и попечения о детях[676]. К примеру, средний возраст может стать жизненным этапом с необычно высоким напряжением в браке. Многие мужья и жены, вступившие в полосу среднего возраста, испытывают скуку от семейной рутины и хорошо осознают слабые стороны своего брака. Их уже не удерживают ставшие самостоятельными дети и, утомленные от стереотипного секса, они приходят к мысли, что их брак находится в состоянии нестабильности и кризиса[677]. Часто при этом страдает интимная близость супругов, исчезает общность интересов и пропадает способность общаться. В результате пара может столкнуться со скукой, решиться на развод или смириться с тем, что один (или оба) из супругов поддерживают любовную связь на стороне. Прелюбодеяние способно дать временное ощущение любви, близости и привлекательности для лиц противоположного пола. Затяжные же любовные связи на стороне, как и кратковременная неверность, порождают тревожные чувства, неестественное поведение, возбуждают чувство вины, приводят к напряженности в браке и часто завершаются разводом[678].

    4) Половое общение. «Существует ли секс после сорока?» Несколько лет тому назад этот вопрос задали нескольким сотням университетских студентов. Большинство опрошенных ответили, что их родители, вероятно, никогда не имели орально–генитальных контактов; эти студенты считали также, что после сорока лет люди в основном редко вступают в половые отношения[679]. Кто–то из достигших среднего возраста и осознающих ослабление физических сил и утрату привлекательности и в самом деле может решить, что их дети правы; удовлетворительное половое общение после сорока лет — явление редкое. Конуэй дает следующую краткую характеристику этой проблемы:


    В пору зрелости половое бессилие беспокоит мужчину больше всего. Он часто страшится утратить сексуальную потенцию. Вот как примерно развивается эта драма: мужчина перенапрягается на работе. Его силы иссякают. Более молодые мужчины так и норовят подсидеть его. Он участвует в заседаниях бесчисленных бюро и общественных комитетов и церковных собраний. У его семейства гигантские материальные потребности, и кажется, что денег, чтобы удовлетворить всех, никогда не хватит. Вот в таком положении вечерами он доползает до постели. И его жена вновь вынуждена отказаться от надежды на его сексуальную активность. Не желая быть пассивной, она предпринимает энергичное наступление. К своему удивлению, он замечает, что настройка его организма происходит чрезвычайно медленно. По ходу полового акта у него вдруг пропадает эрекция, и в этот момент до него доходит, что жизнь кончилась. Он больше не мужчина. Все так и есть, как он слышал, — в среднем возрасте сексуальные отношения прекращаются[680].


    Подобное положение может заставить людей отказаться от полового общения или впасть в прелюбодеяние, чтобы доказать свою привлекательность и половую потенцию. Распространенность греха прелюбодеяния указывает на то, что секс после сорока и после наступления климактерического периода не только возможен — он может быть лучше и приносить большее удовлетворение, чем в прежние годы[681].

    Обращая внимание на семейно–брачные проблемы, нельзя упускать из виду и того, что среднего возраста достигают и одинокие люди. Многие конкретные проблемы одиночества, в том числе проблема развода и перспектива остаться единственным родителем, появляются в жизни не состоящего в браке человека, усугубляя его борьбу с тяготами среднего возраста. Итак, в жизни всякого человека, состоящего в браке или вне его, в среднем возрасте появляются свои уникальные проблемы.

    Последствия проблем среднего возраста

    Руководства по консультированию обычно фокусируются на том, что в жизни плохо, и не упоминают того, что в ней хорошо. Если одни люди прилагают отчаянные усилия, чтобы «только бы выжить от 40 до 50»[682], другие похожи на некую даму, которая в свои сорок семь так описала свою философию жизни: «Это лучший возраст из всех, какие только могут быть, — заявляет она восторженно. — Мне не хочется быть ни младше, ни старше». Она придерживается этого мнения весь период средней зрелости, хотя в жизни ее всяких стрессов, в том числе и стрессов среднего возраста, хватало всегда.

    Даже если наши установки положительны, почти каждый из нас в той или иной мере оказывается под прессом проблем, свойственных этому возрастному периоду. Последствия проблем среднего возраста могут скрываться внутри, проявляться во внешнем поведении, отражаться на работе и в семейно–брачных отношениях.

    1. Скрытые эмоциональные последствия. Многие люди, осознавая физические перемены и статус среднего возраста, переживают гнев, горечь, состояние фрустрации, ощущение краха, тоску и скуку, жалость к себе и обескураженность. Иногда эти чувства посещают нас, как прилив и отлив, раз или два за все время. Эти сильные чувства переполняют нас, а вскоре убывают, уходят на задний план, поджидая повода возникнуть вновь. При этом могут наступить разочарование жизнью, приступы печали, страхи, о которых упоминалось выше, ощущение пустоты и некая зависть к свободе, жизнерадостности и силам молодых. Для многих это смятение и эмоциональный конфликт, по–видимому, остаются в глубине души надолго; вместе с тем, длительно и глубоко запрятанные проблемы выступают на первый план, когда человек сталкивается с прессом проблем среднего возраста.

    Внутренние эмоциональные конфликты можно скрыть от внешних наблюдателей, по крайней мере на некоторое время, но они часто ясны самому человеку и его домочадцам. При этом иногда проявляется склонность обвинять в существовании этих проблем своих ближних. Зачастую человек просто не осознает, что, хотя внешние обстоятельства и могут вызывать тревожные переживания, многие жизненные проблемы исходят изнутри.

    2. Внешние поведенческие последствия. Мы пытаемся удержать чувства внутри, но они так или иначе проявляются внешне. Мы можем стать раздражительными, нетерпеливыми, недовольными, поглощенными только работой и семьей, пассивными, беспокойными и склонными к гиперактивности. Некоторые пытаются спастись, совершая бегство в пьянство, телевизионную манию и спортивные зрелища или в излишнюю озабоченность проблемами физического здоровья. Многие избегают контакта с людьми, включая и давних друзей.

    Кроме того, люди среднего возраста нередко пытаются бороться с жизненной рутиной с помощью смены рабочего места или места жительства, перемены образа жизни или платья, чтобы создать новый, более молодой имидж.

    3. Профессиональные последствия. Есть три способа, посредством которых люди могут реагировать на профессиональные разочарования среднего возраста[683]. Одни начинают прилагать больше усилий, чтобы достичь больших успехов. Поскольку многие люди измеряют свою ценность профессиональными достижениями, то для них становится существенно важным преуспеть в работе, даже если расплатой за это будет одержимость работой.

    Другие реагируют, впадая в разочарование. Иногда наблюдается гнев, сопротивление в форме снижения производительности труда или такие мысли: «Зачем упорно трудиться, если меня никогда не оценят здесь и не повысят?» Часто это разочарование происходит от того, что интересы человека, его ценности, цели и способности не соответствуют тем, которые необходимы для его работы. Это касается как разочарованного служащего, так и разочарованной домохозяйки, уставшей от домашних трудов.

    Третьи пользуются реакцией разочарования как трамплином для перемен. Это дело рискованное и часто требует определенной смелости. Некоторые люди, пытаясь найти новую работу, которая бы больше соответствовала их интересам, способностям и личностным свойствам, меняют профессию. Другие занимаются прежней, не приносящей удовлетворения работой, но перестраивают свою жизнь в других аспектах, так что новая жизнь начинает приносить им больше удовлетворения.

    Есть еще и те, кто теряет работу. Это особенно огорчительно в среднем возрасте, когда на человеке лежат большие финансовые и семейные обязанности и когда число хорошо оплачиваемых рабочих мест, доступных людям среднего возраста, ограничено.

    4. Семейно–брачные последствия. Жить с членом семьи, который бьется над преодолением проблем среднего возраста, бывает весьма трудно. Домашние, особенно супруги, весьма страдают от неустойчивого настроения, меняющихся установок и непродуманных, «сырых» планов, которые люди в этом возрасте иногда принимают. Семья больше всего страдает, когда совершается прелюбодеяние, крутая ломка в образе жизни или утрата работы со всеми вытекающими отсюда последствиями для семейного бюджета и самооценки отныне безработного члена семьи.

    Душепопечение людей среднего возраста

    По мнению одного психиатра, американская культура «устраивает заговор против здорового духа и гигиены тела в среднем возрасте». Общество благоприятствует и способствует стремлению людей к работе на износ и фармакологической зависимости (с помощью стимуляторов, транквилизаторов и антидепрессантов), а также к употреблению алкоголя (деловые встречи). Врачи только прописывают лекарства, их мало интересует личная жизнь пациентов; не больше заботит их диета и физические упражнения. «Домашние хозяйки в среднем возрасте вынуждены сидеть дома в одиночестве; мало опоры в жизни и у разведенных и овдовевших»[684].

    Несмотря на эту несколько мрачную оценку, многие популярные книги по самосовершенствованию и семинары по проблемам среднего возраста предлагают здравые советы, которыми иногда можно поделиться и с подопечными:


    • Периодически и регулярно проходите медицинские осмотры.

    • Делайте физические упражнения и уделяйте достаточно времени регулярному отдыху.

    • Не ленитесь контролировать вес (по необходимости).

    • Заведите привычку отвечать «нет» на требования окружающих, которые так часто нарушают планы людей среднего возраста.

    • Старайтесь исключить некоторые привычные для вас виды деятельности и замените их чтением и размышлением.

    • Подумайте о новых задачах и делах, которые могли бы сделать вашу жизнь разнообразнее и вырвать вас из «текучки»; новая активность не должна быть сопряжена с дополнительным значительным стрессом.

    • Слушайте музыку или выделяйте время для других форм раслабления.

    • Откладывайте принятие важных решений, особенно в отношении своей работы, места жительства или брака до тех пор, пока не представится достаточно времени для размышлений и обсуждений с близким другом или консультантом.

    • Регулярно молитесь и возрастайте в духе в общении с Богом.


    Душепопечение людей, достигших зрелого возраста, называется «терапией переучета и переадресовки». Сюда входит помощь подопечным в пересмотре ценностей и жизненного курса, предпринимаемом с целью анализа новых потенциалов роста и достижения цели; в информировании о проблемах и требованиях, заботах и печалях среднего возраста; в переоценке, а иногда и перемене существенных связей с родителями и детьми; и в обучении навыкам здорового образа жизни и предупреждения болезней[685]. Все это может происходить различным образом.

    1. Установите с подопечным благожелательные отношения. Конечно, такого рода отношения лежат в основе всего душепопечения, но это становится особенно важным в работе с теми, кто чувствует себя неполноценным, непринятым и утратившим ценность для членов семьи или общества. Связь «душепопечитель — подопечный» дает эмоциональную поддержку, которая позволяет человеку среднего возраста выразить свои фрустрации и постепенно восстановить самоуважение и обрести смелость, чтобы вступить в эру среднего возраста и пережить ее. Временами будет возникать сильная зависимость подопечного от душепопечителя. Это бывает нужно на первых порах, но подопечному среднего возраста надо помогать приходить к собственным решениям и брать ответственность на себя, что в конечном итоге приведет к большей уверенности в себе и в своих силах.

    Постарайтесь сформировать совместную установку: «давайте–ка–поработаем–вместе–над–следующим», не позволяя себе снисходительного отношения к подопечному, порицая, поучая или осуждая его. Вместо этого душепопечитель должен показывать пример терпимости, долготерпения, заинтересованности, чуткости и благожелательного отношения вместе с сильной дозой объективного мышления, чтобы подопечный мог увидеть проблему более широко. Мнение о том, что у христиан в среднем возрасте не бывает проблем, не только неверно, но и противоречит Священному Писанию; так же бесполезно уклоняться от столкновения с практическими, пусть иногда и трудными решениями, которые следует принимать в среднем возрасте. Напоминайте подопечным, что большинство таких проблем относятся к разряду временных. У многих людей в этот период жизни не бывает никакого кризиса, и большинство проживает этот период без долговременных последствий. Жизнь в среднем возрасте может быть временем великих достижений, и все, пытающиеся преодолеть препятствия и трудности этого возраста, могут найти ободрение в этом обстоятельстве.

    2. Работайте с конкретными проблемами среднего возраста. Чтобы точно определить, что именно волнует подопечного в среднем возрасте, внимательно выслушивайте его и периодически расспрашивайте. Что особенно беспокоит его? Достаточно ли четко обоснованы его жалобы? Что реально можно предпринять, чтобы решить проблемы?

    Большинство проблем среднего возраста порождаются вовсе не дисфункцией желез внутренней секреции. Эти проблемы возникают потому, что люди не желают признать угрозу и эмоциональный стресс перехода в средний возраст и не хотят браться за их решение. Следовательно, перед душепопечителем стоит задача начать обсуждение специфических жалоб и помочь подопечным принять взвешенные реалистические решения. Иногда при принятии жизненно важных решений в отношении ценностей, призвания, супружества и семейных вопросов подопечным необходимо руководство. Им может понадобиться ваша помощь, чтобы решиться на снижение темпа жизни и изменение жизненных целей; при обсуждении физических перемен и беседах о неизбежности смерти; чтобы предоставить повзрослевшим детям возможность устроить свою жизнь; совладать со стрессами и лучше использовать оставшееся время.

    Людям в этом возрасте часто нужно помочь отличить смелость от безрассудства. Чтобы начать новую карьеру, приняться за новый проект или попытаться установить новые отношения, могут понадобиться и отвага, и энтузиазм. Тем не менее было бы безрассудно браться за подобные дела, не уделив предварительно достаточно времени для кропотливого и взвешенного анализа, чтобы свести возможный риск к нулю[686]. Большинство из нас знает мужчин, которые из–за любовной связи на стороне решаются на развод с женой и вступают в новый брак, — и только в последующем до них доходит, какую огромную ошибку они совершили.

    Испытывая искушение принять безрассудное решение, люди не всегда хотят прислушиваться к здравому смыслу, особенно если разумные слова говорит партнер по браку или душепопечитель. Постарайтесь не осуждать и не насмехаться над их новой идеей, как бы вы ни были убеждены в ее безрассудности. Вместо этого постарайтесь помочь подопечным всесторонне взвесить, продумать все возможные последствия и осложнения прежде, чем они ринутся навстречу опасности. Помогите им взглянуть на проблему с позиции людей, которых они уважают. Если подопечный думает сменить место жительства, карьеру или профессию, предложите ему не предпринимать никаких действий до тех пор, пока не будет закончена определенная домашняя работа. Когда окажется доступной дополнительная информация, запланированное изменение может показаться менее желательным, чем представлялось вначале.

    Хотя чувства не всегда являются надежным руководителем, иногда мудро бывает прислушаться к человеческой интуиции. Я уже давно обнаружил (как и многие другие мужчины), что глупо продолжать двигаться вперед, если моя жена ощущает какое–то беспокойство от того или иного решения. Она неизменно оказывается права.

    И всегда помогайте подопечным молиться и искать Божьего водительства перед тем, как решиться на какую–либо перемену. Если человек держится верного курса, внутри у него царит мир.

    Многие конкретные проблемы среднего возраста обсуждаются более подробно в других главах этой книги[687].

    3. Работайте с семьями. Чуткая, отзывчивая и неравнодушная семья может оказать большую помощь человеку в период средней зрелости. Христианский душепопечитель может помочь семье, особенно «второй половине» подопечного, постичь проблемы среднего возраста, научить поддерживать и ободрять его дома, участвовать в принятии решений, а иногда и в руководстве, и помочь справиться с проблемами тоски, скуки, утомления, перемены представления о самом себе, страхов, профессиональных фрустраций и семейно–брачных конфликтов. Супруги могут помочь друг другу установить и поддерживать более оптимальное половое общение. Иногда душепопечитель может рекомендовать книги подопечным или членам их семьи, чтобы лучше понимать свои проблемы[688].

    Конечно, семье придется нелегко, когда они будут помогать своему домочадцу, пытающемуся разрешить проблемы среднего возраста. Поскольку мужья и жены часто вступают в эту пору вместе, то помогать друг другу им бывает трудно. Супругам и другим домочадцам может понадобиться долготерпение, готовность понять установки человека, достигшего периода средней зрелости, и бросить им вызов, если это кажется мудрым. Подопечный может быть подвержен перепадам настроения, обладать унылым, скверным и неуживчивым характером, так что и членам его семьи время от времени могут понадобиться ободрение и совет душепопечителя.

    4. Помогите в духовном просвещении. Библия написана, чтобы просветить нас о Боге и о нас самих. Страницы этой книги несут утешение и направляют всякого, кто находит время, чтобы вчитаться в нее. Это утешение и водительство не всегда приходит быстро и обычно не вызывает энтузиазма. Но постоянное общение с Богом дает нам возможность помнить, что Он всегда с нами и помогает нам через Святого Духа.

    Один пастор, пережив кризис середины жизни, рассказал о своих переживаниях так, что это может ободрить других верующих, вступивших в эту пору жизни: «В начале этого кризиса я глубже осознал, что моим союзником был Сам Бог. Я мог говорить с Ним обо всем, в том числе даже о тех противоречивых побуждениях, которые были во мне, и, тем не менее, Он продолжал любить и принимать меня. Когда кризис нарастал и я впадал в тоску и постепенно отходил ото всего, я знал умом, что Бог все еще остается моим Другом, хотя сердцем этого я не воспринимал»[689].

    Предупреждение проблем среднего возраста

    Карл Юнг как–то отметил, что у нас есть школы и колледжи, чтобы помогать людям подготовиться к периоду ранней зрелости, и нет колледжей для сорокалетних, которых следовало бы учить ориентироваться в сложностях жизни в пору средней зрелости[690]. Если бы на самом деле у нас были подобные колледжи, то времени бы на их посещение у большинства людей среднего возраста не было. Обеспечить такую подготовку и оказать помощь, необходимую в профилактике серьезных проблем в среднем возрасте, могут общественные учреждения, особенно церкви. Имеется по крайней мере три способа осуществления такой профилактической работы.

    1. Научить ожиданию. Если бюро погоды вовремя оповещает население о надвигающейся буре, что дает возможность подготовиться и найти укрытие, то ущерб бывает не столь велик. Вот так же было бы полезно предупреждать людей, начиная лет с тридцати пяти, о близком переходе в период средней зрелости. Конечно, запугивать людей подобными предупреждениями не следует, и все же упоминать о переходном периоде середины жизни периодически надо, причем в сочетании с положительным отношением к среднему возрасту.

    Средний возраст может быть временем проблем, особенно в первые годы пятого десятилетия, но это также период плодов и новых планов. В этом возрасте люди пускают корни, находят свое место в жизни и освобождаются от нужды и долга по воспитанию маленьких детей. По сравнению с молодыми людьми в возрасте ранней зрелости, люди в среднем возрасте часто лучше обеспечены, занимают более престижные места и руководящее положение в обществе, имеют больше возможностей путешествовать и становятся мудрее. Часть усилий в борьбе за материальный достаток третьего и четвертого десятилетия жизни остается в прошлом, что нередко обусловливает появление величайшей возможности для христианского служения. Следовательно, считать или подразумевать, что жизнь на пятом или шестом десятке лет не имеет смысла, никак нельзя[691]. Людей следует предупреждать как о положительных, так и отрицательных сторонах этого периода жизни.

    2. Просвещать. Во время семейных конференций, групповых дискуссий, лагерях отдыха для супружеских пар (в безмятежном ощущении тишины и уединения), занятий в воскресной школе и проповедей, приуроченных к определенным событиям, обсуждать проблемы среднего возраста можно и должно. Во многих церквах большинство мест в зале занимают люди, достигшие среднего возраста, и их семьи. Большинство из окружающих не осознают внутреннего смятения этих людей и не понимают, насколько универсальны трудности и переживания среднего возраста. Если же эти проблемы определить и признать, можно приняться за их разрешение и в разных обстоятельствах обсуждать с друзьями в доброжелательной атмосфере.

    Церкви переполнены людьми среднего возраста, многие из которых ощущают собственные нравственные, духовные, эмоциональные и личностные недостатки. В церковных проповедях говорится о прощении, любви и принятии, и очень часто сами выступающие производят впечатление людей процветающих и непоколебимых, но при этом нет никаких признаков заботы или желания всесторонне обсудить важные проблемы. Многие уходят из церкви, разочарованные и неправильно понятые.

    Это можно предотвратить, если обдуманно, аргументированно предупреждать, принимать и разрешать проблемы среднего возраста, особенно в рамках поместной церкви.

    3. Обращаться. Вскоре после полувекового юбилея Рей Ортлунд помог братьям по вере, пересекшим пятидесятилетний рубеж, одним мудрым советом. «Не окружайте себя только ровесниками», — предложил он им. Если вы не прислушаетесь к этому совету, то «с вашей смертью умрет все, что вы знали, поскольку ваши ровесники умрут приблизительно в то же время! Делитесь же своим знанием с людьми, которые младше вас на двадцать–тридцать лет. И когда вас не станет, все, кого вы научили, будут еще двадцать–тридцать лет обучать других. Выходите за границы своего бытия!»[692]

    О том же говорил и Эрик Эриксон, хотя более академическим языком: «Во избежание застоя в среднем возрасте и для плавного перехода в последующие годы, надо больше отдавать свои силы и знания следующему за нами поколению»[693]. Как указывалось выше, Эриксон называл это требование «генеративностью». Учителя обладают в этом смысле уникальными возможностями, однако обращаться к людям могут также и молодые руководители, душепопечители, родители и все, трудящиеся в церкви. Когда люди, достигшие среднего возраста, делятся своими знаниями с другими, особенно с теми, кто младше, польза бывает как дающим, так и принимающим. Когда они обращаются к тем, кто младше или нуждается, то сами получают удовлетворение от того, что их жизнь может иметь смысл и стать полезной для других.

    Предприниматели, писатели, редакторы журналов, руководители государства, душепопечители, учителя и дикторы способны содействовать профилактике проблем среднего возраста, однако церковь может стать в этом смысле самой полезной. Люди верующие знают об исцеляющей силе любви и могут носить бремена ближних, поскольку это присуще истинным христианам. Подобная забота может стать жизненно важной поддержкой и помощью людям среднего возраста.

    Заключительные замечания

    Возможно, время от времени читатели этой книги будут видеть на ее страницах самих себя, и то же самое происходит и с ее автором. Готовя эту главу и переписывая ее для пересмотренного издания книги, я, например, остро осознавал свои трудности и победы в возрасте средней зрелости. При этом меня ободряло обновленное понимание того, что чувства и переживания среднего возраста, общие для всех людей, являются преходящими и могут содействовать духовному росту и личной зрелости[694]. С Божьей помощью мы можем помогать самим себе и своим подопечным в пору зрелости. Можно не бояться этой и любых других стадий жизни и справляться с постоянными переменами и проблемами так, чтобы возрастать в духе и вести такую жизнь, которая прославляет Бога и содействует исполнению Его замыслов. Такой, независимо от нашего возраста, и должна быть цель нашей жизни — автора этой книги, читателей и людей, которым мы служим и даем советы.

    Библиография

    Conway, Jim. Men in Mid–Life Crisis. Elgin, 111.: David C. Cook, 1978¦.

    Conway, Jim, and Sally Conway. Women in Midlife Crisis. Wheaton, 111.: Tyndale, 1983¦.

    Levinson, Daniel J., et al. The Seasons of a Man's Life. New York: Knopf, 1978.

    Mickey, Paul A. Marriage in the Middle Years. Valley Forge, Penn.: Judson, 1986¦.

    Ortlund, Ray, and Anne Ortlund. The Best Half of Life. Ventura, Calif.: Regal, 1976¦.

    Wright, H. Norman. Seasons of a Marriage. Ventura, Calif.: Regal, 1982¦.

    ¦ Книги, отмеченные ромбом, рекомендуются для чтения подопечным.

    Глава 15.

    Поздний возраст

    Почти все ее соседи согласились бы с тем, что госпожа Р. — удивительная дама.

    Но кому как не этой удивительной даме знать, как одряхлела она телом за последние несколько лет. Теперь ей 83 года, она стала хуже слышать; от воспаления суставов у нее отекают кисти рук, особенно по утрам и в сырую погоду; она отдает себе отчет в том, что стала многое забывать и утратила силы и «энергию», которые были у нее несколько лет назад.

    Подобно большинству пожилых людей, госпожа Р. не хотела бы обременять других заботой о ней. После смерти мужа она вот уже восемь лет живет одна в небольшой квартире, рядом с друзьями и добрыми соседями, которые помогают ей закупать продукты, но не так близко от семьи, как ей, быть может, хотелось бы. Один из ее сыновей развелся и живет холостяком в другом штате. Дочь с мужем служат миссионерами на Филиппинах. Другой сын живет по соседству, в получасе езды от ее дома. Это деятельный человек, у него трое детей–подростков и жена, которая тоже сумела сделать себе карьеру. Почти всегда по выходным кто–нибудь из семьи навещает госпожу Р., кроме того, сама она поддерживает с ними связь по телефону. Она знает, что семья в случае необходимости всегда поможет ей, но известно также и то, что дети и внуки слишком заняты и не всегда могут навещать ее.

    По воскресным дням госпожа Р. чаще всего бывает на церковных собраниях, хотя ей трудно подниматься по лестнице, а зимой даже боязно выходить из дома; ей не всегда удается расслышать проповедь, и всегда бывает печально, когда она видит, сколько ее друзей физически одряхлело или умерло.

    Госпожа Р. живет на небольшую пенсию, достаточную по ее потребностям; однако она беспокоится, что этих средств может не хватить на крупные медицинские расходы или на тот случай, когда она не сможет жить одна.

    В общем и целом госпожа Р. старается лишний раз не беспокоиться. Она предпочитает сохранять умственную активность, размышляя о чем–либо, читая и поддерживая связь с друзьями. Дома у нее множество растений, о которых она нежно заботится, кроме того, она оставляет время для вязания и посещения соседей по дому. Соседям нравится ее веселый и отзывчивый характер.

    «Много лет тому назад я поняла, что могу стать либо злой и недовольной всем старухой, либо женщиной милой и внимательной ко всем окружающим, — заявила она недавно. — Ну кому хочется находиться рядом с тем, кто все время говорит о своих проблемах; вот почему я стараюсь быть веселой».

    Госпожа Р. может не понимать, что подобное отношение к людям делает ее не просто веселой. Такое отношение делает ее старость периодом жизни, приносящим большое удовлетворение, и позволяет ближним согласиться, что она и в самом деле удивительная дама.

    ***

    Рональд Рейган отметил семидесятый день рождения через несколько дней после президентской инаугурации, возвестившей о том, что он приступил к самой тяжелой работе в мире. В прошлом диктор радио и актер кино, он начал новую карьеру, встав в строй деятелей, оставивших значительный след в жизни страны. Произошло это спустя много времени после того, как большинство его сверстников отправились на заслуженный отдых. Американский архитектор Франк Ллойд Райт построил несколько своих лучших зданий в возрасте после семидесяти лет, а впечатляющее сооружение Музея Гуггенхейма возвел в девяносто один год. Дуглас Макартур руководил операциями вооруженных сил ООН в Корее в возрасте семидесяти лет. Позднее, выступив в Конгрессе со словами: «Старые солдаты никогда не сдаются, они только теряют силы»*[695], генерал начал новую карьеру и стал преуспевающим бизнесменом. Гитарист Андрес Сеговия исполнял классическую музыку на концертах в возрасте девяноста двух лет. Боб Хоуп**[696] и Джордж Бернс***[697] старели, но темпа артистической деятельности не снижали. Сэр Георг Солти****[698] дирижировал всемирно известным Чикагским симфоническим оркестром на гала–концерте в честь своего дня рождения, когда маэстро исполнилось семьдесят пять. Бабушка Мозес*****[699] добилась известности в качестве художницы в возрасте восьмидесяти лет. Мир продолжал прислушиваться к советам Уинстона Черчилля, уважаемого политического деятеля Англии, даже когда он был в преклонном возрасте. Уже после восьмидесяти лет психолог Б. Ф. Скиннер и психоаналитик Эрик Эриксон написали книги, посвященные психологии стареющего человека[700].

    Могут сказать, что здесь говорится о людях исключительных. Мужчины и женщины с необычными способностями — всегда исключение, независимо от возраста[701]. Однако вышеперечисленные знаменитости — и тысячи похожих на них, но не ставших таковыми — служат живым подтверждением того обстоятельства, что поздний возраст не обязательно приносит страдания, оцепенение и бездеятельность. Французский писатель Андре Моруа как–то заметил, что «старость есть не более чем дурная привычка, приобрести которую у занятого человека не хватает времени». Роберт Браунинг*[702], наверное, согласился бы с ним, ведь именно он призывал читателей: «Старейте вместе со мной! Лучшее все еще впереди…»

    Этот оптимизм разделяется не всеми. Египетский философ Птахотеп писал в 2500 г. до н. э., что «хуже старости беды нет». Ралф Уолдо Эмерсон сравнивал престарелых с «ветхой одеждой и мощами», а Уильям Шекспир писал, что, старея, человек впадает во «второе детство и полное забытье. Без глаз, без чувств, без вкуса, без всего».

    Как бы там ни было, количество пожилых людей растет в феноменальном темпе. Только в Соединенных Штатах, быть может, вследствие лучшей медицинской помощи, рационального питания и возрастающего интереса к проблеме физической подготовленности, число людей старше шестидесяти пяти лет за последние тридцать пять лет удвоилось. Каждый день количество людей, пересекших 65–летний барьер, увеличивается в нашей стране на шестнадцать тысяч. В начале следующего столетия, когда первые «бэби–бумеры» начнут выходить на пенсию, приблизительно 20 процентов населения будет старше шестидесяти пяти лет. Каждый год в научных журналах публикуется свыше тысячи статей, посвященных этой проблеме[703], и неудивительно, что ученые, политические деятели и журналисты говорят о «седеющей Америке». Церкви уже помогают многим престарелым людям, а со временем, похоже, в душепопечении будет нуждаться все большее число престарелых граждан.

    Все (по крайней мере те люди, что моложе) согласятся с тем, что начало поздней зрелости находится в границах между 60 и 65 годами. Некоторые называют следующий двадцатилетний период «ранней старостью», а возраст восьмидесяти пяти и далее лет — «поздней старостью». Большая часть специалистов не находят смысла в такого рода классификациях[704], поскольку они не учитывают того факта, что физически и психологически люди стареют в разном темпе. Среди 65–летних, например, отмечается широкий разброс показателей общего здоровья, социальных установок, навыков, верований, внешнего облика, умственной активности, духовной зрелости и способности справляться со стрессами и управлять жизнью[705]. Некоторые люди и в сорок лет кажутся стариками, между тем как другие, подобно госпоже Р., остаются бодрыми и энергичными даже в восемьдесят и старше лет. Для всех и каждого, тем не менее, процесс старения и приспособления к реальной действительности может стать источником новых проблем и задач. Эти проблемы и задачи зачастую могут решаться более эффективно с помощью христианского душепопечителя.

    Библия и поздний возраст

    Старость, как мы все знаем, явление не новое. В предыдущих поколениях стариков было относительно меньше, чем теперь, но они были всегда. Мафусаил, проживший 969 лет, представляет собой удивительный феномен, но и многие ветхозаветные патриархи жили немало — по сто и много более лет, к тому же это явление не ограничивалось библейскими временами.

    Однако и по тем временам старых людей, по всей видимости, отвергали и пренебрегали ими. Хотя обществом и признавалось, что мудрость приходит с возрастом[706], тем не менее псалмопевец молит Бога: «И до старости, и до седины не оставь меня, Боже»[707]. Даже в недавних поколениях старики отвергались.

    Глава 12 Книги Екклесиаста, быть может, является самым совершенным библейским описанием старости. На рубеже XIX и XX веков психолог Дж. Стенли Холл назвал это описание наиболее пессимистическим из всех, когда–либо написанных[708], и в то же время самым объективным. Написано, что люди, дожившие до позднего возраста, не находят удовольствия в своих летах. Дни бывают хмурыми, силы исчезают, занять себя часто нечем, зрение и слух слабеют, прибавляется страхов и приходит новое осознание близости смерти.

    Не во всем, однако, надо видеть современную «суету сует». Все люди, в том числе и пожилые, могут найти смысл жизни, если имеют страх Божий и соблюдают Его заповеди[709]. Если у юношей — сила, то у пожилых — мудрость и опыт, за что их должно почитать[710]. В свою очередь, пожилые люди должны быть бдительны, степенны, целомудренны, здравы в вере, в любви, в терпении, не быть клеветниками, не порабощаться пьянству, учить добру[711]. Такими должны быть пожилые люди, особенно это относится к сообществу верующих. Христианину вменяется почитать родителей, ибо сказано: «Да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле»[712]. Это обещание является, несомненно, весьма категорическим.

    Итак, Библия реалистически описывает период старости, положительно оценивает его и советует совершенно определенное поведение в отношении пожилых людей. Их надо почитать, и любить, и заботиться о них. Иного выбора у христиан нет[713].

    Причины проблем позднего возраста

    Пэт Мур, промышленный дизайнер; ей было 26 лет, когда она решила понять, как адаптируются люди к неизбежному ограничению физических возможностей в позднем возрасте и как в старости переживается отношение окружающих. Она начала с того, что обратилась к профессиональному гримеру, который научил ее пользоваться гримом и седым париком. Чтобы затуманить зрение, молодая женщина мазала глаза детской мазью. Чтобы представлять малоподвижность суставов, она носила под верхней одеждой шины, перевязанные бинтами, а чтобы хуже слышать, пользовалась ушными затычками. И вот, напоминая видом женщину, разменявшую девятый десяток, она начала выходить на городские улицы в плохую погоду. В течение трех лет, посетив в деловых поездках сотню с лишним городов четырнадцати штатов и двух канадских провинций, молодая женщина всякий раз старалась не упустить возможности провести несколько часов в облике старой женщины, чтобы исследовать то, как реагируют на это люди.

    В ходе этих опытов Пэт Мур вступала в контакт со многими интересными людьми, проявлявшими чуткость к потребностям «пожилой» женщины. Она обнаружила, что пожилых людей тревожить способно многое, и одновременно убедилась, с ее слов, в том, «что старики ноют и жалуются обычно меньше (несмотря на то что поводов к тому имеют предостаточно) остальных людей, с которыми приходилось сталкиваться»[714]. Однажды Пэт была избита и ограблена группой подростков в возрасте 12–13 лет. К своему удивлению, нетерпимость и критическое отношение окружающих так запугали ее, что она стала соглашаться с тем, что стариков уважать не за что. Несколько раз она заходила в одни и те же магазины (в первый раз загримированная под старую женщину, во второй — без грима) и делала одинаковые покупки. И всякий раз продавцы относились к ней по–разному. Они проявляли большую нетерпимость и отрицательное отношение к «пожилой» Пэт Мур.

    Из этих наблюдений не следует делать вывода о том, что жизнь бывает трудной у всех стариков. Для многих поздние годы становятся временем умиротворения и счастья. Если процент депрессивных расстройств и самоубийств в позднем возрасте выше аналогичных показателей в младшем возрасте, то процент психических расстройств в позднем возрасте, по всей видимости, ниже, чем в более молодом[715]. Не все люди, достигшие 65 и более лет, одиноки и хворают, не все страдают от скуки и бедности, не все печалятся и не все проявляют интеллектуальную слабость или поддаются манипуляциям. Эти факты надо выделить, чтобы читатели, размышляя над сказанным, понимали, что в поздние годы подобные проблемы и бедствия преследуют не всех людей и не всегда.

    Причины проблем позднего возраста можно сгруппировать в несколько категорий.

    1. Органические причины. По мере старения наши тела теряют силу; вместе с тем процесс старения у разных людей происходит с разной скоростью. Физическая сила идет на убыль быстрее, если организм человека ослаблен перенесенными в прошлом болезнями и нарушениями иммунной системы. Организм изнашивается быстрее также вследствие гиподинамии (дефицита физических упражнений) или отсутствия отдыха, непрерывно действующих факторов загрязнения окружающей среды или нездоровых производственных условий, злоупотребления табаком и алкоголем. Иногда корнем зла выступают стрессы, мешающие нормальному функционированию организма, и всем известно также, что личные психологические установки могут оказывать значительное воздействие на тип и скорость развития хронических заболеваний[716]. Эти органические изменения можно рассмотреть, по крайней мере, с четырех сторон.

    1) Косметические изменения. Серые и поредевшие волосы, потеря зубов, уменьшение веса, морщинистая кожа, в том числе мешки под глазами, темные пятна на кистях рук и запястьях являются изменениями, которые начинают появляться задолго до шестидесяти пяти лет, но в поздние годы этих проявлений старения уже не спрячешь или не сможешь проигнорировать их, как раньше. В условиях культуры, которая превозносит молодость и физическую привлекательность, эти свидетельства позднего возраста могут влиять на самооценку человека, чувство собственного достоинства и уверенность в безопасности. Проблема может усугубляться тем, что пожилые люди перестают заботиться о внешнем виде и опускаются так, что производят впечатление унылых, «как в воду опущенных» и неопрятных.

    2) Сенсорные изменения. Хорошо известно, что старые люди уже не могут видеть или слышать, как могли раньше. Кроме того, отмечаются изменения вкуса и обоняния, малоподвижность суставов, нарушения двигательной функции, снижение физической силы, падение энергетического потенциала, замедление реакций, изменения кинестетической чувствительности (из–за чего пожилым людям труднее сохранять равновесие), а также заметные нарушения памяти. Эти изменения наступают исподволь (реже как «потрясение») и могут, как показала Пэт Мур, создавать существенные помехи при передвижении и езде.

    3) Системные изменения. В физиологических изменениях и переменах можно убедиться на примере изменений органов и систем организма. Например, кости скелетной системы становятся хрупкими, перестают выдерживать прежние нагрузки и срастаются значительно медленнее, чем раньше. Двигательную активность пожилого человека часто ограничивает, порождая болевые ощущения, ревматоидный артрит. Миллионы женщин страдают от остеопороза, приводящего к болям, нарушениям движения и деформации позвоночника.

    Другие изменения происходят в центральной нервной, сердечно–сосудистой, дыхательной, мышечной, репродуктивной системах и в желудочно–кишечном тракте. В процессе старения люди учатся адаптироваться к этим переменам. Например, они избегают пищи, которая может расстроить деятельность желудка, и принимают меры по предотвращению сердечных приступов и других сердечно–сосудистых болезней.

    Вместе с тем иногда органические перемены порождают старческую ипохондрию. Пожилые ипохондрики большей частью жаловались на плохое здоровье и в молодые годы, однако в поздние годы их больше тревожит состояние организма и затраты на медицинскую помощь. В результате они много говорят о симптомах и посещают врачей, хотя в лечении не нуждаются[717].

    4) Сексуальные изменения. В процессе старения репродуктивные возможности организма слабеют, однако было бы неверным считать, что при этом уменьшается сексуальный интерес и половая активность. Пожилые люди нуждаются в физической близости и человеческих связях в той же мере, что и молодые. Сексуальные переживания, приносящие удовлетворение, возможны в поздние годы для обоих полов[718].

    Действительно, пожилые пары достигают сексуальной разрядки не так быстро, как в молодые годы, да и сила ее может уменьшаться, и все же у многих пожилых в процессе старения сексуальная активность и способность получить удовлетворение нарастают. Шутки о старости как о «времени, когда человек флиртует с девушками, хотя не помнит зачем» или о сексе в зрелые годы и позднее как о закономерном переходе «от трехразового секса в неделю к одноразовому с третьей попытки и далее хотя бы как–нибудь»*[719] — все это юмор пополам с горечью, который считает половое общение в пожилом возрасте как нечто вредное или распутное. Именно в этом уверены многие пожилые люди, и потому избегают любого полового общения, физической близости и тактильных проявлений нежности к партнеру по браку[720].

    5) Болезни и недомогания. Многие годы этот период рассматривался как время развития неизбежных хронических недомоганий, заболеваний, приводящих к инвалидности и утрате мобильности. Но думать так было бы неверно. Согласно различным исследованиям, по крайней мере половина всех людей в возрасте от 75 до 84 лет не имеют таких проблем со здоровьем, которые требовали бы особого ухода или как–то ограничивали бы их активность. Даже с наступлением поздней старости, то есть в возрасте старше 85 лет, более трети опрошенных сообщают об отсутствии существенных ограничений, связанных с плохим здоровьем. Большая часть пожилых людей (около 80 процентов людей старше 65 лет) отмечают у себя по крайней мере одно из четырех основных хронических заболеваний пожилого возраста (артрит, высокое кровяное давление, падение слуха и заболевание сердца), однако все это органические изменения, к которым многие люди приспосабливаются без резкого снижения активности или перемены стиля жизни[721].

    Такая оптимистическая картина не должна скрывать реальности общих органических проблем, которые действительно возникают с возрастом. В конце концов в процессе старения большинство людей страдают от многих болезней, как, например, рак или серьезные сердечные недомогания, и время от времени те или иные органы начинают «выходить из строя». Всякая болезнь может порождать тревогу, ограничивать подвижность и приводить в уныние. Если человек здоров, то поздние годы могут стать для него интересным и приятным периодом жизни, когда же болен — то ужасным и тоскливым[722].

    2. Психофизиологические причины. Тысячи научно–исследовательских изысканий предпринимались с целью определить степень снижения творческой силы, памяти, интеллектуальных способностей и возможностей обучаться[723]. Хорошо известно, что время реакции у престарелых людей увеличивается, мышление протекает с меньшей скоростью, новые идеи усваиваются с трудом, медленно формируются новые навыки и значительно снижается объем кратковременной памяти. Однако нередко престарелым людям, опирающимся на мудрость, те или иные отклонения в умственной деятельности компенсировать все–таки удается. Прилагая дополнительные усилия, в поздние годы они способны творить, проявлять интеллектуальную восприимчивость и способность к обучению[724]. Однажды известный психолог Б. Ф. Скиннер, выступая перед переполненной аудиторией на съезде психологов, говорил о собственном методе адаптации к переменам в старости; в связи с этим он перефразировал мудрое высказывание Самьюэла Джонсона следующим образом: «Господа, стареющий лектор как собака, ходящая на задних лапах. Она делает это не очень хорошо; но вы все удивляетесь тому, что она вообще может вытворять такое»[725].

    Процесс снижения умственной активности в позднем возрасте особенно заметен в повседневных ситуациях, когда пожилому человеку приходится принимать быстрые решения, например, тормозить во избежание опасности. Зная об увеличении времени реакции, многие люди привыкают действовать осторожно, что сердит многих водителей более молодого возраста, движущихся за водителем пожилого возраста.

    Компенсировать ухудшающиеся умственные способности, однако, удается не всегда, так что некоторые люди и не пытаются это сделать. Старому человеку, обреченному на тоскливое пенсионное бездействие, опечаленному смертью друзей и расстроенному невозможностью перемещаться, не остается ничего другого, как предаваться мечтаниям о «добрых старых временах». Настоящее порождает тревогу, а на будущее мало надежды, так что остается обращаться к прошлым воспоминаниям, которые искажаются временем, так как человеку свойственно забывать о болезненном и неприятном. Подобное бегство в прошлое иногда содействует дезориентировке и одряхлению, которые вначале могут быть скорее психологическими, чем органическими.

    В прошлом душепопечители были склонны игнорировать или опускать, казалось бы, бесконечные, наводящие тоску и монотонные рассказы старых людей о былом. Однако в последнее время геронтологи и другие специалисты пришли к выводу, что воспоминания, особенно те из них, которые обсуждают и которыми делятся, могут помочь старым людям, обращаясь к прошлому, достигать лучшего понимания настоящего и будущего[726].

    3. Экономические причины. С выходом на пенсию человек перестает трудиться на производстве; для многих это означает уменьшение доходов, снижение жизненного уровня, что вынуждает приспосабливаться к пенсионной шкале оплаты, часто отстающей от роста инфляции. В книге, посвященной проблеме старения населения Америки (эта книга была удостоена Пулитцеровской премии), один писатель повествует о трагедии миллионов людей, которые живут в обществе изобилия, но, старея, превращаются в нищих[727]. Это ведет к росту преступности среди пожилых людей; многие из них начинают красть, поскольку это остается для них, по всей видимости, единственным способом выжить[728].

    Подобное экономическое положение порождает такие проблемы, как необходимость искать место проживания, доступное по цене; средства для оплаты расходов на медицинское обслуживание, транспортные расходы и для поддержания контактов с друзьями, а также проблемы самоуважения, возникающие при нехватке средств и, возможно, при необходимости обращения за общественной помощью. Экономические проблемы и нужды людей пожилого возраста являются предметом особого интереса и заботы социальных работников и социологов, которые наблюдают пагубные последствия финансовых затруднений в позднем возрасте[729].

    4. Межличностные причины. Чтобы адекватно действовать, люди нуждаются в людях, с которыми можно встречаться и делиться мыслями и чувствами. Окружающие помогают нам, ободряют, не дают отрываться от реальности и позволяют ощущать себя нужными другим.

    У многих престарелых людей происходит резкое уменьшение числа подобных социальных связей. Выход на пенсию изолирует человека от профессиональной среды. Друзья и родственники, включая супруга, часто умирают, оставляя переживших их старых людей без сверстников, от которых могла бы исходить моральная поддержка. Ухудшение здоровья не дает возможность оставить дом, а друзья могут поменять место жительства; между тем взрослые дети бывают иногда слишком заняты, слишком далеко, а иногда слишком критически настроены, чтобы поддерживать с ними связь. Все это ведет к тому, что старые люди, бывает, уклоняются от социального общения, чувствуя, что они теперь никому не нужны, бесполезны, а иногда и к эгоцентризму, способному приблизить преждевременную смерть. Тенденция самоизоляции от ближних может наблюдаться даже в интернатах для престарелых, где людей окружают другие старики. И, наоборот, как показывают исследования, старые люди, которые имеют одну или более близких связей, чувствуют себя счастливее, лучше приспособлены к среде и имеют лучшее психическое здоровье, чем те, кто не имеет подобных доверенных лиц[730].

    Объективные данные свидетельствуют, что многие люди в поздние годы подвергаются жестокому обращению в интеллектуальном, финансовом и физическом смысле со стороны детей и других членов семьи. Большинство подобных жертв слишком слабы, чтобы защитить себя, не могут или не хотят доносить о жестоком обращении с собой и часто попадают в зависимость от тех, кто причиняет им боль и оскорбляет. Мало найдется подобных проблем, которые возбуждали бы такое великое сострадание и гнев отзывчивых душепопечителей[731].

    5. Причины, обусловленные всеобъемлющей самооценкой. На основании впечатлений, полученных во время опытов с переодеванием, Пэт Мур решила, что наихудшим проявлением старости, быть может, является «ошеломляющее чувство, что все вокруг дают тебе понять, что ты никому не интересен». Медленное передвижение «старухи», казалось, изводило людей с таким постоянством, что временами она не могла не приходить к мысли: «Вы правы; от меня одни проблемы. Я действительно ничего не стою по сравнению с вами, так что мне лучше уйти с вашей дороги как можно быстрее, а то вы рассердитесь на меня»[732].

    Уверенность и самоуважение старых людей часто подрываются недоразумениями и предрассудками людей, полагающих, что старые люди слишком дряхлы, чтобы принимать решения, заниматься полезным трудом, творить новое, брать ответственность на себя или отправляться в далекое путешествие в одиночку. Когда с пожилыми людьми обращаются как с детьми и считают их некомпетентными, им легко почувствовать себя бесполезным и незначительным. Нет ничего удивительного в том, что многие старые люди имеют о себе низкое мнение и считают себя ничего не стоящими людьми[733].

    Согласно некоторым свидетельствам, законодатели, представители средств массовой информации, профессионалы из сферы психологии и медицины, верующие, рекламодатели, торговцы, предприниматели и даже академические психологи — все виновны в возрастной дискриминации. Возрастная дискриминация — это одно из предубеждений, которое унижает старость, приводит к дискриминационным действиям в отношении пожилых людей, на основании того, что «молодые лучше». Как и любая другая, возрастная дискриминация порождает проблемы у своих жертв и усугубляет процесс дальнейшего снижения самооценки старого человека[734].

    Для одних важнейшим событием, повлиявшим на снижение самоуважения, становится выход на пенсию. Выход на пенсию, с нетерпением ожидаемый и доставляющий многим людям удовольствие, может стать намеком на то, что общество считает их слишком дряхлыми, чтобы они могли трудиться, после чего их доходы и чувство самоуважения в существенной степени понижаются.

    Милдред Ванденбург — уверенная в себе христианка, приступившая к миссионерскому служению в позднем возрасте, однажды так описала три этапа отхода от активной деятельности[735]. Стадию поднимайся–и–иди можно назвать временем восторженного участия в различных предприятиях, проектах и путешествиях, которые ты давно хотел совершить, но из–за работы и других обязанностей оставлял на будущее. Не понимая этого, люди постепенно скатываются в стадию отчего–это–мне–так–скучно, в которой самым важным становятся удобства и все меньше хочется предпринимать некие необязательные усилия. Затем, как пишет Ванденбург, «если не пробиться самой и не сделать себе карьеру или если кто–то не выведет тебя из апатии и летаргии, ты вступаешь в третью и последнюю стадию — полный провал».

    Этот доходчивый анализ ведет к хорошо обоснованному заключению: есть большая разница в том, как разные люди адаптируются к пенсионному возрасту и соответствующим изменениям самооценки. Находясь в определенной зависимости от факторов здоровья, финансовой стабильности, социальных установок и меры жизненного успеха, некоторые люди радостно встречают выход на пенсию и, умея справляться с тревогой, могут наслаждаться золотыми годами. У других успехи в совладании со стрессом пенсионного возраста не такие большие. Неспособные или нежелающие смело встретить бедствия позднего возраста, эти люди гневаются, осуждают себя и винят других в несчастьях и трудностях бытия и в своих неудачах в достижении целей. Эти люди обладают низкой самооценкой и часто впадают в депрессию[736].

    Однако и здесь мы наблюдаем индивидуальные различия. Оказывается, люди, которые лучше всех адаптируются к пожилому возрасту, были хорошо адаптированы к жизни еще перед выходом на пенсию, имели реалистическое понимание собственных сил и слабостей, продумали и провели определенную подготовку к этому периоду прежде, чем он наступил; они положительно оценивали собственную личность и в молодости. Приспособленность, социальные установки и отношение к собственной личности в возрасте сорока и младше лет могут быть наилучшим прогностическим признаком, указывающим на то, каким будет человек в последующие десятилетия.

    6. Специфические факторы. Как влияет на пожилых людей техника? Какое воздействие оказывают стремительные социальные перемены на людей, которым хотелось бы, несмотря на замедление темпа жизни, не отставать от современности? Не приведут ли технические достижения к возникновению у пожилых людей дополнительных проблем?[737] Недавно руководящий работник одной из корпораций говорил о своем разочаровании на тридцать первом году работы в компании. «Я обладаю всем необходимым опытом в своем бизнесе, — размышляет он, — однако свежеиспеченные выпускники колледжа, знакомые с новшествами компьютерного мира и информационного поиска, представляют для компании ценность, вероятно, большую во многих отношениях».

    Технологические сдвиги — это лишь один из примеров особых забот[738], которые осложняют жизнь некоторым пожилым людям. Для многих адаптация к жизни в поздние годы осложняется расизмом, дискриминацией по половому признаку, алкоголизмом, ограничением физических возможностей, включая глухоту и слепоту, ограничением отношений с соседями, преступностью, политической коррупцией или некомпетентностью, снижением государственных ассигнований, повреждением дома или местными предрассудками в отношении пожилых граждан. Душепопечители часто игнорируют подобные вопросы, но как раз они–то и оказывают сильное влияние на многих пожилых людей.

    7. Духовные и экзистенциальные факторы. Процесс старения, ухудшение здоровья и уход из жизни друзей — все это сталкивает нас лицом к лицу с реальностью и неизбежностью смерти. Для многих это означает также и сам по себе страх смерти, и болезненную неопределенность о существовании или отсутствии жизни после смерти. Некоторые достигают старости с бременем вины и с горечью былых неудач, с которыми не умеют справиться. Один пенсионер описал, как он пришел к мысли, что «теперь на самом деле уже ничто не зависит» от него. Это заставляет его задаваться вопросом, зачем ему теперь заниматься чем–то, если даже до всего того, что он совершил на протяжении предыдущей жизни, никому и дела нет. Из–за этого он впал в депрессию и занялся поиском смысла жизни лишь теперь, когда достиг позднего возраста[739].

    Именно в это время церковь и могла бы помочь старым людям, но многие из них уже не в силах посещать церковные богослужения. Если они и появляются в церкви, то в собраниях, где делают упор на молодежные программы, семейные служения и клубную активность супружеских пар, они чувствуют себя нежеланными, к ним там относятся неприветливо. Даже проекты церковных зданий со множеством высоких ступенек и без туалетов на первом этаже прозрачно намекают на то, что старых людей (особенно с проблемами) здесь не жалуют. Церквам следует стремиться удовлетворять духовные нужды пожилых людей, не умножая их страданий[740].

    Последствия позднего возраста

    Чтобы понимать переживания стареющих людей, душепопечитель может воспользоваться одним из наиболее действенных методов — смотреть на жизнь их глазами. Задайтесь вопросом, каким было бы ваше самочувствие, если бы у вас исчезало здоровье, не было возможности заняться полезным трудом, доходы ваши постоянно уменьшались, друзья уходили из жизни, интеллектуальная активность и мобильность падали. Прочувствуйте, что стоит за словами «быть одиноким, отвергнутым обществом», в котором нет почтения к старости, и жить в районе, где растет преступность, причем у вас нет ни сил, ни проворства, чтобы бежать или защитить себя. Если представить себе возможные мысли и чувства старого человека, можно лучше понять последствия старения. От этого можно стать более благожелательным и действенным душепопечителем.

    О последствиях старения, касающихся представлений о самом себе, эмоций, межличностных отношений, стиля жизни и умственных возможностей, уже упоминалось. Процесс старения может привести также к дополнительной тревоге о будущем, жалости к себе, материальным затруднениям, депрессивных расстройствам настроения и иногда к попыткам самоубийства. Суицид среди пожилых людей, особенно мужского пола, весьма распространен[741]; кроме того, в последнее время нарастает, по всей видимости, число убийств из милосердия членами семейств, которые тяжело переживают страдания любимых людей в старческом возрасте[742].

    В фундаментальном труде, посвященном исследованию отношения пожилых людей и церкви, Роберт М. Грей и Дейвид Моберг дали обобщенную картину последствий старения:


    Отсутствие почтения к престарелым гражданам, все больший акцент на молодежных проблемах и автоматизация производства лишили десятки тысяч пожилых американцев той или иной социальной роли в нашем обществе. Эти проблемы, а также масса других, на которые имеются ссылки в этой книге и других материалах, усугубляют чувство отчаяния, столь часто встречающееся у пожилых людей. Они приходят к разочарованию и утрачивают иллюзии, когда наступает «время жатвы»; они находят, что так называемые «золотые годы» являются периодом относительной бедности; чувствуют себя не у дел, переживают из–за невозможности участвовать по мере сил в экономической жизни страны; расстроены уменьшением доходов, что обычно происходит с выходом на пенсию, и проживают в некомфортабельном и нездоровом жилье; так что нет ничего удивительного в том, что большинство пожилых людей так плохо приспособлены к жизни. Перед церковью стоит огромной важности задача — помочь в решении проблем, связанных с экономическим положением множества наших престарелых сограждан[743].

    Душепопечение в позднем возрасте

    Большинство пожилых людей могут обиходить себя сами, с небольшой помощью или вообще без помощи других. Однако в связи со стрессами пожилого возраста многие люди сталкиваются с личными проблемами, которые могут быть уменьшены с помощью действенного душепопечения[744]. К сожалению, многие люди не получают такой помощи, по всей видимости, потому, что эта возрастная группа склонна избегать душепопечения, не знает, куда обратиться за помощью, чтобы справиться со стрессами, или не в состоянии оплатить расходы по душепопечению. Однако чаще всего причиной недостаточности такой помощи может быть возрастная дискриминация, осуществляемая профессионалами, которые придерживаются предрассудков и проявляют пессимизм в отношении того, что пожилых людей можно изменить в принципе; или им неприятно работать с ними, так что даже если бы пожилые люди обратились к ним, то, по всей видимости, из этого действительно ничего хорошего не получилось[745]. Итак, лучше всего начать обсуждение вопросов душепопечения пожилых людей с проверки социальных установок самого душепопечителя.

    1. Самоанализ душепопечителя. Как вы относитесь к людям пожилого, преклонного возраста? Разделяете ли вы некоторые общие стереотипы, согласно которым пожилые люди некомпетентны, бесполезны, ведут себя как дети, консервативны, брюзгливы и поглощены физическими проблемами?

    Возмущают ли вас старые люди, уважаете ли вы их и не пытаетесь ли избегать их? Не считаете ли вы, что душепопечение пожилых людей — это лишняя трата времени?

    Чтобы душепопечитель мог быть полезным, он должен отказаться от подобных установок. Просите Бога сделать вас более сострадательным и любящим. Затем поговорите с некоторыми из пожилых людей о том, как им живется, какие перед ними встают проблемы и в чем они нуждаются. С предрассудками бороться лучше всего с помощью прямого обсуждения тех или иных вопросов с людьми, в отношении которых мы придерживаемся отрицательного мнения. Во время такого собеседования ваши установки, по всей видимости, изменятся, и вы увидите пожилых людей такими, какими они являются в действительности: достойными человеческими существами, возлюбленными Богом. И только тогда вы сумеете заняться более действенным душепопечением пожилых людей.

    2. Медицинский осмотр и душепопечение. Многие проблемы в позднем возрасте развиваются или усугубляются вследствие медицинских проблем. Поэтому пожилым людям следует проходить регулярный медицинский осмотр у компетентного врача. Такие врачи могут давать советы по охране здоровья вообще и, в частности, по другим медицинских проблемам, которые находятся вне сферы подготовки и компетенции душепопечителей немедицинского профиля. В связи с наблюдением у врача, у людей улучшается самочувствие, и тогда часть их психологических проблем каким–то образом решается, а с другими удается справляться более успешно.

    Пожилые люди неплохо осведомлены о болезни Альцгеймера. Эта болезнь представляет собой наиболее волнующий пример того, как ухудшение физического здоровья может влиять на психическую деятельность. В настоящее время четких представлений о причинах этого заболевания и о его лечении нет[746]. Срок болезни Альцгеймера от начала и до смерти больного составляет десять и более лет. Начинается болезнь с легкого ослабления памяти, снижения способности к суждению и нарастающей несостоятельности в повседневной жизни. Болезнь постепенно прогрессирует и со временем у больных развивается дезориентировка и спутанность, бродяжничество (особенно по ночам), двигательное возбуждение, нарушение координации движений и со временем — полная зависимость от окружающих, часто полная немота и невозможность любого целенаправленного действия. Вначале члены семьи нежно заботятся о стареющих родственниках, но в конце концов в семье наступает раскол, деятельность ее нарушается, материальные ресурсы истощаются и зачастую все родственники начинают испытывать гнев, состояния фрустрации и чувство вины. Характеризуя создающуюся при этом ситуацию в семьях, авторы одной книги указывают на то, что уход за людьми, страдающими болезнью Альцгеймера требует 36–часового рабочего дня без единого перерыва и времени на отдых[747]. Помощь душепопечителя начинается с пациента, но в конце концов, наверное, в ней больше будет нуждаться его партнер по браку или все семейство в целом.

    3. Индивидуальное душепопечение. Старые люди должны иметь возможность обсудить свои проблемы, однако, несомненно, лишь немногие вступают в контакт с профессиональными душепопечителями. Чаще пожилые люди обсуждают свои проблемы со своими пасторами, врачами, социальными работниками и другими помощниками, которые могут посещать их на дому, говорить с ними по телефону или встречаться в другом месте, кроме кабинета душепопечителя[748]. Согласно одному сообщению, около 15–20 процентов людей в возрасте старше 60 лет впервые сталкиваются с фактом, что не могут справиться со стрессами пожилого возраста без посторонней помощи[749]. Если эти люди включаются в процесс индивидуального душепопечения, то рекомендуют применять следующие возможные методы работы.

    1) Душепопечение в поддержку. Пожилые люди нередко получают поддержку и ощущают большую способность разрешать проблемы позднего возраста, когда чуткий душепопечитель внимательно выслушивает и ободряет их. Цель душепопечения в поддержку состоит не в том, чтобы поощрять пожилых людей жаловаться и жалеть себя, а в том, чтобы помочь им ощутить свое достоинство в благожелательной атмосфере. Это помогает пожилым людям прощать себя, зная о том, что Бог прощает и заботится о них. Душепопечитель, указывая на любовь Бога, может обсудить с подопечным также Божий замысел спасения, праведность Бога и Его решение проблем верующих после смерти. Иногда возникает необходимость помочь старому человеку справиться с осознанием болезни или с предстоящим горем[750]. Эта категория душепопечения может проводиться в индивидуальном порядке душепопечителем или пастором по однократному вызову, но делать это лучше в группе верующих (включая душепопечителя), которая может проявлять постоянную заботу и поддержку. Такая группа поддержки[751] зачастую дополняет прямые контакты с периодическими телефонными переговорами и ободряющими записками.

    2) Воспитательное душепопечение. В отношении поздних лет пожилые люди, как и те, что младше их, во многом заблуждаются. Эти заблуждения можно обсудить с ними, раскрывая подлинные факты о старении. Пожилых людей подобные дискуссии могут ободрять, снимать повышенную тревожность и в свою очередь предохранять от развития пораженческих установок и неадаптивного поведения.

    Рассмотрим, например, проблему полового общения в возрасте после шестидесяти лет. Пожилым людям весьма полезно усвоить, что секс в пожилом возрасте допустим, что физическое удовлетворение бывает и возможным, и обычным, что проблемы, подобные импотенции, могут быть временными и что от сексуального удовлетворения с наступлением пожилого возраста отказываться необязательно. Совсем другим делом представляется вопрос о месте проживания в старости. Например, необходимо выяснить, каковы издержки, преимущества и другие относящиеся к делу вопросы жизни в одиночестве, переезда в интернат, или поселок для престарелых, или к одному из детей. Душепопечителю, взявшемуся помогать пожилым людям, возможно, следовало бы поговорить со старейшинами и руководителями общины, чтобы получить точные сведения, которыми можно делиться с подопечными.

    3) Душепопечение и пересмотр жизненного пути. Воспоминания о прошлом, похоже, являются нормальным элементом старости, но, занимаясь этим, пожилые люди часто фокусируются на прошлых неудачах, чувствах вины, страхе и провалах. По контрасту с этим пересмотр жизненного пути способен помочь людям получить удовлетворение в своих достижениях, справиться с прошлыми фрустрациями и приобрести более взвешенное представление как о прошлом, так и о будущем[752].

    Душепопечение с пересмотром жизненного пути в идеальном случае включает восстановление полной биографии, часто на бумаге. Иногда пожилых людей можно поощрить написать автобиографию[753], а также попросить показать фотоснимки, дневники и другие памятные вещи. Было бы полезно поговорить также с членами семьи пожилых подопечных. Эти мероприятия должны предприниматься для того, чтобы помочь подопечным выразить и разрешить проблему тревожных чувств в отношении прошлого, обсудить и признать свои неудачи, избавиться от чувства вины, взглянуть на жизнь объективно, рассмотреть конфликты и манеру поведения, которые продолжают создавать трудности, научаться новым методам разрешения проблем и осуществлять необходимые практические меры, чтобы стойко переносить превратности этого времени. Пересмотр жизненного пути подопечных должен предусматривать разговор о духовной жизни старого человека, о его отношениях с Иисусом Христом и ожидании жизни после смерти. Кроме того, следует рассматривать супружескую и семейную историю жизни подопечных, самые ранние воспоминания, образование и профессиональный путь, самые радостные и самые печальные воспоминания, а также планы на будущее.

    4) Всестороннее душепопечение. Люди, чрезвычайно подавленные, угнетенные, унылые, отстраненные, либо как–то иначе проявляющие наличие серьезных или упорных личных проблем, нередко обретают большую пользу от длительного общения с душепопечителем. Нет никаких данных (по крайней мере, таковые не известны мне), которые указывали бы на то, что заниматься душепопечением пожилых людей труднее, чем более молодых. Прогноз душепопечения особенно хорош в отношении тех подопечных, которые настроены на лучшее[754].

    В работе с пожилыми людьми душепопечитель по возрасту нередко младше своих подопечных. Это обстоятельство может создавать определенные трудности, поскольку молодые обычно не воспринимаются в роли душепопечителей пожилых. Иногда молодой душепопечитель обращается с пожилым человеком как с отцом или матерью, а пожилой подопечный в свою очередь может относиться к душепопечителю как сыну или дочери. Такие отношения в работе с пожилыми подопечными следует распознавать, особенно душепопечителям.

    4. Семейное душепопечение. Проблемы пожилых людей, в отличие от некоторых других возрастных групп, почти всегда так или иначе затрагивают членов их семей. Мы рассмотрели, каким образом подрываются отношения в семье с развитием болезни Альцгеймера у одного из пожилых родственников; однако семейства страдают также от депрессии, финансовых проблем, ухудшения здоровья, прогрессирующего стресса и чуть ли не каждой второй проблемы пожилого возраста.

    Итак, очевидно, что душепопечение пожилых людей бывает наиболее эффективным в том случае, когда в это дело включаются другие члены семьи. Иногда душепопечитель выступает в роли посредника, помогающего разрешать конфликты отцов и детей. Иногда он информирует членов семьи (включая практические и конкретные советы) о том, как справляться с необычным поведением, лечить, решать вопрос о месте жительства и распоряжаться деньгами. С помощью душепопечителя члены семейств могут планировать будущие мероприятия, поддерживать и помогать друг другу, преодолевая свои чувства горя или вины. Когда пожилой человек сопротивляется душепопечению или не способен извлечь из него пользы, помочь ему можно только одним способом — через членов его семьи[755].

    5. Групповое душепопечение. Часто люди противятся обсуждению своих проблем в группе; это бывает особенно верно в отношении пожилых людей, которые в отличие от молодых не склонны открываться перед другими. Тем не менее групповое душепопечение может оказаться полезным для тех пожилых, которые нуждаются в общении с другими, уважении и уверенности в том, что их проблемы не уникальны, не аномальны. На сеансах группового душепопечения могут рассматриваться проблемы адаптации, жизненных кризисов, предрассудков в отношении пожилых людей и большинство других вопросов, имеющих отношение к этому возрастному периоду[756].

    6. Душепопечение с помощью окружения. Многие пожилые люди ощущают себя бессильными жертвами общества, которое презирает или не замечает их. Несмотря на то что это выходит за рамки традиционных представлений о консультировании, в отдельных случаях душепопечитель может привлекать общественные ресурсы, стимулировать подопечного позднего возраста самому оказывать себе помощь и ухаживать за собой, помогать обращаться к услугам доступных юридических и медицинских служб и руководить распределением денег.

    Известен неплохой способ поощрения личных перемен. Речь идет о воздействии на личность с помощью факторов окружающей обстановки. Уютное жилье, приятная пища, возможность отвлечься, наличие хотя бы незначительных обязанностей и общение с веселыми, способными ободрить людьми, в особенности моложе себя, могут помочь пожилому человеку переменить свои установки и адаптироваться к жизни в этом возрасте. Нередко эти перемены требуют значительных материальных затрат и не по карману пожилым людям и их семьям, и все же некоторые перемены вполне доступны. Уже в рамках церковной общины, молодежные группы и другие могут скрасить жизнь пожилых людей.

    Предупреждение проблем позднего возраста

    Затормозить процесс старения удается не всегда, но всегда можно помочь людям более действенно справляться с негативными установками (или избегать их появления), которые часто ускоряют процесс физического и психологического дряхления. Профилактика проблем позднего возраста включает поощрение людей в четырех сферах.

    1. Поощряйте реалистическое планирование. По мнению одного консультанта по финансовым проблемам, планировать выход на пенсию никогда не поздно[757]. Большинство душепопечителей, по всей видимости, согласятся с этим мнением. Возрастные проблемы иногда нарастают как снежный ком из–за того, что возникают неожиданно и без предварительной подготовки. В церкви мы можем призывать людей оценить свои убеждения в отношении старости, обсуждать вопросы использования свободного времени, осмыслять с разных сторон отношения со стареющими родителями и с подросшими детьми, говорить о смерти и помогать планировать выход на пенсию. Подобные дискуссии не обязательно должны быть мрачными. Их следует проводить так, чтобы они воспринимались с положительным, приятным чувством и представлялись здоровым, полезным занятием. Хотя подобное планирование может происходить и на сеансах индивидуального душепопечения, все же лучше делать это в группах, например, на отдыхе или занятиях воскресной школы. Подобные групповые дискуссии могут служить прививкой против психической травмы вследствие старения.

    В качестве примера реалистического планирования рассмотрим, как можно помочь людям приготовиться к выходу на пенсию. Обсуждать этот вопрос лучше всего начинать с людьми, разменявшими пятый и шестой десяток лет. Постарайтесь выяснить, какие неверные представления о пожилом возрасте (возрасте выхода на пенсию) имеются у людей. Привлеките их внимание к будущим проблемам, пусть уже сейчас они осознают неизбежность постепенных сдвигов, происходящих с течением лет, даже если в данный момент у них хорошее физическое здоровье и работоспособность.

    В процессе подготовки к выходу на пенсию обсудите следующие вопросы:


    • В каком году я выйду на пенсию?

    • Чем, по мнению Бога, я должен заниматься после этого?

    • Куда мне идти после выхода на пенсию?

    • Где мне жить после этого?

    • Как мне проводить время?

    • Как мне заботиться о своем здоровье?

    • Как мне сохранить умственную активность?

    • Сколько денег и материальных средств будет в моем распоряжении?

    • Сколько средств понадобится мне?

    • Чем я буду оплачивать лечение?

    • Как обстоят дела с моей страховкой?

    • Насколько серьезно я готовлюсь к будущему?

    • Как я могу уже теперь готовиться к выходу на пенсию?


    Обсуждение подобных вопросов предотвращает развитие будущих проблем и помогает справиться с тревогой о жизни в старости. Подготовить людей к жизни в позднем возрасте можно также с помощью книг, посвященных самообразованию[758].

    2. Поощряйте реалистические установки. Против стереотипов и мифов в отношении позднего возраста следует выступать с церковной кафедры, в малых группах и других церковных собраниях. Библия учит почитать старость, и последователи Христа должны проводить это учение в жизнь. Когда вся церковь способна любить и заботиться о стареющих[759] и прививать положительные установки в отношении их, то и сам пожилой человек сможет поступать так же.

    Прививая должные установки, можно призывать общаться с пожилыми людьми и привлекать к этому других. Грей и Моберг приводят перечень того, что церковь могла бы делать для пожилых людей[760]:


    • Планировать специальные программы (эти программы должны быть достаточно интересными, чтобы не походить на «няньку для стариков»).

    • Говорить об их духовных нуждах, в том числе и о чувстве неуверенности в себе, уязвимости, незначительности, об отчуждении от Бога, сожалении о прошлых прегрешениях и страхе смерти.

    • Объяснять людям, как помочь старикам лучше справляться с жизненными проблемами.

    • Привлекать пожилых людей к духовным и культурным контактам с ровесниками и более молодыми людьми.

    • Помогать решать личные проблемы и предотвращать их осложнения.

    • Помогать в удовлетворении материальных нужд.

    • Навещать их в интернатах для престарелых.

    • Влиять на гражданские дела и государственные программы с учетом интересов пожилых людей.

    • Предусматривать удобства, чтобы пожилые люди могли посещать церковь.

    • Использовать пожилых в полезном служении (преподавать, навещать, молиться или заниматься канцелярским, управленческим или иными полезными делами).


    Подобная программа показывает всякому, что пожилых людей в церкви почитают. Это может ослабить страхи и облегчить приспособление к жизни в позднем возрасте.

    3. Поощряйте просвещение и деятельность. Люди могут избежать развития некоторых проблем старения, если у них есть возможность заниматься умственным трудом, упражнять свои тела, планировать диетическое питание, рационально использовать свободное время и находить творческие пути служения ближним. Это обобщение основано на том предположении, что умственная и физическая активность во многом способна удержать человека от развития апатии, летаргии и дряхлости.

    4. Поощряйте духовный рост. Людям никогда не поздно обратиться к Христу и возрастать в духе. Упрочение связи с Иисусом Христом не может избавить от жизненных проблем, но преданный христианин готов совладать со стрессами более действенно, поскольку доверяет всемогущему Богу. Всю жизнь, даже христианам «с большим стажем», можно узнавать все больше о Том, с Кем мы будем в вечности. Люди во всяком возрасте нуждаются в призывах к молитве, чтению Священного Писания, регулярному богослужению, общению с другими верующими и участию (в меру сил) в активном служении. Верующий, который с Божьей помощью был радостным в молодости, может сохранить жизнерадостность вплоть до старости.

    Заключительные замечания

    Лиз Карпентер работала пресс–секретарем у Лейди Берд Джонсон, когда ее муж, Линдон, был президентом Соединенных Штатов. Увлекательная работа пресс–секретаря приносила удовлетворение, но вот однажды, на шестом десятке, миссис Карпентер ошеломили сообщением о смерти ее мужа. «Вот так рано явилась старость, — писала она позже. — Меня это повергло в шок — я осталась одна; меня душил гнев, пугало одиночество, я почувствовала себя оторванной от мира, а затем пришла неизбежная тревога». Первым душепопечителем Лиз Карпентер стала супруга президента; вскоре Лиз Карпентер ушла на пенсию.

    Анализируя неприятности Лиз, можно выделить пять основных моментов: она не чувствует, что нужна кому–то; утратила целеустремленность; не управляет собственной судьбой; не любима; ей все равно. Но Лиз не ушла в себя; она решила остаться по возможности деятельной и продолжать жить. «Уроки, которые преподает тебе жизнь в позднем возрасте, не назовешь простыми, — говорит она. — Это больше, чем приобретение информации и навыков. Ты учишься избегать самоубийственного поведения. Ты узнаешь, как экономить свои силы. Ты учишься управлять стрессом. Ты узнаешь, что жалость к себе и негодование входят в число наиболее вредных наркотиков. Ты учишься переносить то, чего изменить не можешь. <…> Ты узнаешь, что есть люди, которые не полюбят тебя никогда, как бы ты ни старался; этот урок сначала вселяет тревогу, а затем приносит успокоение»[761].

    Некоторые люди никогда не проходят уроков такого рода. Считается, что пятая часть американского народа страдает от «геронтофобии» (страха перед старением)[762]. Этот показатель в других странах может быть другим, но ясно одно: многие люди в ужасе отказываются размышлять о собственной старости и пытаются не замечать признаков старения у себя и избегать тех, кто старше по возрасту. Нередко и молодые, и старые верят в распространенные, но необоснованные мифы о недостатках позднего возраста.

    Подготовка к позднему возрасту начинается с анализа установок, стиля жизни, деятельности и духовного роста задолго до наступления старости. Пассивные, осуждающие, ожесточенные, боязливые, себялюбивые молодые люди обычно не расстаются с подобными чертами характера и в старости. Уже Платон понимал это. Он писал: «Тот, кто обладает спокойным и веселым нравом, едва ли почувствует бремя старости; тому же, у кого противоположный склад характера, и юность, и старость суть одинаковое бремя»[763]. Теперь наступило время, когда подопечным и их душепопечителям надо приступить к всестороннему осмыслению проблем позднего возраста.

    Библиография

    Becker, Arthur Н. Ministry with Older Persons: A Guide for Clergy and Congregations. Minneapolis: Augsburg, 1986.

    Butler, Robert N., and Myrna L. Lewis. Aging and Mental Health. 3d ed. St. Louis: Mosby, 1982.

    Gillies, John. A Guide to Compassionate Care of the Aging. Nashville: Thomas Nelson, 1985.

    Gray, Robert M., and David O. Moberg. The Church and the Older Person. Rev. ed. Grand Rapids, Mich.: William B. Eerdmans, 1977.

    Jarvik, Lissy, and Gary Small. Parentcare: A Commonsense Guide for Adult Children. New York: Crown, 1988 ¦.

    Knight, Bob. Psychotherapy with Older Adults. Beverly Hills, Calif.: Sage, 1986.

    Kra, Siegfried. Aging Myths: Reversible Causes of Mind and Memory Loss. New York: McGraw–Hill. 1986.

    Linkletter, Art. Old Age Is Not for Sissies. New York: Viking, 1988¦.

    Lowry, Louis. Social Work with Aging. 2d ed. New York: Longman, 1985.

    Sherman, Edmund. Counseling the Aging: An Integrative Approach. New York: Free Press, 1981.

    ¦ Книги, отмеченные ромбом, рекомендуются для чтения подопечным.


    Примечания:



    4

    J. G. Swank, Jr., "Counseling Is a Waste of Time", Christianity Today (July 1977): 27. С альтернативной точкой зрения можно познакомиться в книге: David В. Jackson, "Counseling as Ministry", Christian Counselor (Winter 1986): 1–3.



    5

    Рим. 15:1; Гал. 6:2.



    6

    Обратите внимание, как часто в новозаветных посланиях, в примерах, показывающих необходимость таких отношений, используется словосочетание «друг друга». Нам поручено взаимно назидать, принимать, наставлять, предупреждать в почтительности, быть в мире, служить, носить бремена, быть добрыми, поучать, увещевать, признаваться в проступках, молиться и любить друг друга (Рим. 14:19; 15:7,14; 12:10, 18; Гал. 5:13; 6:2; Еф. 4:32; Кол. 3:16; 1 Фес. 5:11; Иак. 5:16; 1 Ин. 4:7). Хотя это в целом и выходит за рамки душепопечения, здесь упоминается о многом из того, что происходит по ходу сеансов душепопечения.



    7

    Timothy Foster, Called to Counsel (Nashville: Oliver–Nelson, 1986).



    48

    Corey et al., Issues and Ethics, 38, 39.



    49

    Wagner, pt. 2, 46, 47. В связи с этим Вагнер цитирует 2 Тим. 2:24–26.



    50

    William Е. Hulme, "The Counselee Who Exploits the Counselor", Pastoral Psychology (Sunt 1962): 31–35.



    51

    Превосходный обзор этих вопросов см.: Corey et al., Issues and Ethics, 46–53.



    52

    A. F. X. Calabrese, "Countertransference", in Baker Encyclopedia of Psychology, ed. David G. Benner (Grand Rapids, Mich.: Baker, 1985), 254, 255.



    53

    Armand M. Nicholi, Jr., ed., The Harvard Guide to Modern Psychiatry (Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1978), 9.



    54

    См.: Eugene Kennedy, On Becoming a Counselor (New York: Seabury, 1977).



    55

    Nathaniel S. Lehrman, "The Normality of Sexual Feelings in Pastoral Counseling", Pastoral Psychology 105 (June I960): 49.



    56

    Charles L. Rassieur, The Problem Clergymen Don't Talk About (Philadelphia: Westminster, 1976).



    57

    Пагубное влияние подобного душепопечения на подопечных документировано, см.: Nicholi, Harvard Guide to Modern Psychiatry.



    58

    Флп. 4:8.



    59

    1 Кор. 10:12. Более подробно эти вопросы изложены: Randy Alcorn, "Strategies to Keep from Falling", Leadership 9 (Winter 1988): 42–47.



    60

    1 Ин. 1:9.



    61

    Louis McBurney, Counseling Christian Workers (Waco, Tex.: Word, 1986), 268–270.



    62

    Ibid., 269. Эти вопросы обсуждаются далее: Andre Bustanoby, "Counseling the Seductive Female", Leadership 9 (Winter 1988): 48–54.



    63

    Прикосновения и объятия могут быть лечебным фактором, но душепопечитель должен учитывать то, как подопечный станет воспринимать подобный контакт. Спросите себя, почему вы склонны прикасаться к одним подопечным больше, чем к другим. Для чего это нужно вам? Не удовлетворяют ли такие прикосновения некоторых ваших личных потребностей? О том, как уходить от подобных искушений, популярно рассказано в книге: John R. Hornbrook and Dorothy Fanberg Bakker, The Miracle Touch (Lafayette, La.: Huntington, 1985).



    64

    1 Фес. 5:22 KJV.



    65

    1 Кор. 10:12.



    66

    Viktor Frankl, Man's Search for Meaning: An Introduction to Logotherapy (New York: Pocket Books, 1963), 206, 207.



    67

    1 Ин. 4:4.



    68

    См. пасторский обзор: Rassieur, The Problem Clergymen Don't Talk About, 32–34; see also Michael E. Phillips, "What I Can, and Can't, Discuss at Home", Leadership 9 (Spring 1988): 52–56.



    69

    Ibid., 131.



    70

    Ibid., 116, 117.



    71

    По частному запросу государственные и местные органы обычно высылают полную информацию о действующем лицензионном праве. В некоторых штатах не разрешают называться «психологом» или «душепопечителем/консультантом» лицам, не прошедшим обязательной регистрации и/или сертификации в установленном законными актами порядке. Предусмотренные местным законодательством требования могут быть различными в разных местах.



    72

    Дополнительные сведения по этим вопросам см.: Corey et al., Issues and Ethics, and John C. Hoffman, Ethical Confrontation in Counseling (Chicago: University of Chicago Press, 1979). Обе книги, хотя и написаны не с позиций евангельского христианства, могут принести пользу мыслящему читателю.



    73

    Jerry Edelwich with Archie Brodsky, Burnout: Stages of Disillusionment in the Helping Professions (New York: Human Science Press, 1980), 14.



    74

    См. более подробное изложение проблемы синдрома «выгорания» в следующих материалах: Charles F. Warnath and John F. Shelton, "The Ultimate Disappointment: The Burned–Out Counselor", Personnel and Guidance Journal 55 (December 1976): 172–195; C. Maslach, Burnout: The Cost of Caring (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice–Hall, 1982); Herbert Freudenberger and Geraldine Richelson, Burnout: The High Cost of Achievement(NewYork: Bantam, 1981); Charles Perry, Why Christians Burn Out (Nashville: Thomas Nelson, 1982); Raymond T. Brock, "Avoiding Burnout Through Spiritual Renewal", in The Holy Spirit and Counseling, ed. Marvin G. Gilbert and Raymond T. Brock (Peabody, Mass.: Hendrickson Publishers, 1985), 88–102; and Victor Savicki and Eric Cooley, "The Relationship of Work Environment and Client Contact to Burnout in Mental Health Professionals", Journal of Counseling and Development 65 (January 1987): 249–252.



    75

    См.: McBurney, Counseling Christian Workers, 179–181.



    76

    Ibid.



    480

    Болезни обмена веществ.



    481

    Гиперактивность — состояние возбуждения или ярко выраженная двигательная активность, типичная для детей с незначительными явлениями дисфункции головного мозга или с гиперкинезами.



    482

    Cited by Judson Swihart in Parents and Children, ed. Jay Kesler, Ron Beers, and LaVonne Neff (Wheaton, III.: Victor Books, 1986), 24.



    483

    L. Eugene Arnold, ed., Helping Parents Help Their Children (New York: Brunner/ Mazel, 1978); см. также: Avis Brenner, Helping Children Cope with Stress (Lexington, Mass.: Lexington Books, 1984).



    484

    Семинар как краткосрочный интенсивный курс обучения (по одному предмету, часто для повышения квалификации).



    485

    С христианской точки зрения об этом написано более полно в следующих книгах: Grace Н. Ketterman, The Complete Book of Baby and Child Care for Christian Parents, rev. ed. (Old Tappan, N.J.: Revell. 1987); Leslie R. Keylock, ed., The Encyclopedia of Christian Parenting (Old Tappan, N.J.: Revell, 1982); Kesler, Beers, and Neff, Parents and Children.



    486

    Психологическое созревание.



    487

    Пс. 126:3–5; Иер. 22:30; Быт. 30:22,23; Рахиль, Сарра, Анна, Мелхола и Елисавета входят в число библейских женщин, которые страдали от того, что бездетны.



    488

    Лк.18:15–17.



    489

    Пс. 126:3; Мф. 18:10; Пс. 102:13; Тит. 2:4; Мф. 18:1–6.



    490

    Исх. 20:12; Мк. 7:10–13; Прит. 1:8; 4:1; 13:1; 23:22; Еф. 6:1.



    491

    Рим. 1:30; см. также: 2 Тим. 3:1–5.



    492

    Деян. 5:29.



    493

    Тит. 2:4; Втор. 6:1–9; Прит. 22:6; 2 Кор. 12:14; Кол. 3:21.



    494

    Gene A. Getz, The Measure of a Family (Ventura, Calif.: Regal, 1976), 83–94.



    495

    Втор. 6:1–7.



    496

    Лк. 2:52.



    497

    Эти и другие вопросы обсуждаются подробно: Harold I. Kaplan and Benjamin J. Sadock, eds., Comprehensive Textbook of Psychiatry/IV (NewYork: Wiley, 1985); см. также: Jules R. Bemporad, ed., Child Development in Normality and Psychopathology (New York: Brunner/Mazel, 1980); Charles L. Thompson, Counseling Children (Monterey, Calif.: Brooks/Cole, 1983); Steven Schwartz and James H. Johnson, Psychopathology of Childhood: A Clinical–Experimental Approach, 2d ed. (New York: Pergamon. 1985).



    498

    Robert J. Trotter, "You've Come a Long Way, Baby", Psychology Today 20 (May 1987): 34.



    499

    См., напр.: Втор. 6:1–9; Прит. 22:6; Пс. 77:1–8.



    500

    David Early, "Kicked Out: Children Become Castoffs When Parents Can't Cope", Chicago Tribune, 11 July 1984. Согласно данному отчету, каждый год в Соединенных Штатах регистрируется 27 тысяч новых бездомных и брошенных детей. Большая часть из числа от 1,5 до 2 миллионов «брошенных детей» и убежавших из семьи находится в среднем детском и подростковом возрасте.



    501

    А. Е. Kazdin and D. J. Kolko, "Parent Psychopathology and Family Functioning among Childhood Firesetters", Journal of Abnormal Child Psychology 14 (1986): 315–329; см. также: Wayne S. Wooden, "The Flames of Youth", Psychology Today 19 (January 1985): 22–28. Много пожаров происходит случайно, в результате детской шалости со спичками. Из числа «сознательных» поджигателей около 40 процентов составляют дети, многие из которых через такие поступки взывают о помощи. В Соединенных Штатах совершается самое большое в мире число поджогов.



    502

    См.: Michael Rutter, "Resilient Children", Psychology Today 18 (March 1984): 56–65.



    503

    Психологически неправильное обращение с детьми названо «большой угрозой для психического здоровья детей»; см.: Stuart N. Hart and Maria R. Brassard, "A Major Threat to Children's Mental Health", American Psychologist 42 (February 1987): 160–165; см. также: James Garbarino, Edna Guttmann, and Janis Wilson Seely, The Psychologically Battered Child(San Francisco, Calif: Jossey/Bass, 1987); and Diane H. Schetky and Arthur H. Green, Child Sexual Abuse (New York: Brunner/Mazel, 1988). Об оценке родителей, жестоко обращающихся с детьми, см.: J. В. Reid, К. Kavanagh and D. V. Baldwin, "Abusive Parents' Perceptions of Child Problem Behaviors: An Example of Parental Bias", Journal of Abnormal Child Psychology 15 (1987); 457–466.



    504

    Дискуссию об эмоциональных потребностях детей см.: Магу Vander Goot, Healthy Emotions: The Emotional Development of Children (Grand Rapids, Mich.: Eerdmans, 1987).



    505

    См., напр.: Roberta S. Myers and Terry M. Pace, "Counseling Gifted and Talented Students: Historical Perspectives and Contemporary Issues", Journal of Counseling and Development 64 (May 1986): 548–551.



    506

    Cynthia R. Pfeffer, "Children's Reactions to Illness, Hospitalization, and Surgery", in Kaplan and Sadock, Handbook of Psychiatry, 1836–1842.



    507

    Хорошо известно, что у детей, матери которых болели коревой краснухой в первые месяцы беременности, обычно наблюдается умственное отставание.



    508

    Более подробно см.: гл. 37; Ludwik S. Szymanski and Allen С. Crocker, "Mental Retardation", in Kaplan and Sadock, Handbook of Psychiatry, 1635–1671.



    509

    Richard W. Brunstetter and Larry B. Silver, "Attention Deficit Disorder", in Kaplan and Sadock, Handbook of Psychiatry, 1684–1690.



    510

    Maya Pines, "Superkids", Psychology Today 12 (January 1979): 52–63; and E. E. Werner and R. S. Smith, Vulnerable but Invincible: A Longitudinal Study of Resilient Children and Youth (New York: McGraw–Hill, 1982).



    511

    Ис.1:2.



    512

    Полезными для родителей могут оказаться также книги: Joy P. Gage, When Parents Cry (Denver: Accent Books, 1980); Guy Greenfield, The Wounded Parent: Coping with Parental Discouragement (Grand Rapids, Mich.: Baker, 1982).



    513

    1 Цар. 3:11–13.



    514

    О более рациональной попытке помощи родителям см.: Gregory Bodenhamer, Back in Control: How to Get Your Children to Behave (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice–Hall, 1983).



    515

    Rachel Gittelman, ed. Anxiety Disorders of Childhood (New York: Guilford, 1986).



    516

    См., напр.: William N. Friedrich and William J. Luecke, "Young School–Age Sexually Aggressive Children", Professional Psychology: Research and Practice 19 (April 1988): 155–164.



    517

    До 1980 г. о депрессиях детского возраста в руководстве по психиатрии Американской психиатрической ассоциации не упоминалось. Также вырос интерес к этим расстройствам и в средствах массовой информации. См.: Gloria Hochman, "Childhood Depression", Chicago Tribune, 22 March 1987; Javad H. Kashani et al., "Current Perspectives on Childhood Depression: An Overview", American Journal of Psychiatry 138 (February 1981): 143–151; Paul V. Trad, Infant and Childhood Depression: Developmental Factors (New York: Wiley, 1987).



    518

    Cynthia R. Pfeffer, "Suicidal Behavior of Children: A Review with Implications for Research and Practice", American Journal of Psychiatry 138 (February 1981): 154–159.



    519

    За примерами можно обратиться к следующим источникам: Leonard Т. Gries, "The Use of Multiple Goals in the Treatment of Foster Children with Emotional Disorders", Professional Psychology: Research and Practice 17 (October 1986): 381–390; Charles E. Schaefer et al., Advances in Therapies for Children (San Francisco: Jossey–Bass, 1986); and Nancy Taylor Mitchum, "Developmental Play Therapy: A Treatment Approach for Child Victims of Sexual Molestation", Journal of Counseling and Development 65 (February 1987): 320, 321.



    520

    Дискуссию о «тактике, используемой детьми на всех возрастных этапах развития, и о реванше их родителей» см.: Paul W. Robinson, Manipulating Parents (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice–Hall, 1981).



    521

    Семейное душепопечение рассматривается в гл. 29.



    522

    Некоторым родителям в отношениях с детьми следует проявлять большую настойчивость; подготовка родителей в этом ключе может оказаться лучшей помощью некоторым детям; см.: Terry Clifford, "Assertiveness Training for Parents", Journal of Counseling and Development 65 (June 1987); 552–554.



    523

    Популярную дискуссию о работающих матерях см.: Kathleen Gerson, "Briefcase, Baby or Bottle?" Psychology Today 20 (November 1986): 31–36. Имеется широкий выбор книг по семейной терапии, в том числе: A. S. Gurman and D. P. Kniskern, eds., Handbook of Family Therapy (New York: Brunner/Mazel, 1981).



    524

    Arnold, Helping Parents.



    525

    Getz, The Measure of a Family, 13.



    526

    Рынок наводнен подобными книгами, однако следующие полезные книги могут дополнить перечень, приведенный выше: Sol Gordon and Judith Gordon, Raising a Child Conservatively in a Sexually Permissive World (New York: Simon & Schuster, 1983); Grace H. Ketterman, A Circle of Love (Old Tappan, N.J.: Revell, 1987); Paul McKean and Jeannie McKean, Leading a Child to Independence (San Bernardino, Calif.: Here's Life Publishers, 1986); Gary Smalley, The Key to Your Child's Heart (Waco, Tex.: Word, 1984). Практический подход в русле психоаналитической традиции см.: Bruno Bettelheim. The Good Enough Parent (New York: Knopf, 1987).



    527

    Кто–то сказал, что сильнее всего своих детей любит тот отец, который уважает и любит их мать.



    528

    G. С. Gard and К. К. Berry, "Oppositional Children: Taming Tyrants", Journal of Clinical Child Psychology 15 (1986): 148–158; см. также: Bodenhamer, Back in Control. Обобщенные данные о поведенческих подходах к одной из наиболее распространенных проблем — ночному недержанию мочи — см.: William G. Wagner, "The Behavioral Treatment of Childhood Nocturnal Enuresis", Journal of Counseling and Development 65 (January 1987): 262–265.



    529

    Напоминайте родителям о том, что некоторые дети так никогда и не научатся вешать свою одежду на вешалку. Родители бьются над этой задачей до тех пор, пока такие дети не оставят родного дома; затем за них примутся их супруги!



    530

    См., в частности: Arnold, Helping Parents', Brenner, Helping Children Cope, James Dobson, Dr. Dobson Answers Your Questions (Wheaton, III.: Tyndale, 1982); Kesler et al., Parents and Children', and Ketterman, Baby and Child Care.



    531

    E. James Anthony and Manon McGennis, "Counseling Very Disturbed Parents", in Arnold, Helping Parents, 339, 340.



    532

    Провести групповую дискуссию поможет книга: Parents and Children: God's Design for the Family, Book 2 (Colorado Springs, Colo.: NavPress, 1980).



    533

    См. полное и превосходное практическое руководство к укреплению семей: Charles Sell, Family Ministry: Enrichment of Family Life through the Church (Grand Rapids, Mich.; Zondervan, 1981).



    534

    Гордон Макдональд, Мудрый отец (СПб., Мирт, 1998).



    535

    См.: гл. 16.



    536

    1 Фес. 5:11; Евр. 3:13; 10:25.



    537

    Landrum Boiling, "Relaxing with Parenthood: Guidelines from a Veteran", Eternity (August 1975): 11,23.



    538

    Armand M. Nicholi, Jr., ed., The Harvard Guide to Modern Psychology (Cambridge, Mass.: Belknap Press of Harvard University Press, 1978), 519.



    539

    В англ. оригинале — «adolescence». На сегодняшний день нет единой общепринятой классификации возрастных периодов человека. Классификация, которую приводит автор, является одной из многих.



    540

    Mihaly Csikszentmihalyi and Reed Larson, Being Adolescent: Conflict and Growth in the Teenage Years (New York: Basic Books, 1984); см. также: Barbara M. Newman and Philip R. Newman, Adolescent Development (Columbus, Ohio: Charles E. Merrill, 1986); and M. Lerner and Т. T. Foch, eds., Biological–Psychosocial Interactions in Early Adolescence (New York: Lawrence Erlbaum Associates. 1987).



    541

    Joshua Fischman, "The Upsand Downs of Teenage Life", Psychology Today 20 (April 1987): 56, 57.



    542

    В 1904 г. Дж. Стэнли Холл, один из первых американских психологов и первый президент Американской ассоциации психологов, выпустил в свет солидное двухтомное издание, посвященное исследованию подросткового возраста. Он писал о юных годах как о периоде «бури и натиска», и его труд положил начало буквально тысячам исследований, посвященных помощи подрастающему поколению и душепопечению молодых людей.



    543

    Joseph Adelson, "Adolescence and the Generalization Gap", Psychology Today 12 (February 1979): 33–37.



    544

    Anne C. Petersen, "Those Gangly Years", Psychology Today 21 (September 1987): 28–34.



    545

    Американские читатели поймут, что эти временные рамки соответствуют приблизительно неполной средней школе, средней школе и колледжу.



    546

    В конце XX века этой тенденции уже не выявляют.



    547

    На стадионе, в бассейне и т. п. с индивидуальными шкафчиками.



    548

    Цифры отличаются в зависимости от страны, но в Соединенных Штатах считается, что сексуально активны большинство подростков. Конфиденциальные исследования показывают, что процент сексуально активных молодых христиан, включая и евангельские церкви, лишь не намного меньше, чем общие показатели. См.: Josh McDowell, What I Wish My Parents Knew about My Sexuality (San Bernardino, Calif.: Here's Life Publishers, 1987).



    549

    Elizabeth Stark, "Young, Innocent and Pregnant", Psychology Today 20 (October 1986): 28–35.



    550

    E. R. Oetting and Fred Beauvais, "Peer Cluster Theory: Drugs and the Adolescent", Journal of Counseling and Development 65 (September 1986): 17–22.



    551

    Nicholi, The Harvard Guide, 532.



    552

    Первые три из этих вопросов называются «задачами юношеского развития»; см.: G. Keith Olson, Counseling Teenagers: The Complete Christian Guide to Understanding and Helping Adolescents (Loveland, Colo.: Group Books, 1984).



    553

    Хорошо известно, что Эриксон предложил термин «кризис идентичности», чтобы описать большую проблему, с которой сталкиваются подростки. Некоторые критики высказывали мнение, что это не входит в число всеобщих свойств юности и для многих это даже не кризис. Е. Н. Erikson, Identity: Youth and Crisis (New York: Norton, 1968).



    554

    "The Spirit of Youth", Royal Bank Letter [Canada] 66 (November/December 1985).



    555

    См. гл. 11.



    556

    Еккл. 11:9,10.



    557

    Деян. 2:17; Прит. 20:29; 1 Ин. 2:13,14; Тит.2:4–6; 1 Пет. 5:5–7.



    558

    Эти слова принадлежат Джоан Шефф Липзиц, директору Исследовательского центра младшей юности из университета Северной Каролины, с которыми она выступила перед Комитетом по делам детства, молодежи и семьи Конгресса США; quoted in Jeffrey Mervis, "Adolescent Behavior: What We Think We Know", АРА Monitor 15 (April 1984): 24, 25.



    559

    Чарлз Суиндолл (Charles Swindoll) в своем обзоре проблем второго десятка лет жизни выражает во многом более здравое отношение: «Меня так восхищают эти годы, что я хотел бы сказать всем мрачным пророкам, которые говорят: „Погодите, вот ваши дети вырастут, и тогда вы возненавидите день, когда они станут подростками" У меня лично никогда такого дня не было! Как жаль, что распространяют такую вредную чепуху»; quoted in Jay Kesler, ed., Parents and Teenagers (Wheaton, III.: Victor Books, 1984), 20.



    560

    Ronald Kotulak, "America Awakens to Discover Its Teenagers Are III", Chicago Tribune, 11 January 1987.



    561

    «Поразительно, но оппозиция сексуальному образованию в нашей стране базируется в основном на том предположении, что подобное знание наносит вред»; об этом см.: Sol Gordon, "What Kids Need to Know", Psychology Today 20 (October 1986): 22–26. Гордон доказывает, что сексуальные проблемы в подростковом возрасте возникают, по крайней мере отчасти, по той причине, что родители, школа и церковь не уделяют должного внимания молодым людям и не помогают советом по вопросам секса.



    562

    Cathryn I. Hill, "A Developmental Perspective on Adolescent 'Rebellion' in the Church", Journal of Psychology and Theology 14 (Winter 1986): 306–318.



    563

    См., напр.: Jerald G. Bachman, "An Eye on the Future" Psychology Today 21 (July 1987): 6–8; J. H. Bunzel, Challenge to American Schools: The Case for Standards and Values (New York: Oxford University Press, 1985); and Robert Coles, The Moral Life of Children (New York: Atlantic Monthly Press, 1986).



    564

    Virginia A. Sadock, "Adolescent Sexuality", Harvard Medical School Mental Health Letter 3 (March 1987), 8.



    565

    S. Preston, "Children and the Elderly in the U.S.", Scientific American 251 (1984): 44–49.



    566

    "The Values of America's Adolescents", Search Institute Source 2 (August 1986): 1–3.



    567

    Quest International Hispanic Advisory Committee, Celebrating Differences: Approaches to Hispanic Youth Development (Columbus, Ohio: Quest International, 1987).



    568

    См.: McDowell, What I Wish My Parents Knew. Я постарался обобщить и ответить на некоторые из этих проблем и трудностей в своей книге: Gary R. Collins, Give Me a Break: The How–to–Handle–Pressure Book for Teenagers (Old Tappan, N.J.: Revell. 1982).



    569

    Don Booth, "What Christian Kids Don't Tell Their Parents", Eternity (November 1976): 32, 33.



    570

    James Dobson, Preparing for Adolescence (Santa Ana, Calif.: Vision House, 1978).



    571

    Kearney B. Waites, "Survival Skills for Adolescents", Christian Counselor 2 (Spring 1987): 12–14.



    572

    Новая, оригинальная и чрезвычайно успешная программа обучения подростков жизненно важным навыкам разработана Quest International (6655 Sharon Woods Boulevard, Columbus, Ohio 43229–7019). В последние годы в кооперации с Lions International, программу "The Quest Skills for Adolescence" ежегодно проводят в жизнь во многих школьных учреждениях по всему миру.



    573

    Erikson, Identity, 156.



    574

    Дополнительные сведения по психопатологии подросткового возраста см.: Carl P. Malmquist, Handbook of Adolescence: Psychopathology, Antisocial Development, Psychotherapy (NewYork: Jason Aronson, 1978); Sherman C. Feinstein, "Identity and Adjustment Disorders of Adolescence", in Comprehensive Textbook of Psychiatry/IV, ed. Harold I. Kaplan and Benjamin J. Sadock (Baltimore: Williams & Wilkins. 1985), 1760–1765; and Kathleen McCoy, Coping with Teenage Depression: A Parent's Guide (New York: New American Library, 1982).



    575

    Восемь из десяти случаев смерти среди подростков и молодежи считаются насильственными. Сюда входят непредумышленные убийства и самоубийства. Ronald Kotalak, "Violence", Chicago Tribune, 12 December 1986.



    576

    Nicholi, The Harvard Guide, 530.



    577

    Charlotte MacDonald, "The Stunted World of Teenage Parents", Human Behavior (January 1979): 53–55; см. также: "Teenage Pregnancy", Search Institute Source 1 (November 1985): 1,2.



    578

    W. Baldwin and W. Cain, "The Children of Teenage Parents", in Teenage Sexuality, Pregnancy, and Childbearing, ed. F. Furstenberg, R. Lincoln, and J. Menken (Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1981).



    579

    Colleen Cordes, "Runaways", АРА Monitor 14 (April 1983). В этой книге мне бы не хотелось приводить статистических данных, в первую очередь потому, что многие читатели не проживают в Соединенных Штатах. Тем не менее имеются указания на то, что ежегодно около миллиона американских подростков убегают или изгоняются из семьи родителями.



    580

    Пьянство и употребление наркотиков, как мы убедились, также могут представлять собой «отыгрывание».



    581

    James R. Delisle, "Death with Honors: Suicide among Gifted Adolescents", Journal of Counseling and Development 64 (May 1986): 558–560.



    582

    Jon Anderson, "An Answer to Teenage Suicide: 'Soul Searching'" Chicago Tribune, 3 May 1987; см. также: Jill M. Harkavy Friedman et al., "Prevalence of Specific Suicidal Behaviors in a High School Sample", American Journal of Psychiatry 144 (September 1987): 1203–1206; and John Q. Baucom, Fatal Choice (Chicago: Moody, 1986).



    583

    S. R. Heyman, "Psychological Problem Patterns Found with Athletes", Clinical Psychologist 39(1986): 68–71.



    584

    Получить дополнительные сведения можно в книге: Olson, Counseling Teenagers; Michael D. Stein and J. Kent Davis, Therapies for Adolescents (San Francisco: Jossey–Bass, 1982); Richard P. Barth, Social and Cognitive Treatment of Children and Adolescents (San Francisco: Jossey–Bass, 1987).



    585

    Ис. 1:2; обсуждение проблемы подросткового бунта против власти родителей, предназначенное для родителей христианского вероисповедания, см.: Truman Е. Dollar and Grace Н. Ketterman, Teenage Rebellion: How to Recognize It, Deal with It, Prevent It (Old Tappan, N.J.: Revell, 1979).



    586

    Более подробно семейное душепопечение обсуждается в гл. 29.



    587

    Merton P. Strommen, Five Cries of Youth (New York: Harper & Row, 1974); and M. Strommen and A. I. Strommen, Five Cries of Parents (San Francisco: Harper & Row, 1985).



    588

    Olson, Counseling Teenagers, 159.



    589

    Это мнение Памелы Кантор, президента Национального комитета по профилактике юношеского суицидного поведения, см.: "How Schools Should Treat Teen Suicide", Chicago Tribune, 23 March 1987; см. также: Joan Polly, Preventing Teenage Suicide (New York: Human Sciences Press, 1986).



    590

    Несколько лет назад я написал книгу, цель которой была побудить к такого рода дискуссии церковь и семью; см.: Gary R. Collins, Family Talk (Ventura, Calif.: Vision House, 1978).



    591

    Мф. 28:19,20.



    592

    Так называется книга бывшего президента евангельской миссионерской организации «Молодежь за Христа», Jay Kesler, Too Big to Spank (Glendale, Calif.: Regal Books, 1978).



    593

    В отличие от профессионального миссионера такой миссионер приезжает на миссионерское служение на срок от месяца до двух лет, часто и для того, чтобы понять, призывает ли его Бог стать миссионером.



    594

    Материальные средства, высылаемые миссионеру церковью или отдельным лицом, обычно ежемесячно.



    595

    Harold I. Kaplan and Benjamin J. Sadock, eds., Comprehensive Textbook of Psychiatry/IV(Baltimore: Williams and Wilkins, 1985).



    596

    Daniel J. Levinson, "A Conception of Adult Development", American Psychologist 41 (January 1986): 3–13.



    597

    См.: Daniel J. Levinson et al., The Seasons of a Man's Life (New York: Alfred Knopf, 1978); The Seasons of a Woman's Life (New York: Alfred Knopf, 1988).



    598

    Daniel J. Levinson, "New Opportunities in Adult Development", Bottom Line Personals (15 September 1987): 1–3.



    599

    Рис. 13.1 воспроизведен с разрешения: Daniel J. Levinson et al., The Seasons of a Man's Life (New York: Knopf, 1978), 57.



    600

    Ibid., 2.



    601

    Landon Y. Jones, Great Expectations: America and the Baby Boom Generation (New York: Coward, McCann and Geoghegan, 1980).



    602

    Данный тезис принадлежит Аллану Блуму: Allan Bloom, The Closing of the American Mind (New York: Simon & Schuster. 1987).



    603

    Landon Y. Jones, "The Baby Boomers", Money 12 (March 1983): 56–58.



    604

    Jones, Great Expectations, 1, 2.



    605

    Это положение не является общепризнанной истиной. В день, когда я приступил к написанию этой главы, мне по почте пришла брошюра с уведомлением о конференции для руководства церквей по теме «Бэби–бумеры и Церковь: новое поколение, новые задачи».



    606

    Gene A. Getz, David: God's Man in Faith and Failure (Ventura, Calif: Regal, 1978), 4.



    607

    2Цар. 6:16, 20–23.



    608

    2 Цар. 5:4.



    609

    1 Тим. 4:12.



    610

    Arthur Levine, When Dreams and Heroes Died: A Portrait of Today's College Student (San Francisco: Jossey–Bass, 1981), 22.



    611

    Некоторые нижеследующие вопросы адаптированы по моей книге, которую я написал несколько лет назад с целью помочь молодым людям приспособиться к требованиям и проблемам периода ранней зрелости; см.: Gary R. Collins, Getting Started: Direction for the Most Important Decisions of Life (Old Tappan, N.J.: Revell, 1984).



    612

    Напр.: Bloom, The Closing of the American Mind; на обложке этой книги имеется интересный подзаголовок: «Как высшее образование подрывает демократию и вредит душе современной студенческой молодежи».



    613

    Не могу не откликнуться на это положение в сноске. Престижа, по сравнению с известностью, бывает меньше, чем думают те, кто не пишет; еще меньше бывает славы!



    614

    О самообразовании, моральных и религиозных советах по формированию жизненно важных навыков см.: Gary R. Collins, Getting Your Life Out of Neutral (Old Tappan, N.J.: Fleming H. Revell, 1987). Полезной для подопечных может оказаться превосходная книга: Gordon MacDonald, Ordering Your Private World (Nashville. Tenn.: Oliver–Nelson, 1984).



    615

    См. гл. 16.



    616

    Рим. 12:18.



    617

    Collins, Getting Started, 39.



    618

    Взвешенную оценку некоторым из этих «духовных» движений см.: Paul С. Reisser, Teri Reisser, and John \Weldon, The Holistic Healers: A Christian Perspective on New–Age

    Health Care (Downers Grove, 111.: InterVarsity, 1983); Douglas R. Groothuis, Unmasking the New Age (Downers Grove, 111.: InterVarsity, 1986).



    619

    Sharon Parks, The Critical Years: The Young Adult Search for a Faith to Live By (New York: Harper & Row, 1986).



    620

    Эти и другие вопросы обсуждаются на сеансах группового душепопечения, которые проводятся с целью помочь молодым людям (в период ранней зрелости) отделиться от дома, получить образование в высших учебных заведениях и начать свою профессиональную деятельность; см.: Karen М. Schwartz and С. Michele Ward, "Leaving Home: A Semistructured Group Experience", Journal of Counseling and Development 65 (October 1986): 107.



    621

    J. Kendall Lott, "Freshman Home Reentry: Attending to a Gap in Student Development", Journal of Counseling and Development 64 (March 1986): 456; см. также: Harold Ivan Smith, "When Jenny Comes Marching Home (Again)", Christian Herald 110 (September 1987): 47–51.



    622

    Поведение, направленное на приспособление к обстоятельствам.



    623

    Это определение взято из книги: Gerard Egan and Michael A. Cowan, Moving into Adulthood (Monterey, Calif.: Brooks/Cole, 1980), 98.



    624

    Ibid., 97.



    625

    Ibid., 141.



    626

    Эрик Эриксон, Идентичность: Юность и кризис (М., «Прогресс», 1996). Вопросы роста чувства идентичности у женщин см.: Ruthellen Josselson, Finding Herself: Pathways to Identity Development in Women (San Francisco: Jossey–Bass, 1987).



    627

    Egan and Cowan, Moving into Adulthood, 110.



    628

    Эрик Эриксон, Детство и общество, изд. 2–е, переработанное и дополненное (СПб., ЛЕНАТО, фонд «Университетская книга», 1996).



    629

    Levinson, Seasons of a Man's Life, 91; Левинсон с сотрудниками пишут слово «мечта» с прописной буквы, чтобы «определить и подчеркнуть наш особый подход к употреблению этого понятия»; я придерживаюсь того же мнения.



    630

    Вопросы наставничества обсуждаются в следующих недавних публикациях: L. Phillips–Jones, Mentors and Proteges (New York: Arbor, 1982); or Marilyn Haring–Hi–dore, "Mentoring as a Career Enhancement Strategy for Women", Journal of Counseling and Development 66 (November 1987): 147, 148; см. также заметки 44 и 51.



    631

    Carrie Tuhy, "What Price Children?" Money 12 (March 1983): 77–84; см. также: Kathleen Gerson, "Briefcase, Baby or Both?" Psychology Today 20 (November 1986): 30–36.



    632

    Anne Rosenfeld and Elizabeth Stark, "The Prime of Our Lives", Psychology Today 21 (May 1987): 62–72.



    633

    Gail Sheeny, Passages: Predictable Crises of Adult Life (New York: Dutton, 1976).



    634

    Ibid., 289.



    635

    Ibid., 340.



    636

    Gene Brocknek, The Young Adult: Development after Adolescence (Monterey, Calif: Brooks/Cole. 1980), 189.



    637

    Очевидно, что подобное расхождение существует и в отношении консультативных услуг. Многие консультативные центры стремятся оказать помощь студентам высших учебных заведений в выборе профессии. Вместе с тем, согласно одному сообщению, «большинство агентств по найму, консультативных и других социальных служб, обеспечивающих помощь… не проводят конкретной работы со „взрослыми" студентами (двадцати пяти и более лет), проблемы профессиональной занятости которых отличаются от традиционно студенческих»; Rosemary S. Arp, Kay S. Holmberg, and John М. Littrell, "Launching Adult Students into the Job Market: A Support Group Approach", Journal of Counseling and Development65 (November 1986): 166, 167.



    638

    Полезные материалы по работе с проблемами молодых людей в возрасте ранней зрелости, не имеющими прямого отношения к возрастным особенностям, можно найти в соответствующих главах этой книги.



    639

    Некоторые авторы подчеркивают роль межличностных отношений в процессе душепопечения, включая: Bernard G. Guerney, Jr., Relationship Enhancement (San Francisco: Jossey–Bass, 1977); Helen Harris Perlman, Relationship: The Heart of Helping People (Chicago: University of Chicago Press, 1979).



    640

    M. Johnson, "Mentors — The Key to Development and Growth", Training and Development Journal 34 (1980): 55–57; Martin Gerstein, "Mentoring: An Age Old Practice in a Knowledge–Based Society", Journal of Counseling and Development 64 (October 1985): 156, 157.



    641

    См. напр.: John S. Westefeld and Susan R. Furr, "Suicide and Depression among College Students", Professional Psychology: Research and Practice 18 (April 1987).



    642

    William R. Miller and Kathleen A. Jackson, Practical Psychology for Pastors (Engle–wood Cliffs, N.J.: Prentice–Hall, 1985), 144–167; см. также: Allen Tough, Intentional Changes: A Fresh Approach to Helping People Change (Chicago: Follett, 1982).



    643

    Термин «синдром завязывания» был предложен в статье: Martin G. Grober, "The Terrible Stuck Syndrome", Bottom Line Personalis (30 October 1985): 9, 10.



    644

    Levinson et al., Seasons of a Man's Life, 337 (скобки мои. — Г. К.).



    645

    Развитие этой темы см.: Frederick G. Lopez, "Family Structure and Depression: Implications forthe Counseling of Depressed College Students", Journal of Counseling and Development 64 (April 1986): 508–511.



    646

    На этот менее традиционный подход в служении людям указывает: Eugena Hanfmann, Effective Therapy for College Students: Alternatives to Traditional Counseling (San Francisco: Jossey–Bass, 1978).



    647

    C. Farren, J. D. Gray, and B. Kaye, "Mentoring: A Boon to Career Development", Personnel 61 (1984): 20–24; см. также: M. Zey, The Mentor Connection (Homewood, 111.: Dow Jones–Irwin, 1984); N. Collins, Professional Women and Their Mentors (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice–Hall, 1983; and Felice A. Kaufmann et al., "The Nature, Role, and Influence of Mentors in the Lives of Gifted Adults", Journal of Counseling and Development 64 (May 1986): 576–578.



    648

    John "Mercury" Morgan, "The Kid Who Did", Guideposts 42 (September 1987): 2–6.



    649

    Ruby MacDonald, Ruby MacDonald's Forty Plus and Feeling Fabulous Book (Old Tappan, N.J.: Fleming H. Revell, 1982).



    650

    Robert Taylor, Welcome to the Middle Years (Washington, D.C.: Acropolis Books, 1976), 2.



    651

    Jim Conway, Men in Mid–Life Crisis (Elgin, III.: David C. Cook, 1978); Jim Conway and Sally Conway, Women in Mid–Life Crisis (Wheaton, III.: Tyndale, 1983); Nancy Mayer, The Male Mid–Life Crisis: Fresh Starts after Forty (New York: Signet, 1978); and Eda LeShan, The Wonderful Crisis of Middle Age (New York: McKay, 1973).



    652

    Robert N. Butler, "Psychiatry and Psychology of the Middle–aged", in Comprehensive Textbook of Psychiatry/IV, ed. Harold I. Kaplan and Benjamin J. Sadock, 4th ed. (Baltimore: Williams and Wilkins, 1985), 1943–1952.



    653

    David F. Hultsch and Francine Deutsch, Adult Development and Aging: A Life–Span Perspective (New York: McGraw–Hill, 1981).



    654

    Tom Mullen, Parables for Parents and Other Original Sinners (Waco, Tex.: Word, 1975), 128–130.



    655

    C. G. Jung, Psychological Reflections, ed. Jolande Jacobi (New York: Harper Torch–books, 1961), 125.



    656

    Christopher Matthew, How to Survive Middle Age (London: Hodder and Stoughton, 1983).



    657

    Ray Ortlund and Anne Ortlund, The Best Half of Life (Ventura, Calif.: Regal, 1976).



    658

    Jung, Psychological Reflections, 121, 123.



    659

    Daniel J. Levinson et al., The Seasons of a Man's Life (New York: Knopf, 1978), ix–x.



    660

    В одном исследовании, посвященном протестантскому духовенству, говорится, например, о том, что возрастная периодизация Левинсона не применима в отношении пасторов; см.: Les Steele, "Adult Development Periods and Protestant Male Clergy: A Descriptive Framework", Journal of Psychology and Theology 16 (Spring 1988): 15–20.



    661

    Nancy K. Schlossberg, "Taking the Mystery out of Change", Psychology Today 21 (May 1987): 74, 75.



    662

    Daniel J. Levinson, "A Conception of Adult Development", American Psychologist 41 (January 1986): 3–13.



    663

    Charlotte R. Melcher, "Career Counseling Tailored to the Evangelical Christian Woman in Midlife", Journal of Psychology and Theology 15 (Summer 1987): 133–143.



    664

    Butler, "Psychiatry and Psychology", 1945.



    665

    Lillian E. Troll, Early and Middle Adulthood: The Best Is Yet to Be — Maybe (Monterey, Calif: Brooks/Cole, 1975).



    666

    B. L. Neugarten, ed., Middle Life and Aging: A Reader in Social Psychology (Chicago: University of Chicago Press, 1968).



    667

    N. R. Haimowitz, "Middle Age", in Concise Encyclopedia of Psychology, ed. Raymond J. Corsini (New York: Wiley, 1987): 717.



    668

    Martin G. Groder, "Boredom: The Good and the Bad", Bottom Line Personal! (15 March 1986): 9, 10.



    669

    Haimowitz, "Middle Age", 718.



    670

    Conway, Men in Mid–Life, 105.



    671

    Samuel D. Osherson, Holding On or Letting Go: Men and Career Change at Midlife (New York: Free Press, 1980).



    672

    Fern Schumer Chapman, "Executive Guilt: Who's Taking Care of the Children", Fortune 115 (16 February 1987): 30–37.



    673

    Более подробно проблемы перемены профессии в среднем возрасте обсуждаются в книге: Peter Filene, Men in the Middle (Englewood Cliffs, N.J.: Prentice–Hall, 1981).



    674

    Carola H. Mann, "Mid–Life and the Family: Strains, Challenges and Options of the Middle Years", in Mid–Life: Developmental and Clinical Issues, ed. William H. Norman and Thomas J. Scaramella (New York: Brunner/Mazel, 1980), 128–148.



    675

    Gary R. Collins, "Caught between Parents and Children", Christian Herald 110 (February 1987): 51–53; см. также: J. E. Dobson and R. L. Dobson, "The Sandwich Generation: Dealing with Aging Parents", Journal of Counseling and Development 63 (1985): 572–574; Jane E. Myers, "The Mid/Late Life Generation Gap: Adult Children with Aging Parents", Journal of Counseling and Development 66 (March 1988); 331–335; Barbara Silverstone and Helen Kandel Hyman, You and Your Aging Parent (New York: Pantheon, 1983); Patricia H. Rushford, The Help, Hope and Cope Book for People with Aging Parents (Old Tappan, N.J.: Revell, 1985); and Lissy Jarvik and Gary Small, Parentcare: A Commonsense Guide for Adult Children (New York: Crown, 1988).



    676

    Ellen Galinsky, Between Generations: The Six Stages of Parenthood (New York: Times Books, 1981); H. Norman Wright, Seasons of a Marriage (Ventura, Calif: Regal Books, 1982).



    677

    Paul A. Mickey, Marriage in the Middle Years (Valley Forge, Penn.: Judson, 1986).



    678

    Более подробно проблемы любовных отношений в среднем возрасте обсуждаются в книгах: Conway, Men in Mid–Life; Wright, Seasons; Peter Kreitler with Bill Burns, Affair Prevention (New York: Macmillan, 1981); J. Allan Petersen, The Myth of the Greener Grow (Wheaton, III.: Tyndale, 1983).



    679

    Ollie Pocs et al., "Is There Sex after 40?" Psychology Today 11 (June 1977): 54.



    680

    Conway, Men in Mid–Life, 124.



    681

    Здесь речь может идти об орально–генитальных сексуальных контактах, которые, по мнению одного ведущего христианского автора, не являются грехом при том условии, что не оскорбляют ни одну из сторон и доставляют взаимное наслаждение и удовлетворение; см.: Herbert J. Miles, Sexual Happiness in Marriage (Grand Rapids, Mich.: Zondervan, 1982).



    682

    Так называется очень интересная книга: Joel Davitz and Lois Davitz, Making It from 40 to 50 (New York: Random House, 1976).



    683

    Conway, Men in Mid–Life, 137f.



    684

    Butler, "Psychiatry and Psychology of the Middle–Aged", 1949.



    685

    Ibid.



    686

    Martin Groder, "The Fine Line between Courage and Foolhardiness", Bottom Line Personal! (30 September 1986): 11, 12.



    687

    См., напр., в главах о душепопечении проблем тревожности, супружества, полового общения, самоуважения и призвания.



    688

    Обратитесь к библиографическому перечню в конце данной главы. Некоторые из этих книг можно найти в церковных библиотеках.



    689

    Conway, Men in Mid–Life, 188.



    690

    Jung, Psychological Reflections, 121.



    691

    Разменяв шестой десяток, я написал статью, в которой высказал мысль о том, что такой рубеж следовало бы отмечать. Я удивился не только положительным откликам, но и тому, как много людей отреагировало (где–то в пределах нескольких месяцев после своего 50–го дня рождения), чтобы поделиться своими чувствами в связи с этим юбилеем; см.: Gary R. Collins, "Something to Celebrate", Christian Herald 106 (November 1984): 32,33; см. также: Herand Katchadourian, Fifty: Midlife in Perspective (San Francisco: W. H. Freeman, 1987); в юмористическом ключе об этом говорится: Bill Cosby, Time Hies (Garden City, N.Y: Doubleday and Co., 1987).



    692

    Ortlund and Ortlund, The Best Half 116.



    693

    Erik Erikson, Childhood and Society. 2d ed. (New York; Norton, 1963).



    694

    В заключение этой главы следует, быть может, заметить, что средний возраст является критическим вовсе не для каждого человека; см.: Warren W. Wiersbe, "MidLife Crisis? Bah, Humbug!" Christianity Today 24 (21 May 1982): 26, 27.



    695

    «01d soldiers never die, they just fade away». Слова из известной песни.



    696

    Боб Хоуп (1903-?), американский комик.



    697

    Джордж Бернс (1896–1996), американский комик и актер.



    698

    Георг Солти (1912–1997), венгерский дирижер.



    699

    Бабушка Мозес (1860–1961), американская художница, работавшая в стиле примитивизма.



    700

    В. F. Skinner and M. E. Vaughn, Enjoy Old Age: A Program of Self–Management (New York: Norton, 1983); and E. H. Erikson, J. M. Erikson, and H. Q. Kivnick, Vital Involvement in Old Age: The Experience of Old Age in Our Time (New York: Norton, 1986). Швейцарский душепопечитель Пол Турнье был сравнительно молод, когда выпустил книгу о старении: Paul Tournier, Learn to Grow Old (New York: Harper & Row, 1982).



    701

    Jeff Meer, "The Reason of Age", Psychology Today 20 (June 1986): 60–64.



    702

    Роберт Браунинг (1812–1889), английский поэт.



    703

    Jack C. Horn and Jeff Meer, "The Vintage Years", Psychology Today 21 (May 1987): 76–84, 89, 90.



    704

    См. напр.: Carl Eisdorfer, "Conceptual Models of Aging: The Challenge of a New Frontier", American Psychologist38 (February 1983): 197–202.



    705

    Некоторые из этих различий обсуждаются: В. F. Skinner, "Intellectual Self–Management in Old Age", American Psychologist 38 (March 1983): 239–244; Richard S. Lazarus and Anita DeLongis, "Psychological Stress and Coping in Old Age", American Psychologist 38 (March 1983): 245–254; and Susan Folkman et al., "Age Differences in Stress and Coping Processes", Psychology and Aging! (June 1987): 171–184.



    706

    Иов. 12:12.



    707

    Пс. 70:18.



    708

    См.: С. Gilhuis, Conversations on Growing Older (Grand Rapids, Mich.: William B. Eerdmans, 1977), 19–21.



    709

    Еккл. 12:13.



    710

    Лев. 19:32; Прит. 16:31; 20:29.



    711

    Тит. 2:2,3.



    712

    Еф. 6:3.



    713

    Tim Stafford, "The Graying of the Church", Christianity Today'31 (6 November 1987): 17–22; см. также: Robert M. Gray and David O. Moberg, The Church and the Older Person, rev. ed. (Grand Rapids, Mich.: William B. Eerdmans, 1977).



    714

    Pat Moore with Charles Paul Conn, Disguised!(Waco, Tex.: Word, 1985), 62.



    715

    David B. Larson, Alan D. Whanger, and Ewald W. Busse, "Geriatrics", in The Therapist's Handbook: Treatment Methods of Mental Disorders, ed. Benjamin B. Wolman, 2d ed. (New York: Van Nostrand Reinhold, 1983): 343–388.



    716

    Дополнительные сведения по данному вопросу см.: Molly S. Wantz and John E. Gay, The Aging Process: A Health Perspective (Cambridge, Mass.: Winthrop, 1981); Siegfried Kra, Aging Myths: Reversible Causes of Mind and Memory Loss (New York: McGraw–Hill, 1986).



    717

    Paul T. Costa, Jr., and Robert R. McCrae, "Hypochondriasis, Neuroticism, and Aging: When Are Somatic Complaints Unfounded?" American Psychologist 40 (January 1985): 19–28.



    718

    K. Ludeman, "The Sexuality of the Older Person: Review of the Literature", Gerontologistll (1981): 203–208; см. также: Edward M. Brecher, Love, Sex, and Aging (Boston: Little, Brown, 1983).



    719

    Игра слов «tri–weekly, to try–weekly, to try–weakly».



    720

    Barbara P. Payne, "Sex and the Elderly: No Laughing Matter in Religion", Journal of Religion and Aging 3 (Fall–Winter 1986); 141–152.



    721

    Anastasia Toufexis, "Older — But Coming on Strong" Time, 22 February 1988, 76–79.



    722

    Lewis Aiken, Later Life (Philadelphia: Saunders, 1978), 28.



    723

    Многие из этих исследований обобщены в книге: J. Е. Birren and К. W. Schaie, eds., Handbook of the Psychology of Aging, 2d ed. (New York: Van Nostrand Reinhold, 1985); см. также: John W. Santrock, Adult Development and Aging (Dubuque, Iowa: William C. Brown, 1985); Leonard W Poon, ed. Aging in the 1980s: Psychological Issues (Washington, D.C.: American Psychological Association, 1980); Kra, Aging Myths.



    724

    Все больше свидетельств поступает в пользу того, что познавательные способности и навыки разрешения проблем в поздние годы мало зависят от календарного возраста и определяются скорее такими факторами, как уровень образования, интеллектуальная активность, вербальные способности и совместная деятельность; см.: Tannis Y. Arbuckle, Dolores Gold, and David Andres, "Cognitive Functioning of Older People in Relation to Social and Personality Variables", Psychology and Aging 1 (March 1986): 55–62; Steven W. Cornelius and Avshalom Caspi, "Everyday Problem Solving in Adulthood and Old Age", Psychology and Aging 2 (June 1987); 144–153.



    725

    См.: АРА Monitor (October 1982).



    726

    Mark Kaminsky, The Uses of Reminiscence: New Ways of Working with Older Adults (New York: Haworth Press, 1984).



    727

    Robert N. Butler, Why Survive? Being Old in America (New York: Harper & Row, 1975).



    728

    Joan Wolinsky, "The Offender as Victim", АРА Monitor (May 1982): 17, 32; в этой статье сообщается о первой такого рода конференции по вопросам преступности в зрелом возрасте.



    729

    См., напр.: Beth В. Hess and Elizabeth W. Markson, Aging and Old Age (New York: Macmillan, 1980); and Louis Lowry. Social Work with the Aging: The Challenge and Promise of the Later Years, 2d ed. (New York: Longman, 1985). Согласно последним исследованиям, эти социальные перемены представляются одновременно и парадоксальными, и обнадеживающими: A. Piferand L. Bronte, Our Aging Society: Paradox and Promise (New York: Norton, 1986).



    730

    Dennis Pelsma and Mary Flanagan, "Human Relations Training for the Elderly", Journal of Counseling and Development 65 (September 1986): 52, 53.



    731

    Select Committee on Aging, Elder Abuse: A National Disgrace (Washington, D.C.: U.S. Government Printing Office, 1985); Grant L. Martin, Counseling for Family Violence and Abuse (Waco, Tex.: Ward, 1987); Jane E. Myers and Barbara Shelton, "Abuse and Older Persons: Issues and Implications for Counselors", Journal of Counseling and Development 65 (March 1987): 376–380. Оскорбление и жестокое обращение подробно освещены в гл. 20 и в книге: Магу Joy Quinn and Susam К. Tomita, Elder Abuse and Neglect: Causes, Diagnosis, and Intervention Strategies (New York: Springer, 1986).



    732

    Moore, Disguised!76.



    733

    James A. Thorson and Bruce J. Horacek, "Self–Esteem, Value, and Identity: Who Are the Elderly Really?" Journal of Religion and Aging 3 (Fall–Winter 1986): 5–16.



    734

    В мартовском (1988 г.) выпуске журнала «American Psychologist» помещено несколько статей, посвященных возрастной дискриминации; см. напр.: Douglas С. Kimmel, "Ageism, Psychology, and Public Policy", American Psychologist 43 (March 1988): 175–178.



    735

    Mildred Vandenburgh, Fill Your Days with Life (Ventura, Calif: Regal, 1975), 95.



    736

    Morton A. Lieberman and Sheldon S. Tobin, The Experience of Old Age: Stress, Coping, and Survival (New York: Basic Books, 1983). Беглый обзор с описанием депрессивных расстройств и других важных проблем зрелого возраста можно найти: Peter М. Lewinsohn and Linda Ten, Clinical Geropsychology: New Directions in Assessment and Treatment (New York: Pergamon, 1983).



    737

    Этот вопрос обсуждается: Gari Lesnoff–Caravaglia, "Liberation or Repression", Generations: In–Depth Views of Issues in Aging 11 (Fall 1986): 12–14.



    738

    Этот термин используют: Robert N. Butler and Myrna I. Lewis, Aging and Mental Health, 3d ed. (St. Louis: Mosby, 1982).



    739

    Robert Kastenbaum, "The Search for Meaning", Generations: In–Depth Views of Issues in Aging 11 (Spring 1987): 9–13.



    740

    Обсуждение вопроса о роли церкви в работе с пожилыми людьми см.: Carl LeFever and Perry LeFever, eds., Aging and the Human Spirit: A Reader in Religion and Gerontology (Chicago: Exploration Press, 1981); and Michael C. Hendrickson, "The Role of the Church in Aging: Implications for Policy and Action", Journal of Religion and Aging 2 (Fall–Winter 1985–1986): 5–16.



    741

    Nancy J. Osgood, "Suicide and the Elderly", Generations: In–Depth Views of Issues in Aging 11 (Spring 1987): 47–51; Edward Paul Cohn, "Suicide among the Elderly: The Religious Response", Journal of Religion and Aging 3 (Fall–Winter 1986): 165–180.



    742

    Bruce Hilton, "As Funds for Elderly Dry Up, Mercy Killing Rises", Chicago Tribune, 25 January 1987.



    743

    Gray and Moberg, The Church and the Older Person, 35; приводится с разрешения.



    744

    A. G. Awad et al., eds., Disturbed Behavior in the Elderly (New York: Pergamon, 1987).



    745

    Butler and Lewis, Aging and Mental Health, 175–178; Edmund Sherman, Counseling the Aging: An Integrative Approach (New York: Free Press, 1981); Margaret Gatz and Cynthia G. Pearson, "Ageism Revised and the Provision of Psychological Services", American Psychologist 43 (March 1988): 184–188; Melinda Dell Fitting, "Ethical Dilemmas in Counseling Elderly Adults", Journal of Counseling and Development 64 (January 1986): 325–327.



    746

    Выдвинуто множество гипотез относительно причин болезни Альцгеймера. Согласно одной, эта болезнь является следствием интоксикации алюминием. Полагают, что загрязнение окружающей среды, кислотные дожди, длительное, на протяжении всей жизни, использование кастрюль и противней из алюминия приводит к тому, что в организм человека попадает алюминий, который каким–то образом вызывает у некоторых людей перерождение нервных клеток коры головного мозга; см.: Thomas Н. Crook and Nancy Е. Miller, "The Challenge of Alzheimer's Disease", American Psychologist 40 (November 1985): 1245–1250; Carol Turkington, "Alzheimer's and Aluminum", АРА Monitor (January 1987): 13, 14.



    747

    N. L Mace and P. Rabins, The Thirty–six Hour Day (Baltimore, Md.: Johns Hopkins University Press, 1981). Для получения дополнительных сведений поданному вопросу просят связаться: Alzheimer's Disease and Related Disorders Association, Inc., 70 East Lake Street, Suite 600, Chicago, 111. 60601. См. также: Robert D. Nebes and David J. Madden, "Different Patterns of Cognitive Slowing Produced by Alzheimer's Disease and Normal Aging", Psychology and Aging 3 (March 1988): 102–104; Thomas H. Crook and Nancy E. Miller, "The Challenge of Alzheimer's Disease", American Psychologist40 (November 1985): 1245–1251.



    748

    Satsuki Tomine, "Private Practice in Gerontological Counseling", Journal of Counseling and Development 64 (February 1986): 406–409.



    749

    Marilyn Nissenson, "Therapy after Sixty", Psychology Today 18 (January 1984); 22–26.



    750

    См. главы 22 и 23.



    751

    Jean E. Thompson, "Life Care Ministry: The Church as Part of the Elderly Support Network", Journal of Religion and Aging 2 (Spring 1986): 65–76; Carolyn Cutrona, Dan Russell, and Jayne Rose, "Social Support and Adaptation to Stress by the Elderly", Psychology and Aging 1 (March 1986); 47–54; см. также: Arthur H. Becker, Ministry with Older Persons: A Guide for Clergy and Congregations (Minneapolis: Augsburg, 1986).



    752

    Susan Malde, "Guided Autobiography: A Counseling Tool for Older Adults", Journal of Counseling and Development 66 (February 1988): 290–293: Kaminsky, The Uses of Reminiscence; Robert L. Richter, "Attaining Ego Integrity through Life Review", Journal of Religion and Aging! (Spring 1986); 1–11.



    753

    James E. Biren, "The Best of All Stories", Psychology Today 1\ (May 1987): 91, 92.



    754

    Эти вопросы находят более глубокое обсуждение: Bob Knight, Psychotherapy with Older Adults (Beverly Hills, Calif: Sage, 1986).



    755

    Более подробные сведения по вопросу оказания помощи семьям пожилых см.: chapter 11, "Working with Families", in Lowry, Social Work with the Aging. Имеют меньшее практическое значение, но также интересны работы: Lee Нуег and Steven L. Hawthorne, "The Family of Later Life: Strategies and Interventions", International Journal of Family Therapy 4 (Winter 1982): 187–206; Jane E. Myers, "The Mid/Life Generation Gap: Adult Children with Aging Parents", Journal of Counseling and Development 66 (March 1988): 331–335; S. Allen Wilcoxon, "Grandparents and Grandchildren: An Often Neglected Relationship between Significant Others", Journal of Counseling and Development 65 (February 1987). Family members might find guidance in Patricia H. Rushford, The Help, Hope and Cope Book for People with Aging Parents (Old Tappan, N.J.: Revell, 1985); or Lissy Jarvik and Gary Small, Parentcare: A Commonsense Guide for Adult Children (New York: Crown, 1988).



    756

    Большое число книг посвящено групповому душепопечению лиц зрелого возраста. Среди них можно указать на книги: Irene Burnside, Working with the Elderly: Group Process and Techniques, 2d ed. (Monterey, Calif: Wadsworth, 1984); Elizabeth B. Yost et al., Group Cognitive Therapy: A Treatment Method for Depressed Older Adults (New York: Pergamon Press, 1986); see also, the chapters on group counseling in Lowry, Social Work with the Aging; and Sherman, Counseling the Aging. Перу христианского психолога принадлежит полезный справочник для лиц, занятых в домах–интернатах для престарелых; см.: Paul R. Welter, The Nursing Home: A Caring Community (Valley Forge, Penn.: Judson, 1981).



    757

    "Planning for Retirement? It's Never Too Soon", U.S. News & World Report, 24 January 1983,51,54.



    758

    Например, можно указать на самоучитель: Art Linkletter, Old Age Is Not for Sissies: Choices for Senior Americans (New York: Viking, 1988).



    759

    О помощи такого рода см.: Arthur Н. Becker, Ministry with Older Persons: A Guide for Clergy and Congregations (Minneapolis: Augsburg, 1986); John Gillies, A Guide to Compassionate Care of the Aging (Nashville: Thomas Nelson, 1985).



    760

    Gray and Moberg, The Church and the Older Person, chap. 8.



    761

    Liz Carpenter, "The Silver Lining", Milwaukee Journal Magazine, 15 December 1985. 18–21,46, 47.



    762

    Joseph Н. Bunzel, "Note on the History of a Concept — Gerontophobia", Gerontol–ogist 12 (Summer 1972): 116, 203.



    763

    The Dialogues of Plato, vol. 2, The Republic, trans. Benjamin Jowett (New York: National Library, n.d.).







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх