Загрузка...


Неизвестный «Утенок»


Окончание. Начало в «АиВ», №5'97.

Постановлением Комитета Обороны при Совете Народных Комиссаров предписывалось выпустить первую партию из 10 УТ-3 к 1 сентября 1939 г. Но чертежи, доставленные с завода №115, были рассчитаны на изготовление опытных образцов, а для серийного производства требовалась документация, ориентированная на другую технологию. Поэтому конструкторам завода №81 пришлось выпускать новые рабочие чертежи. Потребовалось также время на подготовку оснастки и инструмента. Первый самолет собрали только к 4 сентября. На нем использовали узлы, вывезенные с завода №115, и советские моторы МВ-6 -несколько утяжеленные копии «Рено», вращавшие винты изменяемого шага АВ-3. К тому времени на предприятии подготовили большой задел, в том числе все фюзеляжи.

Освоением УТ-3 занимался и завод №301, который приступил к работе несколько позже и получил уже готовый комплект чертежей с завода №81. В августе на заводе №301 решили сосредоточить все производство УТ-3, передав туда задел завода №81, после чего приступили к изготовлению серии из пяти машин и узлов для 2-й серии тоже из пяти самолетов. Первая машина №301101 была закончена 1 сентября 1939 г. Самолеты завода №301 должны были несколько отличаться от ранее выпущенных. Они получили винты АВ-3 без коков и фары в передней кромке крыльев.

Серийные самолеты оказались значительно тяжелее, чем опытный. Машина завода №81 без вооружения весила столько же, сколько С-17 с вооружением. Кроме того, произошел существенный сдвиг центровки назад. На заводе №301 отказались от установки на самолет радиостанции и фотоаппарата АФА-3, ранее предусмотренных для внедрения в серии, и ввели удлиненные моторамы, чтобы сместить центр тяжести вперед. Однако принятых мер оказалось недостаточно.

Госиспытания машины №301101 проходили в НИИ ВВС в декабре 1939 г. - январе 1940 г.

УТ-3 на испытаниях в НИИ ВВС

УТ-3 заводской №01147 после аварии 30 июля 1940 г.

Выяснилось, что скорость самолета у земли упала почти на 40 км/ч. Но хуже всего дело обстояло с устойчивостью и управляемостью. Вследствие задней центровки УТ-3 на всех режимах летел с опущенным хвостом, что, кроме уменьшения скорости, приводило к затенению хвостового оперения. Все пилоты, подключенные к испытаниям самолета, единодушно его ругали. Ст. л-нт Глазов: «В болтанку летать неприятно - переваливается с крыла на крыло». Майор Нюхти-ков: «Самолет по технике пилотирования резко отличается от опытного образца. В горизонтальном полете… самолет «болтается» с крыла на крыло и рыскает носом по горизонту». Но самый резкий отзыв дал известный летчик-испытатель П.М.Стефановский: «Самолет значительно ухудшился в отношении пилотирования по сравнению с опытным образцом. По сравнению с боевыми серийными самолетами ничего общего в технике пилотирования не имеет… Вследствие перетяжеле-ния конструкции, плохой устойчивости, плохих взлетных качеств, сложности в пилотировании, отсутствия сходства в пилотировании с боевыми самолетами, самолет УТ-3 как учебно-тренировочный интереса не представляет».

В НИИ ВВС колдовали с центровкой, снимая и опять устанавливая вооружение, перемещая оборудование. Летчики совершали полеты при разной центровке, потом их впечатления сопоставлялись. Из анализа выданных им заданий становится понятной резкость отзыва Стефановского - ему достались самые плохие режимы, когда летать на УТ-3 было настоящей мукой. Единственно приемлемым казался так называемый «вывозной» вариант - без стрелка, задней турели с пулеметом, без бомбодержателей и бомб. В этом случае устойчивость и управляемость оставались в пределах нормы.

Понимали недостатки самолета и на заводе №301, где еще в октябре 1939 г. после опробования УТ-3 №301101 приняли решение собрать серию в двухместном варианте без вооружения. Такими стали все последующие УТ-3 этого предприятия. В серии предполагалось учесть замечания по результатам испытаний: остеклить носовую кабину сверху, со второго самолета 1-й серии ввести храповики для запуска моторов от автостартера, а позднее внедрить пиро-стартер вместо системы пневмозапуска.

Второй самолет вышел из цеха 17 декабря 1939 г., третий - 22 декабря.

Группа военных авиаторов осматривает УТ-3 в НИИ ВВС

Взлетает опытный УТ-3

Девять УТ-3 первых серий направили на войсковые испытания. Они начались 15 мая 1940 г. в Энгельсской авиашколе. Яковлевскими машинами укомплектовали 1-й отряд 2-й эскадрильи (командир -ст. л-нт Кулишин). От головного УТ-3 серийные самолеты отличались отсутствием вооружения, усиленным костылем, измененными выхлопными патрубками и отсутствием двери между кабинами.

Испытания длились до 15 августа. Налетали в общей сложности 436 часов и 49 минут. Инструкторы летной школы оказались куда придирчивее, нежели испытатели НИИ ВВС. Их отчет был совершенно разгромным - досталось и конструкторам, и серийному заводу. Инструкторам очень не понравилась передняя кабина, в которой им приходилось работать. Тесная, душная, назад не видно ничего. Нет моторных приборов. Сидеть приходилось согнувшись, периодически стукаясь головой о потолок. Сиденье находилось далеко от педалей и, вдобавок, сдвинуто влево. Если инструктор был небольшого роста, то он просто не мог выжать педаль до отказа. Претензий по второй кабине тоже хватало: тесное сиденье, неудовлетворительный обзор, отсутствие форточки. Механики жаловались на плохой доступ к агрегатам самолета и мотора, отсутствие приспособлений и инструмента.

Относительно качества изготовления самолета в отчете значилось: «Производственное исполнение самолетов заводом №301 плохое…» Части от разных самолетов оказались невзаимозаменяемыми. Тормоза сильно грелись, заклинивало подшипники колес. Быстро изнашивались тросы управления - их хватало не более, чем на 20 часов. Особенно много неприятностей доставляли моторы. В жаркое заволжское лето, когда температура в тени превышала 35°, МВ-6 постоянно перегревались, температура головок цилиндров на 20-30° превышала максимально допустимую заводом-изготовителем. Винты АВ-3, как и старые деревянные, плохо подходили к режимам двигателя. На восьми самолетах из девяти сломали костыли! «Большое количество дефектов по самолету, мотору и ВМГ выводило из строя 5-6 самолетов ежедневно, а оставшиеся 3-4 самолета из-за вновь появляющихся дефектов использовались малоэффективно…». В итоге группа, обучавшаяся на стареньких Р-6, закончила программу раньше, чем курсанты л-нта Кулишина.

Возникли сомнения в целесообразности использования УТ-3 для подготовки пилотов СБ. «С полностью выпущенными щитками глиссада планирования очень крутая, что не соответствует боевым самолетам (СБ). Малый запас продольной статической устойчивости и неудовлетворительная боковая устойчивость не дают возможности тренировки в болтанку учеников-летчиков средней и ниже средней успеваемости… Взлетно-посадочные свойства… низки и не отвечают требованиям для учебно-тренировочного самолета». В официальном отзыве школы записано: «Выпуск курсантов-летчиков самостоятельно на самолете СБ после самолета УТ-3 невозможен. УТ-3 в данном варианте по сравнению с Р-6 существенной разницы в потребном количестве вывозных полетов на СБ не дает». И даже более того: «Курсанты, обучающиеся на УТ-3, приобретают навыки в технике пилотирования, вредно сказывающиеся при переучивании на СБ». После всего этого неудивителен вывод: «Самолеты УТ-3 2МВ-6 конструкции инженера Яковлева в предъявленном варианте войсковые испытания не выдержали…».

В таком результате сказались, конечно, и просчеты КБ, и низкий уровень технологической культуры на совсем молодом заводе. Кроме того, «вывозной» вариант не соответствовал исходной концепции УТ-3, перенятой у немецкого FW 58, основным назначением которого была боевая подготовка - стрельба, бомбометание, навигация, связь. Это нашло свое отражение в отчете по войсковым испытаниям, где предлагалось передать все УТ-3 в школы штурманов, сняв второе управление, но установив пулеметы, прицел ОПБ-2, радио и самолетное переговорное устройство. Дальнейшую доработку УТ-3 предлагалось вести, взяв за образец FW 58. Для «вывозного» варианта куда выгоднее была бы компоновка по типу английского «Оксфорда» или американских AT-10 и АТ-11, где два пилотских места располагались рядом. Неудача войсковых испытаний нанесла серьезный удар по дальнейшей судьбе УТ-3. На заводе №301 его с производства сняли, и вскоре там на смену ему пришел Як-1.

УТ-3 с начала 1940 г. осваивался также на ленинградском заводе №47. Туда частично перебросили задел, оставшийся на заводе №301. Пользуясь правами заместителя наркома, Яковлев назначил главным конструктором завода №47 Е.Г.Адлера, на которого и возложил ответственность за освоение самолета заводом. Таким образом, на небольшом предприятии оказались сразу два главных конструктора - Адлер и назначенный ранее Г.И.Бакшаев. Внедрение УТ-3 на заводе №47 шло «со скрипом». Руководство предприятия считало машину недоведенной и несоответствующей требованиям ВВС.

Самолеты завода №47 выпускались с учетом претензий, полученных на госиспытаниях. Они были двухместными, носовая часть получила новые очертания и совсем другое остекление (прозрачной стала вся верхняя часть), у пилота появилась форточка, заднюю кабину закрыли фанерным обтекателем, на втулки винтов одели коки. Вооружение и радио отсутствовали.

Головной серийный самолет №01147 выпустили 26 июля 1940 г. 30 июля заводской летчик Ф.Мокин при первом же взлете зацепил колесами земляной вал у Литовского канала. Включая форсаж, пилот непроизвольно отдал штурвал от себя, и машина клюнула носом. От удара левое колесо отлетело вместе с вилкой, а подкосы правой стойки пробили крыло и вышли через обшивку. Тем не менее летчик набрал высоту, сделал круг и зашел на посадку, считая левую «ногу» шасси целой. На земле же наоборот, сочли исправной правую стойку и выложили соответствующий вариант посадочного «Т». Не имея радиосвязи, пилот счел знак ошибкой и попытался сесть на несуществующее левое колесо. Тем не менее, все обошлось. Мокин отделался разбитым носом. Самолет восстановили, но зимой 1940-41 гг. на испытаниях он опять попал в аварию (скапотировал на посадке).

Турель с пулеметом ШКАС в кабине стрелка

Стрелковая установка в кабине штурмана

Внутренняя подвеска (опытном УТ-3

Под руководством Адлера на заводе №47 создали новую модификацию УТ-3, названную «эталоном 1941 года» или С-17А. Конструктор постарался оптимизировать машину именно для «вывозного» варианта. Новый УТ-3 сильно отличался от исходного С-17. Это был двухместный самолет, в котором кресла обучаемого и инструктора располагались под общим фонарем, уступом, вплотную друг к другу: место обучаемого сдвинули влево, а инструктора - вправо, чтобы тот мог смотреть вперед. Опустевший носовой кок выполнили без остекления. Шасси стало неубирающимся, с консольными стойками. Гидросистему убрали. Щитки теперь выпускались и убирались сжатым воздухом. Хвостовое колесо получило гидравлический амортизатор. Крыло поставили под углом 3° (вместо 0°), стабилизатор - под углом минус 2° (вместо -30'). Значительно усовершенствовали мотоустановку. Теперь на самолете монтировались двигатели МВ-6А с развитым оребрением головок цилиндров. Они комплектовались увеличенными мас-лорадиаторами и пороховыми стартерами. В капотах сделали дополнительные отверстия обдува головок цилиндров, на выходных щелях установили регулируемые жалюзи. Моторамы удлинили на 150 мм для улучшения центровки. Принятые меры позволили сместить центр тяжести вперед и вернули УТ-3 высокие пилотажные качества.

Первый полет на С-17А совершил Мокин. Затем для облета машины пригласили известного летчика А.Б.Юмашева. Его благожелательный отзыв привел на завод начальника НИИ ВВС А.И.Филина. Полетав на новом УТ-3, Филин согласился принять его на госиспытания, и Мокин перегнал машину в Москву. Испытания этого самолета проходили в апреле-мае 1941 г. Перекомпоновка и упрощение его конструкции обеспечили снижение взлетной массы примерно на 450 кг (частично за счет уменьшения емкости бензобака), что положительно сказалось на летных данных. Скорость возросла, несмотря на неубирающееся шасси. Изменение центровки улучшило продольную устойчивость. Всего в НИИ ВВС на самолете налетали 55 часов 45 минут, из них более половины - ночью. Ведущим летчиком-испытателем был К.А.Калилец, ведущим инженером - Лисков.

С-17А «эталон 1941 г.» на испытаниях

Внесенные в конструкцию изменения получили одобрение. Общий вывод отчета по испытаниям звучал так: «Модифицированный самолет УТ-3 2МВ-6А государственные испытания выдержал и может быть рекомендован для школ ВВС Красной Армии в качестве учебно-тренировочного переходного двухместного самолета. Ввиду крайней необходимости, форсировать в 1941 г. постройку самолетов УТ-3 2МВ-6А с обязательным устранением всех дефектов, выявленных при госиспытаниях».

Дефекты, конечно, были. Резкую критику вызвали пиростартеры. Механики предпочитали мучиться с запуском МВ-6А на холоде, нежели обращаться к этим чрезвычайно опасным устройствам. Их приходилось вворачивать со взведенным курком, ежесекундно ожидая, что тебе оторвет руку. В итоге, на госиспытаниях пороховые стартеры не использовали ни разу. Остальные дефекты не носили столь уж существенного характера. Указывалось на неудовлетворительный обзор вперед-влево при взлете и посадке, тесноту кабины, неудобные педали, отсутствие посадочной фары, применение устаревших приборов.

Учитывая результаты испытаний, планировали дальнейшее совершенствование УТ-3: собирались переделать нос фюзеляжа, частично остеклив его, расширить кабину, установить новый фонарь и т.д. Эти изменения отвечали и новым тактико-техническим требованиям к двухместному учебно-тренировочному самолету, утвержденным командованием ВВС РККА в марте 1941 г. В соответствии с ними подготовили проект модернизации машины под более мощные 9-цилиндровые звездообразные моторы МГ-31Ф в 350 л.с. Был создан проект «эталон №2» с двухкилевым оперением. Другим направлением эволюции УТ-3 стал разрабатывавшийся под руководством Бакшаева учебный пикирующий бомбардировщик УТПБ с тормозными решетками под крылом.

Казалось бы, УТ-3 обретает «второе дыхание». 5 июня заместитель начальни- ка ГУ ВВС И.Ф.Петров направил в НКАП письмо о необходимости серийного выпуска модифицированного УТ-3, в котором однозначно говорилось: «Указанный тип самолета считаю необходимым принять на вооружение и внедрить в серийное производство…». Но в НКАП этот документ подшили в дело только 30 июня. Война уже началась, и стало не до учебных самолетов. Двигатели семейства MB, так и не получившие широкого распространения, сняли с производства. Такая же судьба постигла МГ-31. На заводе №47 шесть самолетов, готовых примерно на 60%, а также отдельные узлы и агрегаты еще на десять машин пошли на слом. Два ранее построенных УТ-3 передали в ЦАГИ. С-17 остался в Ленинграде и, видимо, погиб под немецкими бомбами. Единичные УТ-3 попали в различные учебные части. Например, имелись они во 2-й запасной авиагруппе ВВС ВМФ, а два самолета в сентябре 1942 г. числились в училище им. Сталина.

Великую Отечественную войну советская авиация прошла без двухмоторного учебно-тренировочного самолета. Создававшиеся параллельно с УТ-3 РАФ-11 Рафаэлянца и Г-27 Грибовского остались в опытных экземплярах. КБ Яковлева, до предела загруженное созданием новых модификаций истребителей, постепенно потеряло интерес к совершенствованию УТ-3. В 1944 г. дело попытались поправить, попросив у США по ленд-лизу 200 самолетов АТ-10 или АТ-11, но американцы отказали. И только после войны под руководством П.О.Су-хого на базе Ту-2 был создан специальный учебно-тренировочный бомбардировщик УТБ. Но концепция этого самолета была совершенно иной: планер боевой машины оснастили менее мощными двигателями, упрощенным оборудованием и вооружением, т.е. проделали примерно то же, что сделал Яковлев с Як-3, превратив его в учебно-тренировочный Як-11. Идея же специализированного дешевого самолета учебно-боевой подготовки экипажей бомбардировочнорй авиации более не возрождалась.

С-17А во время сборки на заводе №47








 


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх