ЗАРОЖДЕНИЕ ПРАВА И СТРУКТУР УПРАВЛЕНИЯ В КИБЕРПРОСТРАНСТВЕ

Виртуальное право: Зарождение права в LambdaMOO

Дженифер Мнукин[156]

Закон — это богатство, в том смысле что он позволяет нам подчиняться, обладать, бороться, искажать, глумиться, позорить, унижать или облагораживать.

Роберт Кавер

Таким образом, проблема... заключается в том, как нам следует представлять общество, и в том, как мы может изменять его согласно нашему представлению.

Роберто Юнгер


Первое знакомство с LAMBDAMOO

Для того чтобы изучить правовую систему, которая появилась в онлайновом сообществе, в этой статье мы отправляемся в путешествие в Зазеркалье, виртуальное общество, которое отражает и преломляет известную нам реальность. Этот параллельный мир нельзя найти ни на одной обычной карте. В действительности, у него полностью отсутствует материальное воплощение, за исключением существования в виде содержимого базы данных, хранящейся на компьютере. Тем не менее этот мир посещают, исследуют и изменяют сотни раз на дню люди, сидящие за клавиатурами по всей стране и даже по всему земному шару.

Эта сверхъестественная страна чудес называется LambdaMOO: это виртуальная реальность, онлайновое сообщество, достижимое [157]только с помощью компьютера. LambdaMOO является одним из самых старых и наиболее популярных из более чем 350 текстовых виртуальных миров, доступных через Интернет. МОО и их двоюродные сестры MUD'[158] являются интерактивными программами проведения конференций в реальном времени, благодаря которым множество людей может одновременно вести разговоры. В отличие от некоторых других способов проведения конференций, таких как телефонная коллективная абонентская линия или чат в Интернете, МОО и MUD'bi основаны на физических и пространственных представлениях; это виртуальные миры, в которых можно путешествовать. Например, посетитель LambdaMOO появляется в доме, в чулане; посетитель может пройтись по комнатам дома, исследовать лабиринт в саду, прогуляться по музею или посетить бар и заказать что-нибудь выпить[159]. В каждом месте экран компьютера пользователя показывает текстовое описание комнаты (и никакой графики) и перечисляет других обитателей комнаты. Посетитель может разговаривать со всеми в комнате, взаимодействовать с объектами в ней, шептать сообщение одному конкретному человеку в комнате или вызывать кого-нибудь зашедшего в МОО, но находящегося где-то в другом месте.

LambdaMOO появилось в октябре 1990 года, она была создана Павлом Кертисом, исследователем из Xerox PARC (Исследовательский центр Пало-Альто)[160]. С тех пор она стала одной из самых популярных среди МОО и MUD; в ней около шести тысяч зарегистрированных участников и очень длинный список ожидания из людей, желающих стать участниками[161]. Некоторые участники заходят изредка, другие проводят в LambdaMOO множество часов в неделю. Зачастую сотни людей одновременно находятся в LambdaMOO; таким образом, она является развитым виртуальным сообществом[162]. Для того чтобы посетить LambdaMOO, необходимо просто подключиться в режиме виртуального терминала к ее сайту по адресу lambda.moo.mud.org, номер порта 8888. Любой может посетить LambdaMOO в качестве гостя[163]; чтобы получить здесь место на более постоянной основе, нужно обратиться с запросом, предоставить действующий адрес электронной почты и занять место в списке ожидания[164].

Описания и действия в LambdaMOO реалистичны и фантастичны одновременно. В самое обычное послеобеденное время посетитель может встретить с полдюжины персонажей, собравшихся на кухне развалившегося дома. Эти персонажи могут быть очень разными, от заурядных — таких, как студент колледжа в рваной футболке — до невероятных: возможно, таких, как дракон, окрашенный во все цвета радуги, или «спивак», существо без пола. Вновь прибывшие приветствуются дружеским взмахом руки или кивком; старые друзья прощаются, сердечно обнимая друг друга. Обитатели LambdaMOO сидят без дела и общаются, летают на вертолетах и полосах лунного света, даже мгновенно телепортируются из одного места в другое или перемещаются на лифте из Калифорнии в Китай. К тому же опытные игроки создают свои собственные комнаты и территории внутри МОО или, используя методы объектно-ориентированного программирования, создают объекты, которыми они и другие игроки могут манипулировать, а также расширения или «команды», которые позволяют персонажам взаимодействовать новыми способами. Участники МОО буквально строят свою собственную вселенную комната за комнатой. В то же время они создают свой собственный общественный строй и собственную правовую систему. На самом деле в LambdaMOO уже в течение нескольких лет существовала система принятия законов, а также механизм разрешения споров. В данной статье внимание фокусируется на правовой системе, зарождающейся в рамках LambdaMOO.

Однако прежде чем мы обратим свой взгляд на правовую систему LambdaMOO, стоит задаться вопросом, почему эта удивительная выдуманная страна заслуживает столь тщательного анализа. Кое-кто может объявить это сообщество всего лишь результатом деятельности несколькихтысяч виртуозов виртуального пространства, участвующих в гигантской игре «Давайте притворимся». Без сомнения, многие читатели могут подумать, что эта чокнутая онлайновая вселенная заслуживает серьезного анализа не намного больше, чем бейсбольная лига гриль-бара, студенческое самоуправление или любая другая деятельность, которая может осуществляться в основном студентами колледжей, имеющих в своем распоряжении слишком много свободного времени. Почему же тогда стоит рассмотреть появление права в LambdaMOO?

Во-первых, изучение LambdaMOO является задачей юридической антропологии, шансом изучить правовую систему отдельно от нас самих, что еще не привлекало научного внимания. Ведется огромное количество напыщенных дебатов по поводу беззакония в киберпро-странстве, в которых одновременно восхваляется и критикуется предполагаемое отсутствие формальных правил или законов. Поэтому стоит взглянуть поближе на виртуальное сообщество в процессе создания им своего собственного права. Кроме этого, появление права в LambdaMOO может пролить свет на тесные связи между общественным и правовым устройством. То есть мы можем видеть способы, с помощью которых обитатели LambdaMOO воплощали в жизнь право по мере того, как они создавали свое сообщество, и, несомненно, видеть то, как понимание природы LambdaMOO ее участниками сложно переплелось с пониманием ими природы «права Лямбды».

Кроме того, о чем речь пойдет далее, право стало центральным механизмом, с помощью которого участники LambdaMOO понимают саму его суть. Для одних существование права является доказательством того, что LambdaMOO является настоящим сообществом, тогда как для других наличие правовой системы в LambdaMOO говорит о том, что на этой виртуальной игровой площадке что-то пошло не так. В то же время участники бьются над фундаментальными вопросами о том, какой вид следует принять правовой системе их общества. Эти вспышки самосознания по поводу статуса права и его организационных воплощений делают LambdaMOO особенно интересным местом для подобных упражнений в юридической антропологии. В «реальном мире» редки моменты, когда члены общества размышляют над природой правовых и общественных институтов, которые ограничивают и организуют жизнь их членов. Подобные размышления обычно являются следствием революций или крупных институциональных преобразований. Но такие мысли не часто приходят в голову. Мы в Соединенных Штатах редко задаемся вопросом «нужен ли нам Верховный суд?» или «что должны означать прецеденты?». Наблюдая за LambdaMOO, мы можем стать свидетелями именно таких дебатов о праве в обществе, в котором впервые реализуются правовые институты. Таким образом, LambdaMOO дает нам возможность увидеть, как именно ее участники учреждают общественный и правовой порядок внутри виртуальной среды[165].

Существует и вторая причина, по которой LambdaMOO и ее правовая система могут оказаться достойными рассмотрения. Структура LambdaMOO в значительной степени отражает теоретическую концепцию ученого-юриста Роберто Юнгера. Юнгер, принципиальный поборник критического правового учения и один из ведущих теоретиков юриспруденции и социологии, выразивший в трехтомной работе «Политика» свое видение общества, похожего на LambdaMOO. «Политика» задумывалась как уточнение того, что Юнгер полагает основным догматом современной общественной мысли — идеи о том, «что общество придуманно и искусственно, что это скорее артефакт, созданный человеком, чем проявление лежащего в его основе общественного порядка». Юнгер утверждает, что, хотя многочисленные теории — в особенности либерализм и марксизм — и провозгласили это антинатуралистическое предположение, они ничем его не подкрепили. В его работе делается попытка предложить радикальное видение человеческой свободы, которое выходит за пределы традиционных подходов либерализма и марксизма и которое фокусируется на «попытке довести до крайности антинатуралистическую идею общества». Хотя анализ социальной теории Юнгера здесь не уместен, интересным для нас является то, что LambdaMOO является воплощением антинатуралистической социальной теории — это буквальная ее материализация.

Разумеется, это утверждение будет более подробно исследовано ниже. Первое, что мы должны сделать, чтобы понять это утверждение, это более пристально взглянуть на структуру LambdaMOO. LambdaMOO — это общество, состоящее только из текста, мир, порожденный компьютерным кодом. Все в LambdaMOO, начиная от описания действующих лиц и заканчивая политическими процессами, составлено из слов, образующих язык. Комнаты, люди, объекты, технологии и политика — все это состоит только из слов и знаков. В LambdaMOO они являются не просто средством общения, но и материальной основой самой LambdaMOO, ее материальными пространствами и управляемыми объектами, ее общественными институтами и политическими процессами. Но в LambdaMOO нет внеязы-ковой реальности. В реальной жизни действие может быть осознано только через языковой фильтр; в LambdaMOO реальность буквально состоит из одного языка.

Одно из наиболее интересных последствий языковой основы LambdaMOO заключается в том, что LambdaMOO структурно не ограничивается законами природы. Приведу всего один пример: в LambdaMOO никак не соблюдается биологическое соответствие, то есть персонажу в LambdaMOO не нужно соответствовать личности человека в реальной жизни. Люди могут создавать и переделывать себя, выбирать свой пол и детали своего онлайнового образа. Им даже можно не представлять себя человеком. Кроме того, в LambdaMOO нет необходимости ограничиваться институциональными структурами из «реальной жизни» (или, как она часто обозначается в MOO, RL, «real life»). LambdaMOO берет за основу понятие реальности как общественного устройства. В этом смысле антинатурализм является общим допущением общества. В LambdaMOO гораздо лучше, чем в реальной жизни, проявляется то, что социальные структуры создаются, а не даруются, что они созданы из действий и допущений участников. В этом виртуальном обществе изменить код означает изменить мир; реальность ограничена только воображением. Другими словами, LambdaMOO может рассматриваться как некое воображаемое пространство, некое окружение, внутри которого могут создаваться и перестраиваться социальные структуры и правовые механизмы. То есть правовая система LambdaMOO в буквальном смысле слова может быть такой, какой ее сделают сами игроки.

Таким образом, в LambdaMOO сотворенность общества само по себе прозрачна: совершенно очевидно, что социальные институты, иерархии и правовые механизмы — это гибкие продукты человеческой деятельности, а не неизменные природные структуры или неизбежный результат эволюционного развития. Юнгер пишет, что сторонники антинатуралистической и антидетерминистской общественной теории «видят условия формирования общественной жизни... или методические основы решения проблем и согласования интересов... только в жесткой политике: прекращении существующих конфликтов и препятствовании возникновению новых. Сторонники такой теории хотят лишить эти основы или условия атмосферы крайней необходимости и авторитета. Прежде всего, они хотят заявить, что «обстоятельства могут быть другими». Самой структуре LambdaMOO присуще то, что «обстоятельства могут быть другими». В мире слов невозможно верить, что отдельные социальные структуры естественны или необходимы.

В действительности, LambdaMOO может принять идею антинатурализма даже в большей степени, чем может предположить Юнгер, по той причине, что это не только общественная сфера, то есть явно созданная человеком, но еще и сфера «природы». Говоря другими словами, в обществе, ограниченном только воображением, не существует убедительных отличий между природой и обществом: они оба в равной мере могут придумываться и многократно переделываться человеком. В результате в LambdaMOO нет неустранимых жестких организационных ограничений — за исключением тех, которые воплощены в жизнь самими участниками. Общественные формации любых размеров (или концепции природы) в LambdaMOO считаются неизменными или доказанными как очевидные и неизбежные. Но доказанными они считаются не из-за своей высокой необходимости или авторитетности, а скорее из-за того, что они встроены в ограничения МОО самими участниками.

Однако то, что LambdaMOO является точным воплощением социальной теории Юнгера, не обязательно означает, что политика LambdaMOO будет зеркально отражать идеалы Юнгера. По существу, для Юнгера антинатуралистичность общества является исходной предпосылкой. На этой предпосылке он строит свою концепцию той разновидности общества, которую нам следует создавать. Говоря проще, Юнгер отстаивает позицию, согласно которой нам следует стремиться изменить саму основу нашего общества и социального строя, чтобы сделать их менее консервативными и более подающимися исправлению и переработке. Хотя Юнгер не верит, что мы можем создать общество совсем без структур, он пропагандирует создание более пластичных и гибких структур, которые легче разрушить. Он доказывает, что нам следует пытаться создавать наши общественные структуры менее структурированными, чтобы сделать их тем, что он называет «бесструктурные структуры».

Только то, что LambdaMOO реализует антинатуралистическую теорию Юнгера, еще не значит, что мы будем (или нам следует) создавать тот тип отношений между обществом и общественной структурой, который представлял себе Юнгер. Как обсуждается ниже, мнения граждан LambdaMOO расходятся в вопросе, насколько консервативным и неизменным следует быть их правовым и социальным структурам или насколько тяжело их разрушить или изменить. В действительности, опыт LambdaMOO как некий лабораторный эксперимент, позволяющий нам в действии видеть социальную теорию Юнгера, предоставляет нам основанные на практическом опыте сомнения в оптимизме Юнгера по поводу новаторских институциональных структур, которые могут возникнуть, если мы всерьез примем антинатурализм.

Явное сходство между социальной теорией Юнгера и LambdaMOO наводит на мысль о том, что наблюдение за типами социальных структур, которые появились в обществе, полностью принявшем идею антинатурализма, — весьма перспективный проект. Кроме того, из этого следует, что наблюдение за формами институционального экспериментирования в таком виртуальном пространстве может открыть интересные перспективы по институциональному экспериментированию и в реальной жизни. Возможно, что LambdaMOO и подобные ему пространства выступают и в качестве виртуальных лабораторий, и в качестве виртуальных зеркальных отражений реальности. Право в LambdaMOO может помочь нам узнать что-то новое о праве в реальном мире.

Следующий параграф статьи более детально рассматривает право в LambdaMOO с его раннего этапа — с 1996 года. Эта часть статьи посвящена становлению правовой системы, механизмам разрешения споров и различных видов разногласий, которые появились в МОО. Она рассматривает и главный спор МОО о характере права в LambdaMOO: многие игроки хотят сделать право Lambda более определенным, более систематизированным и в большей степени формализованным, тогда как некоторое количество других участников предпочитают, чтобы оно стало менее формальным и юридическим, или вовсе упразднить его. Третья часть статьи анализирует связь между правом в LambdaMOO и правом реального мира[166]. Как следует праву в «реальном мире» относиться к праву в виртуальной среде? В этой части вкратце описывается моделирование нескольких возможных способов взаимоотношений между законом Lambda и законом реального мира, а также приводятся доводы в пользу того, что лучшей моделью является та, которая дает LambdaMOO максимальную юридическую независимость и, следовательно, обеспечивает максимальную вероятность того, что LambdaMOO станет пространством для правового экспериментирования. Наконец, в эпилоге обсуждаются самые последние изменения в структуре LambdaMOO и приводятся некоторые размышления о праве и политике в этом виртуальном сообществе.



Примечания:



1

I Am A Member Of A Civilization — «Я — член цивилизации». Попробуйте время от времени повторять эту фразу вслух. Это заклинание против одурманивающего наркотика самодовольства. В сравнении со всеми остальными творениями человечества, это самая лучшая из когда-либо существовавших цивилизаций. Она забавна. Она создала Интернет. Она заслужила вашу лояльность — и уже более тысячи раз.



15

Агора — центральная площадь греческого полиса, где проводились народные собрания. Здесь: демократия.



16

Этот текст широко распространялся по Интернету. Публикуется с разрешения автора. © Timothy С. May, 1992. [Перевод О. Турухиной



156

Эта статья впервые появилась в сети в Journal of Computer-Mediated Communication 2, no.1 (июнь 1996 года). Публикуется с разрешения автора. © 1996, Jennifer L Mnookin. [Перевод А. Кузнецова.]



157

Для получения дополнительных ссылок на информацию о МОО и MUD, зайдите на страничку ресурсов MUD, расположенную по адресу http:// www.cis.upenn.edu/~lwl/mudinfo.html. Первый MUD начала работать в 1979 году. Это была приключенческая игра в стиле фэнтези, похожая на компьютерную версию игры «Драконы и Подземелья». Историю MUD см.: Elizabeth Reid, Cultural Formations in Text-Based Virtual Realities, Master's thesis, University of Melbourne, 1994, p. 10, доступно по адресу http://www.ee.mu.oz.au/papers/emr/index.html; см. также: Lauren P. Burka, A Hypertext History of Multi-User Dimensions, located in The MUD Archive, доступно по адресу http://www.ccs.neu.edu/home/ Ipb/muddex.html.



158

MUD (multiuser dungeon) расшифровывается как «многопользовательское подземелье», МОО (MUD, object oriented) — «MUD, объектно-ориентированный». MOO, как правило, предоставляют игрокам гораздо более широкие возможности для создания и изменения виртуальной окружающей среды, чем MUD.



159

Если описывать более детально, как гость заходит в LambdaMOO, выходит из чулана и входит в гостиную, то он (или она), помимо списка всех игроков, находящихся сейчас в комнате, видит на экране своего компьютера описание самой гостиной: «Гостиная. Это очень светлая и просторная комната, с большими окнами, выходящими на юг, из которых открывается вид на пруд и сад вдалеке. В северной стене находится грубой кладки камин. Восточную и западную стены практически полностью занимают книжные полки, до отказа забитые книгами. Дверь в северо-западном углу комнаты ведет на кухню, а дверь, расположенная чуть севернее, — в прихожую. Дверь в чулан находится в северном углу восточной стены, в самом конце южной стены расположена стеклянная раздвижная дверь, выходящая на деревянную веранду. В комнате стоят кушетки: несколько из них находится возле камина, другие напротив окна. Кроме этого, Вы видите в комнате ознакомительный файл для новых участников МОО, плакат "Добро пожаловать", попугая какаду, систему поиска людей в LambdaMOO, счетчик запаздывания, систему оповещения о днях рождения игроков, а также карту дома».



160

Павел Кертис назвал систему LambdaMOO, и центральные комнаты в главном доме были разработаны так, чтобы походить на его настоящий дом. Исходя из названия некоторые читатели могут предположить, что LambdaMOO связана с гомосексуальной тематикой, однако это не так.

В начале 1970-х Альянс гей-активистов Нью-Йорка избрал своим символом греческую букву «лямбда», поскольку по греческой традиции «лямбда» символизирует чашу весов, то есть баланс. Кроме того, спартанцы так обозначали единство, а римляне — «свет знания во тьме невежества». Все это подходило для описания идеалов и целей «голубых», и вскоре «лямбда» стала символом гей-движения во всем мире.



161

Много, возможно, что большинство игроков — это студенты колледжей. Проведенное в декабре 1993 года исследование 583 участников LambdaMOO показало, что средний возраст игроков составляет 23,66 года. В этом же исследовании 76% игроков заявили, что они были мужчинами в реальной жизни, а 23,4% сказали, что они женщины (см.: e-mail-переписка между Павлом Кертисом и Элизабет Рейд, приложение 6 в книге Рейд, см. примеч. 3, р. 66). Отмечу также, что никак нельзя проверить, честно ли отвечали опрошенные респонденты.



162

Более подробное и всестороннее обсуждение возможностей виртуальных сообществ см.: Howard Rheingold, The Virtual Community (1993).



163

Были выдвинуты предложения об ограничении доступа гостям, и поэтому возможно, что вскоре может быть уменьшен или даже полностью прекращен доступ гостей в LambdaMOO.



164

К весне 1996 года, для того чтобы попасть в начало списка ожидания и получить персонаж LambdaMOO, требовалось около восьми недель.



165

Эта статья фокусирует внимание на формальных аспектах такого порядка, на появлении не норм, а именно права. Интересно то, что формальное право было разработано полностью; многие ученые подчеркивали важность роли, которую играет неформальный общественный контроль или, как называл его Роберт Эликсон, «порядок без права». См.: Robert Ellickson, Order Without Law (1991). Поэтому стоит особо задаться вопросом, почему же было недостаточно одних только неформальных механизмов в праве Lambda? Однако обсуждение этого вопроса выходит за рамки этой статьи.



166

Внимание в этой части главы сосредоточено на взаимоотношениях между правом Lambda и законодательством США. Хотя LambdaMOO, безусловно, интернационально, большинство участников все же заходят в нее именно из США.






 

Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх