Загрузка...


  • Где место чувств в рассудочности нашей?
  • В таинственном мире предчувствий и интуиции
  • «Давайте волю распирающим вас чувствам в строго назначенных для этого местах»
  • Инструкция к использованию своих чувств
  • Язык эмоций – сладкозвучный или дерзкий?
  • Глава 12

    МИР НАШИХ ЧУВСТВ ПОД СЕНЬЮ ШЛЯПЫ КРАСНОЙ

    Где место чувств в рассудочности нашей?

    Эмоции – это наши «союзники» или «враги»?

    Когда лучше пойти на поводу у чувств?

    Может ли «пленник эмоций и чувств» мыслить и действовать как «человек нормальный»?


    Согласно общепринятой точке зрения, разум и эмоции не уживаются друг с другом. Предполагается, что «умный человек» – холоден, бесстрастен и не подвержен переживаниям, что ему следует быть объективным и рассматривать факты вне зависимости от своего к ним отношения.

    В связи со столь высокими требованиями к «человеку умному» некоторые спешат провозгласить, что женщины чересчур эмоциональны, чтобы быть причисленными к категории людей трезвомыслящих. Считается, что женщинам недостает отрешенности от бремени эмоций, необходимой для принятия верных решений.

    Но в конечном итоге любое достаточно обоснованное решение не может не нести на себе печать эмоций. При этом я подчеркиваю, что это лишь «в конечном итоге».

    Когда мы выстраиваем карту своего отношения к ситуации и выбираем по ней маршрут своих действий, то руководствуемся прежде всего своими желаниями, личными предпочтениями и настроениями текущего момента. Таким образом, наш выбор оказывается в той или иной мере связан с эмоциями, и, значит, с ними связано наше мышление. Позже я еще вернусь к этому вопросу.

    Эмоции являются отражением наших потребностей в связи с оцениваемой ситуацией. Они представляют собой неотъемлемую часть деятельности мозга, а вовсе не служат каким-то обременительным атавизмом. При этом существует три возможности воздействия чувств на наше сознание.

    Наибольшее влияние оказывают на нас так называемые сильные эмоции, такие как страх, гнев, ненависть, подозрение, ревность и любовь. Подобный эмоциональный фон ограничивает и «застилает собой» все наше восприятие. Обязанность мышления в красной шляпе состоит в том, чтобы сделать этот фон видимым, ясно различимым, и в дальнейшем учитывать его воздействие. А степень влияния сильных эмоций зачастую бывает так велика, что они оказываются способны практически полностью подчинить себе ход наших мыслей.

    Во втором случае чувства следуют за мыслью. К примеру, у вас родилось предположение, что некто нанес вам оскорбление. С этого момента любая мысль, связанная с этим человеком, будет вызывать у вас негативные переживания. Если вас не оставляет подозрение – пусть даже не имеющее ни малейшего основания, – что собеседник, разговаривая с вами, преследует какую-то корыстную цель, то вы не придадите словам этого человека никакого значения либо, наоборот, на всем протяжении разговора будете искать в них скрытый смысл. Именно по этой причине мы зачастую не склонны доверять излишне назойливой рекламе.

    За потоком слов мы порой не замечаем эмоций, их вызывающих. Мышление в красной шляпе дает нам возможность выплескивать подобные чувства «по факту их возникновения».

    • Если бы мне позволено было надеть красную шляпу, я бы сказал, что ваше предложение отвечает скорее вашим собственным интересам, нежели интересам всего коллектива.

    • Моя красная шляпа подсказывает, что вы хотите воспрепятствовать слиянию наших корпораций только ради того, чтобы сохранить свое рабочее место, а вовсе не из стремления обеспечить наибольшую прибыль нашим акционерам.

    В третьем случае эмоции проявляются тогда, когда мы имеем возможность наблюдать карту нашего отношения к ситуации в целом. Эта карта непременно должна включать в себя и эмоции, разбуженные в нас красношляпным образом мыслей. Палитра наших эмоций должна быть отображена на карте полностью, включая и такие не светлые наши чувства как, скажем, – чего там таить! – жадность или завистливое отношение к собеседнику. При выборе маршрута учитывать нужно все, иначе побредешь, куда не планировал. Каждое азимут-решение определяется в соответствии с «комплектом» переполняющих нас эмоций.

    • Теперь, когда я изложил вам все факты, связанные с этим делом, давайте наденем наши красные шляпы и позволим себе обменяться соображениями.

    • Из двух вариантов – продолжать забастовку или соглашаться на переговоры – я выбираю первый. Я считаю, что время для переговоров еще не пришло. Ни одна сторона еще не понесла достаточно потерь, чтобы обрести готовность пойти на уступки.

    Для тех, кто осознает объективную ценность возможности выразить свои эмоции по принципу «ничего не тая», образ мыслей, подаренный красной шляпой, предоставляет реальный способ все это осуществить.

    А может ли красношляпный образ мыслей хоть как-то облегчить проявление эмоций, в наличии которых нам не хотелось бы признаваться даже себе?

    • Я противлюсь ее назначению на эту должность, потому что завидую ее быстрому продвижению по службе.

    В обычной жизни едва ли кто-то позволит себе выставить на всеобщее обозрение свои настроения подобного рода, а мышление в красной шляпе предлагает вам реальную возможность поделиться с друзьями такими вот соображениями и эмоциями.

    • Теперь, когда я надел свою красную шляпу, я хочу вам признаться, что я против предоставления Анне этой должности. Во мне говорит обычная зависть к ее быстрому продвижению по службе. Я этого не скрываю. Не каждому из нас довелось так быстро подняться по ступеням служебной лестницы. И потому я считаю, ей тоже нужно немножко подождать, чтобы не пробуждать в каждом из нас еще большей ревности и скрытого неудовольствия.

    Все вполне толково и очень корректно. Но можно ту же мысль выразить и иначе:

    • Я не хочу ни с кем портить отношения, и потому мне легче говорить из-под широких полей этой спасительной красной шляпы. Я против продвижения Анны по службе. Я не хочу говорить о ней ничего плохого. Просто я против этого, и все.

    Следует также заметить, что человеку, активно думающему, просто необходимо время от времени предоставлять себе возможность «совершить прогулку» в красной мыслеварительной шляпе, что позволит накопившимся эмоциям в ходе подобной прогулки выйти наружу.

    • Хорошо тебе давать советы, а мне страшно! Этот переход на новое место работы… Там все для меня будет совершенно новым!.. Как там меня встретят? Что может меня там ждать? – я не знаю… Я просто боюсь!

    • Да, черт возьми, я раздражен! И хочу восстановить справедливость немедленно. Я не терплю, когда меня обманывают!

    • Честно говоря, эта работа мне просто не нравится.

    Мышление в красной шляпе выявляет палитру эмоций, определяющих настроение и, значит, общий рисунок поведения каждого человека.

    В таинственном мире предчувствий и интуиции

    Интуиция: ценная ли это способность или бесценная?

    Интуиция: не безопасно ли на нее полагаться?

    А польза от нее вообще – какая?


    Слово «интуиция» понимается по-разному.[16] Очень просто и очень толково. Для кого – даже слишком просто и толково, можно предложить трактовку, приведенную в «Психологическом словаре»: «Интуиция (от лат. intueri – пристально, внимательно смотреть) – эвристический процесс, состоящий в нахождении решения задачи на основе ориентиров поиска, не связанных логически или недостаточных для получения логического вывода». Наиболее распространены два варианта его трактовки. Оба они верны и совершенно корректны. Но в отношении описания процессов, протекающих в сознании человека, они имеют принципиальное различие.

    Согласно первой трактовке, интуиция может пониматься как внезапное озарение.[17] Это означает, что нечто, в течение долгого времени остававшееся недоступным для понимания человеком при привычном взгляде на вещи, со внезапной сменой точки зрения обретает вдруг совершенно непривычные, нередко приводящие к гениальным прозрениям черты. Подобное озарение зачастую приводит к акту творчества, научному открытию или неожиданному решению сложнейших научных задач.

    • Переключите внимание с победителя на побежденных и вы сразу определите, что выявившему сегодня окончательного финалиста 131-му матчу, скажем, по шахматам предшествовало еще 130 разыгранных между претендентами шахматных партий, в результате которых выявилось 130 проигравших.[18]

    Другое общепринятое значение слова «интуиция» означает «немедленное постижение ситуации». Это результат некоего таинственного процесса, происходящего в нашем сознании, который сложно выразить словами. Например, встречая на улице, в толпе случайных людей, человека знакомого, вы узнаете его мгновенно, своей реакцией являя результат сложнейших процессов, происшедших при этом в вашей памяти.

    • Интуиция мне подсказывает, что электромобиль никогда не получит широкого распространения.

    Подобная догадка основана, вероятно, на знании рынка, на опыте работы с товарами подобного рода и на понимании того, как покупатели приходят к решению о целесообразности покупки.

    Здесь я хочу остановиться на рассмотрении того типа интуиции, который основан на знании и практическом опыте.

    Интуиция, предчувствие и чувство тесно взаимосвязаны. Предчувствие – это гипотеза, основанная на интуиции.

    • Меня терзает предчувствие, что у него совсем опустятся руки, как только дела пойдут еще хуже.

    • Меня не оставляет ощущение, что этот автобусный билет и обнаруженный нами велосипед – ключи к раскрытию этого убийства.

    • У меня такое чувство, что предложенная нами версия ошибочна. Слишком много «концов» в ней не стыкуются между собой.

    Выдающиеся ученые, писатели, предприниматели и военачальники, по-видимому, все в той или иной степени обладают этим «пред-знанием» текущего момента. О преуспевающем предпринимателе мы говорим, у него «нюх на деньги». Это говорит о том, что выгоду в конкретном деле увидит не каждый; это сможет сделать только человек с развитой интуицией.

    Интуиция – дама капризная, склонная к ничем не обоснованным изменам. Каждому известно, как любит она подвести человека «под монастырь» во время азартной игры. Ставите вы, например, в рулетку на «черное», и вам восемь раз подряд выпадает «красное»; интуиция «уверяет» вас, что в следующий раз обязательно выпадет «ваше черное», но – да, конечно, держи карман шире! – шарик снова останавливается на заколдованном поле. Что поделать: теория вероятности и объективная статистика для игорного стола не существует; он не наделен «памятью» о том, какой номер он «выбросил» играющим на предыдущем кону, и каждый раз для него игра начинается заново – с прежними шансами на успех.

    Как же в таком случае нам управляться с интуицией?

    Сначала попробуйте выразить ваши интуитивные догадки, надев красную шляпу мышления. Действуйте смелее, не опасайтесь необычности мыслей, которые приходят вам на ум. Вполне возможно, для «общения» с интуицией и эмоциями следовало бы выделить отдельные шляпы, но это только запутало бы все дело. Я убежден, что и то и другое можно отнести к разряду «чувств», даже если они отличаются по своей природе.

    Вероятнее всего, нам не удастся определить причин, приведших нас к интуитивному решению. А если не известны причины, следует ли полагаться на выводы?

    Ответ, я думаю, однозначен. Во всяком случае, вкладывать свой основной капитал в какое-то предприятие только потому, что так вам «посоветовало» предчувствие, явно неблагоразумно.

    С другой стороны – как кому в жизни повезет. Если в прошлом интуиция подавала вам дельные советы, то нет вроде бы никаких оснований подозревать ее в тайном коварстве. Хотя… Вот именно – хотя!

    • Да, все доводы говорят «против» снижения цен, но интуиция мне подсказывает, что изменение ценовой политики – единственный для нас способ вернуть прежнее влияние на рынке.

    У человека, занимающегося бизнесом, постепенно развивается чувство «благоприятной возможности». Накопленный им опыт трансформируется в интуицию, которая ему «указывает», какую сделку следует совершать, а от какой лучше отказаться. Но «подсказки» той же интуиции окажутся для предпринимателя коварными, если он решит, к примеру, попробовать свои силы на поприще политических игр.

    Руководствоваться «наставлениями» интуиции можно также по принципу «где-то выиграли, где-то проиграли». Советы интуиции не всегда оказываются оправданными, хотя они и могут – иногда случается, чем черт не шутит – привести к желаемому результату.

    Приписывать ей безусловную непогрешимость, почитая свои способности едва ли не мистическим ясновидением, конечно, опасно. И тем не менее интуиции представляет собой неотъемлемую часть очень сложного, не во всем понятного нам пока мыслительного процесса. Как бы там ни было, она существует реально и иногда способна оказать человеку действенную помощь.

    • Что вы думаете по поводу слияния этих корпораций теперь, когда вы надели красную шляпу вашей интуиции?

    • В красной шляпе своих догадок я явственно предощущаю, что цены на недвижимость скоро снова быстро поползут вверх.

    • По поводу шансов пробиться наверх у этой новой транспортной компании я предпочитаю доверять «советам» своей красной мыслеварительной шляпы.

    • Красная шляпа моих догадок подсказывает, что это предложение успеха иметь не будет.

    Где же находятся точки соприкосновения интуиции и нашего собственного мнения?

    Как уже говорилось, мышление в белой шляпе не позволяет человеку преподнести окружающим свое мнение о чем-либо в качестве проверенного, установленного факта, поскольку наше мнение основывается на наших выводах, суждениях, домыслах, догадках и «подсказках» все той же интуиции. Мы можем счесть за собственное мнение то или иное родившееся у нас суждение, основанное на известных фактах, или чувство, основанное на не известных нам факторах. Поскольку же то, что мы называем «мнением», можно высказать в манере человека, надевшего белую, красную, черную или желтую шляпу, давайте условимся, что в красной шляпе мы будем излагать свое мнение посредством проявления чувств.

    • Я подозреваю, что большинство преступлений подростки совершают просто от скуки.

    • У меня такое чувство, что киномагнаты обеспечивают себе гигантские прибыли с помощью нескольких захватывающих фильмов, которые они интенсивно «раскручивают» посредством рекламных роликов и нагнетания атмосферы «повышенного интереса у публики».

    «Давайте волю распирающим вас чувствам в строго назначенных для этого местах»

    Сопротивляться или расстраиваться?

    Каждое событие – повод к рождению чувств.

    Как же быть: проявлять свои чувства или утаивать?


    Если у вас на голове красная шляпа мышления, то вы можете позволить себе выражать свои чувства в любой момент официального обсуждения вопроса или обычной беседы, направляя их «в русло протекания» разговора, но не затрагивая обсуждаемый предмет.

    • Сейчас я надену свою красную шляпу и тогда – берегитесь: я выскажу вам все, что думаю по поводу того, как мы проводим это совещание!

    • Я надел свою красную шляпу, чтобы официально вам заявить: мне кажется, мы усиленно стремимся прийти к соглашению, которое нам совершенно не нужно!

    • Мистер Хупер, как мне подсказывает моя набитая умными мыслями красная шляпа, вы никогда никого не выслушиваете до конца!

    • Я сказал все, что хотел, и теперь намерен снять свою красную шляпу.

    В противовес естественному потоку эмоций, присущих обсуждению любого вопроса, манипуляции с красной шляпой, возможно, кому-то покажутся надуманными и неуместными. Действительно, так ли уж это необходимо – «надевать» красную шляпу для того, чтобы позволить себе разозлиться? Разве нельзя выразить свои эмоции в ходе беседы при помощи мимики и интонации?

    Может быть, и можно. Но дело в том, что именно искусственность ситуации и является настоящей ценностью красной шляпы. Выплескивание эмоций обычно занимает некоторый, достаточно продолжительный отрезок времени, и еще больше времени, как правило, уходит на то, чтобы начавшееся брожение эмоций окончательно усмирить. В ходе таких «обменов взаимными мнениями» одни из присутствующих кипят от возмущения, бросая факты кому-то в лицо, а этим другим – в «лица» которых факты были нацелены, – остается только сидеть с «надутыми лицами»; одни, таким образом, становятся обидчиками, другие – «униженными и оскорбленными».

    Красная же шляпа дает человеку возможность «включать» и «выключать» свои эмоции непосредственно в нужный момент, строго по мере необходимости. Вы надеваете красную шляпу, высказываете все, что она помогает вам высказать, и снова ее снимаете. Взгляды и мнения, выраженные вами как носителем красной шляпы, кажутся собеседникам менее субъективными, поскольку люди склонны воспринимать их с большей формальностью.

    Главная польза от красной шляпы заключается в том, что она уменьшает число конфликтных ситуаций, связанных с выяснением отношений. Никто не станет надевать красную шляпу по малейшему поводу и еще реже – без всякого повода. А проявление чувств без соблюдения этой маленькой формальности покажется присутствующим просто грубостью. Когда же выражение «красная шляпа» окончательно войдет в наш обиход, обоснование своей точки зрения с подключением эмоциональных порывов без соблюдения этой формальности будет свидетельствовать об элементарной незрелости «много позволяющего себе» человека.

    Поскольку красная шляпа предлагает нам реальный способ безболезненного выражения своих чувств и переживаний, у нас отпадает необходимость все время прорываться через заслон активного неприятия собеседником. У каждого человека, стремящегося не скрывать своих чувств без ущерба для взаимоотношений с окружающими, есть теперь для этого все возможности.

    Не понадобится нам теперь и строить догадки по поводу того, какие чувства у человека вызывает та или иная проблема: у нас есть способ откровенно его об этом спросить, а у него – откровенно на этот вопрос ответить.

    • Я хочу, чтобы вы надели свою красную шляпу и сказали, что вы думаете о моем предложении.

    • Я чувствую, что мое предложение вам не нравится. Не отказывайтесь; для меня очень важно иметь об этом точное представление. Наденьте-ка свою красную шляпу и скажите, что вы обо всем этом думаете.

    Людям, испытывающим друг к другу глубокую симпатию, очень приятно еще и еще раз выслушать признания в любви и взаимном уважении, пусть даже у них не возникает сомнений в существовании между ними подобных чувств.

    • Надевая красную шляпу, я хочу вам признаться, что весьма удовлетворен теми решениями, к которым нам удалось прийти в ходе наших переговоров. Я надеюсь, наше дальнейшее сотрудничество окажется столь же плодотворным.

    • Я полагаю, мы все хотим прийти к согласию. Поэтому нам важно выразить свое мнение без недомолвок. Мистер Моррисон, будьте добры, изложите свою точку зрения, надев красную шляпу.

    Следует помнить, что, как в обращении с каждой идеей, не нужно доводить стратегию использования красной шляпы до полного абсурда. Вовсе не обязательно совершать манипуляции с ней всякий раз, когда в вас проснется желание поделиться с кем-нибудь из окружающих своими чувствами. Красная шляпа нужна только тогда, когда возникает необходимость выразить свои чувства в официальной обстановке или в ситуации, способной из-за этого перерасти в конфликт.

    – Если вы намерены и впредь выражать свои эмоции в том же духе, я буду вынужден вообще отобрать у вас красную шляпу и спрятать ее подальше.

    – Если, воспользовавшись своей красной шляпой, вы и дальше собираетесь так же подробно излагать нам все, что по данному поводу пришло вам на ум, то попасть нам сегодня домой, я подозреваю, совсем не удастся. Не могли бы вы снять с себя эту шляпу и перейти к изложению фактов?

    – Мне нужно только один раз высказать в красной шляпе все, что я думаю, и после этого я перестану донимать вас своими жалобами и выражением неудовольствия. Правда, после этого я вообще уберу свою шляпу подальше.

    Инструкция к использованию своих чувств

    Мысль управляет миром чувств?

    Эмоциональный фон: за кулисами эмоций, в потаенном мире чувств.

    Эмоции как «преимущество».

    В потоке чувств – куда нас унесет?


    После того как благодаря стратегии «красной шляпы» накопленные эмоции оказались выпущенными на свободу, наступает момент, когда у нас появляется возможность трезво поразмыслить над пробудившей их к жизни причиной и подумать о том, как можно что-либо здесь изменить.

    Изменить эмоциональный настрой способен настрой наших мыслей. И не посредством логики, а через восприятие. Нужно всего лишь суметь посмотреть на явление или предмет с иной точки зрения, нежели мы взирали на него до сих пор, и это изменит наше восприятие, вместе с которым изменится и палитра наших чувств.

    • Не воспринимайте этот проигрыш как окончательное поражение. Посмотрите на него как на предоставленную вам возможность выявить сильные и слабые стороны в вашей технике перемещения по теннисному корту.

    • Да, ваше предложение отклонено. Вы склонны считать, что оно непременно получило бы поддержку, если бы инициатива исходила не от вас, а от кого-то из ваших коллег? Возможно, хотя вовсе не обязательно. В любом случае это вовсе не говорит о вашей некомпетентности в данном вопросе или о предвзятости отношения к вам со стороны начальства. Просто вам необходимо еще поработать – и над рассматриваемой вами проблемой, и над собой.

    Постарайтесь воспринять переживаемую вами неудачу как процесс обретения жизненного опыта, накопления конкретных знаний, а не как ошибку в системе ваших рассуждений. Опыт и знания никогда не достаются человеку даром; за их обретение всегда нужно платить. Здесь важно позаботиться только о том, чтобы эта плата за знания не оказалась для нас выброшенной на ветер, чтобы не довелось нам проходить через подобное испытание еще не один раз.

    На практике для нас не всегда представляется возможным изменить свое восприятие или сделать так, чтобы клокочущие в нас эмоции вмиг испарились. Но попробовать всегда имеет смысл.

    Обуревающие нас чувства порой могут быть настолько сильны либо устойчивы в своем проявлении, что способны выступать в качестве постоянного «фонового сопровождения» к процессу работы нашего мозга. Этот эмоциональный фон без труда осознается и самим человеком, и окружающими его людьми, что способно производить впечатление, будто у этого человека разум с чувствами не в ладу. В таких случаях особенно полезно предоставить себе возможность осознать, насколько наше восприятие тех или иных вещей меняется в зависимости от преследующего нашу мысль фона эмоций.

    • Все мы отдаем себе отчет в том, что наши переговоры проходят в атмосфере взаимного недоверия. Это мешает нам принять конструктивное решение. Попробуем подойти к вопросу с другой стороны. Представим себе, как протекала бы наша встреча, не будь между нами принципиальных разногласий.

    • Меня не оставляет ощущение того, что наше решение ничего не изменит, что ход событий предопределен. От этого нужно как-то уйти. Давайте представим, что это не так и что на самом деле мы вполне способны контролировать ход событий.

    • Нам необходимо отдать себе отчет в том, что все мы сейчас раздражены. Мы не можем игнорировать атмосферу всеобщего неудовольствия.

    Я уже отмечал, что наслоение на «плод» наших мыслей густой вуали чувств и эмоций является частью процесса построения нами карты отношения к ситуации. Условившись с окружающими в нужный момент надевать красную шляпу, мы сможем приблизиться к пониманию эмоционально насыщенных областей, по которым пролегает выбранный нами маршрут действий. Отображая на карте процесс выработки совместного решения, мы получаем возможность выявить подобные, опасные для прохождения регионы.

    • Вы полагаете, что конкуренция в ближайшее время способна существенно ограничить сферу вашего влияния. Давайте подумаем, к каким это может привести последствиям.

    • Я считаю, что руководитель профсоюзов никогда не должен соглашаться с предложениями, бьющими по карману рабочего, в частности – со снижением заработной платы. Я ему так об этом и сказал. И не думаю, что это прозвучало слишком грубо.

    К «помощи» эмоций чаще всего прибегают из желания добиться какого-нибудь преимущества, не обоснованного ни логикой, ни ситуацией. Я вовсе не имею в виду проявление дурного настроения, столь же дурных черт характера, стремление воздействовать на собеседника с позиции силы, угроз, шантажа или, наоборот, взывания к жалости. Я говорю об эмоциональной ценности, присущей или приписываемой определенным вещам. Принцип «не равнозначной ценности» являет собой основу большинства переговоров. То, что имеет одну ценность для одной из договаривающихся сторон, представляет собой ценность совершенно другого порядка для представителей иного взгляда на вещи. А найти свое выражение эти ценности могут при помощи мышления в красной шляпе.

    • Свободный проход через установленные договором границы демаркационной зоны позволит нам получить еще большую прибыль от наших капиталовложений.

    • Мы должны потребовать от администрации соблюдения всех норм правопорядка. Мы вовсе не хотим сказать, что Джонс не виновен, но в рассмотрении его дела должны быть соблюдены все установленные законом правила.

    Конечной задачей каждого нашего «мыслетворительного» процесса принято считать достижение нами чувства удовлетворения. Таким образом, конечная задача работы нашего мозга заключается в удовлетворении выраженных нами чувств.

    В связи с этим возникают три вопроса. Во-первых, действительно ли серия предпринимаемых человеком действий способна удовлетворить его эмоционально выраженное желание?

    • Откровенно говоря, у меня нет никакой уверенности в том, что снижение нами цен на продукцию способно существенно увеличить объем продаж.

    Во-вторых, удовлетворение желаний одной стороны может сильно ущемить интересы другой.

    • У нас есть две возможности решить этот вопрос. Мы можем, во-первых, увеличить продолжительность сверхурочных работ, а во-вторых, пойти на увеличение численности штата сотрудников. Первый вариант был бы на руку тем, кто уже работает. Второй – тем, кто находится сейчас без работы.

    И в-третьих, всегда существует возможность порождения конфликта между сиюминутными и отдаленными по времени достижения целями. Предельно ясно об этом говорит, в частности, один из основных догматов христианского вероисповедания: «Какая человеку польза в том, что он приобретет весь мир, но потеряет душу?»

    • Мы можем несколько повысить затраты на рекламу, и наши доходы сразу начнут стремительно возрастать. А в недалеком будущем мы сможем позволить себе задействовать для своей рекламы все каналы средств массовой информации, и наша продукция станет известна повсюду.

    • Если мы решим понизить цены на полеты, чтобы привлечь к себе пассажиров, пользующихся сейчас другими аэролиниями, то на ближайшее время мы действительно сумеем получить некоторое преимущество. Но принципиального изменения ситуации мы таким образом не добьемся. Уже в самое ближайшее время наши конкуренты сделают ответный ход, снизят стоимость своих услуг еще больше, и мы потеряем все, что сумели приобрести такой ценой. А недополученная прибыль так и останется для нас – недополученной.

    • С каким удовольствием съел бы я сейчас тарелку французского жаркого, но боюсь, это нисколько не будет способствовать решению моих проблем с лишним весом!

    • Да, я хочу вложить деньги в постановку этого фильма уже только потому, что мне нравится актриса, играющая главную роль, и мне хочется увидеть ее на экране.

    • Да, я и пошел на эти курсы потому, что хочу экспериментировать с новыми, пусть рискованными, но такими заманчивыми технологиями выпуска продукции, хотя я уверен, что в будущем инвесторы захотят получить от меня равномерный прирост производства.

    Эмоции являются частью образа наших мыслей и проблемой, требующей от нас самых серьезных размышлений. Не стоит рассчитывать на то, что они исчезнут сами по себе, оставив поле нашего сознания свободным для «чистого» мышления.

    Язык эмоций – сладкозвучный или дерзкий?

    Где чувства бьют ключом, там места нет рассудку.

    Речь наша – точное отражение переполняющих нас чувств.

    Отбросьте искушение оправдываться в чувствах.


    Самое трудное в использовании красной шляпы – это противиться искушению объяснить возникновение у вас того или иного чувства. Пытаться отыскать природу своих чувств – бессмысленное занятие, и потому все ваши объяснения могут быть как истинными, так и ложными. Но в том и другом случаях проявление вашего эмоционального настроя в красной шляпе никаких объяснений не требует.

    • Чем он возбудил ваше недоверие к себе, мне не известно. Зато я отчетливо вижу, что вы не хотите ему больше доверять.

    • Я вижу, идея открыть собственную контору в Нью-Йорке пришлась вам по душе. Не нужно вдаваться в подробности того, почему эта мысль произвела на вас такое впечатление. Мы остановимся на ее рассмотрении чуть позднее, когда у вас появится необходимость в конкретном обосновании ваших стремлений.

    Мы привыкли извиняться за эмоции и чувства, поскольку они имеют мало общего с логикой наших мыслей. Это различие порождает у нас стремление придать нашим мыслям статус логических обоснований. Если человек нам не симпатичен, тому должна быть веская причина. Если предложенный план нам не нравится, эта оценка должна быть вынесена на основе логических умозаключений.

    Мышление в красной шляпе освобождает нас от подобных обязательств.

    Означает ли это, что мы вольны поддерживать любые предрассудки, которые нам нравятся? Не несет ли подобный подход к проблеме огромной опасности?

    Вовсе нет. Значительно большая опасность таится в предубеждениях, основывающихся на логике, нежели в предрассудках, в основе которых лежат наши чувства.

    Я не выступаю против попытки отыскать объяснение природы наших эмоций и рассмотреть механизм их появления на свет; я хочу только подчеркнуть, что подобные поиски не являются прерогативой мышления в красной шляпе.

    Чувства человека отличаются непостоянством и противоречивостью. Небольшой пример: среди представителей американской общественности проводился опрос на тему: считают ли они, что проводившееся первыми поселенцами освоение центральной части Североамериканского континента носило благопристойный характер и было совершенно оправдано с исторической точки зрения. Большинство опрошенных дали утвердительный ответ. Тем не менее «большинство из этого большинства» высказались против любого конкретного из предложенных им на выбор вариантов колонизации, который они изъявили бы желание провозгласить основой своей собственной политики освоения новых земель.

    Иными словами, даже к вмешательству в «личную жизнь» других народов можно относиться с пониманием, когда оно рассматривается с позиции внутренней отстраненности, с абстрактной точки зрения, и выступать против него, когда это абстрактное начинает принимать конкретные формы. С позиции логики подобный подход лишен всякого смысла, но в мире эмоций действуют совсем иные законы.

    Договоренность об использовании «стратегии красной шляпы» – это не отдушина для излияния своих чувств, хотя некоторые люди, возможно, и пытаются использовать ее именно в таком качестве; это в значительно большей степени похоже на зеркало, которое отражает эмоции во всем их многообразии.

    Говорят, что люди одного из эскимосских племен – инуиты – для обозначения понятия «снег» используют более двух десятков слов. Есть культуры, которые пользуются стольким же количеством лексических единиц для обозначения различных оттенков любви. Английский, как и многие другие европейские языки, в обыденном словоупотреблении не обладает столь же широкими возможностями для описания присущих человеку эмоций.

    В большинстве случаев каждому из понятий нашего языка соответствует своя противоположность: нравится/не нравится, ненависть/любовь, счастливый/несчастный, приятный/неприятный или же вовсе – противный. С другой стороны, мы имеем возможность при помощи одного и того же слова выразить принципиально разное мнение в оценке различных событий: к примеру, «не законченный и потому имеющий положительное значение» и «не законченный и потому имеющий значение отрицательное».[19] Имеются и лексические единицы, обладающие устойчивой эмоциональной окраской: взять хотя бы слово «подозрительный», в большинстве случаев имеющее явно выраженный негативный оттенок.

    Поскольку мышление в красной шляпе позволяет нам проявлять свои чувства открыто и смело, мы таким образом получаем возможность обеспечить им «точное соответствие» сложившейся ситуации. Без красной шляпы мы были бы ограничены и в употреблении более (но все-таки в меру) весомых выражений и слов, дополняемых выражением нашего лица и тоном голоса.

    • Я вижу, вас терзают сомнения. Вы вовсе не торопитесь включиться в предложенное дело, но не решаетесь и окончательно выйти из игры. Вы решили занять выжидательную позицию. Когда поднимется занавес, вы предпочитаете оставаться в стороне, чтобы вначале посмотреть, имеет ли для вас смысл выходить на сцену.

    • У вас вызывает раздражение то, что этот Морган не понравился вам с первого взгляда, хотя видимых причин для неприязни у вас к нему быть не может. И я вас вполне понимаю. Я думаю, вы, как и я, дорого бы сейчас заплатили за то, чтобы узнать, почему он вызвал у нас такое неприятие.

    • Мы просто не настроились на это дело должным образом.

    • У меня сейчас такое ощущение, как будто я нахожусь в резиновой лодке, из которой медленно, совершенно незаметно для глаза, выходит воздух. Знаете, так бывает: вы не замечаете никаких перемен, но, когда спустя некоторое время вы бросаете взгляд на лодку, становится ясно, что ее худеющие бока постепенно теряют упругость.

    Пребывание в красной шляпе предлагает человеку полную свободу ощутить себя поэтом в выражении своих чувств. Оно предоставляет чувствам «право» быть замеченными.







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх