Загрузка...


  • Латеральное мышление
  • Движение вперед вместо унылого топтания на месте
  • Потребность в мотиве, пробуждающем мысль
  • Чарующее изобилие альтернатив
  • Способности, дарованные от рождения, и навыки благоприобретенные
  • Идеи: как нам с ними поступать?
  • Глава 21

    В ЗЕЛЕНОЙ ШЛЯПЕ ВДОХНОВЕНИЯ

    Латеральное мышление

    Латеральное мышление и его родственные связи с творчеством.

    Юмор и латеральное мышление.

    Изменение стереотипов сознания.


    Применительно к мышлению в зеленой шляпе я использовал понятие творческого начала, потому что это понятие является общепринятым. Большинству из тех, кто сейчас читает эту книгу, вполне вероятно, никогда прежде не приходилось слышать ни обо мне, ни о предложенной мною концепции латерального мышления.

    Мышление в зеленой шляпе открывает перед человеком широкие горизонты творчества, одним из проявлений которого и является латеральное мышление.

    Термин «латеральное мышление» я ввел в употребление в 1967 году, и в настоящее время он официально занесен в Оксфордский словарь английского языка.

    Необходимость введения в обиход нового термина вызвана двумя причинами. Во-первых, понятие «творчество» очень многозначно и достаточно расплывчато по своему значению. Творческое мышление, как мне думается, содержит в себе все творческое начало в целом – от создания творческого беспорядка на рабочем столе до написания симфонии. Латеральное мышление по своему понятию гораздо уже и касается исключительно видоизменения устоявшихся понятий и точек зрения, представляющих собой коллекцию моделей поведения и стереотипов мышления, сложившихся в процессе накопленного нами жизненного опыта.

    Вторая причина для введения предложенного мной термина заключается в том, что латеральное мышление непосредственно связано с обработкой данных, представленных в виде активных самоорганизующихся информационных систем. Латеральное мышление – это изменение стереотипов в асимметричной системе сознания. Я понимаю, что это звучит излишне механистично, но для использования методов латерального мышления вовсе не обязательно разбираться в его механике. Принцип действия латерального мышления приводится мной на страницах этой книги только для удовлетворения любопытства тех, кто хотел бы во всем «дойти до самой сути». Если логическое мышление основано на закономерностях языка символов, представляющих собой часть целого, то в основе латерального мышления лежит деятельность системы стереотипов сознания, в свою очередь также являющих собой часть единого целого.

    Существует тесная взаимосвязь между природой, или, как я начал обозначать это понятие, принципом действия юмора и принципом действия латерального мышления. И тот и другой основываются на асимметричности нашего восприятия. На этом основано внезапное переключение сознания и снисходящее на человека озарение, после которого «тайное становится явным».

    Осознанное и целенаправленное использование приемов латерального мышления – различные формы ломки общественных представлений и устоявшихся стереотипов – непосредственно основывается на деятельности системы стереотипов сознания. Эти методы разработаны для того, чтобы помочь человеку уйти с наезженной колеи мышления, идти вразрез с устоявшимися стереотипами, а не следовать им. Обращающийся к латеральному мышлению человек сознательно «расчленяет» единую схему на части, и, когда это действие начинает давать свои результаты, возникает эффект внезапного озарения.

    Значительная часть нашего мышления обращена на рассмотрение протекающих в нашем сознании процессов – на процессуальную часть нашего мышления, как я ее называю. Именно поэтому у нас оказываются настолько развиты такие дисциплины, как математика, статистика, обработка данных, язык и логика. Однако все эти дисциплины способны оперировать только словами, символами и образными взаимосвязями, предоставляемыми нашим восприятием. Именно восприятие сводит весь окружающий нас чрезвычайно сложный мир к этим простым формам усвоения. С восприятием и имеет дело латеральное мышление, призванное изменить установившиеся стереотипы сознания.

    Латеральное мышление, природу которого я рассматривал в таких своих книгах, как «Латеральное мышление»[31] и «Латеральное мышление для менеджмента»,[32] включает в себя соотнесенность с объектом, идиоматические выражения, этапы и методы. В этой книге нет необходимости обращаться к уже написанному ранее.

    И тем не менее в следующих разделах я коснусь некоторых существенных сторон латерального мышления, поскольку они являются частью мышления в зеленой шляпе.

    Движение вперед вместо унылого топтания на месте

    Идея как трамплин для будущих достижений.

    Куда нас это приведет?

    Присущий идеям эффект опережения времени.


    В обычном мышлении мы опираемся на фундамент устоявшейся системы взглядов, возведенный нами на основе жизненного опыта и сопоставления с хорошо известными фактами. Насколько эта идея соотносима с тем, что нам известно? Что нового она несет по сравнению со стереотипами, сложившимися у нас в течение жизни?

    Отвечая на эти – и многие другие – вопросы, мы приходим к заключению: подходит нам новая идея либо по каким-то причинам она оказывается для нас неприемлемой. Критический настрой, навеваемый на нас широкими полями черной шляпы, несет непосредственную ответственность за рассмотрение вопроса о том, насколько данное предположение соответствует тому, что нам уже известно.

    Мы можем назвать подобное влияние прошлого опыта эффектом обратного действия. Для того чтобы оценить новую идею, мы невольно оглядываемся назад, на наш прежний опыт. Так же как приводимое описание должно соответствовать тому, что описывается, так и от предложенной идеи мы ждем, что она будет соответствовать нашему знанию. А каким еще образом мы способны оценить правильность новой идеи?

    Основанное на прежнем опыте суждение, вынесенное нами как под влиянием желтой, так и черной мысле-шляпы, во многом имеет для нас жизненно важное значение. Мы ничего не смогли бы добиться, не опираясь на накопленный опыт. Однако ограничивая себя оглядкой на прошлое, мы не слишком-то далеко сумеем продвинуться в будущее, и с применением мышления в зеленой шляпе мы вместо оперирования привычным набором суждений решаемся двинуться вперед – вместо топтания на месте выбираем движение.

    Применительно к латеральному мышлению движение является ключевым понятием. Это еще один термин, который я взял на себя смелость ввести в широкое употребление.[33] Следует пояснить, что движение не подразумевает механическое отрицание системы устоявшихся взглядов и суждений. Многие более ранние подходы к рассмотрению принципов творческого мышления сводились к указанию на необходимость отхода от жесткой системы устоявшихся взглядов. Мне кажется, подобных пояснений недостаточно, поскольку человеку не говорится, что надо делать, а лишь указывается на то, чего делать не следует.

    Движение подразумевает действие, проявление активности. Мы используем новую идею, чтобы посмотреть, как она будет работать на практике. Есть много различных способов извлечь из идеи конкретную пользу: с ее помощью мы можем выделить из общего главное, отыскать различия в серии вещей подобного рода и так далее. Но прежде всего мы ищем в идее ее устремленность вперед, в будущее, к чему-то новому, еще нами не открытому, не познанному. Мы и даем идее практическое применение ради нашего продвижения вперед, используем ее, как путник использует лежащий на берегу камень, помогающий ему перепрыгнуть через ручей, – как опору для прыжка от одной ставшей нам привычной системы взглядов – к другой.

    Как мы вскоре убедимся, побудительная идея и движение шагают по жизни рука об руку. Без движения вперед мы не можем использовать и вдохновляющую нас идею. Если мы не в состоянии напитаться вдохновением, то обречены навечно оставаться в ловушке стереотипов прошлого.

    • Я бы хотел, чтобы вы подумали над этой идеей, а не бросались ее критиковать. Представьте себе, будто все жители города стали полисменами.

    В качестве примера можно привести одну из побудительных идей, которую я условно назвал «Под присмотром соседа» и подробно описал в «New York Magazine» в апреле 1971 года. Поначалу эта идея вызвала много критики, но теперь используется более чем в 20 000 крупных и мелких городских населенных пунктах США. Идея заключается в том, что граждане выполняют роль добровольных помощников полиции, способствуя предотвращению и раскрытию преступлений в домах, расположенных по соседству. Нужно отметить, что там, где эта идея использовалась на практике, уровень преступности заметно пошел на снижение.

    • Предположим, что мы будем делать гамбургеры квадратными. Что это может нам дать?

    • А что, если бы страховые полисы можно было передавать от одного человека другому? Давайте-ка над этим подумаем. Наденьте свои зеленые шляпы.[34]

    Иногда мы используем предложенную мысль как промежуточное звено, подготовительный этап, минуя который мы постепенно приходим к совершенно другой идее. Мы осваиваем принципиальное новшество, заложенное в первоначальной идее, перерабатываем его и окончательный вариант применяем на практике. Случается и так, что нам приходится задержаться у первоначальной «идеи-саженца» и ухаживать за ней до тех пор, пока она не превратится в растение крепкое и плодоносящее. Это происходит в тех случаях, когда мы сталкиваемся с идеей неясной, расплывчатой, окончательно не сформировавшейся, и от нас требуется довести ее до кондиции, пока из нее не получится нечто конкретное и жизнеспособное. И тот и другой пример связан с различными аспектами движения. Ключевым различием здесь является то, как мы продвигаемся вперед – «единым строем» с рассмотренной идеей или отталкиваясь от нее.

    • Представьте, что каждому стремящемуся получить повышение по службе необходимо носить желтую рубашку или блузку. Наденьте-ка свою зеленую шляпу и посмотрите, к каким соображениям эта идея вас приведет.

    • Меня эта идея наталкивает на размышления о том, в каком качестве представляет себя человек, решающий носить желтую опознавательную рубашку. В такой «спецодежде» ему и жить предстоит в соответствии с определенными требованиями и правилами.

    • Меня эта идея приводит к мысли о способе, с помощью которого можно распознавать людей, обладающих развитым честолюбием, но остающихся незаметными в общей массе из-за своих маловыдающихся способностей. Таких людей, вполне вероятно, следует направлять на дополнительное обучение, которое позволило бы им повысить свой профессиональный уровень.

    • Меня эта идея наводит на мысль о возможности введения определенных правил игры. Желтая рубашка могла бы сыграть роль одного из конкретных показателей в игре под названием «продвижение по службе», и каждый из участников этой игры был бы осведомлен о ее правилах. Многие ли работники имеют ясное представление о том, что им необходимо предпринять для скорейшего продвижения по службе?

    • Эта идея рождает у меня мысли о тех, кто вовсе не стремится к повышению по службе. Они это могут продемонстрировать отказом надевать желтую рубашку. Таких людей устраивает настоящее положение дел, и они просто хотят оставаться на прежнем месте работы.

    • Меня же эта идея наводит на мысли о способе выдвижения человека в лидеры. Претендент должен обладать достаточной уверенностью в своих силах, если он принимает решение окунуться в борьбу за лидерство и берет на себя смелость открыто носить желтую рубашку на виду у своих многочисленных и столь же решительно настроенных конкурентов.

    В основе каждого из приведенных выше рассуждений лежала промежуточная, опорная мысль об использовании желтой опознавательной рубашки, благодаря чему на свет появилось множество весьма полезных идей. При этом ни в одном из высказываний фактически не обсуждалось применение желтой рубашки как таковой.

    • У меня появилось предложение работать по субботам, а вторым выходным днем сделать среду или четверг. Не могли бы вы надеть свою зеленую шляпу и поразмыслить над тем, к чему может привести подобная перспектива?

    • Если эта идея не вызовет поддержки среди членов постоянного персонала нашей конторы, для работы в субботу и воскресенье мы всегда сможем подыскать людей, предпочитающих работать отдельно, изолированно от остальных. На первый взгляд эта идея может показаться нежизнеспособной, но если хорошенько поразмыслить над ней в стиле зеленой шляпы…

    В действительности последняя идея прошла испытания на практике и оказалась весьма успешной. Благодаря мышлению в зеленой шляпе она получила дополнительное развитие и стала привлекательной для использования.[35]

    Движение идет значительно дальше вынесения позитивной оценки идеи. Движение – это динамичный процесс, а не процесс вынесения суждения о его протекании.

    Что примечательного в этой идее? Что в ней особенного? Что лежит в ее основе? Куда она нас приведет? Подобные вопросы являются частью понятия «движения».

    Главное, что необходимо понять: мышление в зеленой шляпе направлено на активизацию движения нашей мысли, а не на вынесение суждения о рассматриваемой идее.

    Потребность в мотиве, пробуждающем мысль

    Волшебное слово «по».

    Логика абсурда.

    Побудительный момент случайного выбора.


    Научные исследования неизменно выглядят так, будто сделанное в их ходе открытие было достигнуто в результате последовательного продвижения к цели, на основе цепи логически обоснованных шагов. Безусловно, бывает и так. Но чаще всего логика предоставляет лишь ретроспективное обоснование достигнутых результатов. Иная ошибка, досадная случайность нередко способна привести к рождению новой идеи. Антибиотики появились на свет в результате случайного попадания в сосуд с бактериями пенициллиновой плесени. Принято считать, что Христофор Колумб рискнул отправиться в плавание и пересек Атлантику только потому, что допустил серьезный просчет в своих представлениях о размерах земного шара, понадеявшись на данные, приведенные в работах античных авторов.

    Сама природа проявляет удивительную щедрость на ситуации, выступающие для кого-то из нас в качестве побудительного момента то ли к действию, то ли к рождению светлой идеи. Стремиться к созданию побудительной ситуации осознанно никто из нас не в состоянии, поскольку для запланированных ошибок нет места в нашем обыденном сознании. Именно поэтому основная задача каждого побудительного момента заключается в том, чтобы заставить нашу мысль вырваться из наезженной колеи привычных стереотипов.

    Логика побуждения вытекает непосредственно из асимметричности системы устоявшихся в нашем сознании стереотипов. (Для более подробного ознакомления с этим вопросом читатель может обратиться к моей книге под названием «По: по ту сторону «да» и «нет»».[36])

    Перед каждым из нас открываются два пути: сидеть сложа руки и ждать, когда озарение посетит нас само, или стремиться к нему ценою сознательных, целенаправленных усилий. Последний вариант и является проявлением латерального мышления. Способность использовать побудительный момент в качестве опорного камня для прыжка к новой идее как раз и представляет собой его характерную особенность.

    В предыдущей главе мы рассмотрели понятие «движение». Мы используем побудительный момент для того, чтобы вызвать к жизни движение – или «брожение» – идей и проследить за их развитием.

    Несколько лет назад я ввел в обиход понятие «по» как обозначение идеи сознательного движения к созданию побудительного момента. Расшифровать это понятие можно как «элемент, бросающий вызов дремлющему сознанию».

    Концепция «по» призвана играть роль своеобразного белого флага, выбрасываемого одной из воюющих сторон в качестве просьбы о перемирии. Когда человек с белым флагом в руках подходит к позициям своего могущественного противника, вести по нему огонь считается непозволительным. Так же и идею, выдвинутую под прикрытием концепции «по», нельзя обстреливать критическими замечаниями в стиле черной шляпы, поскольку это будет не по правилам.

    В том значении, которое я имею в виду, понятие «по» действует так же, как зеленая шляпа. Человеку, надевшему зеленую мыслеварительную шляпу, позволительно предлагать вниманию собеседников сумасшедшие идеи. Границы зеленой шляпы простираются значительно шире, нежели понятие «по», зато последнее более специфично по своему характеру. И значит, в повседневной жизни нам лучше использовать и то и другое.

    • «По-машины» должны быть с квадратными колесами.

    • «По-самолеты» должны приземляться колесами вверх.

    • «По-покупателям» нужно платить деньги за то, что они покупают товары.

    • «По-сотрудники» должны сами заниматься своим продвижением по службе.

    • «По-трубы», отходящие от фабрики, оскверняющей реку грязной водой, должны находиться выше по течению реки относительно самой фабрики-отравительницы.

    Пример последней побудительной ситуации подводит к пониманию необходимости законопроекта, оговаривающего положение о том, что любое предприятие, использующее для своих нужд речную проточную воду, должно пользоваться водой, взятой ниже по течению реки относительно того места, куда сливается в реку использованная ею техническая вода. Таким образом, подобное предприятие послужит ярким образцом самоотравителя.

    Слово «по» самой своей природой заложено в таких словах, как гипотеза, предположение или поэзия. В каждом из них основная идея используется ради обеспечения эффективного движения вперед и для пробуждения новых идей.

    По своему определению абсурдность и лишенная внутренней логики идея не могут храниться в кладовых накопленного нами повседневного опыта. Подобная идея находит себе приют «по ту сторону» устоявшихся в нашем сознании точек зрения и суждений. Побудительный момент выводит нас за рамки привычных стереотипов. И здесь могут наблюдаться три варианта развития ситуации: мы оказываемся не в состоянии двигаться вообще, нас относит назад к привычным стереотипам мышления, либо мы переключаемся на новую схему восприятия мира.

    Так же как существуют методы для осуществления движения по принципу отталкивания от идеи, имеются и способы целенаправленного создания побудительных ситуаций. Речь идет о методах латерального мышления.

    Один из самых простых способов создания побудительной ситуации состоит в том, чтобы посмотреть на привычные вещи с нетрадиционной точки зрения – методом «шиворот-навыворот»: вы подробно изучаете схему протекания какого-либо процесса и затем пытаетесь полностью ее изменить.

    • Обычно покупатели оплачивают стоимость приобретаемых ими товаров. Давайте попробуем эту схему изменить. Пусть «по-магазин» оплачивает покупки своих посетителей.

    • Это могло бы привести к введению в действие определенного купона, выдаваемого покупателю в качестве поощрения за каждую сделанную покупку и представляющего собой небольшое денежное вознаграждение.

    • Это могло бы привести к организации обслуживания клиентов таким образом, что за каждую потраченную тысячу долларов покупатель получал бы некоторую компенсацию своих расходов или скидку при покупке товаров во время следующего посещения нашего магазина.

    Побудительные идеи вовсе не обязательно должны отличаться абсурдностью или противоречить здравому смыслу. Вполне серьезные, логически обоснованные идеи могут обладать тем же самым, оздоровительным эффектом. Если собеседник выдвигает идею, которая не вызывает у вас никаких положительных эмоций и которую вы без труда способны перечеркнуть, задействовав свое мышление в черной шляпе, то вы точно так же можете позволить себе надеть зеленую шляпу и попытаться расценить предложенную мысль как побудительный момент для последующих размышлений. У вас всегда есть возможность сделать подобный выбор.

    • Я не понимаю, что хорошего может нам дать предложенная вами система поощрительного вознаграждения для крупномасштабных покупателей, поскольку деньги, предназначенные для выплаты в качестве премиальных, нам придется полностью отнести на счет расходов. Но я надену свою зеленую шляпу и подумаю над вашим предложением как над идеей, пробуждающей работу мысли. Ну вот, теперь я вижу, что сама по себе идея неплоха, а премиальный фонд для крупномасштабных покупателей мы могли бы организовать в рамках статьи расходов, учитывающей внеплановые убытки от пожара или, скажем, от ограбления. В конце концов, никто из нас не застрахован и от стихийных бедствий, убытки от которых значительно превышают объем затрат, благодаря которым мы могли бы привлечь к себе покупателя. Так лучше уж эти деньги пустить на дело!

    Очень просто создать побудительную ситуацию и с помощью случайно услышанного замечания, непреднамеренно попавшегося вам на глаза слова. Загадайте номер страницы в книге, лежащей у вас под рукой, и откройте ее на этой странице. Загадайте и номер строки, на которой вы будете вести поиск ключевого слова. К примеру, вы загадали страницу под номером 92, восьмую строку сверху. Найдите ее и посмотрите, в каком направлении поведет вашу мысль открывшееся вам слово. Ориентироваться проще на существительные, нежели на глаголы или другие части речи, поэтому наиболее благодатную область поиска представляют собой всевозможные словари, содержащие подробный перечень имен существительных.

    Предположим, вам нужно придумать что-нибудь новое в отношении выпускаемых вашей фабрикой сигарет. Случайно выпавшее вам в виде подсказки слово – «лягушка».

    • Значит, так: «по-сигареты» и лягушка. Что между ними может быть общего? Лягушка быстро скачет. А мы могли бы выпускать сигареты, которые быстро гаснут. Это предотвращало бы возможность возникновения пожара. И курильщик мог бы выкуривать сигарету не за один присест, а потрудившись над ее разжиганием несколько раз. Ему это объективно пошло бы только на пользу. Особенно это помогло бы тем, кто решает бросить курить, но не в силах отказаться от сигарет одним махом. Мы могли бы прийти таким людям на помощь – создать сорт сигарет под названием, скажем, «бег с препятствиями», задуманный таким образом, чтобы время, за которое выкуривается сигарета, составляло не две-три минуты, а, допустим, пять минут или семь.

    • Мне нужны идеи относительно демонстрации телевизионных программ. Случайно выпавшее нам слово – «сыр». Итак, «по-телевизор» и – сыр. Отрезаем ломтик сыра и смотрим. Как на экран телевизора. Что мы наблюдаем? В сыре есть дыры. (Хорошо сказано.) Экран «по-телевизора» – в дырах. Дыры – как окна в сплошной стене. Что это сравнение может нам дать? А вот что! На экране телевизора мы могли бы сделать такие же окна, глядя в которые зритель ориентировался бы в программах, демонстрируемых в данный момент по остальным телевизионным каналам.

    Логика требует: каждому высказыванию должен предшествовать повод для рождения этого высказывания. То есть повод шествует первым и ведет высказывание за собой. Побудительный момент не требует соблюдения этих правил игры: повод для рождения конкретного высказывания может появиться на свет уже после того, как высказывание было сделано.

    Цель побудительного момента – последующий эффект, и ценность этого эффекта оправдывает рождение подобного отклонения от правил.

    Большинство людей плохо себе представляют, каким образом слово, выбранное наугад, может оказать им помощь в разрешении проблемы. «Выбранное наугад» означает, что слово-подсказка никак не связано с существующим положением вещей. Но, учитывая логику асимметричности системы устоявшихся стереотипов сознания, легко догадаться, почему случайно выбранное слово оказывает свое воздействие. Оно предлагает новую отправную точку, выступает дополнительным опорным камнем, обеспечивающим наш переход к совершенно новой идее. А поскольку наша мысль отправляется в творческий поиск, отталкиваясь от нового опорного камня, у нас увеличивается возможность достичь того, чего мы никогда бы не достигли при помощи обычного мышления.

    Так же как и движение, побудительный момент представляет собой одну из основных особенностей мышления в зеленой шляпе. На улицах Парижа вы разговариваете с французами по-французски; надевая зеленую шляпу, вы используете побудительный момент и элемент движения в качестве свода грамматических правил, присущих «языку» творчества.

    Чарующее изобилие альтернатив

    Легкодостижимая удовлетворенность.

    Проблема выбора: из чего и как выбирать.

    Уровни вариативности.


    Учась в школе, мы решали арифметическую задачу и получали ответ. После этого мы переходили к следующему заданию. Не было никакого смысла тратить дополнительное время на задачу 1, поскольку, решив ее правильно, улучшить ответ все равно было нельзя.

    Многие переносят это правило на всю оставшуюся жизнь. Отыскав решение задачи, они отбрасывают все мысли о ней. Их удовлетворяет полученный ответ. Однако реальная жизнь весьма далека от школьных примеров. Как правило, жизнь предлагает несколько ответов на один и тот же вопрос. Одни ответы при этом значительно лучше остальных: они требуют меньше усилий для своего поиска, отличаются очевидной правильностью или же полученное решение проще осуществить на практике.

    Тем не менее у нас нет основания полагать, будто найденный нами первым ответ – самый лучший. При дефиците времени и обилии поставленных задач первый найденный нами ответ так и остается первым, но это вовсе не означает – лучшим. Как бы вам понравился врач, который принимается за ваше лечение, основываясь исключительно на том, что первым придет ему в голову, и нисколько не заботясь о том, пошло ли лечение вам на пользу или же вы готовитесь благополучно сойти в могилу?

    Вот почему при всей удовлетворенности первым ответом ради собственного благополучия мы непременно должны помнить о том, что наше решение вполне может быть далеко не самым лучшим и у нас всегда есть возможность вернуться к вопросу. Осознание этого обстоятельства не может не настроить нас на рассмотрение других точек зрения и на поиск возможных альтернатив. И только когда в нашем распоряжении оказывается достаточно большое число различных вариантов решения поставленной задачи, мы получаем возможность выбрать то единственно верное решение, которое больше других отвечает нашим желаниям, стремлениям и возможностям.

    Мы можем все делать правильно, но это не означает, что мы не в состоянии выполнить работу еще лучше. Поэтому мы и начинаем искать новый способ достижения более высоких результатов. В этом и заключается любое усовершенствование, в основе которого не лежит исправление ошибок или отказ от прежних заблуждений.

    В начале главы мы остановились на рассмотрении ситуаций, когда способ решения задачи известен и поиск альтернативных вариантов отражает наше желание это решение улучшить. Но бывает и так, что мы вовсе не знаем, как поступить.

    Планируя очередную поездку, мы намечаем возможные маршруты. Когда целостная картина сформировалась в нашем сознании, мы приступаем к изучению того, как нам добраться до места назначения. Это и есть карта наших действий, которую мы рассмотрели в самом начале книги, или карта нашего отношения к ситуации.

    В самом понятии альтернативы заключена мысль о существовании нескольких способов выполнения задачи, нескольких точек зрения на один и тот же вопрос.

    Важно хорошо отдавать себе отчет в том, что существуют альтернативные варианты, которые уже сами по себе являются отражением творческого мышления. В конечном итоге латеральное мышление и направлено на поиск – и нахождение – новых точек зрения. Готовность же к поиску альтернативных решений как раз и представляет собой основную особенность мышления в зеленой шляпе.

    • Наши конкуренты подняли цену на свою продукцию. Ну-ка, наденем наши зеленые шляпы и составим перечень ответных действий.

    • Нам предъявили требование об уплате кругленькой суммы за возможность продажи наших товаров на рынках этого города. Если мы откажемся, поставляемые нами продукты, как нас предупреждают, будут отравлены. Давайте обсудим наши дальнейшие действия, а потом наденем зеленые шляпы и приступим к рассмотрению всех возможных вариантов выхода из этой ситуации.

    Поиск альтернатив подразумевает творческое отношение к делу – принятие новых точек зрения. С другой стороны, пока не рассмотрены все варианты, лежащие на поверхности, нет и необходимости прибегать к помощи творческого мышления. При решении каждой задачи нужно прежде всего просто внимательно посмотреть на вопрос и рассмотреть все способы, с помощью которых он обычно решается. Но только этого не достаточно. Едва лишь мы попытаемся выйти за рамки привычного способа действий, перед нами автоматически возникает необходимость задействовать свое творческое мышление. Строго говоря, для осуществления этих дополнительных поисков нам и требуется мышление в зеленой шляпе. Первую же часть работы можно выполнить на основе мышления в шляпе белой – по принципу поиска ответа на вопрос: как там принято поступать в подобных случаях?

    На практике лучшим решением является поиск альтернативных вариантов в стиле мышления в зеленой шляпе.

    При обучении навыкам делового общения особое внимание уделяется развитию способности принимать решения. А качество принимаемого решения напрямую зависит от количества альтернативных вариантов, найденных тем, кто данное решение принимает.

    • Нам нужно определить место для постройки загородного коттеджа. Давайте-ка наденем наши зеленые головные уборы и посмотрим, кто из нас сумеет предложить как можно больше толковых идей. Позднее мы выберем из них самую толковую и именно ее возьмем за основу.

    • Как мы собираемся обеспечить распространение наших компьютеров? Давайте продемонстрируем свое умение дарить миру светлые идеи.

    Многие полагают, что с помощью логики можно рассмотреть все возможные альтернативы. В замкнутых системах, какими являются определенные области научных знаний – математика, философия и некоторые другие, – подобный подход может иметь свое обоснование, но в реальной жизни такое случается редко.

    • У нас есть только три выхода из сложившейся ситуации: оставить цену прежней, снизить ее или, наоборот, поднять. Других вариантов у нас нет и быть не может.

    Действительно, любые операции с ценами на товар укладываются в три указанных варианта, но эти варианты заключают в себе широкую палитру самых разных решений. Снизить цену мы можем не сейчас, а позднее, и это «позднее» также предоставляет нам широчайший выбор решений. Мы можем снизить цену на какой-то отдельно взятый товар. Можем изменить качество продукта и взять на себя производство его более дешевой разновидности. Можно повысить расходы на рекламирование своего товара, чтобы таким образом оправдать его высокую стоимость, или даже повысить его цену, переведя в категорию товаров элитного класса. Можно снизить цену на определенный отрезок времени и затем снова повысить ее до прежнего или более высокого уровня. Можно оставить цену неизменной и ввести определенного рода скидки или систему вознаграждений для покупателей. Мы, наконец, можем снизить цену на определенный вид товара и компенсировать свои затраты повышением стоимости на какой-то иной род предлагаемых нами услуг. Но когда мы внимательно рассмотрим все эти варианты, то непременно заметим, что все равно они укладываются в схему трех первоначальных вариантов.

    С другой стороны, указав только на их существование, мы не пришли бы к рассмотрению всех перечисленных альтернатив. И в этом заключается основная ошибка консервативно настроенных людей – обрисовать в общих чертах основные открывающиеся перед ними перспективы и на этом остановиться.

    • Мне нужно одновременно снизить цену на предлагаемый нами товар и обеспечить повышение наших доходов. Значит, нам следует установить низкую оптовую цену и повысить розничную стоимость своей продукции.

    Существуют разные уровни альтернативных решений. У меня появилось немного свободного времени. Чем мне себя занять? Можно позволить себе отдохнуть. Или отправиться на рыбалку. Или поработать в саду. А можно подыскать себе какую-нибудь работу для дополнительного заработка.

    Остановившись на решении позволить себе отдохнуть, мы переходим к следующему уровню возможных вариантов. Где мы хотели бы отдохнуть? Можно позагорать на пляже – здесь же, у самого дома, потратив на это полдня. А можно отправиться в кругосветный круиз. Решая отправиться в путешествие, мы переходим на следующий уровень открывающихся перед нами перспектив, относящихся к рубрике «Куда я хочу поехать?» Можно отправиться на Средиземное море. Или на острова Карибского моря. А можно еще дальше – на острова Тихого океана. И в этом случае нам предстоит определить и маршрут поездки, и место для проживания; то есть мы поднимаемся на следующий уровень альтернативных решений – на новый уровень вариативности, как я его называю.

    Всякий раз, обращаясь к поиску возможных вариантов, мы действуем в рамках одного уровня вариативности. Как правило, в этих границах нам и хочется оставаться.

    • Я вас просил представить мне несколько вариантов дизайна зонта, а вы постепенно перешли к обсуждению преимуществ дождевого плаща.

    Иногда у нас появляется необходимость выйти за рамки привычного уровня вариативности и перейти на уровень более высокого плана.

    • Вы просили меня определить наиболее экономичный вариант перевозки нашей продукции на автомобильном транспорте. Но мне пришло в голову, что нашу продукцию разумнее было бы доставлять по железной дороге.

    • Вы просили меня выяснить, какие средства массовой информации смогли бы обеспечить максимальную эффективность проводимой нами предвыборной кампании. Мне кажется, что выделенные для этого средства было бы целесообразнее израсходовать на укрепление наших связей с общественностью.

    Для каждого из нас очень полезно время от времени отказываться от устоявшейся схемы действий и выходить за рамки уровня вариативности, в границах которого мы ведем поиск приемлемого для нас решения. Но не менее важно и обладать умением генерировать различные варианты решений в пределах одного уровня вариативности. Творческому мышлению очень трудно себя проявить, если человек почитает за правило рассматривать каждый вопрос только с одной точки зрения. И здесь перед нами встает все та же проблема – проблема выбора: оставаться в рамках привычной схемы действий или ломать устоявшиеся стереотипы.

    Таким образом мы подошли к рассмотрению, наверное, самого трудного момента, связанного с творческим мышлением – к тому, что я называю творческой паузой. Творческая пауза не наступает до тех пор, пока мы сами не решим ее установить.

    Иногда все у нас складывается слишком гладко. Нужные решения в нужный момент оказываются у нас перед самым носом, и нам нет никакой необходимости ломать себе голову в поисках альтернатив. Все у нас хорошо. Чего нам еще пожелать от своего творческого мышления? Зачем оно вообще нам в такую минуту?!

    Однажды я потратил несколько минут на окончившуюся безрезультатно попытку выключить стоящий у изголовья моей кровати будильник. Мне даже в голову не пришло подумать о том, что трезвонить может будильник, стоящий у постели жены. Вот когда я в полной мере осознал неоценимую значимость творческой паузы.

    Наступает она, когда мы себе говорим: «У меня нет никаких оснований остановиться и оценить правильность своих действий. И все-таки я это сделаю».

    По большей части мы так устойчиво сориентированы на ожидание встречи со всевозможными трудностями и препятствиями, что, если подобной встречи не происходит, мы скорее предпочтем тихо-мирно плыть по течению, нежели дадим себе труд остановиться и подумать: а в том ли направлении мы плывем?

    • Мне бы не хотелось заставлять вас выискивать проблемы на пустом месте. И все же я прошу вас надеть зеленую шляпу, сделать небольшой творческий перерыв и подумать над тем, насколько обоснована с логической точки зрения наша традиция вначале красить производимые автомобили, а после этого выставлять их на продажу. Может быть, тональность окраски ряда элитных марок автомобилей следует подбирать с учетом пожеланий конкретного покупателя?

    • Давайте-ка остановимся, наденем зеленые шляпы и подумаем вот над чем: продавцам выплачивают комиссионные с их выручки. Какую пользу эта идея может принести применительно к организации работы нашего конструкторского отдела?

    • Посмотрите на систему рулевого привода нашего автомобиля. Ее надежность оставляет желать лучшего. Давайте сделаем творческую паузу и поразмышляем над этим вопросом в стиле зеленой мыслеварительной шляпы.

    Способности, дарованные от рождения, и навыки благоприобретенные

    Творческое мышление – что это: приобретаемый навык, природный дар или характерная особенность личности?

    Поменять маску легче, чем изменить лицо.

    Гордость, рождающаяся с приобретением мастерства.


    Меня часто спрашивают, что такое творческое мышление – навык, природный дар или особенность склада характера? Правильный ответ: и то, и другое, и третье – все вместе. Но я не стану отделываться подобным ответом.

    Я скажу вот как: если мы не приложим усилий к развитию навыков творческого мышления, то его рождение будет всецело зависеть только от наших природных наклонностей и склада нашего характера.

    Чаще всего люди склонны считать творческое мышление проявлением определенного рода таланта и набора личностных черт, и, ежели таковые у них отсутствуют, они готовы рассматривать творческий склад мышления как дар божий, выпавший на долю других счастливцев. Именно поэтому я останавливаю наше внимание на необходимости целенаправленного развития навыков творческого мышления – что достигается, к примеру, при помощи овладения методами латерального мышления. И вместе с тем мы не можем отрицать то обстоятельство, что одним из нас творческий склад мышления свойственен в большей степени, нежели другим, – что естественно в той же мере, в какой одни из нас лучше играют в теннис или катаются на лыжах, чем другие. Но определенного уровня творческого мышления может достичь подавляющее большинство.

    Я не согласен с тем, что творческий склад характера – это удел избранных. Я склонен считать, что это неотъемлемый аспект мышления каждого человека. Не каждому из нас суждено стать гением; но ведь не каждый теннисист надеется выиграть и Уимблдонский турнир!

    Мне нередко приходится слышать рассказы о людях, которым от природы свойственно мышление в черной шляпе. Им, по-видимому, доставляет удовольствие в пух и прах разносить какую-нибудь новую идею или новое предложение. Меня спрашивали, можно ли каким-то образом «смягчить» наклонности этих людей или сделать так, чтобы они проявляли большую терпимость к результатам творческого мышления, даже если они не испытывают желания примерить его на себе.

    Я не думаю, что личность человека можно изменить. Но я полностью убежден, что если человеку дать возможность понять логику творческого мышления, то это способно оказать самое серьезное влияние на его отношение к проявлению творческих начал. В моей практике было несколько подобных примеров. Самый действенный способ открыть человеку глаза заключается в использовании той стратегии, которую мы с вами называем образом мыслей под покровом зеленой мыслеварительной шляпы.

    • Когда вы надеваете свою черную шляпу, вы берете на себя выполнение очень важной задачи. Я вовсе не хочу преуменьшить обоснованность вашей критики. Но почему бы вам для разнообразия не попытаться посмотреть на все происходящее из-под полей шляпы зеленой? Интересно, каким вам тогда покажется окружающий мир?

    • А может быть, вам просто нравится стоять в одной и той же позе человека, настроенного критически? Может, вы не отличаетесь разносторонностью развития и обречены исполнять все песни на один и тот же мотив? Хорошо, оставайтесь человеком узкой специализации. Но в таком случае мы будем вынуждены обращаться к вашему мнению только тогда, когда нам потребуется точка зрения человека в черной шляпе.

    Никому не приятно прослыть односторонне развитым человеком. Даже тем из нас, кто выказывает себя блестящим специалистом по вынесению критических замечаний, в не меньшей степени придется по душе и репутация человека, хотя бы поверхностно знакомого с мышлением в зеленой шляпе.

    Существование четкого различия между зеленой и черной мыслеварительными шляпами свидетельствует о том, что человек, ни в какую не желающий расставаться со своим черным головным убором, совершенно не ощущает потребности пригасить свой критический пыл ради обретения творческого настроя. Если для него и оказывается доступным творческий образ мыслей, его проявление будет отличаться тем же негативизмом, который свойственен складу его характера. Вот и весь результат наших попыток изменить человеческую личность.

    Трагическая и комическая маски имеют принципиальные отличия, но характер надевающего их актера остается все тем же. С исполнением заданной роли актер полностью перевоплощается в образ той маски, которую он надевает. Он естественно выглядит в роли и комического, и трагического героя. Проявляемое им при этом мастерство вызывает у него заслуженное чувство гордости и одобрение зрителей.

    Точно так же и каждый из нас должен испытывать гордость за свои навыки мыслеварения. Речь идет о нашей способности с равным мастерством носить каждую из шести мыслеварительных шляп и с блеском исполнять соответствующую данному образу роль. Ранее я уже упоминал об этом важном моменте. Здесь я снова возвращаюсь к рассмотрению этой идеи в связи с обсуждением особенностей характера человека, привыкшего все отрицать.

    • А теперь мы приступим к рассмотрению этого вопроса с точки зрения людей в зеленых шляпах. Кто окажется не способен надеть сей головной убор, пусть просто посидит и помолчит.

    • Вы бы хоть попытались примерить зеленую шляпу. Если вы не' предпримете для этого никаких усилий, вам никогда не обрести умения посмотреть на мир глазами другого человека.

    В обыденной жизни способности человека мыслить творчески уделяется непозволительно мало внимания, поскольку большинство из нас привыкли полагать, будто мы вполне можем обходиться и без этого. Именно поэтому введение в обиход идеи об официальном использовании зеленой мыслеварительной шляпы открывает перед нами широкие возможности в проявлении творческих начал наряду с другими способностями нашего мышления.

    Идеи: как нам с ними поступать?

    «А что – потом?»

    Привязать идею к жизни.

    Заведующий складом идей.


    Одной из самых слабых сторон творческого мышления является «сбор урожая» идей. По роду своей деятельности мне нередко приходится принимать участие в коллективном рассмотрении всевозможных вопросов или проводить занятия по развитию творческого мышления, в ходе чего на поверхность всплывает множество очень толковых идей. Однако на стадии обсуждения значительная часть этих идей остается не замеченной или не принятой участниками совещаний.

    Мы склонны рассматривать как руководство к действию только заключительное решение, принятое большинством голосов. Все не прошедшее испытание критикой мы оставляем без внимания. В результате на мусорной свалке идей может оказаться очень много ценного материала. Речь здесь может идти о новейших направлениях в науке и технике, хотя для нас и остается неясным, каким образом в этих направлениях нам нужно идти.

    Среди общей массы золотоносной руды могут попадаться и крупицы не до конца сформировавшихся идей, которые невозможно тут же применить на практике именно потому, что над ними необходимо еще поработать. Зато на их основе можно прийти к пониманию каких-либо новых принципов, новых подходов к делу, пусть даже не готовых к употреблению в условиях наших сегодняшних знаний. Главное, что творец идеи получил реальную возможность на собственном опыте испытать муки творчества и радость, связанную с появлением идеи на свет. Может быть, он почувствовал, что ему удалось заглянуть в святая святых, где, рождаясь, бурлят не востребованные жизнью идеи. Или ему удалось прочувствовать интуитивно существование областей науки, лежащих в непроглядной дали от всего, что мы приучены считать привычным и с детства знакомым. Безусловную важность всех этих моментов нельзя сбрасывать со счетов.

    Важным элементом творческого процесса должно служить наше стремление придать новорожденной идее такую форму, чтобы она в максимальной степени отвечала двум основным требованиям. Первое требование – приспособленность к ситуации. Творцу идеи необходимо приложить максимум усилий для того, чтобы обеспечить своему детищу «пригодность к употреблению». Это достигается с помощью определенных «мер принуждения», призванных придать народившейся мысли необходимую форму.

    • Идея хорошая, но в том варианте, в каком мы ее рассмотрели, стоимость ее внедрения будет слишком высока. Нельзя ли придумать что-то такое, чтобы наши затраты не были так высоки?

    • В настоящий момент условия строительства не позволили бы нам это сделать. А не можем ли мы задействовать вашу идею так, чтобы это не шло вразрез с полученными нами инструкциями?

    • Это вполне бы подошло для какой-нибудь крупной фирмы. Нам этого не потянуть. А не могли бы мы доработать эту идею таким образом, чтобы ее можно было применить к условиям нашего производства?

    Заметьте, что «меры принуждения» используются нами для придания идее необходимой формы, а не играют роль завуалированного отказа от нее.

    Второе требование, которому должен отвечать протекающий в нашем сознании процесс творчества, связано с людьми, которым предстоит воспринять выдвинутую нами идею. Мир несовершенен. Чего нам оставалось бы еще пожелать, если бы в предложенной идее каждый из нас способен был правильно оценить то стройное великолепие и тот потенциал, которые видит в ней ее создатель. Подобное наблюдается крайне редко. Именно поэтому вторым важным требованием к творческому процессу является умение преподнести нашу идею таким образом, чтобы она дошла до сознания тех людей, которые призваны ее оценить.

    • Меня интересует только одно: как обеспечить нашему предприятию минимальные затраты на производство продукции. Если рассматривать вашу идею с этой точки зрения, имеется в ней какое-нибудь конкретное предложение, которое мы могли бы использовать пусть даже не сейчас, но в самом недалеком будущем?

    • Эта идея слишком нова и не получит широкой поддержки. Она должна быть в значительно большей степени похожа на те старые и испытанные методы, на которые каждый из нас привык опираться в своей работе. Какие параллели вы могли бы провести?

    • Жаль, что у нас нет испытательного стенда для проверки на прочность всех поступающих к нам предложений. А как вы думаете, ваша идея смогла бы выдержать такую проверку?

    • Высокие технологии – это требования сегодняшнего дня. Не можем ли мы подстроиться под веяния моды благодаря использованию вашего предложения?

    Иной раз стремление приспособить выдвинутую нами идею к требованиям ситуации выглядит как мошенничество. Но нет никакого мошенничества в том, чтобы производить товар, в максимальной степени отвечающий требованиям потребителя. Поэтому и каждой нашей идее следует обеспечить доводку до уровня требований потенциального заказчика.

    В некоторых своих книгах я упоминал о необходимости ввести в обиход очень своеобразную специализацию, или должность, для человека, призванного отвечать за внутреннее развитие каждой выдвинутой нами идеи – за ее доработку и реализацию. Такую должность можно было бы именовать, к примеру, – «заведующий складом идей», или управляющий идеями. В обязанности управляющего должна входить организация мероприятий, основной целью которых было бы производство идей или выработка принципиально новых взглядов на решение знакомой проблемы. В равной степени управляющий должен обладать и умением правильно донести смысл новой идеи до сознания тех людей, от которых зависит ее дальнейшая судьба – путевка в жизнь или место на свалке.

    Круг обязанностей нового должностного лица очевиден: как коммерческий директор каждого предприятия призван проявлять заботу о доверенных ему финансах, так управляющий идеями должен позаботиться о процветании новых идей. Если такой человек на нашем предприятии существует, то в его ведении окажется вся наша продукция, выработанная с задействованием зеленой шляпы мышления. Если мы отказываемся от введения должности управляющего идеями, эта продукция оказывается брошенной на произвол судьбы, оставаясь достоянием тех, кто ее произвел для собственного употребления.

    Когда новая идея обрела своего настоящего хозяина, в ее жизни наступает следующий этап развития – проверка на жизнеспособность с использованием мышления в желтой шляпе. Этот этап заключается в конструктивном развитии идеи, ее позитивной оценке и выявлении всех преимуществ, связанных с ее применением. Как это происходит – рассмотрено нами в разделе, посвященном мышлению в желтой шляпе.

    После этого на сцену выходит мышление в черной шляпе. Мышление в шляпе белой берет слово в тот момент, когда появляется необходимость в представлении «фактов, фактов и только фактов», отражающих сущность данной идеи.

    На заключительном этапе слово передается мышлению в красной шляпе, призванному на уровне эмоций ответить на вопрос: а нравится ли нам эта идея настолько, чтобы трепать себе нервы ради ее воплощения?

    Может показаться достаточно странным, что эмоциональной оценке мы отвели место на заключительном этапе обсуждения новых идей. Но здесь у нас появляется надежда, что выносимая мышлением в красной шляпе оценка будет основана не на игре эмоций, а на конкретных результатах процесса мыслеварения, в котором участвовало мышление в шляпах черной и желтой расцветок. Если идея неспособна вызвать энтузиазм даже на заключительном этапе своего рассмотрения, то, скорее всего, она не будет иметь успеха вообще, вне зависимости от того, насколько привлекательной она показалась нам в самом начале.







     


    Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Другие сайты | Наверх